Последний шанс (4 глава) | Фан рассказы
Stalker Clear Sky Информация [105]Сталкер Видео [302]Сталкер Зов Припяти информация [133]Первый литконкурс от stalker-gsc.ru [69]
Фан рассказы [2615]Стихи, песни, поэмы [729]Интервью [140]Чернобыль [304]
Сталкер - основное [119]Сталкинг [39]Превью, обзоры игр Stalker [34]Рецензии на игру Сталкер [30]
Разное [333]Интересные игры [30]Каталог [407]На удаление [0]
Второй литконкурс от stalker-gsc.ru [112]Обзор модификаций [44]

Stalker 2 » Статьи » Фан рассказы

10:16:55

Последний шанс (4 глава)

Глава 4

 

   Игорь проснулся, ощутив прикосновение к лицу чего-то горячего. Не открывая глаз, потёр рукой пылающие щёки и понял, что лежит под прямыми лучами солнца. Причём, судя по всему, давно. Светило – нечастый гость в этих краях – поливал землю Кордона своим ярким светом. По полям бегали собаки, где-то под мостом тихо журчал маленький родничок, а капли росы на стебельках травы лениво колыхались от маленького ветерка, переливаясь радужными красками на солнце. С первого взгляда вроде бы обычная местность, даже и не скажешь, что всё это находится за «колючкой» и под охранением.

   Новичок открыл глаза и, потянувшись, сел. В лицо ударил приятный прохладный ветерок. Игорь прислушался к своим ощущениям: всё нормально, только голова слегка гудит, да и то это не слишком ощущается. Хорошо, что выпил вчера немного, а то неизвестно, насколько хуже чувствовал бы себя сейчас и смог ли вообще идти…

   Новичок обернулся, проверил наличие рюкзака и оружия. Всё на месте. Так, а время сколько?.. Он включил карманный персональный компьютер и глянул на электронные часы в углу экрана. 8:30. Не рано, но и не поздно. Нужно быстро есть, потом искать Окуня и отправляться с ним. Странно, что он до сих пор не разбудил. Ну, дела, наверное. С этим коротким планом действий на полчаса Игорь взял в руки рюкзак, раскрыл его и стал искать что-нибудь из еды. Консервы он отсеял сразу, решив оставить это на вечер. Так, сухая картошка… сгодится. Ещё нужна ложка, кружка и хлеб. Найдя всё необходимое для завтрака, он положил это на пол, ненужное спрятал в рюкзак и достал из бокового кармашка спички – нужен маленький костерок, чтобы подогреть воду и растворить в ней картошку. Только новичок стал собирать небольшие веточки для разведения огня, мимо него к выходу из деревни проходили два человека, одетые в потёртые кожаные куртки, камуфляжные штаны и с рюкзаками за плечами.

    - Эй, - окликнул Игоря один из них, остановившись, - это ты позавчера сюда прибыл?

   Синёв поднял голову, оглядел ходоков и неуверенно ответил:

   - Ну, я…

   - Вот и замечательно, - парень кинул беглый взгляд на своего друга, присел на корточки напротив Игоря и, растянув губы в улыбке, больше похожей на ухмылку, обратился к нему: - Тогда у нас к тебе дело есть. Тебе же, наверное, нужен нормальный ствол? – он красноречиво кивнул на обрез, что лежал рядом с новичком. – Это же так, рогатка.

   Игорь внимательно посмотрел в большие водянистые глаза парня, на его растянутый в кривой улыбке рот и на его дружка, приподнявшего бровь в ожидании ответа. Не нравились ему эти два типа, слишком подозрительные. Про таких обычно говорят «скользкие». На них у Синёва очень хорошая чуйка и намётанный глаз, способный на расстоянии вычислять лжецов.

   - Не надо, спасибо, - сказал новичок. – Мне и моей «рогатки» хватит.

   - Ну, может, на первый месяц и хватит, пока ты здесь отсиживаться будешь. А потом?

   - Сказал же, не надо.

   - Да чё ты мнёшься-то? Ну, вот представь себе…

    - Не, мужики, говорю же, не нужно мне, - повысил тон новичок. – Тем более я «пустой».

   - Так это же вообще не проблема! В залог есть что оставить? Даёшь это нам, забираешь волыну, потом приносишь деньги, мы тебе возвращаем твою вещь – и все довольны. Пойдём, тут недалеко у нас…

   - Не надо! – Игорь нахмурился и зло сверкнул взглядом на приставших к нему ходоков.

   - Слышь, да то, что у тебя сейчас, это же реально рогатка! – подал голос «дружок», до этого скромно переминавшийся на дороге с ноги на ногу. – Сидрыч же козёл старый тебя надул как пре… шарик. А так нормальная пушка будет. Залог только оставишь – и всё окей! Ну?

    Игорь уже и не знал, что ответить. Пошлёшь грубо – ещё угрожать начнут, опять вежливо откажешься – больше насядут. И только Синёв открыл рот, чтобы сказать первое, что придёт в голову, из-за обломка кирпичной стены, оставшейся от того дома, на месте которого Игорь ночевал, вышел Окунь в полном боевом облачении. Он прислонился к уцелевшей части дома, провёл рукой по волосам и с ухмылкой произнёс, глядя на ходоков, что донимали Синёва:

    - Ну и какого лешего вы тут делаете, братья-разбойники?

    Парень, который сидел на корточках напротив новичка, резво вскочил и отшатнулся. В глазах появился страх, колени задрожали. Его напарник повёл себя подобным образом.

    - О, здорово… - промямлил ходок, пытаясь выдавить нечто наподобие приветливой улыбки, но, так как его челюсть ходила из стороны в сторону, это было задачей нелёгкой. Кинув затравленный взгляд на Игоря, он быстро перевёл его обратно на Окуня и залепетал: - Мы тут типа знакомимся…

    - Слышьте вы, типа, - угрожающе сказал сталкер, пнув к ногам «братьев-разбойников» камень, - а ну-ка дружно взялись за ручки и вприпрыжку исчезли из деревни.

    Парни не стали долго раздумывать над рекомендацией, а тут же развернулись и спешно затрусили прочь, изредка оборачиваясь на Окуня и что-то бубня себе под нос.

   Сталкер проводил их довольным взглядом, зевнул и обратился к Игорю:

   - Ну что, есть собираешься?

   - Ага, - ответил Синёв, улыбнувшись. Он был очень рад тому, что сталкер избавил его от надоедливой парочки, хоть и не ожидал, что будет с ними разговаривать так резко.

   Окунь посмотрел на вещи Игоря и, остановив взгляд на упаковке с сухой картошкой, сказал:

     -  Да убери ты это, в Зоне съешь. Там у нас от завтрака немного осталось, давай тарелку, я тебе наложу.

     Игорь протянул сталкеру алюминиевую чашку. Тот взял её и со словами «подожди минуту» скрылся за кирпичной стеной. Вскоре он вернулся, сел на пол напротив Синёва и отдал ему его чашку, наполненную гречкой вперемешку с кусками мяса. Еда дымилась и источала довольно приятный аромат. Игорь благодарно кивнул и начал есть.

   - Ты ешь, а я тебе в это время расскажу кое-что, - произнёс Окунь. – Значится так. Сейчас мы с тобой выйдем из деревни и пойдём через весь Кордон на Свалку, потом направляемся в бар, а из него на Армейские Склады. Дорога в один конец должна занять около полутора суток, учитывая остановки, ночлег и тому подобное. Чем дальше будем углубляться в Зону, тем дорога будет опаснее. Уже на Свалке нам могут встретиться стаи слепышей и даже кровососы. Ну и аномалии, естественно, обязательно будут, причём везде. Потому, чтобы выжить, тебе необходимо усвоить несколько важных правил. Первое. Во всём, всегда и везде слушайся ведущего. На данный момент для тебя им являюсь я. Мои решения не оспариваются, так как я в практике по выживанию в местных условиях опытней, чем ты. Поэтому, что бы я не скомандовал, каким бы глупым не выглядело приказание, немедленно исполняй его, даже не задумываясь. Не вздумай проявлять самодеятельность, она может стоить тебе жизни. К примеру, я засёк снайпера, а ты беззаботно идёшь и ни о чём не подозреваешь. В таком случае командую «лежать» и ты должен немедленно упасть. Что бы на земле не находилось. Пусть даже куча фекалий. Жизнь-то, поди, важнее будет, чем чистоплюйство. Не ищи других мест для приземления, иначе пуля достанется тебе в подарок. Это понятно? Тогда слушай второе правило. Не отходи от меня ни на шаг. Местность тут не особо доброжелательная, если можно так выразиться, поэтому не смей ни к чему прикасаться и упаси бог тебя взять что-то в руки без моего ведома. Привожу пример: я заметил аномалию и обошёл её, а ты её не видишь, заинтересовался чем-то в стороне, захотел подойти поглядеть поближе – и бац! – попал прямо в эту аномалию. Я тебе по пути постараюсь их хоть часть в действии показать. Да, пускай способы, которыми они могут тебя умертвить разные, но исход один – смерть. Глаз  у меня на заднице нету, ни одного. Поверь на слово. Так что постоянно следить за тобой не смогу, и ты  должен понимать, что сам отвечаешь за свою жизнь. Если ослушаешься меня и выживешь после этого – доведу до ближайшей нейтральной базы и там оставлю, возиться с тобой в дороге не собираюсь. А что делать после этого – это уже будут твои проблемы. Всё ясно? Вопросов и недовольств не возникло?

    Игорь как раз дожевал последний кусок мяса, отложил чашку в сторону и кивнул, переваривая информацию. Казалось бы, такие простые истины, а до рассказа сталкера сами они в голову как-то не пришли. Может быть, он и поступил бы так, как нельзя. Придётся себя контролировать.

   - Ну и отлично, - довольно сказал Окунь. – Очень надеюсь, что эксцессов не возникнет. А теперь иди, помой свою чашку и собирайся. Идти пора.

   - А где помыть? – спросил Игорь, вставая с грязной посудиной в руке.

   - А вон там ручеёк есть, - сталкер махнул рукой за кирпичную стену. – Не бойся, фон в нём нормальный, регулярно измеряем.

   Игорь завернул за стену и стал спускаться с невысокого пригорка в ложбинку. На её дне, тихо журча, тёк небольшой прозрачный ручей. Он был настолько маленьким, что создавалось впечатление, будто это всего лишь стекает с пригорка накопившаяся на нём  дождевая вода. Быстро помыв в ручье чашку, Игорь вернулся к месту своего ночлега. Окунь сидел на полу и разбирал обрез новичка. Тот, увидев сие зрелище, сконфузился и тихо произнёс:

   - Зачем ты это? Я же сам вчера…

   - Ты давай собирайся, - сказал сталкер, не поднимая головы. – Тем более, мне лично интересно, осталась ли у Сидоровича ещё хоть капля совести.

   Игорь пробурчал «ладно», сложил чашку и ложку обратно к себе в рюкзак, достал из него коробку с патронами для обреза и отсыпал половину. Десять штук положил в специальные кармашки на поясе, остальные россыпью кинул в карман.

   - Слушай, - обратился он к Окуню, складывая коробку обратно в рюкзак, - а кто те двое, которых ты выгнал?

    Сталкер собирал оружие, сосредоточенно что-то бубня себе под нос, из-за чего не расслышал вопроса.

    - Что? – Он вопросительно поднял взгляд на Синёва.

    - Я говорю, кто те двое?

   - А, эти… - Сталкер защёлкнул стволы двустволки и протянул её Игорю. – Да так, отребье местное. Чук, который особо настырный, и дружок его – Гек. Кстати, я посмотрел твой обрез, вроде нормальный. Повезло тебе. Итак, я о братанах говорил, да? В общем, ходит слушок, что они с бандюками со Свалки корешат, но, хоть и доказательств этому нет, доверительно к ним никто не относится. А Сидорович так вообще презирает, и приказал: если появятся в лагере – гнать в шею. Думает, что они хотят дать бандитам на него наводку, то есть проследить за ним и сказать время, когда его погреб менее всего защищён, охранника нет и тому подобное. Короче, решил старик, что ограбить его задумали. Может, и правда есть такое, я без понятия. Кстати, и вот тебе ещё совет: встретишь таких в Зоне на узкой дорожке – сразу вали, не ошибёшься.

   Услышав последнюю фразу, Игорь замер. Опять упоминание о вражде между людьми. Тут что, оборона Чернобыля, что ли, что только и говорят об убийствах?

   - Окунь, - тихо сказал новичок, задумчиво посмотрев на сталкера, - тут часто стреляют?

   - В смысле? Странный вопрос. В Зоне да не стрелять…

   - Я имею в виду, люди друг в друга.

   - А, вот ты про что… - Сталкер нахмурился и после недолгой паузы произнёс: - Если отряд «Свободы» и квад «Долга» столкнутся, причём не в лучшем расположении духа, то да, могут и повоевать, так сказать. А вообще не бойся, у нас, вольных ходоков, почти со всеми группировками внутри Зоны, кроме наёмников, нейтралитет. Опасаться надо только мародёров да военных, но последние в основном за Периметром сидят, так что их тоже как-то не особо. Бандюки на большие отряды не нападают – трусливые они больно. Максимум на двух человек, и то только если те не слишком хорошо вооружены и экипированы. Ну ладно, сам всё увидишь и узнаешь, пошли.

    Игорь повесил обрез на плечо, взвалил рюкзак на спину и положил пистолет в специальный набедренный кармашек. Окинув беглым взглядом новичка, сталкер удовлетворился его внешним видом и направился к выходу из лагеря.

   Дойдя до дороги, Окунь остановился, достал из кармана комбинезона два болта, к резьбе которых было привязаны по две ярко-жёлтых ленточки. Один протянул Игорю, другой оставил себе, подбрасывая на ладони и глядя на то, как ветер пытается сорвать со стоящих у дороги деревьев зелёную листву.

   - Это зачем? – спросил Игорь, переводя взгляд с выданного ему болта на сталкера. Тот вздохнул, повернулся к ведомому и ответил:

   - Его надо бросать впереди себя, чтобы прокладывать безопасную дорогу. А ленточка нужна для того, чтобы болт было чётко видно на земле… Кстати, вот ещё что. Если увидишь в пути что-то подозрительное – сразу говори мне.

   - А что считать подозрительным?

   - Всё, что внушает тебе опасения, а также человека.

   - Хорошо, - неуверенно сказал Игорь. – Скажу.

   Окунь поднялся по земляному склону на асфальтированную дорогу, свернул налево и зашагал в сторону фермы, в которой Игорь вчера оборудовал себе тайник.

   Новичок направился за сталкером, глядя на его широкую спину.

   Пройдя метров двести, он обернулся. Лагерь на Кордоне уже почти скрылся за разросшимися кустарниками и деревьями, на виду оставались лишь скелеты крыш. «Спасибо, - мысленно сказал Игорь, обращаясь к обитаемой деревне, приютившей его на пару дней. – Странное это место, если подумать… Казалось бы, где находится, а обстановка такая умиротворяющая. Люди, можно сказать, дружелюбные. Ну, если не считать тех двух шарлатанов, которые под подозрением у Сидоровича, но они даже не отсюда. После пребывания в лагере просто не верится, что где-то ближе к центру Зоны люди воюют. Ведь почти везде одинаково, наверное. Ну, аномалий больше, мутанты опаснее, но ведь это только повод сплотиться перед лицом общей опасности. Из-за чего враждовать? Непонятно…» Игорь даже уже успел пожалеть, что пришёл сюда. Есть ли в этом смысл, если, как и за Периметром, тут идёт война? Где ещё проще заработать денег – вопрос спорный… «И что ждёт меня впереди? Ну, дойду с Окунем до Складов, а артефакта там нет. Не приведи господь, конечно. Заберут его уже, к примеру, те трое, кому он по праву принадлежит. И что после этого? Удастся мне самому насобирать нужную сумму на простых дешёвых артефактах, себестоимость которых максимум несколько тысяч рублей? Помру в первой самостоятельной ходке, да и всё… А если вернуться с Окунем на Кордон, шансов нет тем более. В том, что тут и кабанов найти трудно, я сам вчера убедился. Ещё варианты? Можно примкнуть к какой-нибудь группировке. Нет, они же воюют друг с другом, могу погибнуть в одной из схваток между кланами… Хотя рано я, наверно, думать об этом начал. По ходу времени уже многое станет ясно, а пока надо просто учиться…»

   Погружённый в думы, Игорь и не заметил, что они уже прошли и мост над руслом высохшей реки, на котором вчера была, а сегодня удивительным образом уже исчезла аномалия. И ферму, и бывшую автобусную остановку. Синёв просто шёл, механически переставляя ноги и тупо смотря на ботинки сталкера. Очнулся новичок только тогда, когда увидел метрах в пятидесяти справа большого рыжего псевдопса.

   - Окунь! – вскрикнул Игорь и дёрнул ведущего за рукав, указав на мутанта. – Вон там!

   - Да знаю я, - проворчал сталкер, покосившись в сторону пса. – Не боись, в одиночку на вооружённых людей они не нападают, вдвоём могут, но и то только если сильно голодны. Просто иди и не обращай на него внимания. Сам свалит.

   Слова Окуня немного утешили Игоря, однако не успокоили до конца, и он продолжал с опаской глядеть на зверя. Тот, в свою очередь, тоже внимательно следил за человеком. Постояв там ещё с минуту, он мотнул башкой и потрусил по своему прежнему маршруту. Вскоре он скрылся за деревьями и зарослями кустарников, однако его шкура ещё долго мелькала среди всей этой зелени.

 

* * *

   

   Дорога не отличалась многообразием. Аномалий вообще не попалось, по крайней мере – прямо на пути. Мутантов, кроме того рыжего псевдопса, тоже больше не встретилось. Справа и слева то и дело мелькали развалины кирпичных или деревянных строений. Потрескавшееся дорожное полотно вело далеко вперёд и вовсе казалось бесконечным. Свинцовые тучи, уже закрывшие собой ясное небо от взора путников, выглядели сплошным серым покрывалом. Если бы не было асфальтовой дороги, и Игорю предложили найти обратный путь до деревни новичков – он едва ли бы смог это сделать. Лишь когда они поднялись на возвышенность, глазам открылась иная картина. Почти что прямо над головой нависал старый железнодорожный мост. Под ним, видимо, когда-то был оборудован блокпост. Об этом свидетельствовали два стальных каркаса в стороне от дороги. На них болтались остатки камуфляжного брезентового «покрывала». Под этой импровизированной палаткой в беспорядке были свалены деревянные ящики, бутылки из-под энергетических напитков, консервные банки, пустые магазины для автоматов и пистолетов и гильзы. Прямо в центре бывшего блокпоста стоял старый армейский «УАЗ». За ним дорога уводила вправо, а за деревьями, по левую сторону от асфальтовой полосы, виднелись два длинных кирпичных строения. Здания были огорожены по периметру колючей проволокой, натянутой между вбитыми в землю кольями. Внутри «кольца» без труда можно было разглядеть человеческие фигуры. Видимо, сей комплекс представлял собой базу какой-то группировки.

   - Так, - произнёс Окунь, кинув вперёд болт; тот долетел до брошенной машины, со звоном ударился об её капот, отскочил от него и упал на землю, - мне в этот лагерь надо. Будь там улыбчив и дружелюбен, местные «вольники» не любят угрюмых. – Сталкер усмехнулся, ободряюще похлопал Игоря по плечу и, подняв болт, зашагал к лагерю.

   По размерам он был чуть больше деревни новичков. И по значению важнее, так как здесь было сосредоточено много ремёсел, необходимых в условиях Зоны: крупная торговля – как едой, так и патронами, огнестрелом, – ремонт оружия и починка защитных костюмов и даже тюрьма для нарушителей или бандитов. Каждый в лагере занимался каким-то своим делом, и бездельников с первого взгляда не было.

   Спросив у одного из охранников какого-то Рыбу, Окунь получил ответ и, руководствуясь им, зашёл одно из строений. В его стенах было много дыр, заколоченных как попало досками; осколки кирпичей отсюда давно убрали, и, судя по всему, даже периодически подметали пол. Были ещё и дыры в крыше, но только у входа, и то маленькие. Дальше ровными рядами были расставлены высокие стеллажи, заставленные какими-то коробками, ящиками и тюками; кое-где в «голом» виде лежало разобранное оружие, консервные банки и пачки старых газет. Но всё это было сосредоточено в основном по краям строения. Центр являлся неким коридором и тянулся вплоть до противоположного конца здания. Большинство стёкол – грязных, потрескавшихся, залепленных скотчем, – стояли на своих местах, а остальные «осиротевшие» оконные проёмы были забиты досками или листами фанер.

   Благодаря тому, что центр был свободен, почти с самого входа Игорь разглядел в дальнем конце дома сидящего за столом широкоплечего человека. На столе стояла лучина, свет от которой помогал разглядеть небритое лицо и густые чёрные брови, поднятые вверх. Мужчина что-то говорил, и со стороны это выглядело так, будто он беседует сам с собой. Однако это не так. Откуда-то из-за стеллажей раздавался дробный стук клавиш и редкие отрывистые фразы.

   Окунь прямиком направился к человеку за столом, и тот, завидев гостей, поднялся.

    - Здорово, Окунище! – шутливо воскликнул он, улыбаясь и протягивая руку навстречу сталкеру. Мужчины обменялись крепкими рукопожатиями и стали говорить о каком-то «совсем обнаглевшем «долге», совершенно не следящем в последнее время за своими территориями». Игорь в это время скромно отошёл в сторонку и решил полюбопытствовать, кто это печатает. Слева от стола на табуретке сидел странного вида парень. Первое, что при взгляде на него бросалось в глаза, – это белые кроссовки на ногах. Игорь удивлённо приподнял бровь, вспоминая, что как раз такие в городе N поменял на ботинки, что сейчас были одеты на нём. Вообще говоря, сей субъект выглядел очень неопрятным: засохшая на куртке грязь свидетельствовала о лени её владельца; взлохмаченные засаленные волосы напоминали мини-взрыв на макаронной фабрике. Хоть Игорь почти в упор разглядывал «программиста» («компьютером» являлась древняя печатная машинка), тот не обращал на него внимания, а со смесью страха и недовольства смотрел на Окуня. Синёв повернулся и встретился взглядом с грузным мужчиной.

   - О, а это кто? – прогудел он, вопросительно глянув на сталкера.

   - Да напарник мой, - сказал Окунь. – Слушай, Валерьян, а что этот у тебя тут делает? – он кивнул на неопрятного «программиста».

    Валерьян усмехнулся, вышел из-за стола, подошёл к парню, прочитал всё, что тот напечатал, и, наконец, ответил:

     - Да это он зарабатывает так. Печатает мои обращения к кому-нибудь и относит. Почтальон мы его теперь зовём. 

   - Хе-хе, надо же… Ты дашь нам возможность поговорить немного?

   - Да конечно. Рыба, выйдите с Окунем на улицу, прогуляйтесь, побеседуйте.

   Парень нахмурился, резко вскочил и вперёд сталкера направился к выходу.

   - Ну ладно, Валерка, приятно было повидаться. – Окунь и здоровяк обменялись рукопожатиями, попрощались, пожелав друг другу «надёжного ствола да крепкого жилета», и сталкер направился вслед за Почтальоном. «Программист» с виноватым видом стоял у входа, опёршись спиной о стену дома и постукивая себя указательным пальцем по лбу. 

   - Ну, здравствуй, - сказал Окунь насмешливо. – Помнишь про долг?

   - Да помню, помню… Слушай, а давай я тебе треть верну, а остальное потом? 

   - Издеваешься? Я уже второй раз от тебя это «потом» слышу, а денег ни разу не видел. Давай, возвращай сейчас и всё сразу.

   Рыба вздохнул, запустил руку в карман и со словами «не видать мне ботинок и защитки» вынул умеренную пачку денег и протянул сталкеру. Тот взял её, засунул в нагрудный кармашек и лукаво произнёс:

   - Вот теперь счёт закрыт. С вами не очень приятно было иметь дело, товарищ. Всего наилучшего. Игорь, пошли, - и Окунь направился к выходу из лагеря. Синёв послушно побрёл за ведущим, и ещё услышал, как Рыба что-то неразборчиво буркнул обиженно. «Странный этот парень, очень странный… Надо будет потом спросить у Окуня, почему он в кроссовках».

 

* * *

  

   Они вышли из лагеря и вернулись на асфальтовую дорогу. Меньше чем через километр оказались у поворота, уводящего направо. Окунь, не сворачивая, остановился и обернулся на Игоря. Глянул в ПДА, хмурясь и часто касаясь пальцами сенсорного экрана. Хмыкнул, выключил устройство и спрятал в нагрудный карман комбинезона. Затем вытащил из нагрудного кармашка маленький бинокль и прильнул к нему, приглядываясь к чему-то за поворотом.

   Игорю был непонятен смысл всех этих манипуляций, однако он не хотел мешать ведущему и молча и с интересом следил за его действиями.

   Наконец Окунь опустил бинокль, скинул рюкзак, расстегнул его и сказал, не оборачиваясь:

   - Итак, впереди – брошенный блокпост. С первого взгляда он выглядит вполне безобидно, но это впечатление может быть обманчивым. Там частенько любят таиться мародёры. Они устраивают вольным ходокам засады… - Окунь на пару мгновений замолчал, очень аккуратно извлёк из рюкзака что-то завёрнутое в тряпку и продолжил: - Сейчас я никого не вижу, и ничьих отметок ПДА тоже нет. Но это только усиливает подозрение. Поэтому действовать нам надо крайне осторожно. Я попытаюсь высмотреть кого-нибудь, потом мы в любом случае, увижу я кого или нет, приблизимся к блокпосту, и там будем действовать по обстоятельствам. Старайся не шуметь даже травой, просто очень аккуратно шагай, нет – крадись – следом за мной. Иначе нас могут заметить и открыть огонь. Но сначала компьютер выключи, чтоб не засекли.

   Сталкер встал и, держа в руках «АК» с только что прикрученным к нему прицелом, проскользнул между растущими у поворота деревьями и «потонул» в зелени. Игорь немного замешкался, возясь с ПДА, но после того, как выключил, быстро юркнул за сталкером, выискивая глазами его следы на земле в виде примятой травы.

   Блокпост удалось разглядеть с трудом. Его скрывала густая листва на деревьях, в обилии растущих по краям дороги. Справа сквозь растительность проглядывали очертания старого деревянного строения с обрушившейся крышей. Именно к нему и направлялся Окунь, периодически косясь на блокпост. Отсюда была видна наблюдательная вышка, полосатый шлагбаум, до сих пор перегораживающий собой дорогу, и навеки застывший перед ним КамАЗ. Всю территорию блокпоста огораживал высокий бетонный забор.

   Местность вокруг, по мнению Синёва, была вполне безобидной. Зелёная роща, лесная тишина и прохладный ветерок навстречу. Пения птиц только не хватает… Просто не верится, что где-то неподалёку может притаиться опасность. Нет, ошибся, наверно, Окунь на этот раз.

   Вскоре они добрались до деревянного строения. Похоже, когда-то оно служило складом, о чём свидетельствовали разбросанные поблизости остатки различного инвентаря. Ржавые консервные банки, рваные и грязные тёмно-зелёные тряпки, битое стекло и ещё много чего, уже не распознающегося.

   Ведущий проскользнул внутрь бывшего склада, приставил оружие к стене, снял с шеи бинокль и уставился через его окуляры в окно на потенциальное место засады. Иногда он поворачивал бинокль в какую-то сторону, безуспешно пытаясь углядеть хотя бы какие-то признаки присутствия людей на блокпосте. Однако через пару минут, видимо, так и не увидев ничего подозрительного, он сел на пол, облокотившись о стену.

   - Слушай меня внимательно, Игорёк. – Ведущий глянул на Синёва. – Сейчас будем подбираться к забору. Никаких разговоров, чтоб вообще ни единого звука. Я никого не вижу, но на то и устраивают засады, чтобы застать людей внезапно. Короче, будь наготове, и если что, открывай огонь на поражение.

   - Как? – хрипло спросил Игорь, мгновенно взмокнув. – В людей?!

   - Не ори! В Зоне, каждый сам за себя. Доверять можно только проверенным друзьям, остальным людям – нет. Пересёк Периметр – будь готов рвать глотки и вспарывать животы, иначе – смерть. Если ты здесь, значит, будь готов убить человека. Короче, чтоб я нытья не слышал!.. На кону наши жизни. Пошли, не фиг рассиживаться.

    Сталкер встал, подошёл к дверному проёму и посмотрел налево, на блокпост. В очередной раз не заметив ничего подозрительного, перепрыгнул через остатки ступеней и, скрываясь за деревьями, стал прокрадываться к бетонному забору. Игорь пошёл следом. Только теперь его по-настоящему начал пробирать ужас происходящего: первым нажми на спуск, в противном случае будешь убит; никаких правил, моральных ограничений, просто убивай и живи. Дикость…

   Внезапный порыв ветра расшевелил кроны деревьев, и те закачались, шумя листвой. По траве пробежала дрожь. В нос ударил запах разогретой тушёнки… Окунь остановился, принюхиваясь. Затем с озабоченным выражением на лице повернулся к Игорю и сказал тихо:

   - Точно, бандиты там. Жрачкой пахнет. Скорее всего, повоюем. Готовься.

   - Что?.. – Игорь, побледнев, перевёл взгляд на сталкера.

   - Стрелять будем, - спокойно повторил тот и двинулся вперёд. Синёв остался на месте и растерянно смотрел Окуню в спину. В голове у него творился хаос. Сознание кричало «беги, спасайся, назад!! Мало того, что ты грех на душу берёшь, ты ещё сам погибнуть можешь!!» Синёв застыл, как вкопанный. Он понимал, что вряд ли сможет выстрелить в человека. Он вообще не готов к этому морально. Да, в Интернете было сказано про то, что иногда у Периметра в борьбе с мутантами погибают военные. Но про гибель людей в самой Зоне ничего не говорилось. Конечно, Игорь предполагал, что раз там есть люди, то есть и войны, но и представить себе не мог, что они такие глобальные. Да и думал, что, мол, его это минует. А вот не обошло стороной! Лицом к лицу встретился с убийствами!

   Пройдя метров десять и, наконец, почувствовал отсутствие новичка позади себя, Окунь повернулся. Увидев, что Игорь стоит на месте и отсутствующим взглядом смотрит на него, призывно махнул рукой. Синёв сфокусировался на сталкере и едва заметно мотнул головой.

   - Вот западня… - процедил Окунь сквозь зубы, вернулся, схватил Игоря за грудки и прошипел в лицо:

   - Ты чего?! А ну пошли!

   Игорь никак не отреагировал. Тупо стоял и смотрел широко раскрытыми глазами на ведущего. Только сейчас, так близко столкнувшись со смертью, он понял, какая это дикость – убить человека. Мозг по нервам передаст пальцу импульс, он нажмёт на спуск, порох внутри пистолета воспламенится и из ствола на сумасшедшей скорости вылетит пуля, чуть позже с противным чавкающим звуком впившись в тело врага… Игоря затошнило от такой картины. «А ведь они мне даже ничего не сделали…» - промелькнула в голове отчаянная мысль, после чего лёгкие вдруг сдавил спазм. Синёв согнулся пополам, заметив возвращающееся назад колено спутника, и медленно осел на землю, силясь вдохнуть вмиг ставший драгоценным воздух. Не успел он прийти в себя, как ухо обожгло, и послышался шёпот Окуня:

   - Если ты сейчас же не встанешь и не пойдёшь за мной, я долбану тебя прикладом, на этот раз уже по башке, и оставлю здесь! А коли ты такой слабонервный, я сам всё сделаю, но умоляю, не мешай!

   Как ни странно, это подействовало отрезвляюще. Игорь поднялся, поднял выпавший из рук обрез и словно сквозь белую пелену посмотрел на ведущего. Не сказать, что он был готов убить, но после нехватки кислорода на первый план постепенно начала всплывать ценность собственной жизни.

   Окунь развернулся и продолжил красться к забору. Синёву ничего не оставалось, как последовать за ним.

   Как только они вплотную приблизились к бетонному ограждению, стал слышен гул голосов и сдавливаемый смех. Окунь оглянулся – проверить, идёт ли за ним новичок, а потом стал подкрадываться к краю забора. Остановившись в нескольких десятках сантиметров от него, сталкер стал чего-то ждать.

   - Слышь, Коля, сходи на задний двор, проверь, не назревает ли кипеш, - послышался гнусавый голос.

   - Но босс, мне кажется, за деревьями что-то мелькало…

   - Заткнись, а! Я ж смотрел минуты три и сказал тебе, что там никого нет. Какая-нибудь крыса просто пробежала. Или ты мне не веришь, а, говнюк?!

   - Верю-верю, босс, - залепетал бандит, которого назвали «Колей», и послышался удаляющийся топот.

   - Зелень… - ворчливо буркнул гнусавый.

   - Босс, - сказал кто-то, чей голос показался Игорю до боли знакомым, - да не парься ты. Со временем всё всосёт и проблем с процессором не будет.

   - Верно базаришь, но больно уж он дебил... Ладно, хер с ним. Дык чё там насчёт узкоглазого?

   - Тля, да он, падла, отказывался, хотя я б его уломал в конце концов, но потом эта сука чешуйчатая пришла. Ну, кента, который Чечерю и Помидора завалил, помнишь?

   - Как забыть гниду, конечно помню. Плавал в озере карась – такая сволочь, такая мразь…Карасём ведь его звали?

   - Не, Окунем. Ну так вот, про ствол-то. Погнал этот Окунь нас с Геком оттуда.

   - Оборзел совсем, тварь, наших корешей мокрить удумал и навары срубать… Жалко, я его ни разу не встретил, а то б башку оторвал. Короче, валить типчика надо, пока дров ещё больше не наломал. Слышь, Гек, а тебе сегодня чё, плоть копытом по е…у трахнула, что ты его завалил?

   - Норм всё, - буркнул названный Геком. – Извините, пойду – отолью. Заодно гляну, как обстановка.

   - А, ну, попутного тебе ветра, браток! – заржал Чук.

   Звук шагов стал приближаться. Окунь привстал и поднял ствол автомата. Игорь тоже приготовился к стрельбе. Сейчас весь ужас возможного убийства исчез, как и появился. Возобладала ярость на бандитов. За то, что они назвали его «узкоглазым», за то, что хотят убить Окуня, и вообще за то, что они воюют против вольных ходоков.

   Гек вышел из-за забора так, что чуть не столкнулся с Окунем лбом. Ствол его пистолета-пулемёта был направлен вниз, поэтому он не успел ни поднять его на сталкера, ни даже закричать. Ведущий закрыл бандиту рот ладонью, притянул к себе, обхватив второй рукой за шею, и нажал на какие-то точки. Тело Гека мгновенно обмякло, и Окунь осторожно уложил его на траву, чтобы не шуметь. Замер, прислушиваясь. Гнусавый и Чук по-прежнему мирно беседовали о немирных делах и не подозревали о нависшей над ними угрозе. Сталкер спиной прижался к бетонному забору, резко зажмурил глаза, распахнул и вдруг вышел из-за ограждения, поднимая автомат и одновременно вжимая спуск. Звуки выстрелов перекрыли крики бандитов. Спустя всего несколько секунд «Калашников» замолчал, и наступила неестественная тишина. Мёртвая. Только что два человека за забором беседовали, а теперь они убиты. Хотя какие это люди…

   Окунь посмотрел на Игоря и сказал, вздохнув:

   - Идём. Поможешь мне, - и скрылся за оградой.

   На смену страху после только что произошедшего пришло безразличие, поэтому Игорь понуро побрёл за сталкером.

   Смерть застала мародёров на тех местах, где они и сидели. У места кострища, – правда, самого костра не было, – в ещё тёплых углях лишь грелась банка с тушёнкой. Игорь скользнул взглядом по телам убитых, но быстро отвёл, почувствовав рвотный позыв. Окунь же, совершенно не брезгуя, присел возле трупов и стал срезать лямки их рюкзаков. Правда, движения его были не такими плавными, как ранее, а резкими, какими-то нервозными. Вдруг боковым зрением Синёв увидел только что появившегося на пороге казармы четвёртого мародёра. Видимо, это был Коля, которого гнусавый отправил на какой-то «задний двор» разведать обстановку. В руках Николай держал дробовик, и его ствол был направлен на Окуня… Игорь резко вскинул обрез, навёл его на бандита и, не особо целясь, надавил на спуск. Он даже не осознавал своих действий, это было результатом одной-единственной мысли: «Уничтожить опасность!»

   Ружьё громыхнуло. Заряд дроби угодил Николаю в грудь, опрокинув его и мгновенно убив. Он был уже мёртвым и заваливался назад, но всё же импульс-приказ от мозга успел передаться пальцу, и тот вжал спуск. Дробовик выстрелил, но заряд дроби пролетел точно над головой Окуня, не достигнув своей изначальной цели. Окунь подскочил как ужаленный и завертелся по сторонам, готовый встретить опасность порцией свинца. Однако, увидев, что она уже миновала, опустил «Калашников», облегчённо выдохнул и произнёс, покосившись на Игоря:

   - Спасибо, а то он бы нас обоих… Как же я про него позабыл…

   Синёв пропустил благодарность сталкера мимо ушей, находясь в оцепенении. В висках глухо звучало: «Убийца! А вдруг этот парень попал в банду благодаря обстоятельствам, подобным моим? А если у него осталась семья, а вдруг…» Неизвестно, сколько бы Игорь так простоял, если бы Окунь не подошёл к нему и не тронул за плечо. Новичок очнулся и перевёл рассеянный взгляд на сталкера. Тот спросил:

   - В чём дело?

   - Нет, не надо так… Зачем же…- забормотал Игорь, опуская сжимающую обрез руку.

   Окунь внимательнее посмотрел на него:

   - Жалеешь, что так получилось?

   - Я не знаю… - промямлил Синёв и вдруг крикнул: – Так нельзя! Это неправильно! Что у вас тут за законы?! Всегда нужно давать людям шанс! Ты не мог приказать им разоружиться и просто пройти?! – Он и сам понимал, что несёт полнейшую чушь, но всё, что происходило вокруг, вызывало у него явное отторжение, а других слов попросту не было.

   Сталкер долго сверлил Игоря оценивающим взглядом, затем схватил за грудки и крикнул в лицо:

   - Что ты можешь знать о Зоне?! Что ты можешь знать о местных законах?! Какое право ты имеешь судить меня?! – Сталкер оттолкнул от себя Синёва и указал на труп бандита в длинном чёрном плаще. – Ты знаешь, кто это?! Знаешь, что это за проклятая мразь?! – Глаза Окуня увлажнились. – Да ты понятия не имеешь, что он натворил!!! Он изнасиловал шестнадцатилетнюю девочку, потом убил и раскромсал её тело на куски!! Я видел результат этой дьявольщины своими глазами!!! Понял?!?! Чук и Гек – это уже такие же моральные уроды, потому что эта сволочь их учила выживать!! И не тебе… судить.

   Сталкер зажмурил глаза, взялся рукой за сердце и отвернулся. Игорь долго не мог оторвать от него обескураженного взгляда, пока ведущий, наконец, не повернулся и не произнёс:

   - Чего встал? Пошли, запихаешь вещи к себе в рюкзак, у меня уже места нет.

   Окунь нетвёрдой походкой приблизился к трупам и подвинул Синёву собранное барахло. Игорь некоторое время стоял в потрясении и лупал глазами, потом на ватных ногах подошёл к вещам, присел, скинул рюкзак и бездумно запихал в него две аптечки, коробку с дробью для дробовика, в нагрудные кармашки – запасные магазины для автомата. Застегнул, взвалил ношу на спину и встал, отвернувшись и не желая смотреть на мародёрства Окуня.

   Сталкер одним ловким движением закинул трофеи в свой рюкзак, взвалил его на спину, подхватил с асфальта «АК» одного из убитых и кинул Игорю со словами «на, возьми себе на замену, но ружьё не выкидывай, может ещё пригодиться». Затем достал из чехла нож и направился к забору, откуда они пришли на блокпост. Синёв взял в руки своё новое оружие, передёрнул затвор, дослал патрон и зачем-то стал ловить в прицел высоко летающую в небе ворону. И вдруг, словно тумблером щёлкнуло, пришло понимание: зачем Окунь пошёл туда. С ножом в руке. Игорь хотел побежать за ведущим, остановить его, но не успел даже крикнуть «стой!». Сталкер уже вернулся, присел и вытер окровавленное лезвие о траву, спрятал нож, перехватил «калаш» и, глядя в землю, прошёл мимо Игоря, направляясь к казарме.

   Но на полдороге остановился, обернулся и спросил:

   - А ты с автоматом-то умеешь обращаться? А то я что-то не подумал совсем…

   - Да. Я в военно-патриотический кружок когда-то давно ходил. Там научили.

   - Хорошо… - Сталкер задумчиво закусил губу. – И ещё кое-что. Скажешь кому-нибудь, что я тут перед тобой орал и за сердце хватался – найду самый мощный «Трамплин» и кину в него, до неба долетишь.

   Сказав это, Окунь развернулся и направился в сторону казармы, на пороге которой развалился мертвый Коля, бандитская «шестёрка».

   Синёв тоскливо посмотрел назад, на тянущуюся до поворота ленту асфальта, вздохнул и поплёлся за ведущим. Там, где Окунь спокойно перешагнул через труп бандита, убитого Игорем, новичка вырвало. От всего непонимания жестокости, зрелища кровавых расправ. Он уже не различал, где справедливость, а где подлость, где оборона, а где нападение. Просто ему было плохо. С таким количеством смертей он столкнулся впервые в своей жизни.

 

* * *

  

   Атмосфера Свалки оказала на Игоря сильное впечатление. Высокие горы мусора, из которых торчали остовы старых холодильников и печей времён Первой аварии на ЧАЭС. Умершие от радиации деревья, лишившиеся листвы, скрюченные, словно старики, и напоминающие мумий. Невысокие, разрушенные до основания строения из кирпича. От такой картины заломило в висках. Окружающая местность не шла ни в какое сравнение с Кордоном, где почти повсюду стояли зелёные деревья, росла сочная трава, и тёк почти «чистый» ручей. У Синёва создалось ощущение, что Периметр, который он пересёк чуть меньше двух суток назад, это всего лишь условная граница Зоны. Настоящая пройдена только что. И что-то ему подсказывало, что испытания только начинаются. Либо же наоборот – это было начальным и самым главным испытанием. В любом случае, в Зоне Игорю находиться не прельщало. Вперёд гнала лишь одна мысль. Что где-то там, на Складах, находится его единственный и последний шанс. Билет обратно, домой. К любимому человеку.


Дата: 14.06.2012 | Категория: Фан рассказы | Просмотров: 844
Добавил: Смол | Рейтинг: 5.0/1
avatar

Комментарии к материалу Последний шанс (4 глава)

Всего комментариев: 0



Рекомендуем:

Вверх