Мудрость-Зоны | Фан рассказы
Stalker Clear Sky Информация [105]Сталкер Видео [302]Сталкер Зов Припяти информация [133]Первый литконкурс от stalker-gsc.ru [69]
Фан рассказы [2615]Стихи, песни, поэмы [729]Интервью [140]Чернобыль [304]
Сталкер - основное [119]Сталкинг [39]Превью, обзоры игр Stalker [34]Рецензии на игру Сталкер [30]
Разное [333]Интересные игры [30]Каталог [407]На удаление [0]
Второй литконкурс от stalker-gsc.ru [112]Обзор модификаций [44]

Stalker 2 » Статьи » Фан рассказы

01:41:33

Мудрость-Зоны

Вы когда-нибудь заключали контракт? С кем угодно? На каких угодно основаниях или правилах? На любую сумму? Нет? Да? Если честно, мне все равно. Главное, что контракт заключал я, и не с кем-нибудь, а с самой Зоной, с самим дьяволом, я бы сказал. Контракт на мою собственную жизнь, я обменял самое дорогое, что у меня было на день в «идеальном мире», которого не оказалось. Любой мир, я решил так, для меня лишь способ провести время, не тратя его на глупости.
В тот день я просто шел по «Свалке», озираясь по сторонам и изредка постреливая в воздух из автомата, чтобы отпугнуть голодных плотей. Раз за разом я кидал на дорогу болты, чтобы проверить наличие аномалий, но их не было, как назло. Всем сталкерам хочется, чтобы их, как меня не трогали мутанты, и не манили аномалии, мне же хотелось постоянной опасности, потому что мне было скучно. Артефакты я мог найти с закрытыми глазами, на ощупь, логово химер я различал за километр до него, а аномалии чувствовал спинным мозгом, за это меня и прозвали Везунчиком. Мне везло во всем: в рейдах, в охотах, в пьянке или в торге. Любой знал, что ему гарантирован огромный куш если он пойдет в ходку с Везунчиком, то есть со мной. Положение этих вещей меня никак не устраивало, конечно, я мог пристрелить, какого-нибудь «долговца» или «фримана», чтобы на меня начали охоту, но каждый раз все заканчивалось тем, что обвиняли невинного.
И так, я шел по «Свалке» в поисках чего-нибудь интересного или загадочного, а лучше опасного, чтоб кровь в жилах кипела от количества адреналина. Мне не везло, как всегда. Я даже решил прогуляться по кислотному болоту без противогаза, но судьба вновь мне помешала, пошел дождь, прибивая кислотные осадки к земле. Вместо опасности я нашел артефакт «душу», который не затруднился тут же подобрать. На улице темнело, а ночь в Зоне черная, что твой гуталин, но я не боялся темноты, мне было наплевать на нее, все-таки я везунчик.
Через часа три бессмысленного шатания по территории «Свалки» я решил идти к Депо, в котором меня знали и с радостью принимали к уютному огню ребята Лиса. Я вышел на оббитый асфальт и медленно побрел к ангару. Увидев меня со стороны, можно бы было предположить, что я сумасшедший или зомби: ни ПНВ, ни фонарика, даже зажигалке у меня не было, а шел я под ночным небом Зоны. Я шел медленно, ступая узкими шагами, не принимая во взгляд свой двухметровый рост, с которым мои шаги должны были быть хоть бы метр в длину.
Но неожиданно, для самого себя, я увидел в куче мусора, будто, что-то светиться белым цветом, так сладко маня меня к себе. Я подошел и начал разгребать куски арматуры и шифера руками, выманивая на волю предмет моего внимания. И, наконец, я достал его. Это был белый, камень со странными узорами по всей поверхности, которые и светились так желанно в темноте. Я взял в руку и свет тут же исчез, будто его выключили. Я не хотел рассматривать свою находку в темноте, поэтому поспешил в Депо.
Там оказалось всего три человека. Двое спали, один охранял лагерь, этим одиночкой был Буль, сталкер-новичок, который прошел Периметр пару недель назад. Он был небольшого роста, плотный, с узким широким лицом и маленькими зелеными глазами, абсолютно лысый, наверное, от рождения, с небольшим носом и узкими губами. Голос его был немного противный, потому что каждую гласную он вытягивал до писка, будто мышь.
- Везунчик, - сказал он в темноту, заприметив мой силуэт, даже не прицелившись, - Дежурь, а я спать, задрался за ночь.
Он подложил под голову свой рюкзак, лег и закрыл глаза, через две минуты он уже сопел, видя первый сон. Я сел у костра, поставил на него банку тушенки, предварительно открыв, и начал разглядывать свою находку. Это действительно был камень, не похожий на артефакт или, что-то подобное. Все аномальные камни, будто парят над землей в паре сантиметров, а этот просто лежал и его узоры больше не излучали света того, что так манил к себе. Я решил изучать сами рисунки, это были угловатые изображение, с какой-то стороны похожие на людей, а с другой на мутантов или даже аномалии. В целом они напоминали рисунки кельтов, но не просто узоры, а целые картины. Вглядевшись в камень я увидел человека, бегущего от химеры, а на другой стороне человека, закрученного «воронкой», развернув камень я обнаружил, что это не прежние рисунки, а другие, это поразительно. Мне не оставило никаких сомнений, что это артефакт, но со странными свойствами.
Я начал водить указательным пальцем по всем узорам, что были на камне. Когда я провел по последнему узору… ничего не произошло, это оставило меня неудовлетворенным.
Я съел банку тушенки, отсидел свои два часа и, разбудив одного из парней, что уже давно спали, лег сам у костра. Я обещал себе, что разгадаю загадку камня. Через несколько минут я уже спал.
Я проснулся, но было странное чувство того, что я еще сплю. Перед глазами все плыло, а людей рядом не было. Я не стал желать тем новичкам смерти из-за того, что они меня бросили, даже не разбудив, все равно, со мной ничего бы не случилось. Рюкзак и автомат так же лежали рядом, костер уже потух, оставив в память о себе тлеющие угли, от которых исходило слабое тепло. Я забросил рюкзак за спину, выпил немного водки из фляги, поднял автомат и, сняв предохранитель, вышел из ангара. На улице было странно светло, небо было синее, а на небе не облачка – странное явление для Зоны Отчуждения, тем более аномальной.
Я тяжело вздохнул и вышел из Депо. Самое странное и ожидало меня за трехметровой кирпичной оградой. Не было куч мусора, не было перекошенных табличек «Осторожно радиация!», я обернулся и понял, что Депо тоже нет. Я стоял посреди цветущего поля, ничто меня не окружало. Мне показалось, что я сплю, но я все чувствовал, а именно страх и радость вперемешку друг с другом. Я сделал нетвердый шаг вперед, еще один. Нет, это не галлюцинации и не новая аномалия, это реальность. Я бросил в сторону автомат, снял рюкзак, тоже его бросил. В желудке урчало от голода, но мне было все равно, я попал в удивительнейшее место.
Тогда я пошел вперед, просто, без оружия, снимая на ходу комбинезон, оставаясь лишь в майке. Я не знаю, сколько шел, я выкинул ПДА вместе с комбезом, а часов у меня никогда не было. Солнце стояло на месте, а поле не хотело кончаться. Мне было все равно, я просто шел вперед, не зная куда. Ангар, кран, кучи мусора, аномалии, мутанты, артефакты, враги, странный камень, сомнения, страх – все осталось позади. Мной двигало любопытство и я не знал куда его деть, чтобы остановиться, но я не собирался останавливаться, а тем более поворачивать назад.
Я шел. Может час, а может день, а может неделю, я потерял счет времени абсолютно, казалось, что время летит ужасно быстро. Голод я подавил, а может и не я. Иногда мне приходила в голову мысль, что мной управляет контролер, и сейчас я иду по минному полю из-за его воли, но я отбрасывал эти мысли, продолжая идти вперед.
И вот я пришел. Я увидел издалека силуэт человека, прыгающего по полю, по этой высокой траве, из стороны в сторону. Тогда я побежал, что есть мочи. Мой организм не чувствовал усталости, я не хотел спать или прилечь, я просто знал, что передо мной ответ на все вопросы.
Человеком, которого я увидел, оказалась девушка. Она была одета в длинное желтое платье, на ногах не было обуви, а рыжие длинные до пояса густые волосы были заплетены в косу. У нее были большие красивые зеленые глаза, небольшой милый носик, узкие губы и маленькие уши. Я заметил, что она улыбается, иногда смеется, а в руки собирает всевозможные цветы и обычную траву, потом подкидывает все это вверх, над собой и прыгает под этим зеленым дождем, красиво смеясь, закрывая глаза. Цветы, что упали на землю, неожиданно и неестественно вдруг врастали в землю, отпуская новые корни. Я встал недалеко от веселящейся девушки. На душе почему-то было легко и свободно.
Я нащупал в кармане пачку сигарет. Вытянул из нее одну штуку, из другого кармана достал бензиновую зажигалку с вырезанным на ней изображением орла. Один раз черкнул и на свет высвободился огонь. Я подкурил сигарету и сел в траву, наблюдая за красивым созданием, играющим с полевыми цветами.
Она играла недолго, а потом, вдруг, повернулась ко мне и улыбнулась, глядя мне в глаза.
- Привет, - сказала она приятным красивым звонким голосом.
Я только и смог открыть рот, удерживая в руке тлеющую сигарету. Я промолчал.
- Я Катя, - она улыбнулась еще шире и подошла ко мне, протянув маленькую ручку. Она казалась небольшого роста, может быть метр и семьдесят сантиметров. Лично для меня, она была совсем маленькой.
- А я Везунчик, - проговорил я, стесняясь знакомства с ней, как малолетний.
Девушка захихикала и сказала:
- А какое твое настоящее имя?
- Витя, - прошептал я и аккуратно взял ее маленькую ручку в свою огромную «лапу».
Катя села рядом, продолжая улыбаться, разглядывая меня всего, какой я есть.
- А где мы? – спросил я, сделав последнюю затяжку горьким дымом из сигареты. Я хотел выбросить бычок в траву, но не посмел. Затушив его об сапог, я закинул бычок в карман.
- Мы в ноосфере, - проговорила девушка, - В месте, где раньше жила ваша Зона, а теперь оно пустует. Раньше здесь были деревья, деревни, много людей и животных, а теперь здесь только поле. Я иногда прихожу сюда погулять, а потом ухожу домой, обратно на землю.
- Ноосфера – это же информационное поле земли? – вспомнил я урок обществознания в школе.
- Да. В нем хранятся все знания людей, все их идеи и разработки, то есть раньше хранились. А несколько лет назад, какие-то люди из электростанции проникли в ноосферу с желанием убрать все плохие задумки человека, оставив лишь хорошие. Но они, наверное, не знали, что если исчезнет все плохое, то и хорошего существовать не будет. Тогда ноосфера попытались защитить себя, но произошел, какой-то разлом и все, что здесь было, вылилось на землю. А все, что было хорошее в информационном поле, исчезло, отсталость лишь плохое.
- То есть Зона – это ноосфера, которая вылилась на поверхность Земли?
- Ты опять угадал.
- Тогда, кто ты?
- Я? Я Зона, такая, какой ты меня видишь. И мне очень нравится, что ты меня видишь доброй молодой девушкой, а не монстром, как все.
- Не может быть.
- Может, помнишь тот камень, который ты нашел на «Свалке»? – девушка достала из ниоткуда тот самый камень, - Если поводить пальцем пол всем узорам, то тебе будет дан шанс встретиться со своим внутренним миром в ноосфере. Как оказалось – у тебя нет внутреннего мира, ты пуст. Поэтому мне пришлось придти к тебе.
- Зачем? Все это зачем? Человек должен, что-то понять? Что-то исправить в себе после посещения во внутренний мир? – спрашивал я.
- Да. Некоторые, попавшие сюда, перестают идти вперед и умирают от голода или безделья. Другие стреляются сами. Те, кто дошел, могут выбрать: вернуться или исправить свой внутренний мир.
- Что должен сделать я? У меня нет внутреннего мира, а на земле мне скучно, совсем нечего делать.
- Понимаешь, ты можешь создать себя внутри, но опасно, ты можешь умереть. Я не хочу, чтобы ты умирал, ты мне нравишься, поэтому я тебя ни трогаю, не позволяю мутантам нападать на тебя, а аномалиям преграждать тебе путь.
- Но мне так совсем скучно.
- Поэтому я и подкинула тебе этот камень, чтобы ты понял, почему ты везунчик. Ты можешь пойти и начать создавать себя, но ты либо умрешь, либо станешь таким, каких я не люблю.
- Что мне тогда делать?
- Я не знаю, чего бы ты хотел больше всего? Хотя я знаю чего, - Катя улыбнулась, - Остаться здесь, со мной. Я вижу это желание в твоем сердце. Но это невозможно. Твое время заканчивается и тебе нужно выбирать, что ты будешь делать.
Я остался в ступоре. Чтобы я не предпринял, я все равно умру. Пойду себя исправлять – умру, вернусь назад – умру со скуки. Но одна из смертей мне прельщала больше, поэтому я ее и выбрал.
- Я пойду создавать свой внутренний мир! – заявил я.
Девушка улыбнулась, встала на ноги, подошла ко мне и поцеловала в щеку, а потом исчезла, оставив меня одного. Я лег на спину, подкурил новую сигарету и продолжил так лежать.
Когда я докурил третью сигарету, то решил встать. Я поднялся и не поверил своим глазам. Меня окружали темные лысые деревья, искореженные аномалиями. На небо надвинулись грозовые тучи. Кругом в мгновенно высохшей траве ждали своих жертв аномалии. На вершине недалекого холма доедал добычу снорк. Я вдруг почувствовал, что одет в комбинезон «Заря», который недавно выбросил, на груди висит в крепеже противогаз, а на плечах лямки рюкзака, в руках я сжимаю свой верный «Галил», а на голову натянут капюшон. Я понял, что мне дана «заготовка», из нее я должен вырезать свой внутренний мир.
Я бросился в рощицу напротив. Давненько мои ноги не бегали между деревьев на длинные дистанции. Почему-то несло меня именно туда, мне казалось, что ключ от моего разума находится в центре этого всего, но далеко ли это центр я не знал. Желудок требовал пищи, но останавливаться было нельзя. Вдруг меня повело в сторону, будто, что-то засасывало в себя сою тело. Я посмотрел направо и обнаружил хорошо видный на фоне темной рощи диск «воронки». Я побежал в сторону противоположную аномалии, поняв, что здесь мое везение не действует. Высвободившись из аномальных пут я продолжил путь, но уже спокойным шагом, раз за разом кидая перед собой болт. Я давно не передвигался, таким образом, обычно я раскидываюсь железками от безделья, но не сейчас. Вскоре я вышел из лесного лабиринта. Вдруг я понял, что нахожусь недалеко от города Припять. Да-да, именно от него. Я понял, что это он лишь потому, что увидел колесо обозрения, которое никогда не заработало на радость людям. Оно было далеко от меня, но это не помешало мне сориентироваться. По моим расчетам я находился как раз на «проспекте Энтузиастов». А центром города, почему-то я решил, что там моя цель, была «улица Лазарева». Я проверил, заряжен ли автомат, убедившись в его боеготовности, я пошел вперед по потрескавшемуся от времени асфальту.
Справа от меня был автовокзал, а с лева, какое-то строение, напоминавшее магазин. Я шел по дороге, осматриваясь вокруг. Вдруг из-за угла дома, который стоял у строения, что я принял за магазин, выскочила псевдособака и помчалась в мою сторону. Я прицелился и одним нажатием на курок оборвал собаке жизнь. Тут-то я решил, что темный лес – проверка на проходимость через аномальные скопления, а город – проверка на умерщвление мутантов. Я пробежал пару сотен метров и остановился у полуразрушенного универмага. Тяжело дыша, я присмотрелся в темноту, окутавшую помещение торговой точки. Оттуда на меня смотрели три пары собачьих глаз. Псы даже не предприняли попытку меня атаковать, просто таращились в мои глаза. Длинная очередь из автомата и «милых» песиков больше нет. Я продолжил ходьбу. Через две минуты я понял, почему слепые псы не нападали, они исполняли волю «всевышнего», а именно контролера, который смотрел на меня из окна дома находящимся по левой стороне улице после универмага. С этой тварью придется повозиться. Недолго думая я сдернул с пояса гранату «Ф-1» и, сдернув чеку, бросил в окно, из которого шпионил кукловод, как его иногда называют. Это слабо помогло, так как гранату я не докинул, но мутанта пугнул. Он тут же исчез, спрятавшись, наверное, за стеной. Я уже собрался идти дальше, но вдруг большой железный лист прилетел мне прямо по голове. Я упал на землю, выронив автомат. Посмотрев на правую сторону улицы, я обнаружил спешащего ко мне бюрера, тут же я заметил взлетающий в воздух мой автомат. Оружие повернулось ко мне дулом, и через несколько секунд курок был нажат невидимой рукой, но стрельбы так и не началось – патроны закончились. Я выдернул из кобуры «Desert Eagle» и выстрелил в карлика. Что не говори, а из этого пистолета стрелять тяжело, отдача высокая. Мутант успел поставить невидимый «блок» и спастись от пули, но меня это не волновало, я уже перезаряжал, забранный из-под контроля отвлекшегося бюрера «Галил». Мутант тут же «бросил» в меня кусок арматуры, от которого я успешно увернулся и, закончив перезарядку, открыл в жирное лицо карлика огонь. Мутант поставил защиту, продолжая стоять на месте, но я то тоже не дурак. Как только патроны в автомате кончились, я с силой швырнул оружие в рожу бюрера. Мутант, не ожидая такого поворота событий, поймал мой автомат в воздухе, думая, что ему теперь точно ничто не угрожает, но не тут-то было. Я в быстро преодолел пятнадцатиметровое расстояние и, выдернув из ножен охотничий нож, воткнул его карлику между глаз. Лезвие вошло в переносицу с некоторым затруднением, но тварь наверняка прикончило. Но, как говориться, никогда ничто не идет по плану, из дома вышел сам господин-контролер и тут же ударил мне по мозгам. Нестерпимая боль пронзила все тело, я упал на колени, сжимая ладонями виски, а в голове слышался томный тяжелый голос, говоривший только: «Убей себя, человек!» Моя рука сама по себе потянулась к «Галилу», как только автомат оказался в руке, я почувствовал холодное дуло, упирающееся в подбородок, боль пронизывала тело, руки действовали по своей воле. Мой палец вдавливает курок в гашетку, щелчок и все – патроны кончились, уже второй раз жизнь мне спасает мое равнодушие к количеству патронов. Кукловод не ожидал этого и частично снял с меня контроль, мне этого времени хватило. Я снял с пояса новую гранату и швырнул, предварительно сдернув кольцо, ее в мутанта. Небольшой взрыв через несколько секунд и контролер уже лежит в стороне от дороги, а кроме моей головы у меня начало болеть плечо. Находился я на расстоянии метров десяти от взорвавшейся гранаты, поэтому вполне было возможно, что осколками и меня накроет, но мне повезло, частично повезло, один осколок все-таки в меня прилетел.
Из-за того, что я еще не отошел от пыток мутанта, особенной боли от осколка, сделавшего в моем теле ненужную дырку, я не почувствовал, голова продолжала кружиться, а вокруг меня еще целый город, напичканный тварями любой породы и лучших сортов. Во многом здравый рассудок брал вверх, например, он ясно подсказывал, что я могу дойти до центра города и с ранением, но не хватало еще, чтоб в свой триумф я скопытился от заражения крови. Я расстегнул комбинезон и стянул его с правого плеча, из раны кровь вытекала тихонько лишь потому, что рана была неширокая. Я снял флягу с водкой с пояса и, сняв пробку, полил прозрачную жидкость на рану, при этом обливая свои и так уже испачканные штаны. Жгучая боль пронзила плечо, но несколько минут до этого я испытывал такую боль, что эта казалась мне укусом комара. Вылив полфляги на ранение, я вынул из рюкзака аптечку. Из перевязочных материалов в ней были только бинты, марля и широкий лейкопластырь. Время мне было дороже, поэтому я решил воспользоваться пластырем. Отрезав от общей длины около десяти сантиметров, я заклеил все еще кровоточившую рану. Надел комбез обратно.
Я встал, нужно было собрать оружие и двинуться дальше. От автомата теперь было не слишком много проку, у меня остался всего один рожок. «Большой Бен» оставался моей единственной надеждой, поэтому, повесив «Галил» за спину, на вооружение я взял именно пистолет. Я с трудом отправился дальше по дороге, хотя можно бы было срезать через улицу, что было гораздо рискованней.
Постепенно я перешел на бег и двигался до поворота недолго, это и объясняло то, что ни одна тварь меня не успела вынюхать в пространстве моего собственного внутреннего мира.
Если честно, то я ужаснулся той «заготовке», что была дана мне. Пустоту, о которой мне говорила Зона, я представлял совсем по-другому. Я никак не ожидал, что во мне окажется сплошной хаос и разруха, а тем более город Припять, который я знал лишь по картам. Вполне возможно, что внутри каждого нашего брата-сталкера такой кавардак, но была у меня и другая версия. Несколько лет я скучал по опасностям и приключениям, поэтому для того, чтобы создать себя нового нужно пройти через то, чего мне не хватало. Тут-то я и начал понимать, что меня ждет в какую сторону я б не пошел. Я наверняка уже знал, что за мутант будет меня ждать за тем или иным поворотом, что за аномалия преградит мне путь, что за мысль остановит меня.
С этими мыслями я добрался до поворота на «улицу Курчатова», отстреливая мелких мутантов, а порой даже более крупных, но в основном кабанов и снорков. Я остановился прямо у поворота налево, я знал, что сейчас выйдет из дверей кинотеатра «Прометей». Сердце замирало в ожидании этого существа, с которым я встречался лишь однажды, но и тогда я не вышел из битвы победителем, а сбежавшим трусом. Я вновь потерял счет времени, а может быть я и вовсе не возвратил его еще со встречи с девушкой-Зоной Катей, но я был уверен, что минут десять я стоял, как истукан, вглядываясь в темноту помещений полуразрушенного кинотеатра. Я дождался. Неожиданно из темноты на покрошенную бетонную лестницу ступила лапа монстра. На ней были пятисантиметровые когти, а сама конечность была крупной и мускулистой, хотя я преувеличиваю. Вторая лапища появилась на свету, и из темноты на меня взглянули два кроваво-красных, излучающих ярость зрачка, а потом в свет ненастоящего Солнца явилась морда химеры. Вытянутая, с заостренными ушами и ртом, набитым острейшими, как лезвия, клыками. Из короткой шеи мутанта росла еще одна голова, от которой шли все резервные органы химеры. Насколько я знал, у некоторых монстров данного вида второй головы не было, значит, не было резервных органов, поэтому их легко можно было застрелить, будто полудохлого снорка. Химера смотрела на меня, не моргая, она знала, что бежать мне от нее некуда, но я не думаю, что она была готова к тому, что я приму этот смертельный для меня бой. Мутант полностью вышел из своей берлоги, продемонстрировав мне свое двухметровое мускулистое тело, на правом боку твари был шрам от ножового ранения. Да, это именно та химера, от которой я сбежал четыре года назад и которою успел ранить ножом. В тот момент у меня был шанс убить тварь, но я испугался и свалил, воспользовавшись ее нелегким положением. Тварь, пусть она и была внутри меня, узнала меня. Я был уверен в этом. Мне предстоял самый опасный и кровопролитный бой в моей жизни. Я надеялся, что проливать кровь будет не мутант.
Я и химера ходили по кругу напротив друг друга. Она, смотря в мои глаза, а я, смотря в ее переносицу через мушку автомата. Одна длинная очередь в ее голову могла оборвать жизнь твари навсегда, но в эту тварь нельзя попасть просто так, химера обладает телепатическими способностями – умеет считывать с человека его мысли и решения, поэтому прежде чем я нажму на курок, тварь будет уже в другом месте. Мысль о том, что передо мной на расстоянии пяти метров ходит химера, немного занижала боевой дух, я чувствовал на себе ее тяжелый взгляд, усмехающийся над жалким человечишкой взгляд. У меня была всего одна обойма – всего тридцать патронов – всего один шанс. Я не сводил свой взгляд с мутанта, она свой с меня, это могло бы продолжаться вечно, если бы я не моргнул. Тварь просчитала мои действия и прыгнула вперед, выставив когти перед собой, целясь в мою глотку. Но я тоже был не промах. Я успел отскочить в сторону и не попал под смертоносный полет мутанта – невиданное везение. Химера приземлилась за моей спиной. Я резко развернулся, но встретил разъяренную морду твари, она вновь готовилась к прыжку. Понимая, что каждая секунда может стать для меня последней, я начал со скоростью своей мысли составлять план.
Какая часть химеры самая уязвимая? Голова сразу отпадает, череп очень прочный, будто из метала. Конечности? Тоже нет, тварь обладает способностью очень быстро регенерировать свои ранения, какими глубокими бы они не были. Может быть спина? Конечно же, нет, укрепленная кожа спины, сравнивалась по крепости с лучшим бронежилетом. Брюхо? Точно. Мягкая кожа, открытость всех органов, защищенных лишь ребрами, лучше места не придумаешь. А теперь назревал вопрос, как заставить химеру подставить живот под мои жестокие пули.
Почему-то мне сразу вспомнился мой первый бой с химерой. Тогда она зажала меня в углу старой шахты и я, было, уже собрался на тот свет, но только через ее труп, ринулся на нее с ножом. В последний момент передумал и даже не сдвинулся с места. Химера вдруг отскочила в сторону и подставила себя под удар, что и спасло мне жизнь. Тварь тогда очень сглупила, наверное, молодость или неопытность. Но может быть..?
Ответ на все мои вопросы пришел сам собой. То, что я очень долго ждал. Я, наконец, узнал способ, как можно легко замочить эту тварь с пятидесятипроцентным риском для своей шкуры. Но прокатит ли он?
Я смотрел на приготовившегося к прыжку мутанта и резко дернулся назад, отбегая от твари назад. Мутант понял меня правильно и прыгнул вперед, прямо в ловушку. Не тут-то было! Я плавно, на ходу, начал падать на спину, уклоняясь от траектории полета твари. Для меня все стало будто в замедленном действии: вот я устремляю дуло автомата в небо, дожидаясь подлета твари, вот она уже летит надо мной, нажатие на курок. Все пули дошли до цели. Химера упала на землю над моей головой в метре-двух. Автомат был бесполезен, я достал нож, который уже попробовал вкус этого монстра. Мутант лежал на левом боку, открыв моему взору бок с рассекающим его шрамом. Я подбежал к монстру и всадил свой нож ей прямо туда, куда ранил далекие четыре года назад. Химера заревела от боли и начала дергаться, но больше я не позволю ей играться со мной. Вынув лезвие из твари, я ударил им вновь, но теперь уже в голову, росшую на шее. Охотничий нож с легкостью проломил черепушку, навсегда прекратив работу резервного мозга твари. Мутант взвыл от дополнительной порции болевых ощущений, а я продолжал. Раз химера лишилась второго мозга, значит все резервные органы, что зависели от него, перестали работать. У химеры осталась всего одна жизнь. Я оставил меч в небольшой голове мутанта и, встав на ноги, с силой пнул большую его голову. Кровь потекла из верхней губы монстра. Я снова повторил действие ногой, вложив в него всю свою ярость и злость. На этот раз я был уверен, что нижнюю челюсть химере я сломал, сильный треск был тому подтверждением. Мутант плевался кровью и с тяжестью пытался взглянуть в мои глаза. Когда меня достал этот процесс, я выдернул из кобуры «Desert Eagle», приставил его к виску мутанта и, прошептав химере на ухо: «Страшно, тварь? Мне тоже страшно», нажал на курок. Мутант больше не дышал.

Я просчитал все возможные встречи с мутантами и ни разу не ошибся. На каждом участке я наверняка мог предугадать свое будущее, потому что все мутанты были расставлены по тому порядку, по какому я со всеми ними встречался. Повезло мне, что я не встречал псевдогиганта. Я с успехом добрался до «улицы Лазарева». Тогда я подумал, что я победитель и мне уже ничего не грозит, осталось найти лишь цель моего похода. Как же я ошибался.
Я встречался с мутантами данного вида, но именно с этой породой никогда. В смысле порода? Предположим, что псевдособаки бывают двух пород: чернобыльский, или черный пес и пси-собака. Эти две породы различаются по составу способностей, а иногда и по цвету шерсти или манере двигаться. Ну, или химера, есть обычные двухголовые, а иногда встречаются твари с одной головой, но мне рассказывали, что видели даже электрохимеру. Полтергейст: есть огненный, а есть телепатический. Или скажем кровосос, самый яркий пример, есть четыре пород: во-первых, болотная тварь – тот, что живет на болотах. Во-вторых, шахтер – тот, что живет в подземельях и носу на поверхность не кажет. В-третьих, подсолнечник – тот, что живет на поверхности и действует в основном днем. В-четвертых, ночной кошмар – самый сильный из этой четверки – чернокожий, высокий, мускулистый, здоровы, как медведь, действует ночью. Но я видел его и днем, точнее сейчас видел, на крыльце отделения почтовой связи города Припять, и он меня видел. Что за день-то?
Кровосос встал на ноги и медленно пошел ко мне. Я аккуратными движениями, чтобы не привлечь его внимание заряжал единственное оружие, не считая ножа, что у меня осталось. Кошмар шевелил щупальцами, пытаясь уловить, что-то в воздухе, наверное, запах моего страха. Кто-то рассказывал мне, что если отстрелить этой твари щупальца, то она перестанет ориентироваться в пространстве. Было бы неплохо, если бы я был лучшим в мире снайпером, а так и пытаться нечего. Мутант присел на корточки и, наклонив голову к земле, начал принюхиваться. У меня начали трястись руки, я боялся эту тварь, и кровосос понимал это.
Монстр не умел читать мысли, поэтому его не наколешь, будто химеру. Кровосос встал с корточек, вытянулся и взглянул мне прямо в глаза, это был взгляд, вызывающий, мутант приглашал меня на бой. Тяжелый взгляд пронзал мою душу, от чего становилось еще страшнее, чем было, но меня успокоил этот взгляд, я знал, что это безысходно и либо сейчас я разберусь с тварью, либо проиграю.
Вдруг, я выронил пистолет. Он ударился об асфальт и, слава богу, не выстрелил. Монстр глянул на пистолет, а потом на меня, снова в глаза. Ясно, что если я сейчас наклонюсь или присяду за «Пустынным Орлом», то тварь тут же меня убьет, даже не думая. Поэтому я достал нож – «оружие последней надежды». Кровосос взглянул на мое холодное оружие и посмотрел на меня уже другим взглядом, уважительным, что ли? Я встал в стойку, как на армейских учениях. Дальше я не знал, что буду делать, отмахиваться от столь опасного монстра ножом бесполезно – я труп, это точно. Но то, что произошло позже, перевернуло все мои представления о кровососах в корне. Постояв еще немного, мутант развернулся и пошел по дороге прочь, будто испугался. Конечно, следовало ожидать, что это обманный маневр и сейчас он превратится в невидимку и ударит под маскировкой, но я почему-то не хотел в это верить и даже не стал поднимать оружие.
Теперь я точно знал, куда мне идти – в ОПС города Припяти, я был уверен, что там моя цель. Я встал на крыльце почтового отделения и аккуратно открыл дверь, внутри было темно, но это меня не останавливало, я храбро вошел во тьму и тут же, зажегся свет. Когда я открыл глаза, то обнаружил, что попал в свою комнату, в которой жил на протяжении семнадцати лет, до повестки из военкомата.
Все было точно таким, как девятнадцать лет назад: тот же стол, кровать, кресло, полка под книжки, люстра, не было лишь окна, но это меня не смутило. Я подошел к столу и обнаружил на нем старую тетрадь в обложке, сделанной под кожаную обивку, когда-то это был мой дневник, в который я записывал все, что меня волновало и преследовало.
Я открыл его на последней странице и начал читать с верхней строчки. Именно верхние строки меня не интересовали, мое внимание привлекла последняя строчка, на которой было написано прямым подчерком: «Как мне наскучила эта жизнь!» Вот в чем скрывались все мои проблемы, всю мою жизнь, в этой строчке. Я нашел на столе старую ручку, такие уже не делают, и начал зачеркивать слова, которые, когда-то давно написал. Потом положил письменный предмет между страницами и закрыл свой дневник.
Мне вспомнилось, что когда я закончил писать последнюю запись, мы с матерью и отцом очень сильно повздорили и я бросил рамку с семейной фотографией на пол и ушел из дома, на следующий день меня забрали с остановки на призывной пункт, я никогда больше не возвращался в родной дом. Я посмотрел за стол на пол и увидел там разбитую рамку, осколки и фотографию. Поднял картинку, на ней была моя мать, улыбающаяся, она всегда улыбалась, отец, всегда строгий и серьезный, и я, еще мальчишка пятнадцати лет.
- Они тебя еще долго ждали, - послышался сзади девичий голос, я повернулся и обнаружил там Катю.
- А теперь не ждут? – спросил я с надеждой в голосе.
- Нет, теперь не ждут. Ты пропал без вести восемнадцать лет назад. Твои родители еще на протяжении пяти лет искали тебя, объявляли в розыск, но так и не нашли, - оповестила меня девушка-Зона.
- Я ушел из дома. Бросил их. Поступил неправильно, конечно, - я тяжело вздохнул, - Почему кровосос не стал драться со мной?
- Мутанты не настолько глупы, как кажется вам людям. Кровосос увидел, что ты готов драться с ним даже держа в руках нож. Он стал тебя уважать. А зачем убивать того, кого уважаешь? Тебе пора домой, Витя. Не в Зону, а домой, понимаешь?
- Да, - ответил я и поставил разбитую рамку на стол.

Я стоял напротив пятиэтажного строения, а именно жилого дома. Одет я был весьма прилично для сталкера – в кожаных ботинках, черных брюках и белой рубахе, а что? С деньгами то и «пошиковать» можно. В правой руке я держал здоровую сумку с вещами, а в левой чемоданчик с деньгами.
Я подошел к первому подъезду и остановился у глубокой большой лужи. В ней отражался не грязный нервный сталкер, а умытый хорошо одетый «бизнесмен» (это для легенды): зеленые глаза, стрижка под ежика, волевой подбородок, улыбка, ну чем не человек?
Во дворе на лавочке сидели старушки и о чем-то оживленно разговаривали, в одной из них я узнал теть Зою, нашу соседку.
- Здравствуйте, - подойдя, поздоровался я.
- Здравствуйте, молодой человек, чем мы можем вам помочь? – теть Зоя не узнала меня, да и слава богу.
- А Алина и Степан Емельяновы в этом подъезде живут? – узнал на всякий случай я.
- Да ты что, голубчик? Померли давно они, оба. Сначала Степан Витальевич, а потом и Аля за ним, Царство им Небесное, путь земля будет им пухом, - оповестила меня соседка и перекрестилась. Я сразу почувствовал, что все во мне оборвалось, и я потихоньку превращаюсь в Везунчика, - Да только дочка у них осталась, да сын у них был, но пропал он где-то после армии.
- Дочка?
- Да-да, дочка. Студентка восемнадцатилетняя. Как родители померли, так она тут жить осталась, по наследству квартира перешла, да выгонят ее из дома скоро. Она ж молодая, не работает, а живет на стипендию, платить за коммунальные услуги нечем, мы ей помогаем, чем можем, да особой помощью это не назовешь…
Дальше я не стал слушать. Я уже рванул в подъезд. Забежав на третий этаж, я постучал в дверь десятую дверь. За ней послышалась, какая-то возня, и через минуту дверь распахнулась.
Рыжие волосы, красивые зеленые глаза, небольшой милый носик, узкие губы и маленькие уши. Это существо смотрело на меня распахнутыми глазами и проговорило:
- Здравствуйте, вы за деньгами? Понимаете, у меня сейчас нет суммы для оплаты долга за квартиру, а стипендия не скоро, - голос был точно такой же, как у девушки-Зоны. Я понял, что оставил сумку на улицы, ну, да и бог с ней, а с чемоданчиком я весьма походил на банковского работника.
- Нет, ты не правильно поняла. Катя? – спросил я.
- Да, а вы кто? – она совсем растерялась.
- Я твой брат… старший – Витя, - говорил я не уверенней чем она.
- Это ты пропал, отслужив в армии? – она совсем удивилась.
- Да, я в Зону ушел, - почему-то я не стал ей врать, может стыдно стало, а может потому, что сама Зона представала в обличии моей сестры.
- В Чернобыльскую что ли? – она была шокирована моим объяснением, но не успел я ответить, как вдруг она обняла меня и, уткнувшись в плечо, начала плакать.
- Ничего-ничего, Кать, больше у тебя не будет проблемы, ты ж для меня последняя родня, кровь та же, что и во мне, - я мямлил. Но это, наверное, не от нервов, а от счастья, - И за квартиру долг заплатим, и за учебу твою, и оденем тебя, как подобает, все сделаем, что б жила ты как человек.
Я исполнил свое обещание: долг был выплачен, хороший институт выбран, а Катька одета, как все, а не как старая бабка. Могилы отца и матери обнесли оградкой, поставили надгробия хорошие, а то совсем заросли могилы травой. А тот самый камень, через который я в ноосферу попал, лежит на тумбочке в прихожей, как напоминание, что есть такое понятие – «мудрость Зоны».

Автор: fAnJkE


Дата: 03.01.2012 | Категория: Фан рассказы | Просмотров: 665
Добавил: fAnJkE | Рейтинг: 5.0/2
avatar

Комментарии к материалу Мудрость-Зоны

Всего комментариев: 1

avatar
1 hexedesimal • 20:26:02, 05.01.2012
супер , продолжай в том же духе!!!! =5


Рекомендуем:

Вверх