Желание. Часть 2. | Фан рассказы
Stalker Clear Sky Информация [105]Сталкер Видео [302]Сталкер Зов Припяти информация [133]Первый литконкурс от stalker-gsc.ru [69]
Фан рассказы [2615]Стихи, песни, поэмы [729]Интервью [140]Чернобыль [304]
Сталкер - основное [119]Сталкинг [39]Превью, обзоры игр Stalker [34]Рецензии на игру Сталкер [30]
Разное [333]Интересные игры [30]Каталог [407]На удаление [0]
Второй литконкурс от stalker-gsc.ru [112]Обзор модификаций [44]

Stalker 2 » Статьи » Фан рассказы

15:32:43

Желание. Часть 2.

Часть вторая

На часах было без пяти минут одиннадцать. Я быстро шагал к намеченному ещё издали ориентиру. Компаса у меня, конечно же, не было, поэтому приходилось отыскивать одиноко стоящие деревья, отмеченные на бумаге. Видимо, незнакомый мне картограф, именно для такого случая обозначил их на карте. Она была нарисована от руки обычным карандашом, во многих местах сильно помята и затёрта, поэтому невозможно было рассмотреть некоторые надписи и другие подробности. Например, на ней кроме деревьев были нарисованы ещё и небольшие кружочки, какие-то зачёркнуты, какие-то обведены несколько раз или закрашены. Почему-то сразу подумалось об аномальных зонах, которые таким образом могли отмечать на карте сталкеры, уже пользовавшиеся ей. Вчера слышал, как кто-то рассказывал у костра, что аномалии постоянно передвигаются, предположительно каждый раз после очередного выброса, поэтому пометки на карте могли постепенно становиться не актуальными и их зачёркивали. Но вполне могло быть, что эти пометки означали что-то другое, пока мне не известное. В любом случае, они лежали несколько севернее моего предполагаемого маршрута, и опасаться аномалий, которых я, кстати сказать, пока ещё ни разу не видел, не стоило.

Солнце ещё со вчерашнего дня скрывалось за серой пеленой облаков, в которой не было видно ни малейшего просвета. Влажная от ночного дождя трава сочно чавкала под жёсткой подошвой ботинок, которые уже успели промокнуть, и от этого идти было неприятно. Очень сильно хотелось стянуть обувь, слить из неё воду и просушить носки, но смысла в этом не было – через несколько минут вода снова нашла бы лазейки в некачественных швах. На рынке одного из приграничного с Зоной посёлка мне сказали, что эти берцы не пропускают воду и прослужат сухую, тёплую и долгую службу своему владельцу. На что я и купился. Ну что же, первое утверждение рыночного торговца оказалось ложью… Что-то мне подсказывало, что и тепла, в случае наступления холодов, от моей обуви ждать не придётся. Посмотрим, не развалятся ли они в самый ответственный момент! Возможно, мне, так же как и тому Сому, который рассказывал так и недослушанную мною историю, придётся идти к какому-то Бубну за более качественной обувью, куда как более подходящей для местных условий. Мои размышления о засилии китайского ширпотреба даже тут, рядом с Зоной Отчуждения, и о напрасно потраченных деньгах резко прервались неожиданным грохотом.

Я вздрогнул от неожиданности. Ноги подкосились, грозя свалить меня на мокрую траву как мешок с песком. Инстинкт самосохранения, мать его, не дремлет! Хотя, если так подумать, то он для того и предназначен, что бы в минуты опасности сохранять жизнь своему непутёвому хозяину, а горизонтальное положение почти всегда самое подходящее. Мало ли кто или что издало этот жуткий звук…

Существа или явления, напугавшего меня, я не увидел. Угроза могла исходить отовсюду. Например, из-за больших валунов, что в большом количестве были разбросаны в округе. За ними могла притаиться стая слепых псов, учуявших лёгкую добычу, стадо кабанов или ещё кто пострашнее. Даже с верхушек редких сосен могла исходить опасность, не говоря уже о многочисленном кустарнике у их основания. Проклятье! Теперь я по настоящему пожалел, что отдал дежурным на КПП отцовское ружьё. Ругал себя за самоуверенность и наивность, полагаясь на правдивость слов Сидоровича, о том, что эта местность безопасна. Нужно было выпросить обрез, или пистолетик какой-нибудь, хотя бы самый маленький, наверняка на его складе такого добра навалом.

Громкий и резкий, похожий на удар по барабану, звук снова нарушил тишину и ход моих и без того нестройных и дрожащих от страха мыслей окончательно развалился. На этот раз я не в силах был перебороть инстинкты и буквально рухнул на землю. Мне показалось, что звук исходил откуда-то слева, но я мог это только предполагать, ибо понятия не имел, как звуковые волны могут отражаться от деревьев и камней.

Через «молнию» кожаной куртки влага от травы быстро проникла вовнутрь. Стало ещё неуютней, чем раньше. К мокрым ногам прибавился быстро набирающий воду шерстяной свитер и рубашка под ним. Джинсы тоже быстро намокли, и только холод влажной травы, ощущаемый кожей ног, убеждал меня в том, что это действительно вода, а не что-то значительно более теплое. От страха можно не только наделать в штаны… Надо срочно просушиться, иначе так недолго и воспаление лёгких заработать. Учитывая, что тут нет больниц и врачей, даже обычная простуда может вылиться во что-то опасное. Но это потом. Сейчас намного важнее было убраться отсюда куда подальше! Ёж с ним, с этим торговцем и с его заданием! Отнесу коробку назад и попробую заработать денег на оружие и экипировку другим, не понятным мне пока, способом. Снова удар. Теперь уже я испугался не так сильно, как в первый раз. Звук действительно доносился слева от меня, скорее всего из-за того массивного валуна, поросшего пятнами серого мха. Что-то заставило меня подползти к полуразвалившемуся от старости пню, которого отделяло от источника страшного звука метров десять, не больше. Вот ведь как оно бывает, нужно двигаться совсем в противоположную сторону, спасать свою промокшую шкуру, но любопытство, будь оно не ладно, берёт своё. Как там про кошку говорилось?

Стараясь не создавать много шума, я подполз к пню. Мои опасения встретиться с каким-нибудь кабаном или собакой улетучивались с каждой секундой. Подобный звук вряд ли могло издавать живое существо. Уж очень он был громким и резким. К тому же, будь это действительно мутант, он бы давно учуял меня и уже дожёвывал бы вместе с моим полупустым рюкзаком. Почему-то эта мысль пришла ко мне только сейчас, отрезвляя голову и выводя весь организм из шока.

Словно сапёр на минном поле я предельно осторожно преодолел небольшое расстояние между пнём и валуном, размером с малолитражный легковой автомобиль. Трава под моими коленями и локтями скользила и чавкала. На мокрое лицо налипли серые еловые иглы, коими земля тут была покрыта как ковром. За камнем я увидел быстро вращающиеся в воздухе комья дёрна, травы и прочего лесного мусора, словно маленький смерч. Что-то ритмично и с бешеной скоростью всасывало это всё вовнутрь. Толстая ветка сосны, один конец которой находился недалеко от центра воронки, ныла и хрустела, цепляясь иглами за выступы камня, но аномальный вихрь продолжал медленно втягивать её в себя. В лагере я не раз слышал, что некоторые аномалии почти не заметны в спокойном состоянии и не подают признаков активности. Но стоит бросить в них болт, камень или какой-нибудь другой предмет, как они тут же показывают свой неукротимый нрав, разрывая, сжимая или подкидывая высоко вверх то, что потревожило их покой. В моём случае в роли жертвы выступила ветка. Я достал из рюкзака флягу с водой и хлебнул немного. От переживаний у меня пересохло во рту. Воду, кстати говоря, я залил ещё за периметром накануне перехода КПП. За это время она приобрела какой-то странноватый вкус. Возможно, виной тому была отцовская фляжка, давно не использовавшаяся по назначению и до недавнего времени попросту лежавшая в шкафу среди старых и ненужных вещей. Я почему-то не помнил, промыл ли ёмкость перед заполнением, или нет. Отец привёз её из очередной командировки, когда я был ещё маленьким. Тогда она мне казалась очень большой, теперь же были опасения, что воды мне до завтрашнего вечера может не хватить. День обещал быть весьма насыщенным всякого рода приключениями, и поэтому расход жидкости должен был быть большим.

Я с большой неохотой закупорил фляжку и спрятал её обратно в рюкзак. Там, кроме неё, лежало четыре жестяных банки мясных консервов, небольшой целлофановый пакет с ржаными сухарями, рулон туалетной бумаги и нож. Конечно, благоразумнее держать холодное оружие на поясе для лёгкого и быстрого доступа к нему, но оно было только внешне похоже на настоящий нож. Уже после первой открытой банки свиной тушёнки его лезвие зазубрилось и слегка погнулось. Снова стал жертвой хитрого торгаша и подпольной китайской промышленности…

Посидев немного на холодном камне, я отправился дальше, по пути подбирая мелкий щебень. Рассказы, в которых упоминались сталкеры, использовавшие небольшие предметы, вроде камешков или болтов, для определения мест расположения аномалий, я слушал с интересом, и кое-что запомнил. Встретившаяся мне «воронка», название которой я вспомнил почти сразу, не давала мне покоя. Метки на карте, предположительно обозначавшие места аномальной активности, были значительно удалены от периметра, вдоль которого я двигался. Вспомнилось кольцо из кирпичей и палок с красными тряпками рядом с хутором и вчерашний разговор сталкеров, о том, что кто-то погиб в какой-то «карусели» совсем недалеко от деревни. Значит, карта старая и ей не стоит верить, во всяком случае, в плане расположения аномалий. И торговец врал, говоря, что в этом районе нечего опасаться! Решил загубить новичка, собака! Хотя, какой в этом смысл? Отдавать мне коммуникатор, заведомо зная, что я его не донесу до получателя, по меньшей мере, расточительно. Да и версия о том, что Сидорович не знал о сместившейся границе аномальной активности, не выдерживала критики. Он был всегда в курсе всего. В этом, как я понимаю, заключается секрет его успеха как торговца не только оружием, артефактами и снаряжением, но и информацией. Значит вариант только один – устаревшая карта. Возможно, Сидорович не придал значения меткам на ней или подумал, что я не догадаюсь, что они могут значить. А я только сделал предположение об их назначении, и вовсе не факт, что правильное. Надо будет рассказать остальным сталкерам в деревне об этой не приятной встрече. Приблизительное место я запомнил и смогу показать на карте.

Очередным моим ориентиром служил большой дуб, с широкой трещиной вдоль ствола. До него было не больше ста метров по прямой, и в обычной ситуации это расстояние можно преодолеть за считанные минуты, но мне приходилось петлять, обходя подозрительные места, где могла притаиться ещё одна «воронка», и активно кидать перед собой подобранный щебень. Я понятия не имел об аномалиях, их отличительных особенностях и способах обнаружения, и поэтому тот факт, что я по-прежнему шёл к назначенной цели, а не входил в состав почвы и воздуха после того, как меня разорвёт в клочья какая-нибудь аномалия, серьёзно приободрял и давал надежду на благополучный исход всего задания. А как быстро мне удалось разобраться с картой и неплохо по ней ориентироваться, для меня вообще стало загадкой. В школе я не отличался хорошей учёбой и нередко, как любой другой мальчик с хулиганистым характером, прогуливал некоторые уроки, в том числе и географию.

Я уже представил, как доберусь до деревни, где про меня все забыли, если вообще запомнили до моей первой «ходки», получу от Сидоровича награду, сяду у костра и расскажу всем, что в том районе, где я был, обнаружил несколько аномалий и нанёс их на карту. Можно так же приукрасить историю, упомянув о небольшом стаде кабанов и паре подозрительных личностей, которые благоразумно прошли поодаль от меня.

Но до этого следовало вернуться. Как я буду проходить здесь вечером, я понятия не имел, и от этого сердце щемило в предчувствии беды. Надо будет поинтересоваться у таинственного получателя посылки от Сидоровича о другом, более безопасном пути обратно в деревню.

Высокая трава хлестала по рукам и путалась в ногах, мешая идти. В берцах хлюпала вода, а мокрый шерстяной свитер неприятно колол грудь и спину, от чего кожа сильно чесалась. Я и не думал, что так вымокну, ведь после дождя прошло больше шести часов, и трава должна была хоть немного подсохнуть. Нужно будет сделать привал у того дуба, немного подсушить одежду, отдохнуть и идти дальше. Хорошо, что завернул сухари в полиэтиленовый пакет, иначе они бы превратились в малопривлекательную на вид кашу, и нечем было бы перекусить.

Дуб оказался выше, чем я предполагал. На его ветвях почти не осталось листьев, кора была покрыта густым лишайником и мелкими трещинами, и от этого казалось, что могучий исполин высох, однако, ещё не сгнившие желуди, лежавшие на траве, свидетельствовали об обратном. У подножия дерева было почти сухо, что могло способствовать отдыху с некоторым комфортом. Я решил разместиться на массивных корнях, торчащих из земли. Скинул рюкзак возле одного из них, и поспешно снял куртку. От влаги она довольно сильно потяжелела, и подкладка источала неприятный запах, но заниматься разведением огня, для полной сушки одежды, не было времени. К тому же сталкеры в деревне часто говорили, что мутанты очень чувствительны к запаху дыма, и могут «зайти на огонёк», поэтому костры жгли только на крупных стоянках, где всегда были вооружённые люди, способные дать отпор любой нечисти. Я же, со своим ножичком сомнительного качества, представлял собой не бойца, а совсем наоборот – легкодоступную и очень вкусную добычу.

Сухари оказались сухими и хрустящими, как и ожидалось. Конечно, парочки засушенных кусочков чёрного хлеба, было мало, но доставать одну из четырёх банок тушенки не хотелось. Вернее хотелось, и даже очень, но я рассчитывал тратить одну в сутки, чтобы продержаться на своих запасах как можно дольше. Учитывая, что последний раз я серьёзно ел накануне вечером, то следующей трапезы оставалось ждать не больше пяти часов.

За периметром мне почему-то казалось, что еда в Зоне по важности далеко не на первом месте вещей, которые должен иметь каждый сталкер. Поэтому закупка продовольствия в одном из сельских магазинов была не слишком продолжительной. Помимо сухарей и тушенки мне посоветовали купить ещё несколько бутылок водки, что я и сделал, вспоминая прочитанные мной книги, где сталкеры пили её для снижения влияния радиации. Естественно «огненную воду» конфисковали на контрольно-пропускном пункте, посчитав её контрабандой. Из короткой беседы с проводником я узнал, что водку в Зоне ценят ровным счётам за те же качества, что и за её периметром, а именно, за удивительную способность этого напитка делать непонятное понятным, серьёзное смешным, а одинарное двойным. С лучевой болезнью могут бороться только специальные антирадиационные препараты из специального комплекта, а все, якобы альтернативные, средства в виде пива, водки или самогона только помогают расслабиться после напряжённого похода или заменяют, в некоторых случаях, деньги.

Размышляя о том, где можно достать заветную коробочку со спецмедикаментами, я дожевал сухарь и запил его водой. Шёл уже третий час дня, и нужно было идти дальше, чтобы добраться до места и вернуться обратно затемно. Собрав все свои вещи, я отложил на время рюкзак и направился к ближайшим кустам. Ничего особого, просто «личные дела». Зачем кусты, если вокруг ни души? Я и сам не понимал, просто пошёл по привычке, и всё тут. И ещё один вопрос. Интересно, как поступают с этим «делом» тяжело экипированные сталкеры в экзоскелетах? Эти костюмы я видел только на редких нечётких картинках в интернете. По различным форумам ходили слухи, что подобные вещи засекречены и их специально завозят в Зону для полевых испытаний в суровых условиях.

Ближайший куст, похожий на шиповник, был покрыт какой-то ярко-желтой паутинкой, и я побоялся к нему подходить. Мало ли, что это такое. Вдруг это аномалия какая или ещё что-то не менее опасное. Поэтому пришлось направиться к другому кусту, растущему чуть поодаль первого.

Ходить по высокой траве я уже приноровился, а вот падать в неё пока ещё нет… Что-то мягкое и податливое внезапно затормозило движение моей ноги, и я упал, не успев выставить руки перед собой, и больно ударился лбом о небольшой камень. В глазах потемнело, замелькала искрящая мошкара. Я лежал лицом вниз и стонал от невыносимой боли. Похоже, рассёк бровь, жгло именно в том месте, но кровь в глаза почему-то не попадала. Как я понял секундой позже, её вообще не было. Стиснув зубы, приподнялся на руках, тихонько повернулся на спину и, щупая дрожащими руками горячий, вспухающий в месте удара, лоб, попытался встать. Сделать это я смог только со второй попытки. Шатаясь, осмотрел то место, где споткнулся, в поисках причины своего падения. Хрусталики глаз после лёгкой контузии с большой неохотой сфокусировали зрение.

То, что я увидел, повергло меня в ещё больший шок, чем встреча с аномалией, окончательно убило рефлексы и инстинкты, пережгло нервные окончания и волю к сопротивлению. Пропала боль и дрожь в ногах, вообще исчезло ощущение своего тела. Я стоял в мёртвом ступоре, глядя в карие, немного мутные, глаза, окаймлённые окровавленными веками.

Через неизвестное мне время мозг перезагрузился, и по спинному мозгу прошли первые команды организму. Где-то в груди что-то неприятно перевернулось и закололо. Кончики пальцев стали влажными. Ворсинки шерсти мокрого свитера с утроенной кровожадностью впивались в кожу, и без того покрытую мурашками.
Неожиданно для себя я заорал и со скоростью звука рванул к дубу, в надежде найти там укрытие от этого ужаса.

– Что за фигня?!! – Выругался я, стараясь унять дрожь в коленях.

Первое, что пришло в голову вместо ответа, это мысль о немедленном бегстве из этого места.

– Хитрый торговец, странная карта, смертоносная аномалия, мрачный дуб, жёлтая паутина и ещё ЭТО! – Дрожащий голос озвучивал мои мысли – Уж не хватит ли с меня приключений на сегодняшний день?!..

Я сел и постарался вспомнить, что же я там мог увидеть. Глаза! Это без сомнения были они. Скорее человеческие, нежели какого-то зверя. Стеклянные… Мёртвые и стеклянные глаза! Совершенно мёртвые и до ужаса страшные глаза!

Сколько я просидел, прислонившись к стволу дуба и обняв колени руками, так и не понял. Может минуту, может больше… часы от удара о землю остановились. С ними замерло и время. Странно, но рассудок начинал возвращаться, несмотря на пережитое. Я уже понял, что это труп какого-то человека, ведь Зона без мертвецов, живых или мёртвых, не обходится. Дрожащими руками я перевернул рюкзак, вытряхнув всё содержимое, подобрал вывалившийся нож и встал. Достать его более традиционным способом я бы не смог – дрожь в руках всё не унималась. Что ни говори о качестве этого самого ножа, сейчас он единственное моё оружие.

В округе были разбросаны пропитанные бурой жидкостью клочья одежды. Мертвец лежал на боку с неестественно повёрнутой назад головой. Его руки и ноги были переломаны. Во всяком случае, у нормального человека, даже мёртвого, все конечности сгибаются в двух основных местах, а у этого трупа одна только левая рука лежала на земле окровавленным зигзагом с множеством изгибов. Одна из его ног была раздавлена чем-то очень тяжелым, и я с большим трудом смог различить в месиве из обломков костей, нитей вен и спёкшейся крови светлые прямоугольники ногтей. С виду всё это было очень похоже на изжёванный кончик спички или зубочистки. Нижняя челюсть покойника отсутствовала и от зияющей кровавой дыры рта, до самых ног, тянулись три глубокие борозды с рваными краями, из которых торчали обрубки рёбер. Не в силах больше сдерживать рвотный рефлекс я быстро шагнул в сторону, присел на корточки и распрощался со съеденными недавно сухарями.

Без сомнения, на беднягу напал какой-то жуткий монстр. Тогда почему труп не был съеден? Не думаю, что мутант, обладающий такой чудовищной силой, питается корешками и травой.

Теперь я начинал понимать, что ставки на мою жизнь стремительно падают вниз. Наличие поблизости опасного хищника, отсутствие оружия и, что не менее важно, опыта, сводило все мои шансы выжить к ничтожно малой величине. Идти дальше, ровно, как и возвращаться назад, было опасно и страшно, но и оставаться здесь, ожидая возвращения мутанта, и вздрагивать при каждом шорохе травы, совсем не идеальный вариант. И я решил всё же выполнить задание торговца, дойти до цели, а там уже решать, что делать дальше. Возможно, удастся разжиться каким-нибудь оружием.

Недалеко от трупа я нашёл грязный рюкзак. Он был похож на армейские вещмешки, которыми пользовались некоторые сталкеры в деревне. Внутри лежало настоящее богатство - прорезиненный плащ макинтош с капюшоном, и большая банка сардин. Весьма ценная находка, особенно при моём нынешнем положении. Не зря мне говорили, что Зона забирает так же легко, как и отдаёт, и все мои злоключения худо-бедно скомпенсированы этой находкой. Я ещё немного потоптался у того места, надеясь разглядеть в бурьяне ещё какие-нибудь «подарки», но, так и не обнаружив ничего ценного, отправился к дубу, под которым лежали мои вещи.

Мокрую куртку и свитер я с большим удовольствием снял и с трудом сложил в рюкзак, а вместо них надел почти новенький серый плащ. Его утеплитель был сухим и приятным на ощупь. Капюшон удобно покрывал голову, не ухудшая боковой обзор. Я собирал провизию и с теплом в груди думал о том, что теперь выгляжу как настоящий сталкер. Только оружия для полноты картины не хватало. Мысль об этом заставила меня бросить укладку вещей и снова обшарить кусты и траву возле убитого сталкера. Ну конечно! Как я сразу не догадался, что у него должно было быть какое-нибудь ружьё или автомат?! Вряд ли в Зоне найдётся ещё один лопух, вроде меня, отправившийся в поход без оружия. То, что я надеялся найти, и о чём мечтал с того самого момента, как вступил на эту землю, лежало полузасыпанное землёй. Настоящий автомат Калашникова со складным прикладом! Несколько дополнительных минут поисков, и я стал обладателем пояса с карманами, набитыми четырьмя полными магазинами патронов. Моё настроение окончательно улучшилось и мысль о том, почему сталкер бросил свой автомат, вместо того, что бы защищаться от мутанта, так и не задержалась в моём мозгу под бешеным напором эднорфина. Приятная тяжесть на плече заставляла сердце биться чаще обычного. Наконец-то этот мир начинал мне нравиться.

Тишину нарушали лишь шелест травы под ногами и редкое карканье ворон. Других птиц я не видел и не слышал, что немного насторожило меня в первый день пребывания в Зоне, но сейчас я не придавал этому особого значения. По словам сталкеров, здесь нет многих видов животных, которые обычно обитают в этих широтах. Скорее всего, древний животный инстинкт заставил их мигрировать за пределы аномальной земли в окрестностях Чернобыля. Остались лишь приспособившиеся путём мутаций отдельные виды диких и домашних животных. Только люди, растерявшие большинство природных страхов и инстинктов в процессе своей эволюции, рвутся сюда. И причины у всех разные…

Неизвестно откуда взявшееся бревно, ровно спиленное с обоих концов, как нельзя лучше подошло для отдыха. Сидя на нем, было удобно наблюдать за окрестностями и размышлять о дальнейших своих действиях. Я добрался до намеченной цели, и теперь оставалось только ждать. Дорога заняла несколько больше времени, чем планировал Сидорович, и я с тревогой думал о том, как буду добираться до деревни в темноте. Конечно, автомат придавал уверенности, но не на столько, что бы бродить по Зоне ночью, не имея никакого опыта в этом деле. Вряд ли оружие поможет мне вовремя обнаружить и безопасно обойти аномалию, да и против какого-нибудь мутанта я долго не протяну. Нужно смотреть правде в глаза. Я не служил в армии, не участвовал в школьных военно-патриотических играх, типа «зарницы», даже не дрался на улицах с ребятами с соседней улицы. Опыта вообще нет, даже маленького. И какого ежа я пришёл в Зону? Ведь с самого начала отдавал себе отчёт в том, что тут без определённых навыков не прожить, а учить никто не станет, во всяком случае, бесплатно. Так что, как ни крути, придётся прибиться к какой-нибудь группе сталкеров на правах отмычки, поднабраться опыта, а там видно будет. Если доживу, конечно…

После четверти часа ожиданий стало невыносимо скучно, и я, вспомнив о том, что держу в руках автомат, занялся очень важным и интересным делом – осмотром своего оружия. Как уже упоминалось, в армии служить мне не пришлось. Спасибо отцу друга, работавшему в то время главврачом районной больницы, который мне выписал справку о серьёзной болезни. Но на тех редких уроках ОБЖ, которые я время от времени посещал, учитель частенько рассказывал нам об оружии, и об автомате Калашникова в частности. К тому же, в детстве я не отходил от телевизора и с открытым ртом смотрел многочисленные американские и украинские боевики, да и за компьютерными играми в своё время провёл немало времени, так что отличить приклад от ствола мог. Только вот не стрелял ни разу, если не считать нескольких походов в тир, но это было давно, ещё при отце… Остаётся надеяться, что в случае необходимости разберусь, что да как. Даст Бог, этого не случится в ближайшее время, ибо пока даже затвор передёрнуть без усилий не получалось.
Автомат был не новым. Кое-где имелись вмятины и царапины, деревянное цевьё было треснуто и перемотано чёрной изолентой, которая нуждалась в замене, так как стала липкой и неприятной на ощупь. Короткий ствол с раструбом на конце требовал чистки от нагара и грязи, и я прикидывал, где и когда можно будет это сделать. По всему видно, автомат пережил многое, и многих…

– Даже не дыши. – Кто-то прошептал у самого моего уха.

http://stalkerworld.ru/

Автор: ден *den-ssdd* денисов


Источник | Дата: 25.08.2011 | Категория: Фан рассказы | Просмотров: 755
Добавил: winnt321 | Рейтинг: 5.0/2
avatar

Комментарии к материалу Желание. Часть 2.

Всего комментариев: 1

avatar
1 десантник • 11:05:22, 29.08.2011
неплохо :)


Рекомендуем:

Вверх