SЕРГЕЙ SУМКА - МИР ОТЧУЖДЕНИЯ ч.5 | Фан рассказы
Stalker Clear Sky Информация [105]Сталкер Видео [302]Сталкер Зов Припяти информация [133]Первый литконкурс от stalker-gsc.ru [69]
Фан рассказы [2615]Стихи, песни, поэмы [729]Интервью [140]Чернобыль [304]
Сталкер - основное [119]Сталкинг [39]Превью, обзоры игр Stalker [34]Рецензии на игру Сталкер [30]
Разное [333]Интересные игры [30]Каталог [407]На удаление [0]
Второй литконкурс от stalker-gsc.ru [112]Обзор модификаций [44]

Stalker 2 » Статьи » Фан рассказы

01:03:53

SЕРГЕЙ SУМКА - МИР ОТЧУЖДЕНИЯ ч.5

Рассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - SЕРГЕЙ SУМКА - МИР ОТЧУЖДЕНИЯ ч.5
Игра - S.T.A.L.K.E.R.
Автор - SЕРГЕЙ SУМКА
Название - МИР ОТЧУЖДЕНИЯ

Это риторический вопрос и я вижу, как ученый подливает мне горячего кофе в кружку, даже не собираясь сейчас продолжать дискуссию или подготавливая достойный ответ… Не понятно… Потому как очертания лаборатории и зажатой в моей же руке кружки со свежим кофе неожиданно рассыпаются. Теперь меня окружают болота и я продираюсь сквозь толпы обезумевших снорков – этих мутировавших некогда людей. Они отдаленно напоминают род людской и, судя по ошметкам формы, некогда были военными. Так вот теперь они ползают на четвереньках и являются примитивными хищниками. Зона лишила их разума и индивидуальности, но зато подарила сильные мышцы и молниеносную реакцию, для решительных прыжков на испуганную жертву. Я отстреливаюсь от этих тварей, силы на исходе, как и патроны. Мне еще далеко идти, но это важно и надо спешить. В голове звучат последние слова Ученого – «Отключи ПСИ-излучатель, он не дает пройти дальше Заброшенного города. Поспеши!» И я спешу. Тогда моя миссия увенчалась успехом, но почти до самого конца я сомневался, что выберусь живым. И значит - я вот выбрался, а он?
Не успевает невыносимая печаль от неизвестности того, что же произошло с Ученым, хоть немного осесть. Как возникают новые эпизоды и сердце заходится от разрывающей его тоски и боли. Лучше бы мне этого не вспоминать…
… Весенний день. Окраина Зоны. Необычно тихо. Вокруг, что тоже необычно – много людей. Я иду, слишком спокойно, слишком расслабленно. Слишком! Я отдыхаю. В своей неспешной прогулке я не одинок – у меня очаровательная спутница. Мы молчим, но молчание не становится гнетущим, как у чужих друг другу людей. Мы знаем друг друга уже больше года. И сегодняшнее молчание становится залогом большего – она догадывается о моих чувствах к ней. А меня же все это наполняет непонятной легкостью и какой-то дикой неуместной радостью. Я впервые чувствую, что кому-то нужен, что кому-то хорошо, когда я рядом. Это для меня ново и невероятно прекрасно. Хочется жить – а этого не было уже очень давно. Весь мир перекрашивается в идиллические оттенки и в нем исчезает все мирское. Она меня понимает – и это самое главное, что только может быть. Именно понимает – не осуждает или порицает, не поддерживает, а просто понимает. Черт! Я без нее не смогу больше жить. Совершенная глупость – но мне кажется истиной. Пытаюсь отмахнуться от навязчивой отвратительной мысли – что ни к кому нельзя привязываться в этом мире. Здесь запросто можно потерять и этого человека и свою жизнь. Предчувствие пытается вразумить, но поздно – я жадно пью каждое мгновение, проведенное рядом с ней… Она лаборант в исследовательском институте у Ученого. И они сейчас выехали под вооруженным конвоем в начало Зоны, чтобы взять какие-то пробы. Она меня о чем-то просит. Я отказываюсь и мне больно видеть, как ее ранит мой отказ. Она умоляет, но я непреклонен. Я ухожу – так будет лучше… Мгновением позже я вижу жуткий эпизод… Вот стою я – в защитном костюме, весь в грязи, уставший, но довольный. Очевидно, что я выполнил ее просьбу, не смотря на обещание данное самим себе. Я перешагнул через свои принципы ради нее. И она это поняла. Сейчас она отнесет в лабораторию мой трофей и вернется, чтобы весь вечер быть со мной. Все остальное в моем воображении размывается в радужной дымке отличного настроения. Но спустя мгновение жестокая реальность вновь ставит все на свои места… Чудовищный взрыв разрывает перекрытия первого этажа, приблизительно в той стороне, где находится ее лаборатория. Как завороженный я смотрю на деформирующиеся от воздействия невероятной мощности взрыва толстенные стены исследовательского комплекса. Чудовищным фейерверком по всей округе разлетаются куски бетона и железных перекрытий. Не обращая ни на что внимания, я как сумасшедший несусь по несуществующему уже коридору, что бы увидеть, что лаборатории и всех кто в ней находился – уже нет. Непонятно куда они пытались засунуть принесенный мною редкий артефакт «Антиграв», но, похоже, что они жестоко просчитались. Им не удалось нейтрализовать всю сумасшедшую мощь этого артефакта – она высвободилась и разнесла все вокруг. С нечеловеческим воем опускаюсь на колени, прямо в горящий от страшного жара пол. Дикая пронзающая боль в глубине сердца не дает мне дальше кричать и мозг отказывается поверить, что я своими руками убил ту, ради которой только и хотел продолжать жить… Я не могу дышать от невыносимого горя – жить мне не хочется… Пытаюсь встать и падаю в уже вовсю разбушевавшейся вокруг пожар – мне все равно… Не за чем больше жить…
... Разрывая на куски сознание и давя любые попытки этому противостоять, вся вереница событий развивалась дальше, ни на мгновение, не прекращая своего неотвратимого ужасного действа...
... Слова утешения. Пустые ничего не значащие слова для мертвой души. Не понимаю, не стремлюсь понять, что мне говорят. Это не важно... Слова доносятся, словно сквозь вату. Еще совсем немного и я перестану замечать, что происходит вокруг меня. Но, пока еще, одним краешком сознания, я отмечаю, что нахожусь в какой-то тесной комнатенке и лежу в кровати. Рядом со мной, в этой же комнате, кто-то есть. Кто-то, кому, очевидно, не безразлично мое состояние. А мне уже все равно. Мерными волнами накатывают отчаяние и безысходность. Сквозь них доносятся лишь обрывки, произносимых в мой адрес, слов. "- ... Они сами виноваты... Не надо было даже замахиваться на нечто подобное... ". Я не соглашаюсь с ним, но ничего не пытаюсь возразить. Когда-то мы уже пытались выяснить наши отношения с этим человеком. И мне было непривычно видеть его сейчас и здесь. Ведь он, похоже, и спас меня в разразившемся пожарище на месте уничтоженной лаборатории. Спас, а мог бы и добить. Пожалуй, в последнем случае я был бы меньше удивлен, чем сейчас. "- ... Не надо было им приносить артефакт...". Как будто я уже и так не казнил себя за это каждую секунду своей проклятой теперь жизни… Она была идеалисткой. Хотелось ей открыть и полезные стороны в порождениях Зоны и уменьшить негативные. Хотелось, а я не соглашался. Теперь все кончено… "- ...Зона все время увеличивается. Вырастает мощность Выбросов и сила аномалий, ведь ты же знаешь…". Когда-то знал и уже пытался не раз помочь Ученому выяснить это. Пытался, рискуя жизнью и, похоже, что я начинал догадываться, как все это изменить… Но какова же роль этого человека, что находится рядом со мной в этом трагическом спектакле? На секунду умолкнув, пожилой и немного сутулый мужчина, что сидел на табуретке у моей кровати, устало поднимается и отходит к стоящему около стенки столу. Он берет лежащий там шприц с прозрачной мутновато-белой жидкостью и направляется ко мне. Стиснув зубы, я медленно останавливаю его кивком головы. Боль мне уже не страшна, она стала моей сущностью. Понимая это, человек откладывает в сторону обезболивающее и начинает обрабатывать ожоги на ногах и ладонях прямо так. Иногда спасительная телесная боль вырывает меня из водоворота самоуничижительных мыслей. Зачем он старается, какой смысл бороться за мою жизнь? Месть, кому? Я же сам во всем виноват! Надежда... Покрутив немного это слово в своем сознании, я все же решаю, что не я его произнес. Так и есть... - "…только ты способен дать им надежду...". Угу, надежду. И именно я... И это будет мне говорить он, который и сам во многом заблуждается. Чего стоят только его мотивы появления в преддверии Зоны. Идиотизм - так бы я охарактеризовал их, но он говорит, что должен мне... Я не могу с ним спорить сейчас, не мог и тогда, когда впервые увидел его воочию неподалеку от Кордона. Я был уже довольно опытным и явно не рядовым сталкером, когда и до меня дошли слухи о каком-то докторе, что безвозмездно лечит сталкеров и пытается спасти их, измочаленные Зоной, тела. Тогда я в это не поверил, с трудом верю в это и сейчас... Чертов доктор. Как сейчас вижу: он изумленно смотрит на меня широко раскрытыми от страха глазами и шепчет мое имя, что давно умерло еще в том мире, который для меня теперь не существует. Он пятится от меня, как от приведения и по всему его виду, я понимаю, что он не ожидал моего такого позднего непредвиденного визита. Немного времени спустя, мы сидели в тесной убогой комнатенке, и пили отвратительный зеленый чай. Может, этот чай и помогал здоровью, как мне говорил Доктор, но вот настроение он мне точно не поднимал. Но, не за хорошим чаем и гостеприимным приемом я сюда пришел. Нет. Я пришел выяснить, зачем он появился около Зоны, и что его привело сюда. И почему он, как мне рассказали, иногда наводил справки обо мне. Его рассказ был сбивчивым и немного путанным, но я практически уловил смысл... Получается, известный теперь на всю Зону доктор, мучался угрызениями совести. Именно совести, хотя ее наличие, именно у него, у меня много лет вызывало сомнения. До сих пор, а теперь я смотрел на его изможденное лицо и верил ему. Не соглашался с ним, но в чем-то понимал. Просто, оказывается, годика два спустя, после моего "ухода" из исследовательского института, в котором я работал в прошлой жизни, нашлись все-таки мои работы и выкладки про возможную опасность, исходящую из Зоны. Нашлись все эти документы и очень кое-кого из правительства заинтересовали. Они напрямую обратились к руководству института с указанием провести дополнительные исследования в этом направлении. Они говорили, что выделят все необходимые средства для того человека, который все это предвидел (меня то есть). А когда узнали, как восприняли мою работу руководители Института, то страшно разозлились. Был закрыт и сам Институт и разогнан весь штат сотрудников. Власть предержащие гневались очень долго, - ведь, оказывается, был все же один гениальный человек, который мог бы многое из происшедшего предотвратить, но ему не дали. И вот, тех, кто не дал, правительство люто возненавидело... Но не это главное, меня все это не интересовало. Я смотрел на Доктора, который мне все это сбивчиво рассказывал и удивлялся. Что же привело, бывшего моего заведующего Институтом, в эти места? Помнилось мне, что он прямо таки мечтал увидеть, как нас разделяет как можно большее количество километров. Когда именно он подписывал мне "уволен по собственному желанию" в принудительном порядке. Нелепо звучали и его объяснения про приезд сюда. Оказывается, у него был беспутный сын моего примерно возраста. Ему он вроде не дал жить, как тому хотелось, и тот погиб в одном из военных конфликтов, куда отправился добровольцем по контракту. По словам Доктора, он пытался спасти хоть одну искореженную ним жизнь - мою то есть. Он узнал, куда привели меня мои скитания и мучимый угрызениями совести, по поводу загубленной моей судьбы молодого талантливого ученого, приехал сюда. Более безумным звучало его заявление, что он не собирается ни переубеждать меня бросить сталкерство, ни уезжать отсюда. Просто он хочет поддержать меня и помочь, если он в силах, исправляя тем самым то старое зло. Я тогда пожал плечами и сказал, что происшедшее до Зоны, меня теперь совершенно не волнует и он мне, соответственно, ничего не должен. И значит, может валить отсюда, куда ему будет угодно. Доктор не мог произнести ни слова, но я и так все понял - у него не было больше цели в жизни, и, прогоняя его, я отбирал у него последнюю надежду. И так бывает... И вот сейчас я лежу рассыпанным на куски, если не в прямом, то переносном смысле, на кровати в его тесной комнатенке и он борется за мою жизнь. А ведь для меня теперь нет никакой надежды... Но он продолжает говорить и до меня постепенно доходит, что говорит он не обо мне...
Волевым движением Меченый открыл глаза и с удивлением и страхом увидел вокруг себя все тот же влажный и густой туман. Он все еще сидел спиной к дереву, обугленному от удара молнии. Все тело затекло и он не мог сказать, сколько именно времени прошло с тех пор, когда он присел здесь. Пара часов или дней? Над волнующимися клубами тумана таяло последнее видение - его провожает Доктор. Провожает в последний путь, ни у кого из них нет иллюзий на тот счет, что они больше не увидятся. Порывы ветра треплют одежду и шерсть на прирученном любимце Доктора - псевдособаке "Злобном". Вот только глаза и у любимца, и у его хозяина сейчас полны печали, они смотрят вслед удаляющемуся Меченому...
Помотав головой и пару раз, открыв и закрыв глаза, Меченый, наконец-то, избавляется от остатков видений, делает первых несколько неуверенных шагов. Нужно идти. Нужно спешить. Много еще предстоит.

Глава 6
Эффект повторения.

«Боль, только боль
До конца честна со мной,
И она бывает сладкой,
Но все чаще злой.
А снег за окном скоро сменится дождем,
Это ангелы без крыльев плачут о былом...»

Снова знакомые места - Свалка. Давно наваленная кем-то и существующая в виде своеобразного перекрестка для маршрутов сталкеров. Говорили, что возникла она во время строительства Саркофага над четвертым энергоблоком и с тех пор неуклонно растет. Далековато, правда от самой АЭС, чтобы прямо так сразу и поверить в это. Но грандиозности ее размеров можно поразиться. Она навалена высокими отвесными горами из кусков железобетона и строительного мусора с вкраплениями насквозь проржавевшего и сгнившего металла. Исковерканные конструкции брошенной техники удачно дополняли картину. Кое-где разбросанные постройки, давали убежище многочисленным тварям - порождениям Зоны. Но самая главная опасность, конечно, - бесчисленное множество самых разнообразных аномалий, которыми славился этот район.
Меченый, на абсолютном автопилоте, пересекал эту территорию, стараясь не задерживаться нигде. И дальше бы шел в таком своеобразном ступоре, если бы не увидел нечто, совершенно, не соответствующее своему настроению. Проскользнув за ворота заброшенного ангара, Меченый постарался занять позицию как можно повыше, что бы точнее определиться с тем, что же его взволновало. А вот и причины беспокойства - четверо неряшливо и разномастно одетых людей прятались в тени ангара. Они сжимали в руках обрезы и автоматы, видимо, собираясь устроить кому-то неожиданно теплую встречу. Немного подождав, Меченый и сам вскоре увидел их предполагаемую жертву. Одинокая фигура рослого широкоплечего парня появилась из-за одного из многочисленных здешних закоулков. Появление этого парня мародеров не смутило - они покрепче сжали оружие и приготовились. Было, похоже, что именно его они поджидали - значит либо следили за ним до этого, либо знали его приблизительный маршрут. Это не честно - потому как, в любом случае в Зоне, никто, по не писаному правилу, по одной и той же дороге не возвращается. Тогда получается, что они решили судьбу этого незнакомца заранее. Меченый решил внести и свою долю неожиданности в их планы теплой встречи. Как и большинство сталкеров, Меченый люто ненавидел мародеров. Они нападали из засады, били предательски со спины. Особенную ненависть вызвала мысль о том, что все они выходцы из городка, что находится перед Кордоном. Они за глаза всегда поносили сталкеров, а сами днем притворялись добропорядочными гражданами, а вот по ночам выползали, как мразь, в ближайшие районы Зоны за легкой добычей. Он нападали на возвращающихся с хабаром (артефактами) сталкеров-одиночек. Но не всегда же им удается осуществить свои замыслы. Есть на свете и справедливость.
Меченый бесшумно спустился на асфальт и подкрался к ним сзади. В принципе у них уже не было никаких шансов. Он подобрался на расстояние броска к последнему из них. В одной его руке пистолет - в другой нож. Всего пару мгновений оставалось жить их главарю - здоровяку в длинном плаще с капюшоном и надетой на морду маске с прорезями, о чем тот и не мог догадываться, пока нетерпеливо выглядывал из своего укрытия. Оценив ситуацию, Меченый равнодушно про себя отметил, что при условии близкой перестрелки его могут и серьезно поранить, но это его не слишком обеспокоило. Вполне допустимо в пределах плана. Итак, приступим. Молниеносным броском он распрямил свое натренированное тело, и мгновенно оказался в роковой близости от ближайшего к нему бандита. Свист рассекаемого клинком воздуха, может, и насторожил мародера, но было поздно - с клинка Меченого уже стекала первая за сегодня кровь. Тем временем, не успел еще первый бандит, выпустив из рук обрез, упасть, а Меченый уже всаживал пулю за пулей прямо в лицо разворачивающегося к нему удивленного главаря бандитов. Капюшон слетел с его головы и маска в тех местах, куда попадали пули, сминалась и взрывалась фонтанчиками крови. Двое, насмерть перепуганных, оставшихся в целости, бандита с невероятным ужасом смотрели на Меченого. Он стоял в расслабленной позе, опустив руки с оружием вдоль тела. Над дулом его пистолета все еще вился едва заметный дымок, а с ножа медленно капала на асфальт кровь. Другого оружия у него не было – автомат, и рюкзак он оставил в стороне, чтобы максимально быстро двигаться. Но, двоим мародерам, и этого вполне хватило, для того чтобы насмерть перепугаться, как при появлении самого ангела смерти. Их гипнотизировал уверенный взгляд Меченого, который очень тихо, но властно приказал:
- Главаря закопайте у забора, а этого - при этих словах он пнул ногой валяющегося и стонущего от боли первого мародера. - У него пробито плечо и правое легкое, но в городе его быстро заштопают. Так, что берите эту падаль и бегом отсюда!
Последние слова он произнес угрожающим шепотом, но пугать их еще больше, было уже лишним. Они уже не думали ни о чем, кроме как бежать отсюда подальше и как можно быстрее. Подальше от этого места и самое главное от этого страшного человека, который легко убрал двоих из них, и очевидно не долго будет думать, перед тем как уничтожить и их самих. Они поспешно кинулись выполнять приказ, побросав свои обрезы на землю. Меченый пару мгновений, не моргая, наблюдал за их мельтешением, потом подобрал свои отложенные ранее вещи и спокойно, не оборачиваясь, вышел из тени ангара по направлению к медленно приближающейся фигуре сталкера.
Абсолютно расслабленная походка одетого во все черное сталкера, говорила о том, что он не ожидал подвоха или засады. Он равнодушно окинул взглядом неспешно приближающегося Меченого и продолжал свое путешествие, видно ни мало не беспокоясь. Черная матерчатая униформа спецназовского образца с красным изображением прицела, выдавала в нем новичка -"долговца". Эта организация состояла из сталкеров, что решили объединить усилия в борьбе против порождений Зоны. Меченый не имел ничего против их идеологии, но ему не импонировало подчиняться, чьим либо приказам. А это была военизированная организация, и субординация была у них на втором месте. Разумеется, после ДОЛГА перед человечеством. Сами "Долговцы" терпимо относились к сталкерам-одиночкам,

вроде Меченого, но частенько их презирали, попрекая мелочностью и работой за деньги. Но, открыто они не враждовали, а потому мирно сосуществовали на огромном просторе Зоны.
- Эй, братишка! - Меченый обратился так к незнакомцу не из-за неуважения, а из права более старого и значит более опытного сталкера. - От квада отбился?
Незнакомый «долговец» бросил в его сторону суровый взгляд, но все же произнес:
- Нет, я здесь по особому делу.
- Угу, - согласился Меченый и сделал шаг в сторону, чтобы «долговец», наконец-то, увидел мельтешивших в тени ангара мародеров. - Как и они! Тоже по особому делу - например, отправить одного сильно наивного и беспечного «долговца» к праотцам.
При этих словах молодой долговец быстро сдернул с плеча новенькую автоматическую винтовку и направил ее в сторону бандитов. Меченый своей рукой отодвинул ствол его оружия вверх и объяснил, что никакой угрозы они больше не представляют. Долговец решил поверить Меченому и опустил ствол. Когда же Меченый поинтересовался необычным дизайном оружия долговца, тот признался, что нес экспериментальный образец к себе на базу. И никто не должен был знать об этом, тем более разведать заранее и устроить засаду. Меченый устало повел плечами, это не его проблемы.
- Удачи, братишка!
Он положил руку на плечо долговца и увидел в его серых доверчивых глазах сожаление о расставании и еще благодарность. Крепко пожав друг другу руки, они разошлись - лишних слов не нужно, они ничего не стоят. Слова уносит ветер, а вот дела высекаются в этих мужественных сердцах навсегда. Долговец уходил, недоумевая, почему Меченый не заговорил о вознаграждении положенном любому сталкеру за помощь "Долгу". А сам Меченый, направляясь вдаль от этого "перекрестка" был уверен, что молодой долговец теперь и сам, когда-нибудь, безотчетно поможет другому. Так было, так есть и так будет. Или, по крайней мере, должно быть, если у них у всех еще есть будущее. Это то, что в Зоне неизменно.


Источник | Дата: 08.11.2009 | Категория: Фан рассказы | Просмотров: 939
Добавил: Игорь_Снайпер | Рейтинг: 0.0/0
avatar

Комментарии к материалу SЕРГЕЙ SУМКА - МИР ОТЧУЖДЕНИЯ ч.5

Всего комментариев: 0



Рекомендуем:

Вверх