Желание. Часть 1. | Фан рассказы
Stalker Clear Sky Информация [105]Сталкер Видео [302]Сталкер Зов Припяти информация [133]Первый литконкурс от stalker-gsc.ru [69]
Фан рассказы [2615]Стихи, песни, поэмы [729]Интервью [140]Чернобыль [304]
Сталкер - основное [119]Сталкинг [39]Превью, обзоры игр Stalker [34]Рецензии на игру Сталкер [30]
Разное [333]Интересные игры [30]Каталог [407]На удаление [0]
Второй литконкурс от stalker-gsc.ru [112]Обзор модификаций [44]

Stalker 2 » Статьи » Фан рассказы

15:32:49

Желание. Часть 1.

Часть первая

– А помнишь, как на Свалке раненого слепыша поймали? – начиналась очередная байка. – Сом, расскажи-ка нам, как ты к его хвосту консервную банку привязал!

Раздался дружный хохот. Под одобрительные возгласы греющихся у огня людей, сталкер по прозвищу Сом удобно уселся на почерневший от старости и грязи матрас и, усмехнувшись, начал рассказывать.

– Ну… Мы с Носом, значит, тогда шли к Бубну. Помните ведь его? – Сом выудил из-за уха мятую сигарету и, нагнувшись почти до самой земли, прикурил от выкатившегося из кострища уголька. – К нему лучше было в одиночку не ходить, мог и пристрелить, скотина, совсем мозги свои прокурил, а мне обувка жуть как нужна была, сапоги там или ботинки хорошие, а у Сидора тогда не было ещё шмоток, только тряпки китайские да может пара комбезов заношенных. Ну, значит, мы и двинули к Бубну, не ходить же в дырявых обносках!

Сом лениво, как бы в подтверждение правдивости своего рассказа, стянул с ног ботинки, поставил их недалеко от огня и с удовольствием растянул ноги, демонстрируя всем прохудившиеся носки.

– Так вот, шли мы, значит, вдвоём: я вёл, болтики кидал, а Нос в трёх метрах позади меня местность осматривал – он той тропой в первый раз тогда шёл, вот и смотрел в оба глаза. А мне то что? Я там много раз был. И с Мишкой Жадным ходил его конфликт с одним долговцем улаживать. И в Бар не раз за водкой бегал… В общем, знакомо всё там было, ну я и шёл с полузакрытыми глазами и думал о том, где бы пузырьком разжиться для опохмела…

Все как будто ждали подобной шутки, и звонкие раскаты смеха ударили по сырому утреннему воздуху.

– Тут слышу, Нос чего-то недобро завозился, материться начал и затвор передёрнул. – Рассказчик, довольный произведённым своей шуткой эффектом, глубоко затянулся табачным дымом и с улыбкой продолжил. – Ну я, ясен перец, тоже свой «калаш» вскинул и присел для верности. Огладываюсь, значит, сердце колотится, голова заболит ещё сильнее. Не нужно было накануне заливать… Так вот, слева в кустах у кучи металлолома кто-то шуршал, совсем недобро как-то. Не ожидал в этом месте на «шмонарей» нарваться, блатные тот район почему-то за километр обходят. Вон, Лёха подтвердит, он там часто бывает. Да и «залётных» за балкой в последний раз видели год назад. Только был шанс с кабанчиками встретиться. Мы ещё неделю назад с Гибсоном, мир покойному, неподалёку от того места их нору видели, и, значит, был риск нарваться на стадо.

Я с интересом слушал рассказ, по всему видно, бывалого сталкера, да и остальные тоже побросали свои не особо важные дела и потихоньку подходили к костру. Было не только интересно, но и полезно. В этих рассказах, конечно, правды было не так много, как хотелось бы, но и этого достаточно новичку вроде меня, чтобы узнать немного о местной мутировавшей фауне, обычаях сталкеров и о близлежащих территориях Зоны.

От костра веяло теплом, приятным запахом дыма и мяса. Впрочем, никакого окорока на вертеле не было. Над огнём висел только небольшой котелок, подвешенный проволокой к воткнутому в землю металлическому пруту. Мясная похлёбка? Хотя, откуда тут мясо? То, что бегает в зоне в поисках жертвы или наоборот укрывается от зубов и когтей хищников совсем не годится в пищу. Во всяком случае, именно так сказал мне вчера один из сталкеров. Значит, в котле обычная консервированная говядина или свинина. Как я заметил, в тушёнке недостатка тут ни кто не испытывал.

Проклятье, что-то я слишком много думаю о еде! Ничего, кроме урчания в животе, от этих мыслей не получится. Нужно терпеть. Кто знает, сколько придется ещё тут торчать, а запас провизии в рюкзаке сильно ограничен.

– Нос почему-то подумал, что это кабан, и шепнул, что нужно бы сваливать, пока он не учуял нас, – продолжал рассказ сталкер. – Я и сам был того же мнения и уже отходил, не упуская подозрительных кустов из вида.

Мысль о трусости этого человека и его напарника мелькнула у меня в голове, но тут же исчезла, когда я увидел, что никто из слушателей не скривился в презрительной ухмылке и не вернулся обратно на своё место. Если все восприняли отход этих двух сталкеров как разумное действие, а не как трусость, то значит, они знают, к чему может привести встреча с кабанами и сами сделали бы то же самое. Я зарубил себе в памяти заметку на будущее.

– Вдруг кто-то как будто заскулил. Я даже сначала и не понял, что это за звук. То ли писк заряжающейся электры, то ли Нос струхнул. – Раскатистый смех сталкеров и самого рассказчика на время остановил повествование. – Только когда послышался тихий и робкий лай, всё стало ясно. Собака! Ну да! Слепыш, мать его! Если бы это был кабан, то давно втоптал бы нас в землю, а тут только шуршание в кустах и…

– Пошли.

Я вздрогнул. Рядом со мной стоял высокий и широкоплечий сталкер в маске. Внешне он мало отличался от всех остальных, разве что комбинезон у него был относительно чистым и не залатанным. Это был один из охранников торговца. Он ещё секунду постоял возле меня и, развернувшись, отправился к краю хутора. Я поднялся с куска доски, на котором сидел, и побрёл вслед за ним, жалея о том, что так и не удалось дослушать рассказ того сталкера. Жаль. Со стороны костра, от которого мы удалялись всё дальше и дальше, ещё доносились слова, но разобрать их было уже сложно.

Посещение торговца – это некий ритуал, который должен пройти каждый новичок, желающий хоть что-то заработать. В своём воображении я рисовал этого человека хитрым, жадным и суровым. Словом, наделил его всеми свойствами, которыми, по моему мнению, должен обладать зажиточный торговец в Зоне, скупающий у сталкеров артефакты и предлагающий взамен всё, что нужно для выживания в пределах периметра. Но плохо о нём никто в лагере не отзывался. Впрочем, говорили о торговце крайне мало, вскользь упоминая его имя в разговорах или рассказах - то ли Сидор, то ли Сидорович – каждый раз по-разному. Сразу меня к нему, конечно же, не пустили, поэтому пришлось «записываться на приём».

От долгого и не совсем удобного сидения ноги затекли и не слушались. Со стороны я наверно был похож на пьяного, но меня это не сильно заботило. Я уже успел заметить, что окружающие не слишком-то часто обращают своё внимание на вновь прибывших новичков, коим я и являлся. Кому есть дело до парня, который, быть может, не протянет в этом мрачном месте и пары дней? К тому же, почти все собрались у костра и с интересом слушали рассказ сталкера по имени Сом, и я невидимкой прошёл мимо этой компании.

По пути мы пересеклись с группой сталкеров, идущей со стороны дороги. Кое-кто из сидящих у костра людей поспешил к ним на помощь. У одного из пришедших разгрузочный жилет, похоже, армейский, был разорван и висел на одной лямке подмышкой, нога перевязана от колена до паха, он сильно хромал и матерился. Бурые от крови бинты местами были заляпаны грязью. У меня сложилось впечатление, что он падал, и, причём, не раз. Я с неодобрением посмотрел на тех, кто поддерживал раненного человека с обеих сторон. Напарники сталкера суетились вокруг, не зная, куда себя деть. Наверно «отмычки», догадался я – так называли тут новичков, прибившихся к опытным сталкерам, чтобы поднабраться опыта и заработать свои первые деньги. Зазорным это не считалось, многие из здесь присутствующих когда-то тоже были такими же неопытными и так же работали на старших. Почему именно «отмычка», мне намёками пытался разъяснить какой-то небритый мужик вчера вечером, после того, как я угостил его сигаретой. Он приводил какие-то странные сравнения между дверями, для вскрытия замка которых, опытные воры-домушники используют набор специальных отмычек, и аномалиями. Так до конца и не поняв его, я махнул рукой на это, надеясь, что скоро сам всё узнаю, отдавая предпочтение слову «стажёр».

В принципе, как думал я, можно и не быть отмычкой какого-нибудь сталкера, а попытаться стать самостоятельным. Это куда труднее и опаснее, зато более «престижнее»… Согласен, звучит, по крайней мере, наивно, но в этом что-то есть. Всяких там Рембо и «терминаторов» тут, конечно же, навидались. Я часто слушал рассказы про то, как они хвастали на привале о своих подвигах, и как уходили в Зону, увешанные дорогим оружием и снаряжением, и как приходили сообщения об их гибели. Вот таких вот самостоятельных новичков, глупо погибших в ближайшей аномалии, или разорванных мутантами недалеко от лагеря, называют самонадеянными дурачками или просто идиотами, а местные сталкеры, огрубевшие под жёстким надфилем Зоны, обходились и вовсе непечатными словами. Но если слушать мудрые советы старших, обдумывать свои действия, не лезть на рожон и быть осторожным, то есть шанс не стать «лопухом» и поводом для очередного некролога в сталкерской сети. Пусть мои мысли покажутся наивными, но другого пути я для себя не видел. Корчить крутого всезнайку я не собирался, но и идти под начало к сталкерам тоже не вариант. То ли гордость моя не позволяла, то ли банальное самолюбие, что в данном случае одно и то же. Для начала нужно было немного покрутиться в этой деревне, по возможности найти друзей, поспрашивать сталкеров, а потом уже рисовать какие-то планы на ближайшую перспективу.

Попал я в Зону, как и многие другие – дал «на лапу» постовым на КПП. Правда, того, что я сунул сержанту, оказалось недостаточно, и он обшарил все мои карманы, выгребая оттуда оставшуюся наличность. Пришлось так же отдать и отцовское охотничье ружьё, о чём я по приходу в лагерь сильно жалел. С «пушкой», пусть даже такой старой и громоздкой, всегда чувствуешь себя намного увереннее, чем без неё. Мои мольбы оставить «семейную реликвию» при мне не произвели на сержанта-контрактника должного действия. Его фраза «не положено» была не такой жёсткой и бескомпромиссной, как того требовали обстановка и устав, но подчиниться всё же пришлось. Не сложно догадаться, что «вертикалка» отца с ручной гравировкой очень быстро попадёт в охотничий арсенал какого-нибудь полковника или даже генерала, за что этот сержант будет иметь свои бонусы в виде послаблений по службе, а то и вовсе перевода на более престижное, а значит и прибыльное, место.

После злополучного КПП последовала небольшая пробежка по демаркационной зоне, представляющей собой широкую полосу вспаханного и тщательного проборонённого грунта. Двигаться по официальной дороге мне запретил тот самый сержант, недвусмысленно давая понять, что мой проход в «зону аномальной активности окружающей среды» - так он называл то, что простиралось по ту сторону вала из бетонных блоков и колючей проволоки - не совсем законен, особенно в районе КПП. Прорываться через периметр самостоятельно меня отговорили сразу. Тут военных не подкупило бы ничего, ибо упоминание в рапорте о доблестном пресечении проникновения за ограждение, зачастую, стоит больше нескольких тысяч денег и старенького ружья, а я бы заплатил за проход своей жизнью… Поэтому пришлось бежать по пашне как бешеный олень, делая длинные прыжки. Я не сомневался, что мои следы на мягкой почве скоро, совсем не таинственным образом, исчезнут.

Слава Богу, сержанту хватило благородства не лишать меня скромной провизии и некоторых мелочей, без которых жизнь в Зоне стала бы проблемой. Он даже подарил мне только начатую пачку сигарет, утверждая, что это неплохая альтернатива деньгам. Я не курил, и вполне оправданно сомневался в том, что явно не уставные американские сигареты нужны мне, но отказываться от столь «щедрого» подарка не стал. Это была символическая компенсация за ружьё, только мне от этого было ничуть не лучше. Проводник, нанятый мной на последние, спрятанные под стельку ботинок, деньги, привёл меня в этот заброшенный хутор, расположенный не очень далеко от периметра. В приграничье этот бизнес получил большой размах. Неподалёку от КПП всегда можно найти человека, знающего место, где желающего будет ждать проводник, которому, в свою очередь, якобы известны различные пути и тропы, ведущие чуть ли не во все примечательные места Зоны.

В хуторе я провёл первые свои дни в Зоне, не имея за душой ничего, кроме полупустого туристического рюкзака и горящих огнём нетерпения глаз.
То, как я себе представлял сталкерскую жизнь и мир Зоны, сильно разнилось с реальностью. За те несколько дней, что прошли в этой полусгнившей деревушке, я так и не увидел никаких артефактов и монстров, так смачно описываемых различными телевизионными передачами, фильмами и журналами. Я всеми силами отгонял от себя мысли о том, что вся эта агитация на «большой земле» - так здесь называли всё, что находится по ту сторону периметра – направления на запудривание голов населения с целью утаить какие-то дела правительства или военных. Но я не сдавался, и старался всему найти объяснение. «Мне ещё рано идти в походы за артефактами, я очень мало знаю об этом мире и ничего, кроме смерти, за прогнившей оградой этой деревушки меня не ждёт. Нужно терпеть и верить, что Зона ещё успеет мне себя показать» - почти зазубренные наизусть слова самоутешения. Осталось как-то вжиться в окружающий мир, приноровиться и привыкнуть к нему. В детстве ?тец говорил мне, что в новом месте нужно вести себя «как дома» – без спектаклей, выдумок, масок и выдавать себя за того, кем являешься на самом деле. Это помогает избегать проблем в будущем. Трудновыполнимый, но весьма правильный совет. Если бы отец знал сейчас, где я…

Он ушёл год назад. Сказал, что скоро вернётся, и «мы заживём как люди» – он часто повторял эти слова. Мать конечно же была против, и хотела даже спрятать его походную одежду и новенький карабин, но сделать ничего не успела. Он ушёл поздно ночью, оставив на прощанье записку на двери «я вернусь».

– Что идёшь как не живой? Больной что ли?
Громкий голос сталкера вырвал меня из воспоминаний о переходе за периметр и об отце.
– Да нет, я просто…

– Давай шевели конечностями, придурок! – Он не дал мне договорить и, не оборачиваясь, добавил: – старик долго ждать не будет.

Я хотел было закончить начатую фразу о затёкших ногах, но вовремя сдержал себя. Зубы мне все нужны…

Снаружи землянка торговца ничего особого собой не представляла. Покосившаяся двухстворчатая жестяная дверь на деревянном каркасе, прикрученные к каменным стенам лампы с металлическими сетчатыми плафонами и выложенные из растрескавшегося кирпича ступеньки, ведущие по небольшой спирали вниз к массивной стальной двери. Сидорович находился в землянке один. Деревянный стол-секретарь, за которым он сидел, видимо, сохранился ещё с советских времён – столешница его была затёртой, с глубокими царапинами и отслоившимся во многих местах лаком. На ней стояла помятая алюминиевая кружка с клубящимся над ней паром, подсвеченным светильником, таким же старым, как и стол. Проход в соседнее помещение, где виднелись стеллажи с коробками и ящиками, был перекрыт небольшой дверью, сваренной из труб и обтянутой строительной сеткой. Мужчина отхлебнул чай и прокашлялся в кулак.

– Ну что, зелень, деньги нужны? – Его хриплый голос был наигранно оптимистичен, но это могло мне просто показаться.

– Ну, в общем целом да, – я не стал придумывать какие-то другие мотивы моего похода в Зону. – Только…

– Для тебя есть работёнка. – Сидорович не стал слушать меня до конца. – Не пыльная и не опасная. Естественно, за небольшие деньги, но для тебя и этого будет достаточно, особенно сейчас, – старик оглядел меня и опять хлебнул из кружки. – Нужно кое-что отнести кое-кому кое-куда. Тут недалеко… В общем, потратишь полдня быстрым шагом. Если согласен, садись, – он указал на стул у стены, – если нет, вали отсюда, но особого отношения в дальнейшем к себе не жди.
Недолго думая, я сел. Мало ли что он имел в виду под последней фразой. К тому же, иных способов хоть как то улучшить своё нынешнее положение я не видел.

– Правильный выбор, сынок. – Голос торговца немного смягчился, но это можно было объяснить подкатившим к его горлу комку.

Старик откашлялся, вытер рот рукавом и несколько раз глотнул из кружки. Потом достал из кармана бумажную упаковку с какими-то таблетками, проглотил парочку и запил чаем. За это время я успел немного рассмотреть его в тусклом жёлтом свете лампы. Коренастый, небольшого роста человек с редкими седыми волосами. По его виду можно подумать, что он болен – тёмные синяки под глазами, дрожащие руки, сильный грудной кашель. От подвальной сырости и холода его спасали толстые ватные штаны и тёплая фланелевая рубашка поверх которой был одет жилет защитного цвета.

– Смотри, – Сидорович достал из-под стола помятый лист бумаги и ткнул в неровный кружок почти у самого его края, – вот тут мы, сюда, – он провёл пальцем несколько сантиметров по карте, – тебе нужно успеть до вечера. Там тебя будет ждать один человек. Передай ему вот это.

С этими словами Сидорович поднялся со стула и достал из верхнего шкафчика, укреплённого прямо на стене, небольшую коробочку.

– Внутри коммуникатор. Включать даже и не думай, там пароль стоит. Узнаю, что пытался разобрать прибью. – Торговец посмотрел на меня пристальным суровым взглядом, потом залпом допил оставшийся в кружке чай и сел на место. – Как только отдашь его, сразу возвращайся. Получишь в награду такой же приборчик.

– Как я его узнаю? – я постарался произнести эти слова как можно более серьёзно, придавая голосу жесткость и уверенность.

– Он там один, не обознаешься, а если не поверит, что ты от меня, скажешь, что я зол на него и … ну в общем, злой я. Так и скажи. Он сразу поймёт от кого ты.
Злой так злой, мне нет дела до их личных взаимоотношений. Я встал со стула, взял карту с коробкой и направился к выходу, обдумывая план похода и прикидывая как быстрее и безопаснее туда добраться, оружия то у меня нет. Стоп! У меня нет ствола! Эта мысль ледяной молнией пробила мозг, прошла по позвоночнику холодной лавиной и стекла через ноги в землю, парализовав последние так, что я застыл на месте, не в силах идти дальше.

– Что забыл? – Поинтересовался Сидорович, – я тебе всё сказал, спрашивать не о чем.

– Мм… – я не знал, как сказать ему о том, что у меня нет оружия и уже начал представлять себе, как он рассердится, отберёт коробку с коммутатором и выгонит из своего убежища с громким упоминанием моей матери, моего возраста и неопытности. – У меня нет ствола…

– Знаю, – сказал Сидорович невозмутимым голосом. – Охранник сказал, что ты пришёл в деревню без оружия. Для этого задания тебе оно не понадобится. Тропа до назначенного места пролегает почти вдоль третьего внутреннего ограждения. Иди, не трать время. Жду тебя вечером.

Сидорович достал откуда-то чайник, налил себе в кружку воды и кинул туда щепотку чая из небольшой жестяной коробки, стоящей позади него на полочке.

– Ну что ещё?

Он неодобрительно посмотрел в мою сторону. Не дожидаясь особого предложения убираться из землянки, я вышел.

Охранник выпроводил меня наружу и прикрыл жестяные створки. По пути к костру я заметил, что невдалеке от входа в землянку разбросаны кирпичи, причём в форме неправильного круга, и расставлены колышки с красными тряпками. Пару дней назад я бы не догадался, для чего это сделано, а теперь ясно понимал, что так сталкеры отмечают аномальные зоны возле своих стоянок, чтобы неопытный новичок, не угодил в мясорубку или трамплин. Но ничего опасного внутри рукотворного круга я не заметил. Всё та же жухлая трава, усыпанная листьями недалеко стоящего дерева.

Сталкера по прозвищу Сом уже не было у костра. Возле огня сидело только двое. Один сушил свои сапоги и что то зашивал, то и дело выпрямляя в сторону руку с зажатой в пальцах иглой. Второй что-то жевал и тихо разговаривал с первым, не забывая помешивать содержимое котелка. Остальные, видимо, разбрелись по полуразвалившимся домикам на отдых. Тут действовал негласный девиз – «свободен от охраны, отдыхай, пока есть такая возможность».

Строений в хуторе было немного и все они, так или иначе, пострадали от катаклизмов, обрушившихся на эту землю за последние несколько лет. Развалившиеся домишки стояли с обеих сторон короткой улицы, к которой примыкала небольшая площадка, служившая некогда для митингов и собраний жителей деревни, а возможно и ещё для чего-то – сейчас уже трудно было понять. На другом конце улицы был сооружён бруствер из мешков и обломков арматуры, у которых постоянно дежурило несколько человек. Это были часовые – сталкеры, посменно охранявшие вход в деревню. Ещё несколько бойцов бродило вдоль домов. Всё своё я всегда держал при себе, поэтому сразу отправился в путь. Мне не терпелось выйти за пределы лагеря, что бы отправиться в свой первый поход в Зону и заработать свои первые деньги.

Когда я проходил мимо часовых, они остановили свой негромкий разговор и покосились на меня. Один из них, с седой бородой, тихо прошептал соседу:

– Совсем Сидор зажрался, хоть бы «макара» дал мальчонке…

Сколько таких, как я уходило отсюда и не возвращалось?..

http://stalkerworld.ru/

Автор: ден *den-ssdd* денисов


Источник | Дата: 25.08.2011 | Категория: Фан рассказы | Просмотров: 1107
Добавил: winnt321 | Рейтинг: 4.5/8
avatar

Комментарии к материалу Желание. Часть 1.

Всего комментариев: 3

avatar
1 сталкерНик • 22:45:08, 25.08.2011
Мамочки !!! Сом -и ты тут !!!!
avatar
2 GasmsakSnork • 21:45:37, 26.08.2011
А что, недурно, буду дальше читать :)
avatar
3 десантник • 11:03:12, 29.08.2011
интересно.


Рекомендуем:

Вверх