Рассказ Жестокий мир (Часть 2) | Фан рассказы
Stalker Clear Sky Информация [105]Сталкер Видео [302]Сталкер Зов Припяти информация [133]Первый литконкурс от stalker-gsc.ru [69]
Фан рассказы [2615]Стихи, песни, поэмы [729]Интервью [140]Чернобыль [304]
Сталкер - основное [119]Сталкинг [39]Превью, обзоры игр Stalker [34]Рецензии на игру Сталкер [30]
Разное [333]Интересные игры [30]Каталог [407]На удаление [0]
Второй литконкурс от stalker-gsc.ru [112]Обзор модификаций [44]

Stalker 2 » Статьи » Фан рассказы

09:08:20

Рассказ Жестокий мир (Часть 2)

- Да пошёл ты. Мы таких в разведке ножом по горлу и…
- Ну-ка тихо! - приказал Антон и, встав между спорщиками, одного оттолкнул, а второго с силой усадил на место. – Это они так шутят. А вообще, они парни хоть куда. Ты не обращай внимания.
Вдруг, совсем недалеко послышался подозрительный шорох. Все разногласия тут же отошли на второй план. Трудно в честном споре отстоять своё мнение, если тебя убьют.
- Ей, миряне, выходите. Вы окружены, - голос звучал с другой стороны небольшой полянки с низкорослой травой, отделявшей поле от леса. Все резко прильнули к земле. - Судя по вашим крикам, вас не более трёх, а нас гораздо больше. Не усложняйте задачу, вам всё равно не выбраться отсюда. Даю вам одну минуту.
Алекс жестом поманил Антона.
- Они нас убьют? – прошептал он.
- Нет, это «Братья», а у них другие цели. Пленные ценятся гораздо дороже трупов. Если только побить могут.
- Он сказал, вас трое. Можем разыграть эту карту. Ты мне доверяешь?
- Нет, - не задумываясь, ответил Антон, - но выбирать не в моём положении. Прости, но я всегда стараюсь говорить правду. Итак?
- Я отползу в кусты, но нужно отвлечь их. Подождём, пока они все выползут наружу. С первым же выстрелом падайте на землю. Если я в кого из них попаду – подбирайте оружие.
- А если ты промажешь? – поинтересовался Толик.
- А если мы просто сдадимся? Решайтесь. И чем быстрее, тем лучше.
- Тянем время, - шепнул Ивану и Толику Антон.
- Это всё из-за тебя, козёл, - завопил во всё горло Иван. – Если бы мы свернули туда, куда я предлагал, мы бы сюда не попали.
Они оба вскочили во весь рост, побросали оружие и стали усердно разыгрывать спектакль. Надо сказать, постановка имела хороший успех у зрителей, которых уже через минуту насчиталось семеро. Приближаться они не рисковали, но довольные улыбки говорили о том, что актёры не зря едят свой хлеб. Следом встал и Антон.
- Да ты на себя посмотри, - парировал какой-то особенно удачный выпад Ивана Толик. – Третий день как с пальмы слез, а уже меня жизни учит, молокосос.
- Да вас, старых пердунов, всех нужно на обмен сдавать. Какой от вас прок: только тушенку переводите.
- Ребята, успокойтесь, не время сейчас.
- А когда время? У этих молокососов одно на уме: пожрать да поспать. Они и делать то толком ничего не умеют. Если нас, сторожил, не останется, вам всем кранты. Вы ж с голоду подохните.
Алексей медленно пробирался через густую траву. Уже девять. А пьеса то может иметь коммерческий успех, если актёры выживут. Что-то много зрителей. Надо будет билеты проверить: наверняка кто-нибудь зайцем проскочил.
До него доносились обрывки фраз. Ребята кричали громко, но все вместе, поэтому понять общий смысл становилось всё сложнее. Неожиданно, рядом кто-то шаркнул ногой. Алекс замер, ожидая, что сейчас на него кинуться и повяжут. Весь план к чертям из-за невнимательности.
Но ничего не происходило. Боец, который явно должен был подстраховывать своих, не выдержал и решил подойти поближе. Он повесил автомат на шею и стал вылавливать из перебранки особенно удачные перлы спорщиков. Алекс слегка приподнялся над травой. Они стояли так, что никто не видел ни его, ни этого беззаботного бойца. Значит десять? Сейчас есть шанс восстановить прежний счёт.
Он неоднократно видел как жизнь заканчивается, и сам не редко помогал костлявой старухе с косой. Нравилось ли ему убивать? Нет. Но жизнь научила его одной простой истине: даже самый слабый противник, к которому ты проявил милосердие, в конце концов всадит тебе нож в спину. Он не любил убивать, но умел это делать…
Можно ли закричать, когда рот тебе зажимают рукой, отводят голову чуть вверх и резким уверенным движением перерезают горло. Они оба упали в траву. Солдат изо всех сил дёргался, стараясь освободиться, но это едва ли помогло бы ему. Кров заливала одежду, руки и лицо, но Алексей не ослабевал хватки. Сейчас от смерти этого человека зависела его жизнь.
Мир действительно жесток. Но это понятие обоюдоострое. За всё, что ты когда-либо сделал, прейдет расплата. Он понимал это, но на кону всегда стояла и его жизнь. В игре, в которую он играл, не было хороших или плохих, а победитель всегда был прав. В таких условиях и вам захотелось бы быть на стороне тех, кто выигрывает. А проигравшие попадали в другие списки и прекращали игру навсегда…
Наконец, он разжал «мёртвую» хватку и столкнул с себя безжизненное тело. Наспех вытерев руки и лицо, Алексей снова привстал и огляделся. Никто не обращал на него никакого внимания. Перебранка уже затягивалась и с виду простой план грозился потерпеть полное фиаско. «Братьям» сценка ссоры слегка поднадоела и они почти вплотную приблизились к людям, спорящим из последних сил. Все аргументы были давно исчерпаны и даже начали повторяться.
Он расположился так, чтобы первой очередью накрыть как можно больше противников и не задеть своих. Прицеливание. Руки ещё дрожат. Никак не может успокоить ритм биения сердца. Всё, больше тянуть нельзя.
Прозвучали три выстрела с небольшой задержкой. Бойцы «НМ» повалились на землю как подкошенные. Ещё двое братьев тоже упали, но несколько медленнее. Минус два. Итого семь. Оставшиеся серые бросились врассыпную, беспорядочно паля во все стороны. Пора прикрывать. Выстрел, ещё, ещё. И ещё несколько. Теперь стреляли много: и свои и чужие. Ну что ж, ещё повоюем.
Алекс вставил новый магазин и прижимаясь как можно ниже, засеменил по направлению к бойцам «Нового Мира».
- Ты скольких снял? – спросил Антон в промежутках между выстрелами.
- Троих.
- И мы сейчас двоих, когда они врассыпную кинулись. Значит их всего четверо.
- Нет, пять. Там был ещё один. Вы его не видели.
- Пять, - повторил Толик перезаряжаясь. – Они теперь напролом не пойдут. Ты первым же патроном лидера группы завалил, а мы радиста. Им неоткуда подкрепления ждать. Если только они его сразу не вызвали.
- Здесь недалеко есть нейтральная база, - поддержал разговор Иван, когда Толик занял его огневую позицию, давая другу перезарядить автомат. – Мы. В принципе, туда и шли, но теперь надо ускорить темп. Что предлагаете?
- Гранаты есть? – Алекс выстрелял вторую обойму и теперь заряжал пустой магазин.
- Гранат мало, - отозвался Антон, - но есть несколько мин с дистанционными взрывателями. На продажу несли, но куда уж теперь.
- Это даже лучше.
- Двигаемся парами. Сперва Толик и Иван. Мы вас прикроем, а вы добегаете вон до тех кустов и прикрываете огнём нас. Тока Алекс, не трать все патроны разом. Стреляй одиночными.
- Не первый раз, - отозвался Алексей.
- Ну что, все готовы?
- Да.
- А то.
- Заводи шарманку!
- Пошли! - скомандовал Антон и они с Алексеем начали беспорядочно полить по позициям противника. В это время Иван и Толик, пригнувшись, побежали занимать выбранную позицию.
После небольшого замешательства, противник тоже перешёл на шквальный огонь. Алекс пригнулся и переполз на другую позицию. Наконец, свои начали стрелять из нового укрытия и они с Антоном рванули к ним. Зигзагообразными перебежками, добрались до небольшого рва, где окопалась поддержка.
- У нас проблемы, - сказал Толик и кивнул в сторону своего напарника.
Иван лежал на дне рва и держался левой рукой за бок, откуда текла кровь.
- Твою мать, - выругался Антон и, достав из аптечки какой-то шприц, подошёл к нему. – Потерпи, сейчас полегчает. Ёп! У него ещё и рука задета.
Он сделал какой-то укол Ивану. У того сразу перестала идти кров и он, кажется, даже стал легче дышать.
- Отличная штука, - пояснил Андрей, убирая шприц. – Что в неё медики пихают, я не знаю, но помогает на все сто.
Он перевязал раненого, пока Толик с Алексеем отстреливались. Где-то совсем близко, метрах в двадцати, раздался взрыв. Похоже, гранаты были не только у них.
- Иван, ты сможешь идти? – спросил Андрей.
- Да, кхе, - Иван явно был сильно ранен.
- Уходим «на Солнце», - приказал Антон и кинул Алексею мешок Ивана. – Там гранаты и мины. Действуй. Толик поведёт Ивана, а я вас прикрою. Так мы дадим небольшой крюк, но солнце будет их слепить. Алекс, козырей у нас больше нет.
- Значит, будем блефовать.
Антон достал одну из оставленных для себя гранат и приготовился. Толик повёл Ивана по дну рва, а Алекс куда-то исчез. Ладно, этот парень знал, что делает.
Алексей пробежал туда, куда в скором времени прейдут Толик и Иван. Он аккуратно прятал мины в наиболее удачных местах, где преследователи могли бы спрятаться. Пять на четыре. Вроде не много, но в той войне, что идёт не на экранах телевизоров и мониторов, а здесь, совсем рядом, это казалось большой разницей. К тому же, у них был раненый.
Вдруг послышался какой-то неприятный, нарастающий гул. Машина. Точно. Какой-нибудь старый зилок. Так и есть: из густой травы вынырнул потрепанный жизнью грузовичок. На какой свалке его вообще откопали? Хотя не в этом суть: в кузове сидело не меньше десятка человек. Ругаться он не любил, но сейчас почему-то очень захотелось. Слово «задница», в данном случае, звучала как-то очень уж культурно.
- Жопа.
- Да, причём полная, - согласился Толик. Они уже успели догнать Алексея и сейчас он ждал, пока Иван переводил дыхание, прислонившись к дереву. – Что-то Антон запаздывает.
И тут прозвучал взрыв, поднявший большое облако пыли. Послышались крики, за которыми последовала беспорядочная стрельба. Когда пыль улеглась, ребята увидели перевёрнутый грузовик, возле которого копошилось много людей. Их нагнал Антон.
- Эх, чёрт, промазал. Это они просто перевернулись, - ответил он на вопросительные взгляды ребят. – Граната недалеко от колеса взорвалась и водила резко крутанул руль. Вроде все живы, но раненые есть. Это их задержит.
А вы почему здесь стоите? Или вы что думаете, они нас отпустят после такого?
Толик взвалил раненого товарища на себя и они пошли дальше. Антон жестом остановил Алекса.
- У тебя всё готово?
- Почти. Но я не ожидал что их станет больше.
Вдруг, голоса приближающихся людей. Антон подмигнул ему и начал стрелять, постоянно меняя позиции. Нужно было втянуть их в перестрелку, чтобы они заняли подготовленные Алексом укрытия.
- Рано, - стараясь перекричать выстрелы, Алексей тоже постоянно переползал и перебегал на новые позиции.
Две из шести точек уже были заняты, причём их явно не торопились покидать. Хотя бы ещё одну. Детонатор активирует сразу все заряды – второго взрыва не будет.
Прислонив приклад к плечу, он стрелял в ответ на вспышки с той стороны: различить противника было тяжело. Они тоже прятались. Пули, с противным звуком рассекая воздух, пролетали над головой, прошивали тонкие деревца и впивались в землю, как нож в теплое масло. Один удачный выстрел и с жизнью можно попрощаться.
Алекс высунулся всего на мгновение, но этого хватило: большой палец уверенным движением привёл смертоносный механизм в действие. Послышались крики раненых. Выдернув чеку, он бросил гранату, но взрыва было два, а не один. Похоже, Антон сделал тоже самое. Командир нагнал его спустя несколько секунд.
- Отличная работа, - похвалил он Алекса. – Ты бы мне очень пригодился. И, вот ещё что, - он замялся. Толик с Иваном ушли уже порядочно, их даже не было видно. Он явно хотел что-то сказать, но не знал с чего начатью.
- Думаю… тебе не стоит идти дальше с нами, - слова давались ему с трудом. Может причина была в том, что они бегут и ему трудно говорить?
- Почему?
- Я не могу тебе сказать. Оставь себе оружие и патроны. Дорогу я тебе покажу, только уходи… С нами опасно.
- Я что, сопляк какой-то? Ты же видел, что я умею.
- Просто пойми, в этом мире ты либо за нас, либо против. Мы бы тебя хоть до дома доставили, но вот остальные… Это сложно объяснить. Просто уходи до того, как нас увидят смотровые.
- Поздно, - произнёс Алексей. Из небольшой, редко посаженной рощи они вышли на новое поле, посреди которого стояла деревушка, обнесённая стеной, сделанной из всего, что попало под руку.
- Ш-ш-ш.. Стой! Ш-ш-ш… Кто такие? Ш-ш-ш, – зашипел громкоговоритель и ветер унес его слова далеко в степь.
Чуть правее они увидели своих ребят, сидящих у дерева. Раненый было очень бледен, но держался молодцем. Антон достал рацию, вставил наушник в ухо и что-то затараторил не то на испанском, не то на итальянском языке.
- Что это он? – удивился Алекс.
- Это такие шифры. Не просто слова, а ещё и на разных языках, - объяснил Толик.
Иван было застонал, но тут же стиснул зубы и замолчал.
- Держись друг, - Толик попытался ободрить его.
- Ну всё, добро получили, - сказал Антон и поднял на Алекса грустные. – Иди с ними, я вас прикрою.
Они вместе с Толиком подхватили Ивана с двух сторон и почти бегом понесли его по направлению к воротам. Командир остался чуть позади. Вышедшие из леса «Братья» немного постояли, показывая на вышки, и ушли обратно в лес.
Ворота открыли сразу, как только они подошли. Ивана приняли несколько крепких ребят и унесли в один из домов. Через пару минут вернулся Антон и ворота закрыли. Всё это время, Алексей осматривался. Деревня состояла из двух десятков домов и четырёх вышек со снайперами. Дома здесь были сплошь старьё да развалины. Их обступила большая толпа людей. И где они только все жили?
- Ну как дела?
- Какой улов?
- Кто это были – Серые?
Толика и Антона засыпали вопросами, в то время как его предпочитали рассматривать на расстоянии.
- Можно попить? – спросил он у стоящего недалеко человека с командирскими нашивками «НМ». Алексей мельком взглянул на Антона, но тот быстро отвёл взгляд и что-то ответил на очередной вопрос.
- Конечно. Принесите ему воды, - распорядился офицер.
Секунд через двадцать принесли большую железную кружку. Холодная. Наверное, из колодца. Глоток, ещё, ещё. По телу разлилась приятная прохлада. Чем больше он пил, тем меньше он чувствовал боль в ушибленном колене. Глаза начали слипаться. Неужели за этот день он так устал, что сейчас просто валился с ног. Он выронил кружку и упал на землю. Какие-то люди подхватили его и понесли.
- Это всё от нервов, - успокаивал офицер. – Устал паренёк, вот силы его и подвели. Ничего: вот полежит, оклемается…
Последние фразы были едва различимы. Его глаза застилал туман, а разум медленно погружался в пустоту…
Он увидел высокое синее небо. Ни одного облачка и жаркое, палящее Солнце. Алексей поднялся. Он стоял на песчаном берегу. Слева плескались морские волны, справа – пальмы манили своей загадочностью и экзотикой. Он видел идущих по пляжу людей. Их было много: мужчины, женщины, дети, старики. И все они манили его, звали за собой.
- Здесь так красиво, - сказала какая-то маленькая девочка. – А ведь это только твой мир. Твоё представление о свободе и красоте. А что ты скажешь, когда увидишь другие?
- Идём с нами, - манили его другие люди.
Мужчины протягивали руки, девушки смущённо улыбались, дети водили хороводы и играли в прятки среди пальм, а старики задумчиво смотрели на него, стоя в сторонке.
- Где я?
- Ты что, не помнишь? – удивилась девочка. – Ты же «спишь».
- Но откуда здесь вы?
Один из стариков вышел вперёд.
- И мы здесь «спим». Просто ты ещё не совсем уснул… Мы пришли слишком рано.
Все развернулись и зашагали прочь. Только маленькая девочка, первой встретившая его, осталась.
- Куда они ушли?
- В свои сны.
- А почему ты не уходишь?
- Я подожду тебя, - сказала девочка и толкнула его в грудь.
Он вскочил как ошпаренный и с силой начал кашлять. Грудь болела, как если бы его ударили металлической трубой. Он никак не мог надышаться и постоянно кашлял. Наконец, ему удалось совладать с собой. Алексей огляделся. Коридор, на полу которого он сидел, больше походил на большую трубу. Можно было даже подпрыгнуть, но всё равно не достать до потолка. Коллектор. Проще говоря, канализация. Только они, кажется, были в поле.
В одну сторону труба уходила куда-то далеко и постепенно сворачивала вбок. С другой стороны, почти сразу была железная решётка. Рядом с ней стоял Антон.
- Я же говорил тебе – уходи! – грустно сказал он.
- Где я? – поднимаясь на ноги, спросил Алекс. – Что это за место.
- Я ведь просил тебя… Ещё там, в бункере я доложил, что мы нашли новенького. Ты идеально подходил. И Зов тебя не поглотил. Они таких любят.
- Кто? Кто они?
- Ты помнишь контролеров? – спросил Антон.
- Кто ж их забудет?
- Так вот, здесь, под воздействием зова, они смогли подчинить себе всех зомби и даже больше… Они научились думать и говорить. Ну не в прямом смысле говорить, но они понимают нашу речь, а свои слова просто помещают тебе в голову. Жуткие твари.
Алексей слушал и не понимал, как всё это связано с ним. Он мельком взглянул на часы: 10:12:32. Проклятье. Вот как неделя началась паршиво, перестрелкой с монолитом, так и закончится – смертью. Хотя унывать ещё рано. Что-то ему последнее время не везёт, хотя, если подумать, сам виноват.
- Раз в два три месяца, - продолжал Антон, - мы должны отослать кого-то на обмен. Что-то вроде дани: мы поставляем им новое «сырьё», а они нас не трогают. Не смотри на меня так, здесь ничего уже сделать нельзя.
Он рукой поманил Алексея и тот нехотя приблизился. Антон перешёл на шепот.
- Как только труба свернёт, смотри внимательно под ноги. Найдёшь мешок, там всё: автомат, патроны, вода и немного припасов. Запоминай очень внимательно: я сильно рискую, помогая тебе. Так вот, как только туннель выведет тебя на поверхность – осмотрись. Заметишь небольшую гору, её нельзя не заметить, иди туда. Не углубляйся в лес, но и на поле не выходи. Зомби там много, но контролёров не очень. К тому же, ты нужен им живым. Действуй смело, но с этими «звероводами» в бой не вступай – живым не уйдёшь.
Ничего не говори. Это меньшее, что я теперь могу для тебя сделать. Ты наверно думаешь: «А что ж он мне в лесу ничего не сказал, когда прогонял»… Стыдно мне стало. Мы тут такие крутые, спецназовцы, а своих продаём за гроши. Думал тебя уговорить успею, но… Прости.
Ладно, прощаться не будем. Ничего не говори. Только поторопись. Если быстро пойдёшь, то к точке выйдешь часа за полтора, не больше. Удачи.
Антон развернулся и вышел из небольшой комнатки по ту сторону решётки. Закрыв за собою дверь. Вот как жизнь то повернулась.
Вперёд. Темно, но ему не привыкать. Вот он. Достаёт только оружие: сейчас или пан, или пропал. Снимает часы и бросает их в рюкзак. Ничего лишнего: патроны, автомат и нож.
Туннель оказался не очень длинным. На улице светило яркое Солнце. Мир казался таким далёким от всего этого безумия, что Алексу, на мгновение, захотелось всё бросить и лечь на траву. Но только на один миг.
Ориентир он заметил сразу. Назвать этот холм-переросток горой язык бы не повернулся, но зато его было хорошо видно. Алекс зашёл метром на двадцать в лес и побежал.
Было очень непривычно: в лесу должно хоть что-то чирикать, скакать с ветки на ветку или стучать по сухим стволам. То самое незаметное копошение, которое и наполняет лес жизнью. В таком лесу, наверно, хорошо спать: ни криков по ночам, ни комаров. Вот только всё равно как-то не по себе: мозг расслабляется, а мышцы наоборот. Как будто шестое чувство. И ведь не подвело.
Первого он заметил спустя тридцать минут. Человек, если его так можно было назвать, выглядел вполне мирно. Как будто грибы собирал: постоянно наклонялся, что-то искал в траве, а затем переходил на новое место. Вот только наклонялся он не чтобы сорвать «дары природы», а чтобы нюхать землю.
Алексей аккуратно обошел его и направился дальше. Спустя пару минут он наткнулся на ещё одного. Тоже бывшего сталкера в рваных обносках. Забрав чуть правее в лес, он обошёл и его. Спустя всего десять минут, «грибников» стало просто сложно обходить. Приходилось всегда быть начеку. Он терял драгоценное время, но ввязываться в бой не хотел.
Вдруг, когда уже казалось, что очередной плотный кордон пройден, он услышал позади себя быстрые шаги и знакомый стон. Рефлексы сработали идеально: он уклонился как раз в тот момент, когда снорк прыгнул. Жалкое подобие человека, передвигающееся на четвереньках, резко развернулось и с невероятной скоростью ринулось на Алекса. Выбора не оставалось. Тишину леса нарушили три одиночных выстрела. Два первых, в плечё и руки, не произвели на снорка никакого впечатления, а вот последний попал в голову. Существо откинулось назад, упало на спину и дико завыло в предсмертных муках. Его стон подхватили зомби.
Подул холодный ветер. Ничего, сейчас согреемся.
Они были повсюду. Иногда казалось, что они просто вырастали из под земли. Чтобы убить зомби, нужно попасть ему в голову. Странно, не правда ли? Зомбированный, по своей сути, перестаёт пользоваться мозгом. Всё сводится к моторным навыкам и постоянному чувству голода. Для таких задач весь мозг не нужен. Именно поэтому они так легко поддаются «гипнозу» контролёров – мозг не сопротивляется.
Главное в борьбе с ними лишить их возможности передвигаться. Самый лучший способ, это повредить нервную систему, позвоночник, перебить кость или изрешетить ему всю голову. В конце концов, что-то его должно остановить, или он остановит вас.
Алекс стрелял только в самых экстренных случаях. Ни разу не видел, чтобы по лесу разбрасывали патроны, зато как они заканчиваются и что бывает после этого он видел частенько. Выстрел – пуля с легкостью пробивает плоть. Пинок ногой или удар прикладом. Главное, не останавливаться.
Сколько же их здесь. Солдаты, сталкеры, бандиты, преступники, гражданские. Когда стреляешь в них, не задумываешься, что когда-то они тоже были людьми, дышали тем же воздухом, ходили по той же земле, ели ту же пищу. Ну, или почти ту же. Ты не задумываешься, ты просто стреляешь. Бах - сквозная дырка. Клац – очередной патрон в стволе. Бах - ломается кость ноги. Клац – использованная гильза отлетает в сторону, а на её место встаёт новый патрон.
И тут он почувствовал, как по его спине бегут мурашки. Он ни с чем не перепутает этот звук и эти ощущения. Что-то или кто-то просто взял и поместил слова в его мозг, как будто они там были всегда. Каждая буква, пытаясь перекричать другие, с невероятной силой давила на психику Алекса.
- СтАлКеР, тЫ сИлЁн. СтАнОвИсЬ оДнИм Из НаС. оНи ПрОсТо ИсПоЛнИтЕлИ, а Ты МоЖеШь СтАтЬ вЫшЕ вСеГо ЭтОгО. мЫ – нОвАя РаСа, сПоСоБнАя ПоШаТнУтЬ уСтОи ЭтОгО пРоГнИвШеГо ОбЩеСтВа. Мы ЗаХвАтИм МИР… Мы ПоМоЖеМ тЕбЕ ОТОМСТИТЬ!
Зомби остановились, как по приказу. Алекс выстрелил ближайшему их них в ногу, хрустнула кость, и он упал. Никто не пошевелился. Алексей огляделся: чуть дальше в толпе стояли несколько серых фигур. Он сразу узнал контролёров. Высокие, с противными рожами – едва ли похожие на людей твари.
- ДуМаЙ бЫсТрЕе! Мы ВиДиМ тВоИ мЫсЛи!
Ну раз видят, значит и ответ знают. Алекс ударил из всех сил ближайшего зомби и рванул вперёд. Он никогда не видел бегущих зомби. Многие падали, валили на землю своих, вставали и снова падали. Но бежали. По сторонам прыгало несколько снорков. Пару раз он останавливался, чтобы сделать несколько выстрелов, перевести дыхание и снова бежать.
Ловкий прыжок и Алексея сбивают с ног. Он падает, делает кувырок и выстреливает снорку четыре патрона в голову. В отличие от зомби, они не лишаются способности мыслить, а просто сходят с ума, поэтому повреждение головного мозга для них фатально. Зачем четыре выстрела? Вот это уже похоже на панику.
Он вскакивает, с трудом уклоняется от очередной попытки сбить его с ног, попутно ударив второго снорка прикладом по голове, и бежит что есть сил дальше. Из-за деревьев уже не видно холма, но он запомнил примерное направление и корректирует его по Солнцу.
- Не БуДь дУрАкОм. Тебе Не ПоБеДиТь! Ты СтАнЕшЬ лИбО тАкИмИ кАк Мы, ЛиБо кАк ОнИ. дРуГоВа ВыБоРа НЕТ!
Кто-то схватил его за ногу и Алекс со всей силы рухнул на землю. Несколько существ навалилось на него и придавило массой. Он попытался добраться до ножа, но ему скрутили обе руки. Контролёр подошёл и встал перед ним.
- Ты ВсЁ рЕшИл СаМ!
Неожиданно, всё стало каким-то далёким и не существенным. Боль, страх, отчаяние пропали, а на их место пришла сила. Она наполняла его тело, очищало мысли, давала новые возможности и обозначала другие приоритеты.
Он встал с такой лёгкостью, будто его накрывало шёлковое простыня, а не десяток здоровенных тел. Они разлетелись как лёгкие пушинки под дуновением ветра. Контролёр направил к нему свою руку, и приготовился взять над ним «психический» контроль, но было уже поздно. Те несколько метров, что разделяли их, Алекс преодолел, казалось, за один шаг и просто слегка толкнул монстра. Его подкинуло вверх и отшвырнуло далеко в сторону. Контролёр ещё только летел, а Алексей уже сворачивал головы двум стоящим недалеко сноркам. Оставшиеся снокри и контролеры, будучи от природы не обделённые задатками интеллекта, кинулись врассыпную, чего нельзя было сказать о зомби. Постепенно, эта сила вытесняла его сущность. Ну кто ещё стоит здесь на ногах?
- Это невозможно… – контролёр потерял свою силу и теперь его слова были едва различимым шёпотом. Алексей не стал церемониться с ним. Всё решил один удар.
А зомби тупо шли навстречу своей смерти. Может, оно и к лучшему?
Что-то двигалось там внизу. Это существо, напоминавшее человека, упорно шло куда-то. Падало, вставало и шло снова. Ему не хватало сил? Нет, оно просто не могло справиться с ними. Иногда, в порыве гнева, оно с легкостью валило деревья лишь дотронувшись до них рукой.
Алексей наблюдал за собой, перемещаясь с верхушки одного дерева на другое. Как так вышло, он не знал, но теперь его было двое: тот, что умел думать, летал где-то здесь, а тот, что плёлся внизу, напоминал заевшую заводную игрушку, тупо идущую вперёд.
Но шёл он правильно. Вот уже сквозь кроны деревьев виднелась смотровая вышка. Луч прожектора светло-голубой стрелой рассекал вечерний полумрак. У ворот стояло несколько человек. Сейчас ему не нужно было напрягать зрение, чтобы рассмотреть их лица. Он просто их видел. Последний «Зов» наделил его этой невероятной силой, и этим необратимым проклятьем. ОН был уже возле этих людей, когда он только выходил из леса. Алексей не мог разделить себя на живого зомби и бестелесного духа. Столько пройти и всё зря. Он понимал, что заслуживает смерти, но он хотел бы посмотреть в глаза Сергею. Последний раз, но своими глазами.
Откуда-то издалека раздался едва различимый голос. Он торопил его, звал, как маленькая капризная девчушка просит купить ей новую куклу.
Нет, ему ещё рано. Должен быть способ. Он мгновенно оказался возле себя. Тупой, ничего не выражающий взгляд, открытый рот с капающей из него слюной и вывалившимся языком, идиотская ломаная походка. Как он только ещё помнил, куда нужно идти.
Алекс попытался «дотронуться» до своего сознания. Его обожгла резкая боль и он отступил назад. Что теперь для него боль? Он должен её перетерпеть. Но вторая попытка была ещё хуже первой: его откинуло назад, а чувство, как будто что-то сжигало его изнутри, никак не хотело униматься. Он стал забывать прошлое, будто каждую секунду сгорала очередная страница его книги жизни. Ещё несколько попыток, и все воспоминания о родителях обволакивает густой туман забвения.
Снова и снова он пытался проникнуть «внутрь себя», но лишь продолжал забывать: дни, недели… годы. Наконец, он забыл почти всё, только последние несколько дней служили ему напоминанием, что он вообще существовал в этом мире. Как раз столько бы поместилось в голове «зомбированного» человека.
Он увидел мир таким, каким видел его всегда. Мышцы отказывались ему подчинятся, ноги подкосились и он упал. Боли не было. Для её осознания просто не осталось места. Колоссальным усилием воли он смог поднял голову. На него смотрел Сергей. В его взгляде не было злости или ненависти.
- Если хочешь, я не буду стрелять. Ты вернешься на полигон и проживёшь… нет, просуществуешь там, сколько сможешь. Назвать это жизнью нельзя.
Алекс попытался что-то сказать, но смог выдавить только какие-то не членораздельные звуки. Сергей внимательно смотрел на него и Алекс не сводил взгляда с Сергея. Это всё, что он сейчас мог ему «сказать».
Старый друг достал автомат и передёрнул затвор.
- Я не держу на тебя зла. И ты прости меня, если можешь.
Алекс едва заметно кивнул головой. Холодный осенний ветер унёс звук выстрела в бескрайнюю степь по обе стороны реальности.
Один из учёных приблизился к Сергею.
- Сколько вам нужно времени?
- Неделя, - ответил человек в защитном радиационном костюме. – Потом мы соберём все необходимые показания и вытащим вас отсюда на реабилитацию.
- Потом не будет, - отрезал Сергей. – У вас ровно неделя.
Он поднял тело друга, взвалил его на плечё и зашагал в сторону леса, откуда недавно вышел Алексей.
Он снова был на берегу моря. Широкий песчаный пляж, прозрачная вода, синее небо, пальмы. Всё, как на рекламной картинке жевательного батончика. Всё, кроме этой девочки.
- Ну почему ты так долго? – спросила она и в её голосе прозвучали нотки укора. – Я тут скучаю одна, видишь ли, жду его. А он там развлекается.
Память вернулась к нему, как будто ничего и не происходило.
- Я просто должен был попрощаться со старым другом.
- Ясно, - хихикнула девчушка и, схватив его за руки, потянули играть с накатывающимися на пляж небольшими волнами.
- А может ты покажешь мне свой мир? – спросил Алексей.
- Покажу, только сперва дождемся ещё кое-кого.
- Я думал, я у тебя один, - решил пошутить Алекс.
- Он, конечно, тебе не ровня, красавчик, - сказала девчушка попытавшись придать себе максимально невинный взгляд, но глаза её выдавали.
Алексей рассмеялся.
- Познакомишь? – спросил он.
- А ты его и так не плохо знаешь, - подмигнула она и звонко рассмеявшись с разбегу прыгнула в теплую морскую воду.

Дата: 09.08.2011 | Категория: Фан рассказы | Просмотров: 713
Добавил: Айдыс93 | Рейтинг: 0.0/0
avatar

Комментарии к материалу Рассказ Жестокий мир (Часть 2)

Всего комментариев: 0



Рекомендуем:

Вверх