Метро 2033 - город на Волге | Фан рассказы
Stalker Clear Sky Информация [105]Сталкер Видео [302]Сталкер Зов Припяти информация [133]Первый литконкурс от stalker-gsc.ru [69]
Фан рассказы [2615]Стихи, песни, поэмы [729]Интервью [140]Чернобыль [304]
Сталкер - основное [119]Сталкинг [39]Превью, обзоры игр Stalker [34]Рецензии на игру Сталкер [30]
Разное [333]Интересные игры [30]Каталог [407]На удаление [0]
Второй литконкурс от stalker-gsc.ru [112]Обзор модификаций [44]

Stalker 2 » Статьи » Фан рассказы

21:25:41

Метро 2033 - город на Волге

Оценивайте моё творчество (надо же себя во всём попробовать). В дальнейшем все ваши высказывания буду стараться учитывать. Мне самому интересны Ваши оценки и как у меня удаётся писать. Главы буду выкладывать по мере написания.
Другие ссылки на книгу:
Портал метро 2033 http://www.metro2033.ru/creative/texts/766097/
Проза.ру http://www.proza.ru/2012/02/19/732

Аннотация:
Какие секреты хранит город на юге России после ядерной войны? Какие сюрпризы преподнесёт бывший миллионник, а ныне с неизвестным количеством населения город на Волге? Как город-герой Волгоград перенёс новую осаду не в виде фашистской Германии, а в образе ядерных боеголовок? Ответы на эти вопросы будут искать герои, пережившие катастрофу за территорией города в нескольких километрах от Красноармейского района. Чтобы не случилось, судьба и воля случая распорядятся по своему.

Пролог
- Вот она наша цель, сколько сил и времени потрачено.
- Теперь мы разберёмся, что к чему. Связь есть с ними?
- Наставник на связи, ваша группа выдвинулась? Как слышно? Приём…
- Слышно вас отлично, приём, группа на подходе к точке встречи. Конец связи.
- Что-то машина чихает слишком сильно, давай бензина подольём.
- Лучше доедем до ребят и наполним бак, сейчас хватит.
- Надеюсь, мы доберёмся туда благополучно.
- Смотри, не сглазь, как у “Авангарда” в Кировском. Напомнить, что тогда было?
- Не надо... Блин! Да куда ты так крутишь баранку, я чуть в стекло не треснулся!
- Мда, пробки даже в разрушенном городе. Вечные пробки… Никогда не сдвинутся с места.
- Ой, только не начинай свою философию. Твою мать, опять тварь крылатая, да ещё огромная по сравнению с другими.
- Летит на нас! Цельтесь в неё! Отпугните!
- Да ей всё ни по чём! Не боится, падла!
- Что же такое всё хрен да задница!
- Чёрт! Сейчас перевернёт машину своей тушей!
- Стреляйте, цельтесь в голову!!!
- Нет! Мы падаем!

Глава 1
Волгоград летом особенно жаркий. До сорока градусов повышается столбик термометра. Самое жаркое лето по России именно в этом месте – Волгоград и его область. Духота стоит и ночью, но утром веет свежестью и прохладой – единственные часы, когда нет жары. А дальше спасают хоть как-то только тень или купание в тёплой речке. В городе накаляются асфальт, кирпичи домов, бетон и придают жар и сухость. Люди привыкли к таким условиям, и выдерживают погодные испытания. Синоптики обещали, что 2013 год будет аномально жарким, как, собственно, и предыдущий год. Этот день ничем по погоде не отличается от предыдущего: также пускает лучи Солнце, нет ни ветерочка, ни облачка. Всё говорит о новом жарком дне.
В Красноармейском районе города уже течёт жизнь с ранней поры. Кто-то встаёт на работу, другие идут по своим делам, можно заняться утренней пробежкой, погулять со своими детьми, конечно, купаться в реке Волга или на Волго-Донском судоходном канале именем В.И. Ленина, на которых обычно много народу, чтобы провести время на пляже или постоять, полюбоваться процессом рыбной ловли (по утрам рыбаков всегда много). На Волге экскурсии на яхтах пользуются большим спросом, многим хочется прокатиться с ветерком под весёлую танцевальную музыку. Нужно радоваться жизни. Занятий много, но самое блаженство период до жары. Даже местные животные стараются днём только спать в укромном месте, а утром выплеснуть накопившуюся энергию.
Из подъезда пятиэтажного дома выходят два парня и двинулись они по не очень ухоженной пустынной улице через арку в сторону видневшегося железнодорожного моста через канал. На вид им лет 19. Один, который пониже, в летней майке чёрного цвета, хорошего телосложения. У него короткая стрижка, русые волосы, местами выгоревшие в белый цвет от палящего солнца, так как он ходит без головного убора. Походка твёрдая, уверенная, длительное занятие футболом говорит о себе. На шее красное родимое пятно (в детстве было пятно на лбу, но со временем оно исчезло, оставив след только на шее). Второй парень на вид более рассеянный: видно по растрёпанным волосам, немного помятой одежде. А по своей фигуре от своего друга не отставал. У него уже растут усы под слегка длинным носом. Они стали друзьями относительно недавно – с пятого класса, не с детства, когда обычно получается самая крепкая дружба. И восьми лет достаточно, чтобы стать первым другом и незаменимым товарищем.
Первого звали Саша, и он шёл с задумчивым видом, даже сморщилась кожа на лбу, хотя его собеседник Егор рассказывал смешную историю о вчерашнем дне, при этом слегка посмеиваясь. Но Саша только делал вид, что слушал, на самом деле его невыносимо тревожила последняя новость от отца. Можно сказать, эти слова смутили рассудок, и тело покрылось мурашками. Он просто не знал что делать. Но единственное он понял: нужно всё объяснить Егору и предпринимать срочные меры.
Отец с матерью Саши работают в Москве. Мама в магазине продаёт одежду, лёгкая стабильная работа, главное, чтобы работа не вызывала отвращение, а остальное будет хорошо. Отец занимается серьёзными делами в Центре Обеспечения Ядерной Безопасности. По его словам сложность в ответственности и точности своих действий. Саша не особо увлекается точными науками и это не особо интересно, а чисто для общего развития можно вникнуть. Но связь с родителями всегда он держит и всегда общается с ними, несмотря ни на что. Саша любит своих родителей, просто, единственное, в 19 лет период, когда дети хотят себя показать в полной силе, доказать свою самостоятельность и умение правильно оценивать жизненные ситуации, и не переносят излишнюю заботу.
Саша в голове смутно смог составить предложение, с которого начнёт всё объяснять Егору.
– Егор, ты может не заметил как сильно испортилось настроение, с того момента, когда мне позвонил папа перед нашим выходом? Короче, слушай: сейчас быстро шагаем к моему дому, нужно взять вещи необходимые, оттуда я позвоню своему брату Павлику, скажу то же самое, что и сейчас тебе расскажу.
– Ты темнишь, прям на себя не похож стал, у тебя что-то случилось? – перебил с удивлённым видом Егор.
- Да, случится невообразимое, в общем, у папы было мало времени, он сказал о неразрешённом военном конфликте, последствиями которого станет применение ядерного оружия! О подробностях с кем и из-за чего не сказал, видимо, действительно там происходит страшное. Сообщил о точках падения ракет. На Москву запустят мощную бомбу, ну не знаю, как тебе объяснить точнее, не знаток я. Москву уничтожит, у них то ли защитная система выведена из строя, то ли не достаточно сил для отражения. Не знаю, не знаю! Про Москву никаких подробностей не сказал. Опасное для нас, что на Волгоград тоже полетят ракеты на другой конец города, предположительно Тракторозаводской район, с зоной полного разрушения в 15-20 км и с зоной сильных разрушения в 30-40 км! Нужно бежать быстрее ко мне домой за вещами! Ну же быстрее!!!
- Сань, это похоже больше на бред, как могло такое случиться???- с огромным удивлением начал расспрашивать Егор.
- Нет времени, бежим ко мне! Дома объясню, что делаем! – коротко ответил друг.
- А как же мои все родные, друзья??? Нужно и их предупредить, взять с собой, помочь!!!
- Пойми, мы сейчас всё - равно далеко от них. Они не у тебя под носом? А у нас от силы два с половиной часа. Нужно смириться – ничего не поделаешь. Теперь срочно ко мне.
- Ты что говоришь!!! Ты рассуждаешь как последний предатель!!! Мы должны всех предупредить, если вообще что ты говоришь, правда! – кричал Егор. Таким злым как сейчас не был он давно. Смотреть на выражение лица было страшно.
Саша подошёл ближе к другу и дал ему не сильно по животу, грозно приговаривая:
- Слушай сюда, в таком случае, я на тебя время тратить не собираюсь, либо ты идёшь со мной и делаешь, как я скажу, либо вали на хрен и вытворяй, что хочешь. Я бы если мог, старался сделать большее, но данная обстановка вынуждает меня жертвовать всем! Мне самому очень тяжело и я рассчитываю на твою поддержку. Я не рад такому решению. Поэтому давай без истерики и вперёд, от меня всем кому успеешь, позвонишь.
Егор ещё сильнее испугался. От удара он слегка согнулся и прекратил истерику, послушав своего друга. Саша был ошеломлён после прошедших своих действий. Это было странное ощущение, он не понял, как его воспринять, зато понял, что теперь за Егора ему отвечать вдвойне.
И ребята побежали, как только возможно быстрее по тёплому асфальту, далее они пересекли мостик через сточную канаву и пустились вдоль железной дороги к мосту. Бежать по жаре тяжело, у обоих выступил пот и тёк по лицу в глаза и рот. Прохожие изумлённо смотрели, зачем так нужно бежать сломя голову. Но они не знали о новой угрозе человечеству, которая придёт в наш мир через какие-то часы. Саша бежал через силу, через боль в груди, через туманные мысли, его охватил страх, но он боролся. Нельзя отдаться бездействию, нельзя поддаваться панике. Нужно за оставшееся время сделать всё быстро и обдуманно, как учил отец – думать и делать нужно мгновенно быстро, чтобы быть хозяином положения. Но как можно стать хозяином в данной ситуации, страх о неправильных своих действиях был больше всего. А Егор был в растерянности, удивлении и непонятках и он слушал друга, не зная, что делать самому.
- Слушай, - на бегу с большой отдышкой начал Егор – если мы куда-то уйдём, как же мои вещи?
- У тебя паспорт в сумке лежит?
- Да, ещё денег мелочёвка, бумажки некоторые, ключи и телефон.
- А больше ничего не нужно, одежду я тебе дам, еда у меня тоже есть – через силу пояснял Саша.
Вскоре ребята добежали до моста, с него видно, как внизу в воде купаются, отдыхают, недавно пришедшие люди, слышны радостные крики детей, плюханье воды от прыжков с пирса. Саша вскользь вспомнил своё последнее купание, последние прыжки и вообще всё, что делал весёлое и интересное за начало лета, но это для него в прошлом. Пару секунд отдышавшись, молча двинулись к уже видимому для взора девятиэтажному дому Саши. Они спустились по насыпи с железной дороги, была видна тёмная пыль, которая летела из под ног. Бежать по таким камням больно, ступни ног обжигались от пылающих камней. Солнце уже взошло полностью и опять стало нагревать абсолютно всё своими лучами. Как на зло, не было ветра. Ребятам бежать было уже совсем невыносимо, но, к счастью, осталось перейти дорогу и зайти в подъезд, где живёт Саша по улице Столетова в 44 доме. Друзья шли молча, так как говорить не было сил. Слева от них магазин “Дело вкуса” где не очень большие цены. В магазине часто много народу стоит в очереди за продуктами. Впереди детская площадка. На ней уже веселились дети, катались на качелях и каруселях, а мамаши сидели на лавочках и о чём-то болтали.
Саша на подходе к подъезду думал только о воде, у него сушило в горле, пот был абсолютно по всему телу. И чувствовал себя отвратительно, как будто он побывал в аду и вернулся оттуда беззащитным рабом. Ведь спринт был на несколько километров от дома Егора до Сашиного жилья. По дороге на них столько людей пялились, одни с удивлённым лицом, другие с отвращением, а пару красивых девушек недалеко от дороги хихикали над ними. У подъезда Саша даже услышал ворчание бабушки на лавочке. Вероятно, она обиделась из-за того, что не поздоровался с ней её сосед. Но уже было наплевать, наплевать на них всех. Ничего не поделаешь, они уже не живые. Свет угаснет навсегда.
Звук тяжёлой отдышки прервал Егор:
- Как воды хочется, холодной… Сань, что мы дальше делать будем? Я просто жестоко сейчас устал. Ноги еле держат, нужно посидеть немножечко.
Лифт остановился. Саша всё молчит. Он за столько времени перенёс большую психологическую нагрузку. Действительно сложно справится со страхом. Ребята зашли в квартиру не богатую. Не дорогая мебель, старый холодильник 1992 года выпуска, на кухне телевизор “Сокол”, но там же на кухне были и новенькие микроволновая печь и стиральная машинка, а в зале, купленный в начале года, плазменный телевизор и закрытый ноутбук на столе, ещё стояли шкаф с одеждой, книжный шкаф с маленькой домашней библиотекой и красивый сервант с посудой. Квартира достаточно чистая, пыли и грязи не наблюдалось. Во всех комнатах новенькие обои (делали ремонт в прошлом году), но на полах остались старые линолеумы, местами видны дырки и протёртые места. На подоконниках стоят горшки с различными зелёными кустами, есть и кактусы самых разных форм: от простых тоненьких маленьких до размеров относительно больше с причудливыми формами и колючками. В целом добротная уютная квартира.
На входе ребят сразу встречает чёрный кот не очень больших размеров, с жёлто-чёрными глазами. Он всегда встречает своего хозяина мяуканьем и трётся об ноги. Сам он добрый и ласковый. Коту уже 3 года. Саша его очень любит. Спят вместе, едят практически вместе, когда Саша смотрит телевизор или читает, кот всегда идёт к нему. Не оставляет его никогда.
Конечно, первым делом бросились к воде, сейчас прохладная водичка была прекрасна как никогда. Казалось, что пить её можно бесконечно. Насытившись водой, Саша быстро стал объяснять Егору всё до конца:
- Пока я буду звонить брату, у тебя есть время позвонить своим друзьям или родным, братан – хлопая по плечу друга – как бы банально мои слова не звучали, но тебе придётся всего лишь попрощаться, у нас ещё два часа и около десяти минут, успеем спастись только мы, если бы только было больше времени… Когда я разговаривал с отцом он уже тоже прощался со мной передавал слова от мамы… А брат недавно поменял номер, родители его ещё не знают - у Саши выступают слёзы на глазах, как и у Егора - Я хотя бы поговорил с отцом, но не слышал в последний раз мать, с братом я обязан созвониться. Он сейчас уехал в ВГСХА (Волгоградская Государственная Сельско-Хозяйственная Академия) и спастись он может только в бомбоубежище академии. Я кроме брата никому звонить не буду, успеем только мы. Да мне стыдно кому-то ещё звонить рассказывать, что случилось и что положение безвыходное. Да и нет времени. Всё быстро пять минут на звонки!
После трагически печальных слов Саши Егор стал набирать номер на домашнем телефоне, а Саша трясущимися руками стал вызывать брата с мобильного. В голове крутилось только одно: “Главное ответь, главное ответь”. Малое количество гудков казалось целой вечностью, а тишина между ними казалась самым громким звуком, которое только мог он слышать. Сквозь бескрайнее пространство всё же услышаны слова родного брата Павлика.
Павлик всего на два года младше Саши, он немного ниже, слегка худоват, занимается гимнастикой. Телосложение идеально подходит под этот вид спорта. Павлик собирается поступать в ВГСХА, и поехал с утра на подготовку перед вступительными экзаменами. Он более разбирается в физике и математике, чем Саша, но он уже учится в сельхозе, окончил второй курс на электрификации сельского хозяйства и даже поступил в военную кафедру, где осваивают основы применения и боевого использования артиллерийского вооружения от миномёта до самоходной артиллерийской установки. За год обучения на кафедре Саша немного стал знать по данной теме, были небольшие практические занятия по огневой подготовке, уже начало положено, он по жизни стремится стать военным – лейтенантом запаса, но обучение уже не продолжится…
В разговоре с братом Саша старался говорить уверенней, как только смог. Получалось, конечно, через силу, тем не менее, он рассказал примерно также как и Егору, добавил последние слова родителей, свои прощальные фразы, обещания в скорой встрече, и приказал спрятаться в бомбоубежище сельхоза (он уже подъезжал к академии). Павлик всё выслушал, понял, тоже стал прощаться с братом, у Саши уже просто текли слёзы, невозможно сдерживаться, это как теряешь близких людей, невозможно себя контролировать.
После окончания разговора Саша всё-таки собрался с силами, подхватил походный рюкзак из шкафа и стал собирать в него продукты, необходимые вещи. Рюкзак уже староват, на вид большой, вместительный. Пока он ходил по квартире слышал некоторые фразы Егора по телефону, он говорил сейчас с матерью, говорил о своём спасении и просто прощался. Саша, стараясь выкинуть все мысли и фразы из головы, заполняет свой рюкзак. Он быстро сложил банки консервов рыбы, мяса, кукурузу – какие только нашёл, даже баночку сгущёнки. Из одежды: любимую шапку с кожаными перчатками, штаны, тёплый вязаный свитер, недавно купленные кроссовки и пару носочков. Заранее подготовил другой рюкзак и одежды для Егора. Положил в карман паспорт, денег немного и телефон. Достал из выдвижного ящика две автомобильные аптечки (отец покупал Саше машину – ВАЗ 2110 для поездок в академию, но недавно её отвезли в Москву по необходимости, вот и остались дома запасные аптечки). Саша делал всё так быстро, что не заметил, как к нему подошёл Егор, у него были красные глаза, видимо, он только что вытер все слёзы. Он уже открыл рот, чтобы сказать что-то, но Саша начал первым:
- Вот держи рюкзак сложи в него немного одежды, ещё автомобильная аптечка обязательно, возьми пару банок консервов из холодильника. Так подожди! Сейчас ещё принесу... И ушёл на кухню.
Егор был ошеломлён сдержанности и уверенности действий своего друга и безумно рад, что сейчас с ним. Это придавало сил. Пока он складывал в рюкзак одежду, было слышно, как чем-то гремит Саша и звуки воды из крана. Егор быстренько достал из холодильника три банки, а друг уже вернулся с необходимыми предметами: два налобных фонарика и один мощный ручной фонарь с запасом батареек, коробками спичек и два походных ножика. Ребята быстро разложили в рюкзаки.
Потом Саша залез в другой ящик в шкафу, говоря другу:
- Теперь сейчас идём на кухню, за водой, я её налил, потом я возьму один ключ, и срочно выходим - и достал бытовой дозиметр, немного свечей, завёрнутые в газету, две сумки с уложенными в них противогазами ГП-5 и один старенький респиратор Р-2. Один противогаз передал Егору, остальное уложил себе.
- Извини, дозиметр только один.
- Ничего, давай быстрее собираться – успокоил Егор.
Саша удивился слаженности своих действий, от точной проделанной работы он окончательно собрался с силами.
- Где твоя мама?
- Они с сестрой уехали по работе в Котельниково два дня назад. Что же будет с ними?- жаловался Егор.
Засунув в набитые рюкзаки три полуторалитровые бутылки воды, места уже совсем не осталось. Сумка выглядела огромной и надутой, как пузырь, который вот-вот лопнет. Саша вроде бы ничего не забыл. Он больше не знал, что может пригодиться. Необходимое есть и хватит, на сборы потратили уже 20 минут. Егор прервал длительные безразговорные минуты:
- Сань, так куда мы сейчас пойдём, я так и не в курсе?
- Подожди мне нужно взять ключи и корзину для Тимофея, не могу же я оставить тут кота! – доставая с балкона корзину для кота, Саша продолжил – идём на дачные участки у Стеллы, помнишь, мы там были на моей даче? Вот именно туда, – повествование прервал звук сирены на улице – Неужели врубили хотя бы за полтора часа до взрыва! Срочно телевизор!
Как и ожидалось, по телевизору объявляли тревогу, прекращены все передачи и только голос диктора.
- Представляю, какая паника сейчас будет на улице,– заметил Егор.
- Поэтому нам, а точнее тебе нужно как можно быстрее сматываться отсюда!
- Что ты сказал? Мне?- не понял Егор.
- Да, тебе. Слушай, я тебе сразу не сказал, но я не могу оставить тут Милу. В любом случае иду за ней,- друг хотел уже возразить, но Саша продолжил – не перебивай! Вещи собраны. Теперь запоминай внимательно: на моей даче ты должен найти дверь в бункер, сделанный моим отцом в целях безопасности нашей семьи, дверь в резко уходящий вниз подвал будет рядом с сараем за старыми дверьми и оконными рамами. Откроешь этим ключом - Саша передаёт в руки друга средних размеров железный ключ – далее будет герметичная дверь, которую ты должен открыть кодом 110894080996. Запиши на лист! В бункере должны быть запасы еды, и даже оружие. Ты там разберёшься. Всё понял???
- Да всё, я записал пароль. Но как же ты. Я не могу без тебя!
- Извини, братан, я не могу без Милы. Ты же знаешь, как мне она нравится только страшно мне было по дури признаться ей. Вот я дурак. Ладно не время плести чушь. Теперь я иду вытаскивать нас обоих. У меня ещё просьба спаси и моего Тимку. Он мне тоже дорог.
- Без вопросов! Я всё сделаю и дождусь вас с Милой. Когда выходим?
- Прям сейчас.
Саша начал класть кота в корзину, который нервно крутился рядом, учуяв тревогу хозяина, сначала упирался, но раз ему говорят лезть в корзину, значит так надо и нехотя смирился. И всё же страх опять даёт о себе знать. Даже кот чувствовал опасность. Но больше было страшно размолвка с другом, теперь предстоит продвигаться в одиночку. Милану никак не мог бросить в этом предшествующем аду. Саша Милану знает не так давно, он учился с ней с десятого класса, но отношения с ней по непонятной причине у него не развивались, но понравилась она ему больше других девушек, она просто самая необычная, не такая, как все, выделяется от других и одним словом – красавица в понимании Саши. Попытку найти её нужно сделать обязательно. Номера её не знал. Сейчас значит идти через пару дворов к её дому и молить Бога, чтобы она никуда не ушла, так как, выглянув на улицу в окно, Саша увидел выходящих людей, а некоторых даже паникующих. Вот и это главное – не паниковать, ибо тогда рухнет последний шанс выжить. К тому же, сирена ещё действует на нервы. Да и не только паника и сирена. Сложно осознать, что всё достигнутое будет уничтожено. Не будет больше своей квартиры, не будет веселья, радости и позитива. Останется абсолютный ноль, как ноль по шкале Кельвина. Не будет современной техники, продуктов, всего к чему привыкли. И придётся адаптироваться к новым условиям.
Готовясь к выходу, Саша надел на руку медные часы с небольшими царапинками на стекле и оделся в удобную одежду и новые спортивные кроссовки, так как он знал, что побегать ещё придётся. Подхватив свои нелёгкие рюкзаки и корзину с Тимофеем, ребята вышли из квартиры, Саша последний раз оглянул своё жильё, в которое, возможно, никогда не вернётся, которая будет пылиться много лет, закрыл на ключ входную дверь и дёрнул вниз две ручки на электрощите, чтобы выключилось электричество.
- Сань, может я с тобой пойду? Мне, если честно, сейчас дико страшно.
- Нет, иди один, разберёшь вход в бункер пока, вдруг я с Милой буду опаздывать. И вдвоём мы будем только дольше. И раз я частично теперь за тебя отвечаю, то ты обязан спастись. Главное не боись.
На улице было уже много людей. Куда они шли было не понятно, все в разных направлениях. Идти особо некуда. На Сашином квартале есть единственное овощехранилище, которое может послужить бункером. Всё – равно жутко на улице, некоторые бегали с криками о конце, о вымирании людей, другие уезжали на машинах или вообще не знали, что делать, а до взрыва ракет осталось примерно полтора часа может и меньше. Саша смотрел на часы и вздрагивал о приближение апокалипсиса через какой-то пустяковый кусочек времени. Как ребятам страшно, особенно когда вокруг все боятся и паникуют, это как на похоронах не плакать, когда плачут все и сдержаться невозможно.
- Как жалко всех этих людей, маленьких детей, - сказал Егор. Саша промолчал, не знал, что сказать. Растерянность. Иногда лучше и промолчать.
На углу дома друзья пожали руку и обнялись. У обоих в очередной раз потекли слёзы. Саше идти прямо через пару кварталов к магазину “Ман” к дому Милы, а Егору двигаться по противоположному направлению: к лесополосе, через трассу, выйти к каналу и двигаться по полю к дачам.
- Прощай, Егор. Я дойду с Милой обязательно.
- Давай, буду ждать вас.
Саша взглянул на Тимофея, приговаривая:
- Приглядывай за Егоркой. Подмигнув с улыбкой другу, Саша пошёл к Миле.
Теперь ни о чём не думать, главное всё выкинуть из головы – думал Саша.
Идя по давно знакомым и истоптанным улицам, они казались уже другими и неизведанными. Люди опять пялились как на ненормального, с одной стороны они были удивлены спокойствию этого человека. Но Саша держался из всех сил. Сирена до сих пор давила на мозги, словно гипнотизировала и захватывала под свой контроль. Пройдя метров 50 до хлебного ларька мимо забора лицея, который закончил 2 года назад, ускорил шаг и свернул направо к пятиэтажке, в конце которой автомобильная дорога, ведущая напрямую к дому Милы. Как ни старался юноша, ни о чём не думать просто невозможно. Он размышлял, что теперь будет с его родными, как теперь без них. Любимые родители, брат – его семья. Увидеть её может и не будет возможности никогда. Главное нам выжить, но мы все в разных местах и новостей не будет друг от друга. А как же друзья? Андрей, Денис, Женя, Катя? Но что он мог сделать? Время уже постепенно заканчивается и не факт, что сам успеешь спастись. Саша очнулся от мыслей после порыва ветра в лицо. Но ветер этот не прохладный, а тёплый и не приятный. За потоком размышлений не заметил, как на автомате свернул по дороге вдоль аллеи по проспекту Столетова до Строителя и прошёл половину пути до дома Миланы. Уже начало ломить спину от тяжести рюкзака, и Саша понял – скоро ломить спину будет невыносимо. На дороге рядом с аллеей было повышенное движение, вероятно, люди пытаются уехать на безопасное расстояние со своими семьями, а кто и в одиночку. Но самое главное Саша заметил, что звук сирены стал немного меньше слышным, так как он направлялся в обратную от неё сторону. Народу на улицах становилось всё больше и больше, а скрыть маргинальность всё сложнее и сложнее. Нужно быстрее забирать Милану и двигаться вдоль железнодорожной воинской части, там не должны быть люди.
Саша забежал в третий подъезд пятиэтажки, поднялся на третий этаж и стал звонить в звонок. Главное, чтобы она была дома. Минуты ожидания были ещё тревожнее, чем он ожидал ответа Павлика по телефону, к счастью, железная дверь медленно открылась и на пороге стояла девушка. По возрасту, как и Саша, невысокого роста, с длинными светлыми волосами – блондинка, с милым лицом и зелёными глазами. На нижней губе, слева небольшая родинка, совсем маленькая. У неё красивый педикюр на ногах и не менее красивый маникюр. В школе она училась отлично, потом поступила в ВУЗ, и дальше уже юноша не знал, как она учится. Саша засмотрелся на неё, и Миле пришлось начинать:
- Привет, Саш. Ты чего пришёл? И что там на улице происходит?
- Случится катастрофа, ядерная война! Ракеты уничтожат город, и я пришёл за тобой, чтобы вытащить отсюда - через силу выдавил из себя Саша и продолжил – нам нужно срочно уходить отсюда, кстати, где твои родители?
- Ты что вообще говоришь??? – не поверила Мила.
- Сирену слышишь? Панику на улице видишь? Мой набитый рюкзак видишь? Давай же срочно уходим! Ты не ответила где родители?
- Уехали в центр по делу, должны к вечеру вернутся. Проходи, не стой у двери.
Саша прошёл в квартиру. Коридор свободен, только с одной тумбочкой, на стенах красивые белые обои, на полу приятный ковёр. Из коридора видна часть зала, где стоит большой кожаный диван и шкафы из красного дерева. А ничего так квартирка – подумал Саша и говорит Милане:
- Пойми, ракеты рванут примерно через час десять минут. Срочно идём в бункер. Иначе нас ждёт печальная судьба, как и всех людей на улице или, которые останутся в квартирах своих. Мы никому не поможем. Мой брат сейчас в сельхозе, родители вообще в Москве, друзья где попало. Возьми только самое необходимое, может из личной гигиены что-то, затем срочно отправляемся!
- В твои слова сложно поверить! Как же мои родители, друзья?
- Мил, никак, они найдут себе бомбоубежище сами, нам срочно выдвигаться. Позвони маме.
Милана достала из чёрной сумки телефон, спустя несколько секунд она сказала:
- Что-то недоступно, сейчас папу, наберу или сестру,- опять через несколько секунд – у всех недоступно.
У Саши помутнело в глазах, вдруг, если у них недоступно, значит, на Москву уже сбросили ракеты, нет больше центров связи. Хотя вдруг это совпадение. Он точно не знал. Нужно быстрее уходить. Саша взглянул на Милу: она уже плакала. Может она не верила в слова парня, но без последнего разговора с родителями, Мила потеряла всю уверенность. Саша взял её за холодную руку и стал говорить более менее успокаивающе:
- Нам нужно идти. Давай же успокойся. Будет всё хорошо. Одевайся и вперёд.
Мила посмотрела на юношу, затем быстренько надела джинсы синего цвета, кофточку с красивыми узорами, убежала в другую комнату со своей чёрной сумкой.
- Паспорт возьми,– крикнул вдогонку Саша. Он посмотрел на часы: Боже как быстро летит время. Уже примерно час остался. Надеюсь, Егор уже подходит к даче. Потом достал телефон и попытался набрать друга, но результат, как у Милы. Вот она, кстати, вернулась.
- Саш, идём. Куда направляемся?- довольно уверенно спросила она.
Сдержанности и уверенности можно позавидовать. Очевидно, девушка не до конца осознаёт трагичность ситуации или отказывается верить в это. Они стали выходить из квартиры, как Саша стал пояснять:
- Сейчас двигаемся как можно быстрее до канала, затем до третьего шлюза идём через поле к дачам, идём на мою дачу у Стеллы и прячемся в бункере. Который давно построил мой отец в качестве безопасности. Расстояние примерно 5 км, а у нас идёт последний час до взрыва ракет.
При выходе из подъезда Мила оглянулась назад, чтобы проводить взглядом свой дом. Она шла медленно, постоянно отставала от Саши, плюс людская паника не могла никак на неё не подействовать. Саша был вне себя от радости – Милана с ним, лишь бы успеть к бункеру, чтобы пережить смертельные минуты. Сейчас они стали передвигаться через детскую площадку напротив дома Милы в направлении, откуда пришёл Саша, но не по аллее, а рядом с ней, потом упёрлись в забор автостоянки, свернули налево до конца забора. Потом нужно будет повернуть направо вдоль забора воинской части и дойти до лесополосы, а оттуда и до канала близко. Шли на удивление молча, Саша просто не знал, что сейчас можно сказать Миле, он просто радовался, что она сейчас с ним. А Мила переживала нервное потрясение. Она не верила в происходящее, но верила Саше. Знала, что с ним не пропадёт. Людей в этой местности было меньше. Это радовало. Скорое всего, уже все постепенно покинули эти места и отправились к центру района. Вот и слушай наших политиков-демагогов, говорят одно, а сейчас происходит полный завал. Саша рядом с подъездом дома, который стоит напротив забора автомобильной стоянки, увидел бездомную собаку, она смотрела жалобными глазами на парня, как - будто понимала о своей обречённости. Это такая печальная картина, страдают не только люди, ещё страдают животные.
Размышления Саши прервала встреча с девушкой у границы воинской части. Она была выше ростом, чем Милана, с приятным лицом, чёрные глаза удивлённо смотрели на нас, с тёмными волосами, на плече висит коричневая сумка, одета в бело-синею футболку, в тёмных спортивных штанах и розовых кедах. Это была Лена – она училась с Сашей и Милой в школе. Успехи были у неё практически отличные. Она живёт через два дома левее от дома Милы, только уже в девятиэтажке. Рядом с воинской частью дом находится. Его видно даже с места, где стояли ребята.
- Лена? Ты куда идёшь?- начала Мила.
-Я услышала сирену и решила пойти на улицу. Сирена ведь включена. Родителям звонил, но телефоны не доступны у них. Что тут происходит вообще? Куда вы вместе идёте?- расспрашивала Лена.
- Так, нам некогда стоять. Лен, иди с нами. По дороге тебе буду объяснять.
И они двинулись вдоль ограждения уже с большей скоростью. Саша чувствовал, как сильнее ломит спину. Было уже совсем жарко, ветер ни сколько не остужал. Людей на этой дороге не было, так Саша и предположил. Пройдя несколько метров, парень стал кратко рассказывать о данной ситуации Лене:
- Началась ядерная война, мне об этом сообщил мой отец из Москвы. Сейчас сирену слышишь? Вот и к нам ракеты прилетят. Ориентировочно через 50 минут! Мы направляемся в бункер, построенный моим отцом давно уже. Не успеваем – нам конец. А телефоны не доступны: я предположил, что на Москву уже удар произошел, и центры связи все полетели к чёртовой бабушке!
Лена слушала внимательно, старалась не упустить ни слова, она тоже с трудом верила во всё это, хотя уже не удивительно. Тем временем, троица подошла к дороге у конца воинской части, когда на переходе через дорогу Саша мельком взглянул на ворота части, он увидел, как технику вывозят. Наверное, за город. Уже практически у самой дорожки вдоль канала Лена начала истерику:
- Куда меня тащите? Зачем я вообще с вами пошла непонятно куда? Если сейчас рванут ракеты, то как же мои мама и папа, друзья, бабушка?
- Лена, не время для нытья,- к удивлению Саши, прервала Мила – Саша говорит, что мы уже ничего не успеем! А мы доберёмся.
Лена начала уже разворачиваться обратно, но её взял парень за руку и потащил за собой.
- Не хочешь идти сама, так я тебя потащу, но не позволю погибнуть.
- Отпусти меня,- кричала Лена.
Саша зажал её руки и, глядя в глаза, сказал:
- Пожалуйста, нам нужно продвигаться дальше, я не прощу себе и твою гибель в пепле атомного пожара. На моей совести и так много значимых для меня людей. И я не хочу пополнять список тобой. Ты никому ничем не поможешь и навредишь себе, успокойся и идём.
Мила взяла за руку Лену и слегка дёрнула за собой. Она, вытирая тёмные от макияжа слёзы, двинулась за ней. Саша мысленно и выругался и поблагодарил Создателя. Теперь они вышли с узкой тропинки окружённой острым камышом на дорогу вдоль канала. На воде штиль, ветра не было. Кое-где виднелись круги оставляемые рыбой. Это местные окуня или бычки, в канале есть ещё и раки, но в последнее время их много повылавливали. На другом берегу расположен дендрарий Красноармейского района, Саша раньше гулял там, деревьев много – собирал гербарий в детстве. Со стороны людей одни камыши. У канала деревья не засыхали, как в других местах от недостатка влаги. Сейчас даже пели птицы на деревьях. Представить и невозможно, что скоро тут будет конец живому. Саша шёл впереди, в трёх метра шли девушки и тихо шептали между собой. Но у парня была мысль: только бы успеть и подгонял за собой. Так за мыслями, разговорами и наблюдениями прошло 20 минут и в запасе осталось 30 минут. Они уже были у дороги по полю, сворачивая от канала, Саша сказал:
- Извините, девушки, но нам нужно пробежаться, поле большое, времени, как знаете мало. На сколько сил хватит, столько и пробежим.
С первых секунд бега Саша почувствовал боль в спине от тяжёлого рюкзака, сухость в горле и как горят ступни ног от горячей земли. Постепенно стекает пот то в рот, то в нос. Радовало одно: на нервы не действовала сирена, её уже не слышно с поля. Примерно пересекли четверть поля, как Саша услышал крики девчонок:
- Мы устали, нет сил бежать!
Выругавшись про себя, Саша подошёл к девушкам и потянул за собой. Тело Саши снова истощено, в этот раз не только физически, но и морально. Сегодняшний день точно будет самым худшим в его жизни. Судя по времени, они, вдобавок, не успевали до бункера. На поле поднялся ветер и достаточно сильный. Пошла волна из травы. Выглядело красиво, как пожелтевшая трава раскачивается на ветру, образуя небольшие волны. Дуло путникам в спину, словно подгоняла их природа укрыться от ядерных атак. Но зачем природе защищать тех, кто так издевается над ней? Дачи уже видны. Домики деревянные, кирпичные или же из блоков. Сейчас расцвет таких ягод как вишня, смородина, малина, черешня. На дачах их полно. На Сашиной даче тоже растут эти вкусные ягоды.
В быстром, полу беговом темпе поле почти пересечено. Саша передвигался автоматически не чувствуя ног, зато прекрасно ощущал ломку в спине. Спина ныла от тяжести рюкзака. Хорошо, что девчонки ещё шевелятся. Но тут же Лена остановилась и говорит:
- Всё, мне уже плохо от жары и бега. В глазах темнеет, мне плохо.
Мила с печальным видом смотрела то на Лену, то на Сашу. Она закричала:
- Ей плохо, нужна вода, Саш, у тебя есть?
- Да, сейчас.
Саша полез за водой, а Мила пока поддерживает Лену, чтобы она совсем не упала. Потом ей дала попить воды из бутылки юноши. Убрав бутылку в рюкзак, Саша поднял Лену на руки и крикнул:
- Быстрее вперёд.
Не то, что бежать, идти очень тяжело с рюкзаком и девушкой на руках. Парень просто не понимал, откуда у него силы берутся. Всё происходило как в кошмаре, из которого никак не очнёшься. Сколько раз в голове крутилась мысль – плюнуть на всё будь, что будет, сейчас желание такое было превыше всего. Останавливало одно – две прекрасные девушки, находящиеся с ним, одна держится еле-еле, другая еле-еле в сознании. Саша слышал тихие шёпоты Лены о благодарности, а Мила просто молчала, да и не нужно было ей говорить. Она переживает ещё больший шок, чем Саша.
Они прошли через кучу мусора на краю поля и зашли на дачную улицу. Отсюда им нужно идти до конца этой длинной грунтовой дороге, потом идти налево до трассы Волгоград – Элиста. По ней пройти примерно 500 метров до Стеллы и примерно там будет дача Саши. А сами дачи тянутся ещё дальше от трассы и до канала. В общем, они занимают большую местность.
На дачах мало людей, так как будний день. А те, кто был (одни бабушки и дедушки) не обращали никакого внимание на троицу, возможно, их не видели, может, считали их пьяными, кто знает? Поднимаясь на подъём и взглянув на часы, Саша ужаснулся и сказал:
- Мила! У нас 5 -10 минут. Мы не успеем в бункер!
- Как не успеем, что же делать, Саш?
Лена немного набрала сил и смогла сама идти. У парня просто терялся дар речи от беспомощности, они не успели. Им бегом с полными силами ещё минут 20, но с отсутствием энергии плестись долго, если не больше. Мила и Лена смотрели на него с ужасом и отчаянием. “Ну же думай, тупая башка, ты знаешь эти места, должно быть решение!”- и Сашу осенило. Недалеко по этой улице есть большой кирпичный двухэтажный дом и в нём обязан быть хороший глубокий подвал! Он уже виден даже совсем рядом. Нельзя рисковать, они просто не успеют до бомбоубежища. Саша твёрдо решил залезть в него.
- Придумал! Идём в этот дом, быстро-быстро!- командовал Саша. И махом руки указал дом.
До подозрительно спасительного места уже бежали. К счастью, соседей не было в округе и хозяев тоже. Меньше проблем с объяснением, на которое уже нет времени. Саша первый перелез через забор и подбежал к двери. Она выглядела крепко, недолго думая, парень ударил по ней ногой и плечом. Дверь не поддалась, замок держал. Мила с Леной с трудом перелезли через забор дачного участка и наблюдали за действиями Саши. После неудачных попыток открыть дверь, сбросив рюкзак (сразу заметно полегчало), он побежал по цементной дорожке к небольшой будке, там обнаружил инструменты, среди которых взял большую железную кувалду. Эта дача была очень ухожена: красивые лунки под деревья, местами зелёный газон, прекрасная клумба по центру, были и кусты ягод, молодые яблони, груши, персики, абрикосы, черешня. Грядки взрыхлены, политы, хозяева были совсем недавно, на углу вылезала новая картошка. С кувалдой в руках Саша вернулся к двери. Взмах, удар, взмах, удар и дверь с небольшим скрипом распахнулась внутрь. До удара ядерных боеголовок оставались считаные минуты. Осталась надежда на подвал, не факт, что он есть, в противном случае всё пропало.
- Быстрее, быстрее, Мил, Лена!- кричал Саша.
Троица завалилась в дом. Перед ними была неплохая комната, напоминающая кухню: стол обеденный старенький, но вполне приличный, на столе белая пустая ваза, рядом деревянные стулья, задвинутые под стол, кресло немного потёртое, холодильник с советских времён с Саратовского холодильного завода. Странно, что не купили новый. Он говорит о качестве техники советских времён раз до сих пор в рабочем состоянии. Окна завешены занавесками с красными узорами, похожие на цветы. Висели шкафчики под посуду и прочие мелкие вещи. Обои на стенах были с непонятными узорами жёлто-красного цвета. На полу маленький коврик. Прямо перед входной дверью дверной проём в комнату другую, там темно и не видно ничего. Слева крутая лестница на второй этаж, а под лестницой жизненно необходимый люк в подвал. Саша чуть не завизжал от радости, подскочив к деревянной крышке, он дёрнул за кольцо плотно закрытую дверцу и открыл спасительный проход в погреб.
-Саш, мы успели,- обрадовалась Мила – у нас всё получилось!
Юноша достал ручной фонарь, вручил его Миле и сказал:
-Спускайтесь вниз, осмотритесь, я пока наведу тут порядок.
Девушка кивнула, включала фонарь и, направляю лучом света в подвал, полезла вниз, за ней Елена.
- Лен, прихвати мой рюкзак, я уже сейчас вернусь.
Елена молча взяла рюкзак и осторожно стала спускать его по ступенькам. Саша тем временем, закрыл дверь и задвинул её креслом, оно оказалось тяжеловатое, по нему не скажешь на первый взгляд. Потом распахнул холодильник и обнаружил в нём банку свиной тушёнки и шпроты. Взяв их, залез в выдвижной ящик и забрал ложки и небольшой ножик. Могут пригодиться, сколько в подвале сидеть не известно. Саша взглянул на часы, от предположительной минуты удара ракеты прошло пять минут, затем встал на ступеньки, ведущие в подвал, и закрыл люк…
В подвале было видно лишь лучик света от фонаря, уходящий в стенку. Стоял отчётливый запах почвы, когда луч бегал по подвалу, Саша успел увидеть свежую картошку. Видимо, хозяева положили её с первого сбора и посадили второй урожай. “Свет тут должен быть”- подумал Саша и на ощупь нашёл выключатель. Девушки стали щуриться от света, зато погреб стал видимым взору: помимо картошки (её было на глаз около пяти вёдер) тут был маленький стульчик, занявший Леной, открытый ящик с мелкими инструментами, такие как молоток, отвёртка, плоскогубцы, шило, отвёртки, гвозди, шурупы с гайками. Больше ничего не обнаружилось тут. Только каменный пол, как и стены, поэтому холодные.
- Мы добрались, с трудом большим. Спасибо тебе за помощь, но у меня не выходит из головы происходящее, что же с нами дальше будет?- со слезами на глазах начала беседу Лена.
- Мы будем цепляться за жизнь до последнего…- слова Саши перебила небольшая вибрация длиной в секунду, неожиданный толчок, похожий на землетрясение, понятное дело, это был ядерный взрыв. Милана даже вскрикнула от страха. Юноша взглянул на свои часы – 9:42, конец света настал… Практически сразу отключился свет в подвале. Темнота охватила столь маленькое пространство. У Саши стали появляться в голове образы погибающих людей, разрушение построек, заражение радиацией объектов. Потом он услышал, как кто-то из девушек пыталась включить фонарик – безуспешно. Саша достал свой телефон, он тоже не включается.
- Саша, Лена, вы тут?- спросила из темноты Мила.
- Конечно, тут теперь на несколько дней мы останемся без света из-за электромагнитного импульса.
- Всё закончилось, надеюсь, не мы одни спаслись.
- Лен, я не уверен вообще, что в нашем районе кто выжил, но я знаю, кто укрылся в бункере, до которого мы не дошли.
- Кто?- разом откликнулись девушки.
И Саша с большими подробностями поведал его действия от папиного звонка, до встречи с ними. Они слушали, явно, с интересом, не перебивая, Саша устал стоять и завалился на ступеньку лестницы, продолжая рассказ.
- Если бы я случайным образом не встретила вас, я бы погибла уже!- прошептала Лена.
- Извини меня, извини, пожалуйста, но для тебя жизнь сейчас продлилась случайным образом, умоляю, прости, что мне было ещё делать?- сейчас Саша хотел провалиться от стыда перед Леной, ведь действительно случайно она оказалась с ними. Хорошо было темно, в противном случае, юноша сошёл с ума. Лена всё молчала, может быть ждала дальнейших оправданий, может просто не хотела говорить. Парень всё же продолжил:
- Лена, я не бросил Милу, потому что я её люблю, я не мог оставить там никак, даже если бы погиб сам. Знаю не время и не место такое говорить, но, тем не менее, это правда.
- Нет Саш, и ты меня прости, из-за меня не успели вы в бункер, ты нёс меня по полю, я задержала вас.
Извинения можно продолжать долго, не прекращая, поэтому Саша решил промолчать. Вдруг он почувствовал, как кто-то обняла его и прошептала:
- Спасибо тебе,- это был тёплый, греющий душу, голос Милы – Благодарю за всё, что ты уже сделал для нас.
Они стояли так минуту или час было непонятно. Но отпускать Милу не хотелось. Ведь это единственное приятное ощущение за сегодняшний день. Тут Саша вспомнил:
- Слушайте, у меня есть немного свечек, можно зажечь, но придётся всё экономить, еды и особенно воды тоже мало. Нам тут сидеть около недели, пока не разложатся основные элементы ядерного распада, потом только можно отправиться в бункер.
- Я так устала, я бы поспала сейчас,- сказала Мила.
- Я тоже вымоталась, Мил, не ты одна. Да Саша, наверное, тоже.
Юноша устал ужасно, хороший сон сейчас не помешал бы. Он достал на ощупь свечу и спички. Вспыхнула искорка и маленький, но приятный огонёк лениво перешёл со спички на свечу. От света смутно стало видно погреб, но чтобы достать одежду, для более удобного ночлега, хватало.
- Всё давайте отдохнём, у меня вот есть свитер, штаны, возьмите. Не на полу же лежать будете.
Саша достал дозиметр и решил проверить уровень радиации, к счастью, счётчик молчал, и парень с облегчением вздохнул.
- Радиации нет! Будем ещё жить!- радостно прокомментировал он.
- А что бы мы делали, если она сюда просочится?- спросила Лена.
- Надо будет уровень постоянно контролировать, если маленький уровень, то ничего, а если большой, то я даже не знаю,- пояснил Саша.
- Будем надеяться на лучшее, спокойной ночи.
- Спокойной ночи,- хором повторили Мила с Сашей.
Юноша потушил на четверть прогоревшую свечу и мрак снова охватил небольшое убежище трёх выживших людей. Саша услышал, как девушки улеглись, с сидячего положения лёг на пол, подложил под голову шапку для удобности и закрыл глаза, в надежде окунуться в мир сновидений. Когда спишь, твой мозг создаёт образы, которые ты видел или желаешь увидеть, кому это нравится, кому нет. Главное, что сон – отдых жизненно необходимый людям, восстанавливающий их жизненную энергию.
Саша внезапно открыл глаза. Вспоминая и приходя в себя, он пытался понять, сколько уже прошло времени. Стояла абсолютная тишина, и она же давила на уши, словно оглушительные удары барабанов. Он тихо произнёс имена девушек, но ответа не последовало. Он просто лежал, смотрел в пустоту, мысли были обо всём сразу, они летали в голове, мешали здраво мыслить, поэтому глаза автоматически закрылись, сон продолжился.
После крепкого сна, Саша стал очухиваться не сразу, его разбудил (он точно не понял, вдруг он проснулся от высыпания) шептание девушек. Они рассказывали о своих жизнях, как и где учились, кто из родных у них остались и не понятно выжили они или нет? От таких слов он просто не мог не вспомнить про своего брата и родителей. Теперь не известно, что с ними произошло и когда это узнается неведомо. От мыслей Сашу отвлёк бурчащий желудок, он и не заметил, как сильно хочет есть. Поприветствовав девчат, он зажёг свечу и предложил покушать, на что Мила с Леной охотно согласились. Юноша решил посчитать запасы банок, оказалось: 3 банки сардины, 2 кильки в томате и шпроты, 2 банки говяжьей тушёнки и 2 свиной тушёнки, 2 баночки сладкой кукурузы, сладенькое сгущённое молоко. Саша удивился, как много успел понабрать из дома, тогда и не заметил даже, что столько смог унести. На неделю на троих, естественно, мало. Нужно серьёзно экономить, да и воды три бутылки. Как бы только не пришлось раньше вылезать из временного укрытия. Передав по банке рыбы и походный ножик, в котором был консервный нож, девушкам, услышав от них приятную благодарность, Саша ещё раз достал дозиметр и проверил уровень радиации. Как и тогда - всё в норме. Телефон так и не включался. Потом взглянул на часы и глазам не поверил: проспал 11 часов. Такого давно не было, в таком количестве. Ничего теперь, силы восстановлены.
- Подождите, я ещё ложки успел стащить из этого дома, давайте не будем руками есть,- предложил Саша и достал маленькие блестящие ложечки.
- Как спалось, Саш?- спросила Мила.
- Вполне нормально, я даже не чувствовал всех неудобств.
- Да, люксом не назовёшь, а куда нам деваться?- пошутила Лена.
- Еды у нас мало, будем голодать, да свечей мало, так что давайте в темноте сидеть после еды,- с кусочками рыбы во рту промямлил Саша…
- Саш, а как ты всё-таки переживаешь потерю всех своих родных? Я никак не могу осознать просто. Как думаю о них, сразу слёзы,- спросила жалобно Милана.
- Может у меня получилось осознать потерю, я верю в их спасение, верю, что мы всех найдём, верю в их безопасность. Я бы хотел вам пообещать, что мы найдём наших родителей, друзей, но боюсь, новый мир будет слишком тяжёлым и опасным. Я обещаю сделать всё возможно, всё, что в моих силах!- успокаивающе ответил Саша.
- Мы тоже будем надеяться и верить…- закончила Лена.
Таким образом, троице предстоит сидеть практически в постоянном мраке целую неделю. А она от практически полного безделья будет длиться долго. Это похоже на заточение в тюрьме, но там хотя бы светло. Ребята пару дней просто умирали от скуки. Разговаривали между собой. Казалось, успели обсудить всё, что только возможно. О политике, о спорте, о прошлой жизни, где учились, чем занимались, да обо всём, но основной темой для разговора была настоящее положение дел. Обсуждали своё будущее, хотя предсказать сложно. Единственными хорошими новостями было молчание дозиметра, отсутствие радиации – просто замечательно, и на третий день заточения ребят заработали батарейки в фонарях, свечей оставалось ещё три, но в целях экономии терпели темноту. Саша даже попытался поесть сырую картошку, конечно, не вкусно, зато вполне съедобно. Один раз юноша включил свой телефон, сеть недоступна, радио шипело без признаков жизни. Потом снова его отключил для сохранения заряда батареи.
В тот же третий день Саша вооружившись фонарями, дозиметром и своим походным ножиком и повесил на пояс респиратор, решил выйти из подвала и обшарить дом в поисках одежды, белья, других полезных вещей. Милане и Лене запретил идти с ним. Открыв люк подвала, Саша сразу почувствовал прохладный, тяжёлый воздух. Как можно быстрее он закрыл люк обратно и одел респиратор – дышать стало слегка легче. Он не представлял, как описать воздух вокруг, такого он никогда не ощущал, следовательно, не понимал и пытался адаптироваться к новому окружению. Вокруг стояла привычная темнота. Саша с радостью включил налобный фонарь, затем и дозиметр, он совсем изредка издавал потрескивающий звук. Значит, заражение местности не прошло стороной. Первым делом он подошёл к окну, на улице темно, хотя только вечер, может, лучи Солнца не доходили до земли из-за дыма, пепла и пыли? Небольшой луч света гулял по комнате. Потом оглядел ближайшие шкафы и достал все кофты, свитера, лёгкие куртки. Он положил всю одежду у люка подвала и решил подняться на второй этаж.
Саша только сейчас почувствовал, как стало прохладно. На втором этаже стало жутковато и мурашками покрылось всё тело. В одной комнате были широкая кровать и тумбочки. Больше разглядывать не стал, решил быстрее вернуться в уже родной подвал. Первым делом обшарил тумбочки, там лежали всякие безделушки: старые фотографии, их даже не стал изучать, бумажки с записями, старые ключики, карандашик, скрепки и много другого хлама. Самое ценное Саша извлёк три батарейки, не задумываясь, сунул их в карман и направился к кровати забрать одеяло и подушки. Дом на вид казался не таким уж бедным, а внутри в плане мелочёвки совсем ничего интересного. Ну да ладно, на последок Саша не удержался и глянул в окно. Луч света сразу растворился в темноте, чтобы он не мешал обзору, парень его просто выключил. За последние дни в темноте глаза привыкли, немного различить происходящее на улице удалось: виднелись силуэты домов, Саше показалось у некоторых небольшие обрушения. Больше различить ничего не удавалось.
Возвращению Саша был очень рад. Вдобавок, он немного замёрз. Открывая люк, Парень спустил девушкам трофеи, которые по звуку и свету фонарика всё благополучно приняли. Теперь спать будет намного удобнее и теплее. Саша даже остался горд своей частичной вылазкой в новый мир. Ему сейчас хотелось увидеть Егора и кота. Узнать, как они добрались, что с ними сейчас. Ничего, через четыре дня они все доберутся в свой новый дом. С тёплыми вещами время тянулось чуточку быстрее. В подвале стало немного прохладней, чтобы не замёрзнуть, приходилось кутаться в куртки.
За разговорами и сплетнями дни постепенно проходили. Жизнь казалась мукой без постоянного света: проснулся – темнота, сидишь – темнота, только чтобы перекусить более-менее комфортно включали свет. Свечи закончились, а на сколько хватит батареек в фонарях – непонятно. Делать нечего, скука выматывала, казалось, вся сила и энергия уходила просто противостоять чувству подавленности, бездействия. Саша больше сближался к Милане, говорил ей приятные слова, она просто влюблялась в него. Чаще сидели, обнявшись, Саша чувствовал, как она частенько плакала. Но Саша утешал словом поддержки. Лена была спокойней, она сдерживала горе и отчаяние в себе. Она смотрелась молодцом, парень рад за неё, за стойкость. Еды практически не оставалось, Саша сохранял припасы на себе, кушая сырую картошку и изредка закусывая сочным консервным мясом, девушкам он был обязан уступать, хотя и они немного ели картошку, поддерживая Сашу. Пить хотелось совсем немного, благодаря этому, запасов осталось полбутылки, может это объяснялось похолоданием, главное хватило. На долгожданный седьмой день после катастрофы троица стала собираться в небольшую, но, возможно, опасную дорогу. Страх был первым чувством, делать нечего нужно идти, пока тут не подохли от голода, да и воды уже не было.
Ориентировочно должен быть вечер… Троица уже готова к первому выходу в изменившийся мир. Оделись в тёплые свитера и плотные куртки. Саша отдал противогаз Лене и респиратор Миле, себе пришлось сделать самодельную повязку из ткани, ваты из старого пуховика, смочить водой. Без иголок и ниток сделать сложно, но он просто связал края, и получилось неплохая повязка. Мила получила ручной фонарь, Саша взвалил на плечи заметно лёгкий рюкзак, пополнившийся только картошкой, включил фонарик на голове, натянул шапку, которая служила подушкой вначале, и первым вылез из подвала.
Пока девушки не вылезли, Саша быстро отодвинул кресло и открыл дверь. Подул лёгкий ветер. Он был чужой и совсем не такой как раньше. С дозиметром в руках спасительный дом был покинут, за ним вышли и девушки в защитных масках. Было слышно дыхание Лены через противогаз. Лицу стало прохладно от влажной повязки и ветра, но телу тепло в хорошей одежде. Дозиметр нервно потрескивал, но уровень был в норме. Они вышли на дорогу, ведущую к трассе. Вокруг пусто и не единой живой души. Некоторые растения засохли. Дух смерти окутал эти места. Троица продвигалась медленно, стараясь обходить наиболее высокие очаги радиации, которых вокруг полно. Свет фонарей освещал дорогу только метров на 7-8, но Саша знал – трасса рядом, вокруг виднелись силуэты дачных домов, больше в округе ничего не разобрать.
Добравшись до трассы, дышать становилось тяжелее, воздух грязный. Раньше отсюда было видно огни города, т.к. в этом месте дорога идёт в подъём, сейчас темно и даже не понятно в какой стороне город то находится, благодаря знанию местности, свернули направо и передвигались до Стеллы, которую построили в честь победы во Второй Мировой войне. На трассе всегда было много машин, фур, ездили автобусы и маршрутные такси, сейчас же всё мёртво. Кто знает, что происходило тут неделю назад. Очагов высокой радиации на дороге меньше и спустя полчаса ходьбы и обходов опасных мест они дошли до Стеллы, вернее сам памятник не видно, Саша узнал поворот к своей даче. Два луча света повернули на право. Парень увидел будку охранника, который контролировал въезд на дачи, дальше дорога асфальтная уходила к конечной автобуса и далее к каналу. Им нужно было свернуть налево, пройти немного метров до улицы Виноградная и опять взять направление к каналу и пройти 12 участков. Раньше на въезде были охранники, ларёк с продуктами, лай собак, сейчас никого, тихо и магазин точно уже не работал. Они сошли с асфальта и опять пошли по грунтовой дороге между дачами, внимательно наблюдая за дозиметром. Под конец дороги Саша почувствовал сильную усталость, в горле стояла горечь, голова кружилась, как - будто не хватало кислорода. Повязка высохла, в груди было неприятное ощущение. Теперь хотелось только добраться. Не факт, что они и радиации не нахватались.
- Уже почти пришли,- хрипло прокомментировал Саша.
И правда, он узнал знакомый забор дачи. Троица уже бегом забежала в открытую калитку, подбежали по дорожке к сараю, за которым под навесом был расчищен проход к бункеру, значит, Егор сюда добрался, и они сейчас увидятся! Мила радостно вскрикнула, от Лены произнесено было что-то непонятное из-за противогаза, не в этом дело, Саша быстро ввёл код и постучал в дверь, чтобы Егор её открыл. Первая полноценная вылазка на поверхность удалась. Темнота удваивала страх, ведь видно только благодаря фонарикам. Состояние Саши заметно ухудшалось от ядовитого воздуха, у него темнело в глазах, как – будто свет фонарей постепенно угасал. Открылась дверь, и троица забежала в маленькое пространство, где фильтровался воздух. Потом открылась входная дверь, где на лестнице уже ждал их с радостным видом Егор. От чистого воздуха муть из головы пропала, что радовало, но стоять на ногах уже невыносимо. Друг увидел, что Саше плохо и быстро подхватил его под плечо. Троица новеньких сняли свои маски. Мила и Лена практически одновременно крикнули:
- Что с тобой?
- Я в порядке, мне надо оклематься от этого проклятого воздуха.
Они уже спускались вниз и Егор не выдержал:
- Давай, Сань, сейчас подлатаем тебя. Где же вы так долго были? Я уже не знал, что делать, думал, потерял друга, который меня спас. И тут вы заявляетесь спустя неделю после удара ракет.
Ребята спустились в комнату довольно больших размеров, которую освещала тусклая лампочка. Тимка уже с мяуканьем встречал хозяина, тёрся об ноги и мурлыкал. “Наконец, я и с тобой увиделся”- подумал Саша и сказал:
- Егор, чуть позже мы тебе всё расскажем, а теперь, девчата, располагайтесь...

Автор: Александр Власов


Дата: 20.02.2012 | Категория: Фан рассказы | Просмотров: 986
Добавил: Sanyax16 | Рейтинг: 5.0/2
avatar

Комментарии к материалу Метро 2033 - город на Волге

Всего комментариев: 8

avatar
1 Contra • 13:25:12, 22.02.2012
Хорошо. Очень хорошо. Но вот мой тебе совет: как бы тебе не хотелось, не ставь три восклицательных и три вопросительных знака очень часто. Только в крайнем случае.
Кстати, у тебя много описания - это хорошо.
Могу поставить 10 из 10. У тебя есть все качества.
avatar
2 Sanyax16 • 14:09:16, 22.02.2012
Спасибо за отзыв. Учту про вопросительные и восклицательные знаки. Три восклицательных надо, наверно, когда человек уже орёт. Кстати, как добавлять дальше? Уже только в комментарии или создавать новую статью?
avatar
3 RIKKOshet • 14:14:26, 22.02.2012
прикольно) :D
avatar
4 Contra • 15:29:48, 22.02.2012
В статьи и только в статьи! ^_^
avatar
5 Sanyax16 • 16:07:03, 22.02.2012
Так фигово, жалко эту редактировать нельзя будет.
avatar
6 Coroner • 16:55:18, 22.02.2012
Слов нет, молодец.
avatar
7 Sanyax16 • 19:35:20, 22.02.2012
Вторая глава тут http://www.proza.ru/2012/02/19/732
Тут ждём публикации http://www.metro2033.ru/creative/texts/766097/
На этом сайте выложил как новая статья.
Прошу оценивать.
avatar
8 Kurilshik • 19:21:18, 03.03.2012
+5 +5 +5 это точно!


Рекомендуем:

Вверх