Отписи ФРПГ - Алтай | Фан рассказы
Stalker Clear Sky Информация [105]Сталкер Видео [302]Сталкер Зов Припяти информация [133]Первый литконкурс от stalker-gsc.ru [69]
Фан рассказы [2615]Стихи, песни, поэмы [729]Интервью [140]Чернобыль [304]
Сталкер - основное [119]Сталкинг [39]Превью, обзоры игр Stalker [34]Рецензии на игру Сталкер [30]
Разное [333]Интересные игры [30]Каталог [407]На удаление [0]
Второй литконкурс от stalker-gsc.ru [112]Обзор модификаций [44]

Stalker 2 » Статьи » Фан рассказы

22:31:35

Отписи ФРПГ - Алтай

Из архива.
Александр Ву́йцик.
Физические Характеристики:
43 года.
194/74.
Волосы забраны в короткий хвост, который стягивает черного цвета лента.
Волосы были выбелены, и от этого имеют совершенно белый цвет, можно было выразиться:"Как в кино".
Высокого роста, глаза зеленые, с золотым ободком вокруг радужницы,. Имеет очень много шрамов самых разных разновидностей, от пуль, осколков, ожоги, ножевые порезы, укусы. На лице заметны несколько шрамов, имеется обширный шрам на левой части шеи. Крепкие руки, и небольшие, но крепкие ноги.
Характер:
Флегматик.
Подстраиваться под окружение. Мечтать.
Нет ничего что могло-бы помешать добиться цели. К счастью или сожалению пока у него нет конкретной цели. Добывание денег, является приоритетным занятием. У него нет друзей, но есть огромный круг знакомых из разных стран, и множество людей которым он не раз помогал.
Личные Вещи найденые при обыске:
Серебряный медальон, в форме бредущего человека, военный жетон, небольшая серебрянная трубка диаметром чуть меньше сантиметра и высотой около 5 сантиметров. КПК с множеством записей, как голосовых так и текстовых.
Биография:
Родился Александр в городе Лодзь, Польша. Родители умерли через год после его рождения, и его сдали в приют. Наставником для него стал воспитатель, а семьей
окружающие его дети. Имея крепкий характер, Александр быстро «поднялся» по «иерархии», и всегда выступал как заместитель «главного», что ему нравилось, ибо он мог всегда оставаться в стороне, но при этом пользовался достаточным уважением для окружающих его детей. Ходил в кружок борьбы, и шитья, где пригодились его искусные руки. Далее жизнь пошла стандартно. Закончив школу, и проучился в местном Вузе на бухгалтера, но к окончанию года завалил один из экзаменов, и отправился служить в польскую армию. Спустя пол-года на службе его повысили, а после этого и вовсе забрали в специальные войска. Именно там он смог нормально отрастить волосы, которые пришлось сбрить в армии. После трудной службы в специальных войсках, его перекинули еще выше, в этом ему помогало его трудолюбие, и вечная жажда денег, для которых пока он не знал применения. Но вскоре узнал. В одном из «увольнений», которых у него было не так уж и много, он познакомился с удивительной девушкой. Вскоре, после отставки, на которую он подал в тот-же день когда с ней познакомился, они сыграли свадьбу. Но дальше дела пошли не так мелодично. Денег было мало, а тут еще и бывшие «друзья» решили «прикормить» бывшего товарища. И Александру пришлось вновь отправляться работать на старых знакомых. Боевое крещение во Вьетнаме прошло для него быстро, и было весьма успешно. Дальше была знойная Африка, и палящая Сирия, операции в Казахстане, и знаменитых «горячих точках» - Ираке и Иране. Работая на правительство, он зарабатывал приличные деньги, которые всегда пересылал любимой жене. Уже много лет, он воевал, продавался, для безликих нанимателей, и имел хорошую квартиру, и неплохие связи. Уже остепенился, и к тридцати годам вышел на «пенсию», негласное пособие которое получал от нанимателей. После счастливых шести лет его решили «возобновить», для нужд нанимателей. О Зоне Отчуждения Александр слышал, но не хотел туда отправляться раньше, но у нанимателей были другие планы. Теперь пришлось бросить все, для сохранения всего что у него было. Счета, Семьи, Квартиры и всего того что ему было дорого. Его перевели в отряд наемников, и после нескольких заданий он научился выживать в Зоне.
Заметки:
Теперь он уже почти «слился» с работой, и постоянные контракты его ничуть не беспокоят. После долгих лет жизни, он научился многим вещам, хорошо стрелял, орудовал ножом и кулаками. Но стал заложником своей-же работы. После выезда в Зону, уже не в первый раз, Александр сразу принялся за дело, которое обещало быть трудным. Заказали некоего «Апостола», по слухам он был на ЧАЭС, хотя Александр понимал что это отнюдь не слухи. Работа предстояла трудная, и это оказалось правдой. То что произошле в тот вечер, он помнил все оставшуюся жизнь. Каждую секунду, будто это случилось секунду назад. Тогда он умер...
* * *
А вот и Чернобыльская Атомная Электростанция. Здание гордо возвышалось, и я решил осмотреть местность. Было трудно поверить, что такое массивное здание стало центром катастрофы. Я присмотрелся. Старые блоки, запечатанные слоем бетона. А рядом был слышен звук. Чей-то голос звучал в голове, пытаясь что-то сказать. Я попытался закрыться. Голос утих. Я продолжал осматривать окрестности. КПК зажужжал. Я достал его, и снизил яркость до десяти процентов. Так, сообщение. Было прислано четкое фото Апостола. Отлично. Дальше позиция. Я осмотрелся, дальше все было разрушено. Именно здесь. Скоро он выйдет. Я начал быстро взбираться на холм, это было трудно, и тяжесть постоянно давила, пригибала тело вниз. Датчик аномалий уже жужжал непрерывно, и я шел туда, где по виду аномалий не было. Потом положил Сайгу, и прилег на траву, которая приятно держала тело. Положил рядом оружие, сняв ремень, и наконец-то расслабил плечи, сняв с них Выхлоп. Поправил прицел, и протер окуляры линз. Посмотрел на часы. 23:45. Еще рано. Слишком рано. Я начал вспоминать...
Я шел по улице, была чертовская, летняя жара. Именно по этому мне так повезло. Я сидел на скамейке, думая о разных вещах. Сидел в форме, не смотря на жару. Хотелось снять форму, но руки чертовски болели, и не хотел показываться. Впереди на площади был фонтан, и люди сидели вокруг него, наслаждаясь прохладой. А вдалеке шла она, в легком кружевном платьице, шла как лебедь, казалось плыла по раскалившемуся асфальту. На лице появилась улыбка, и я понял что это она. Посмотрел на часы. 23:55. Пора. Я снял шлем, прижал окуляр к глазу, начал осматривать окрестности, представляя себе фотографию. Наконец-то нашел. Фигура шла быстро, вышла из главного входа, и пошла дальше, к блокам. В руке был Гаусс, вторая рука была в перчатке. Капнуло. Начинался дождь. В спине за-зудело, и я подумал что стоит обернутся. Но не решился. Вот, фигура уже идет дальше, с колонной людей за ним, в странного вида оборванном плаще и лучших бронях. Хм. Я прицелился, прикинул расстояние, немного опустил дуло, развернул немного влево. Сейчас. Пуля вышла легко, слегка ударив плечо прикладом. Я привычно посмотрел. Фигура упала. И внезапно это случилось. Я перевернулся, выпустил из рук бесполезную винтовку. Прижал руку к груди. Рука быстро наполнилась теплой, свежей кровью. Я начал кашлять, и хрипя начал подниматься. Я почувствовал что умираю. Ножа при себе не было. А жаль. Но я-бы уже ничего не сделал. Похоже это было концом. Но я почувствовал пару крепких рук. В голове промелькнула тысяча образов. Последнее что я видел, это как тонкая, бледная ручка сжимала мою. Я потерял сознание. Очень долго шел дождь...
* * *
После этого его судьба круто изменилась, именно поэтому эта ночь так врезалась ему в душу. После он стал рабочим. Монолит — его единственное призвание, его дом и последнее пристанище. Он служил во благо Светлейшего, и его Адептов. Тогда он пошел в Священный Поход... Александр видел много войн. Это были войны за религию, за деньги, за ресурс, за людей, за любовь, но это была худшая война которую он видел. Здесь убивали за просто так. Потому что хотелось убивать, потому что приказал неизвестный. Но это ему понравилось. Он быстро сколотит что-то вроде карьеры, и начал жить здесь. После запуска Радара — Выжигателя Мозгов, он отправился дальше, его не могли остановить. Там он получил свое оружие. Отличная винтовка, сделанная на заказ, была хороша, и даже после её почти полного уничтожения он её не оставил. После безжалостной атаки на Псов, вольных наемников, начались Черные Дни, но та неделя диких скачек запомнилась ему надолго. После этого они выступили на Росток. Бой был проигранным, и он знал это, но это было неважно. Этот бой был последним крупным боем в его жизни.
* * *
Здесь выстрелы слышались уже хорошо. По основному каналу оповестили, что защитникам Бара будет выплачена крупная премия. Но я плевать на это хотел. Я хотел выполнить то что было от меня нужно, и сваливать отсюда к черту. Я слишком долго здесь был. Единичная выплата, была слишком малой для того что я здесь пережил. Здесь будет слишком трудно, просто невозможно. Предел возможного. Я уже видел их. Большие стены, угрюмые, нависающие и холодные. Слышались крики. Мы шагали молча. Тихо. Без лишних слов, первые ряды уже бросались в укрытия, я-же все шел. Мы играем честно, работаем на совесть. Дружно мы живем. Знамя держим высоко. Маршируем с ним по миру - далеко-далеко. В ушах зазвучал звон. Звон монет. Золото. У меня хранилось несколько золотых монет, на всякий случай. Они были тяжелые, блестящие. Блеск золота может ослепить. Я не знал зачем я сюда иду, и почему я делаю это. Я мог поклясться что никто из солдат под моим командование не знал этого так-же. В бою все разделились. Несколько пулеметов начали строчить, как швейные машинки смерти. Гулко пахали гранаты. Эхо разлеталось очень далеко. Внезапно меня осенило. Черт, эти залы ведь полу-пустые! Неужели... но нет. Выжившие дрались до конца. До последнего патрона. Наконец мы вошли в здания. Здесь бой был на смерть. Хотя что я говорю? Любой бой в любом случае будет на смерть, без обязательств и уговоров. Это всегда смертельно. Это всегда страшно. С начала времен люди пытались убить друг-друга, и никто не мог объяснить почему. Что-же это было? Не знаю. Ответом может быть одно слово — деньги, но здесь оно бесполезно. Я стал свидетелем того как люди убивали не для денег, не для выживания, даже не для развлечения. И потом я понял. Меня ждет Ад. За сотворенное мною, меня ждет смерть, и возможно прямо сейчас я отправлюсь туда. Смешно, и как-то банально иронично, но вся жизнь тогда пролетела у меня перед глазами. Хотя нет. Пролетели последние несколько недель. От того дня как меня вытащили силком из собственной постели, и выволокли на улицу, как меня пытались убить, выбивая воздух из легких. Как мне дали билет, сумку и отправили на РАБОТУ, не потому что я захотел, а потому что ДОЛЖЕН. До тех дней, когда я убивал, убивал не за что, за малейшую провинность, за то что мне приказали, и я даже не знаю зачем я это делаю. Я оказался разбит, разломлен. Раздавлен. Уничтожен изнутри этими фактами, которые наводнили мою голову в самый не подходящий момент. И еще я жалел. Жалел тех людей, тех невинных парней, которым забили мозг ерундой, которых просили убивать, не за что. За что они берут свои грехи? За что они сражаться? За свою жизнь? За свой мир? За Свет Всевышнего? А может за свою душу? Почему они пытаются бороться с неизбежностью, с тем что уже всегда будет здесь? Монолит? Нет. Люди любят деньги. Он исполняет желания? Нет. Он причиняет только боль. Он причиняет только страдания и зло. Но люди не поймут этого. Они рвутся к мечте, пытаясь найти её в небесах, когда в соседнем подъезде живет твое счастье. А я обречен служить им, как невольная, заводная игрушка, которая может делать только то, что её приказали. Безвольный раб который готов подставлять свою шею. И я уже давно желаю смерти. Да... каждый бой, это танец. И каждый враг, пытается меня истребить, уничтожить, развеять в прах. Сколько людей я уже убил? Десять? Сто? Тысячу? Миллион? Но каждый из них, хочет моей смерти. Не зная, инстинктивно, на подсознательном уровне. Для моей смерти много не нужно, лишь капля удачи. Один удачный день. Они все ждут, все желают моей смерти, но им нужен лишь один удачный день. Дикие перестрелки. Огонь из всех орудий. Смешно, но сейчас я наблюдал эту картину, так-же как и тысячи раз до этого. Надеюсь мне заплатят. Мне отплатят за это кровью, смертью, жизнью, всем. Бойцов убивали быстро, но силы были не достаточны. Они вцепились за каждый метр, за каждую кочку этого места, так, как будто-бы позади стоял сам дьявол, крича: - «Отступать некуда! За нами Москва!». Но думать так было даже отчасти правильным. У них больше не было других домов, это здание было последним что у них было, это был последний «оплот цивилизации» в этом чертовом месте. Где вера в пустой камень дает право убивать людей. Я оправдывался. Не знаю, что могло-бы меня оправдать, и была-ли вообще такая вещь в мире, что-бы меня оправдать. Наверное мне нужно на виселицу, как врагу общества. Наверное я поступаю не правильно. Мозг протестовал, и митинговал против этого. Чего? Осознания. Осознания своей вины. Я виноват. Мне хотелось убежать. Кувырк-кувырк, и бегом. Далек. Или хотя-бы отвернуться. Не смотреть на свою вину. Она ведь тоже смотрит. Страшно-страшно. Я начал заносить пистолет, к лбу покрытому испариной. И вдруг понял. Это не хорошо. Это наказание. Раз есть вина, значит должно быть и наказание. Сейчас я накажу сам себя — и больше не буду виноватым. Я буду хорошим. Вина — наказание — нет вины. Сталь холодила висок. Наказание приятным не бывает. Это даже дурак знает. Пускай больно. Пускай страшно. Я начал давить на курок. Рука резко дернулась, и огромная лапища отклонила мою руку. Пуля взвизгнула на асфальте. Жаль. -Ты идиот — взревел огромный детина, который был выше меня на голову. Я посмотрел на свои трясущиеся от страха руки. -Бегом! Командир, работать! - взревел еще громче боец, имени которого я даже не знал, и я отправился. Спасибо. Дурные мысли отошли. Как только штурм закончился, я нашел в Баре бутыль водки, и выпил её почти всю, залпом. В голове заметно просветлело. Странно, я-же почти никогда не пил алкоголь раньше. Множество сталкеров отступило с поля боя. Наши-же потери были ужасны.
***
После введения танковых бригад, ситуация пошла косо. Отряды были уничтожены, трупы затеряны. Но Александру улыбнулась судьба...
***
Глаза. Открывайтесь... Боже, что я несу? Чем-же так несет. Я осмотрелся. Я лежал в куче из трех трупов, который был прямо подо мной изрядно пачкал мне одежду. Н-да, хотя пачкать по виду было нечего, все было уже в крови. Болит голова. Чего это? Я вытащил руку, попробовал ощупать голову. На правой части лица была липкая, не приятная жижа, которая измазала мне руку своим алым пигментом. Ну я и вляпался. Попытался вспомнить события прошедшего дня. Ах да, штурм, потом этот орущий здоровяк. Потом нас накрыло. Да, а что с остальными? Повернул голову. Живых в радиусе моего скудного обзора видимо не было. Не приятно все это. В какую-же переделку я попал? и главное, куда? Видимо... обломки зданий показывали все верно. Бар был разрушен почти до основания. Не припоминаю такого? А может меня вырубили раньше? И уже празднуют победу? Или все умерли, и я последний из последней армии. Не приятно получилось, нужно было разузнать по-лучше. Я поднялся, и наконец высвободив руку из-под тела, попытался подняться. Ноги сначала не двигались, и мои позывы игнорировали. Боже, неужели я калека? Мысль меня изрядно озадачила. Ну я и допрыгался, черт. Что мне теперь делать? Даже не знаю, однако скоро ноги начали к моему удивления, признаки жизни. и вскоре я даже попытался подняться. Получилось слабо, сначала я изрядно долго пытался встать на четвереньки, при этом то и дело сваливаясь на землю. Руки были еще достаточно слабые. Во рту пересохло, и очень хотелось пить. Но об этом потом. Я выкинул все лишнее. Так, а что у меня на шее? Винтовка... моя прекрасная винтовка была переломлена буквально пополам, рукоять была отломлена, и выглядело все плохо. Ну ничего любимая, я тебе еще сделаю, я тебе вылечу. Я тебе воскрешу. Ты у меня как феникс восстанешь, прямо как я. Пистолет за ненадобностью я выкинул, а точнее положил рядом, раскидываться пистолетами сил не было. Сначала я полз, потом по немного поднялся на колени, и наконец принял позу сгорбленного жизнью старика. Интересно складывалось дело. Сначала я брел без цели, потом понял, что смысла в этом мало, и начал искать у себя КПК. Поиски увенчались потерей сил, и не принесли результатов. В итоге пришлось обобрать ближайшего мертвеца. Я еще раз ощупал шею. Там кожа была прожжена, в нескольких местах разорвана. Ранения не совместимые с жизнью, интересно. На поднятом ПДА я нашел лишь карту. Метка. Хм, интересно. Пойду-ка я туда... идти было трудно, но к счастью на пути никого не было. Какая досада. Ну что-же, буду возвращаться к командованию, может дадут мне отпуск. За все грехи мои... вскоре ноги подкосились и я упал без чувств.
Обморок был не долгим, хотя уже наступила глубокая ночь. Было темно, но я освещал путь светом фонарика из КПК. Горели огни. На руинах бара расцветали красные цветки, пожирая все окружающие. Я чувствовал бредя по этому месту что я в аду. Здесь все выжжено, огонь, трупы. И, я опять таки не смог свыкнуться с мыслью, опять потянул руку к шее. Половина артерий была разорвана, болтаясь кое-как. Похоже я умер и попал в ад. Ну что, этого следовало ожидать. Дикий хохот. Рев мотоцикла. О Боже, я действительно в аду. Я был спокоен, как скала. Обернулся. Мародер, в пирсинге, с перекошенной мордой разворачивался, прямо в мою сторону. В кожаной старомодной куртке, размахивая цепью с легким противовесом. Дьявол как я устал. А это демон? Интересно, демонов я еще не убивал. Он ехал прямо на меня, думая задавить. Резкое усилие. Движение, удар. Ездок вылетел из седла как снаряд, пытаясь вдохнуть свои легкие. Мотоцикл улетел назад. Жаль. Пришлось делать лишние шаги, я дошел до мотоцикла, и поставив его на оба колеса узнал о непригодности средства, колесо было погнутым, и ехать было невозможно. Пришлось идти дальше самому. Нужно было уходить, здесь ездили еще мародеры.
***
После этого сталкер ушел. Говорили что он ушел в Глубь, что он умер, но ничто не было верно. Эту историю знал лишь один сталкер, который встретил бредущего челвоека похожего на зомби, хотя на зомби он был совсем не похож... встретив сталкера, он после непродолжительно беседы ушел, при этом не подумав что может таиться в одном человеке. Во время выброса. Который так не вовремя застал сталкеров, они уютились в небольшой каморке, в которой позже сталкер обнаружил склад. Видимо Свобода долго здесь «работала», ибо здесь был просто огромный склад горючего. После сталкер ушел на Янтарь, и начал работать на ученых. Научившись вполне хорошо охотиться, сталкер постояно снабжал ученых частями мутантов, а они взамен обеспечивали его едой и крышей над головой. С насутлением холодов охотиться стало все труднее, а платили все меньше, и еще до первого снега сталкер ушел за периметр, жил он в недостройке, что впрочем было лучше, чем его предыдущие места обитания. Подрабатывая посудомойщиком в местном баре, он все еще разрабатывал план дальшейшей жизни. По идее все складывалось отлично. Вскоре Александру к его сожалению удалось «выделиться» старыми навыками. Группа грабителей. Решила навестить бар в его смену. Смешно, но у них не было даже оружия кроме ножей. А вот у сталкера нож был. Этим большим, кухонным тесаком он разрубил руку первому попавшемуся, остальные не заставили себя ждать и просто сбежали. Все произошло настолько быстро, что милиция прибыла на место уже запоздавшей, но прикрыть бродягу подрабатывающего там никто не решился. Милиция забрала «рубаку», и вследствие короткого суда его признали виновным, даже не смотря на то что было ясно что эти действия были из самообороны и простых привычек. В тюрьме он пробыл не долго, после нескольких «стычек» к местной братвой. Последние поняли что к Александру лучше не соваться, и жили отдельно, не впутывая его в свои дела, впрочем, Александра это вполне устраивало. Вытащил его из тюрьмы местный «псевдо-олигарх», богатый человек, который сидел во время инциндента в баре. Решив нанять такого подготовленного сотрудника, он быстро договорился, и условился с судом. Спустя какое-то время Александр, который уже начал понемногу забывать свою прежнюю жизнь, начал работать охранником, работа была легкой, и от него почти ничего не требовалось. Быстро освоившись Александр стал расслабляться, и вправду за прошедшие четыри месяца он набрал около десяти киллограмм. Но будущее его здорово проучило, опять подтверждая догадку о том что нельзя расслабляться. На машину в которой ехал олигарх совершили нападение, и он безвременно скончался. После этого у Александра пошла волна невезения. С работы его выгнали, в Бар его даже отказались пустить, работы у него не было, впрочем вновь наступила весна. Собрав немного вещей, он уже было собирался уходить и поднимать «старые запасы», но его вновь потянуло не в ту сторону. Он скоропостижно сбежал, сбежал от внешнего мира в Зону, в которой кипела жизнь...

Автор: Алтай.


Дата: 22.09.2011 | Категория: Фан рассказы | Просмотров: 1009
Добавил: Алтай | Рейтинг: 4.5/6
avatar

Комментарии к материалу Отписи ФРПГ - Алтай

Всего комментариев: 2

avatar
1 КостяСемен • 14:14:00, 24.09.2011
Родился в Польше, и у него выбеленные волосы? Мне мерещится Ведьмак (правда с самой игрой близко не знаком).
Флегматик, которому ничто не помешает добиться цели? А он точно флегматик?
Эти абзацы-кирпичи читать сложно, но я обещаю вернуться к чтению. Ведьмак в Зоне? Интересно.
avatar
2 Алтай • 13:38:52, 12.02.2012
:3 Ознакомься с книгами. И да, кривенькую отпись я так и не исправил, я больше по настолкам.


Рекомендуем:

Вверх