КНИГГА PROДОЛЖЕНИЕ 3.0. | Фан рассказы
Stalker Clear Sky Информация [105]Сталкер Видео [302]Сталкер Зов Припяти информация [133]Первый литконкурс от stalker-gsc.ru [69]
Фан рассказы [2615]Стихи, песни, поэмы [729]Интервью [140]Чернобыль [304]
Сталкер - основное [119]Сталкинг [39]Превью, обзоры игр Stalker [34]Рецензии на игру Сталкер [30]
Разное [333]Интересные игры [30]Каталог [407]На удаление [0]
Второй литконкурс от stalker-gsc.ru [112]Обзор модификаций [44]

Stalker 2 » Статьи » Фан рассказы

23:51:49

КНИГГА PROДОЛЖЕНИЕ 3.0.

Из-за леса послышался грохот пустой фуры, которая неслась по шоссе, явно перекрывая все скоростные лимиты. Дмитрий насторожился и, распознав шум, продолжил укладывать снаряжение в сундук. Он аккуратно сложил штаны, плотную утеплённую холщовую куртку, в которой ещё остался запах тех самодельных химических растворов, которыми он пропитывал её для защиты от испарений «холодца» и «кислотного тумана», сверху положил начищенные до блеска берцы, бронежилет, потрёпанный разгрузочный жилет, сбитые налокотники и наколенники, и укрыл всё это мягкой войлочной материей. Затем он снял с полки один из небольших керамических контейнеров, аккуратно поставил его на стол и открыл крышку. Внутри лежала коричневатого цвета губка, формой слегка вытянутого с углов куба. Он взял со стола широкую деревянную ложку и, затаив дыхание, поддел ею артефакт. «Медуза» словно студень мерно подёргивалась на ложке. Дмитрий наклонился к сундуку с уложенным снаряжением, плавно опустил «медузу» на войлочную настилку и вывалил её из ложки. Артефакт вначале немного растёкся по поверхности материи, затем плавно собрался обратно. «Медуза» должна будет впитать всю радиацию из снаряжения. Дмитрий осторожно закрыл сундук и защёлкнул замок. Теперь можно было идти. Он выпрямился, глубоко вздохнул, осмотрел землянку и вышел. В нос ударил резкий запах хвои и мокрой жухлой листвы.
Солнце понемногу наполняло туманный сонный лес теплом и светом. Дмитрий дёрнул тяжёлый амбарный замок на двери землянки, всё было надёжно. Он закидал приглубленную в землю дверь ветками и листвой, отряхнул потёртые джинсы от пыли, перекинул через плечо сумку и пошёл в сторону трассы.Асфальт был ещё мокрый от утреннего тумана, слабый ветерок гонял по трассе опавшие листья. Дмитрий обернулся на шум приближающейся машины. Из-за поворота выехала «буханка» местного деревенского магазина на колёсах. Дмитрий вытянул правую руку. Взвизгнули старые тормоза, и УАЗик остановился сбоку от путника.
- До Богдановки?
Дмитрий кивнул.
- Садись, сынок, подкинем.
Он сел в машину, положил сумку на колени. Водитель, мужчина лет шестидесяти, с натугой передвинул рычаг коробки передач и надавил на педаль газа.
- Как охота?
Дмитрий кивнул на сумку – Челышей полно, сыро нынче.
- Челышей сейчас даа, - продолжил водитель, не отвлекаясь от дороги,- а мы вон в тот лес ездим, за городом. Там белых пруд пруди. Городские то в лес не ходят, а мы в удовольствие. Дмитрий не ответил. Хотелось скорей уже зайти домой, увидеть семью, как следует выспаться и забыть весь вчерашний день.
Ну вот, наконец, показался посёлок. Такие тёплые, уже слегка позабытые места. Он ткнулся лбом в стекло и, словно бы заново открывал для себя все эти улицы, немного выцветшие фасады деревянных домов, потрескавшиеся тротуары, сбитые ветром кучи опавших листьев.
- Останови вон там. – Дмитрий показал на автобусную остановку впереди них.
Машина натяжно притормозила у возвышения.
- Сколько с меня? – спросил Дмитрий, шаря рукой во внутреннем кармане.
- Да что ты, милок, нисколько. – Умилённо ответил водитель.
Дмитрий поблагодарил деда, вылез на остановку и, проводив «буханку» да поворота взглядом, развернулся и направился по узкому разбитому тротуару домой, туда где он витал в мыслях последние двое суток. Он шёл, опустив голову, в глазах мелькали сбитые носы кроссовок и клочки травы, проросшей через трещины асфальта.
Один из прохожих, шедших навстречу, небрежно задел его плечом. Дмитрий, никак не отреагировав продолжил идти.
Прохожий догнал его и слегка хлопнул по плечу. Дмитрий остановился.
- Диман, здоров. Не заметил что ли?
- Здоров, Ян. Извини, торопился.
- Давно я тебя здесь не видел,- он окинул взглядом Брута,- Да ты я вижу прямиком оттуда…
- Да, оттуда,- вяло ответил Дмитрий.
В разговоре повисла секундная заминка.
- Ладно, я сейчас домой, - он вскинул на плече лямку от сумки, - ближе к вечеру заходи.
- Ну, если ты настаиваешь… - с улыбкой на лице протянул Ян,- зайду, конечно зайду.
Они пожали руки и разошлись в стороны. Попался же ты мне, думал Дмитрий, конечно, я тебя позову, конечно, ты придёшь. Ладно, сейчас уже не так важно.
Он уже сошёл с центральной улицы, которая пролегала по обе стороны шоссе, и теперь бетонные пятиэтажки были видны только в редких просветах между деревьев. Он шёл через старый парк, который поселковый совет, облагородил свежекрашенными лавками, но только после долгих упрашиваний местных старожил. На южном конце парканачиналась ранняя половина этого посёлка. Частные рубленые дома, где каждый второй белел новой кирпичной пристройкой для газового котла. Что ни говори, а с приходом новой власти жить стало полегче, опять же кроме нас.
Ну вот, наконец, нужная улица. Тридцать третий, тридцать первый, двадцать девятый, двадцать седьмой, вот он. Дмитрий подошёл к калитке, перекинул через неё руку и отодвинул вправо ручку затвора. Калитка со скрипом сама открылась наружу. Он зашёл во двор, задвинул засов, и быстрым шагом направился к заднему двору, где за дверным косяком сарая, наверняка лежит ключ. Ключа там не оказалось, наверно, Гришка приболел, подумал Дмитрий. Он буквально взлетел на порог, нажал на кнопку звонка и отошёл в сторону так, чтобы его нельзя было увидеть через глазок. Сначала за дверью было тихо, потом скрипнули половицы, Дмитрий услышал, как к двери подвигают небольшой табурет, потом на него взобрался кто-то маленький и из-за двери раздался забавный детский голосок:
- Кто там?
Дмитрий сделал хмурое лицо, чтобы не рассмеяться.
- Это яаа. – прогудел он низким басом - страшный, заросший лесной дядькааа.
Гришка спрыгнул на пол, отодвинул табурет и открыл дверь.
Дмитрий выскочил перед ним, смешно изображая некоего лесного зверя, поднял сына на руки, зашёл в дом и не глядя захлопнул за собой дверь. Он небрежно сбросил с ног кроссовки и прошёл на кухню, где посадил за стол сына, а сам подошёл к плите и поставил на плиту чайник.
- Как дела то хоть? - нарочито бодро спросил он сына.
- Я вот в садик сегодня тоже не пошёл, и всё время шмыгаю носом, мама утром на работу ушла, я тут один уже устал всё время. А в хлебнице пирожки остались, я думал, что ты сегодня придёшь…
Дмитрий, порыскав по полкам, обнаружил сковороду с жареной картошкой, поставил её разогреваться и вышел в прихожую.
- Я сейчас пока в душ пойду, помоюсь. Картошка будет готова – выключишь.
- Ага.
Дмитрий зашёл в душевую, загрузил всю одежду в барабан стиральной машины, включил процесс и, настроив температуру воды, встал под животворящий поток воды.
Он долго мылся стоя под горячей как кипяток душем. Мылся горячей, мылся холодной, снова горячей. Мыла целый кусок извёл. Потом надоело, вышел из ванной, снял с верёвок майку и трусы, оделся и прошёл на кухню.
Он снял с плиты картошку и разложил ужин по тарелкам.
- Так значит, заболел, Гриш?
- Ага, вот видишь, сопли,- малыш задрал голову и вычурно шмыгнул, - мешаются.
Дмитрий усмехнулся и воткнул вилку в очередную картошину. Он посмотрел на часы – было без двадцати десять.- Ну что, тебе мультики включить?
- Да, включи мне про кабанов.
- Про кабанов не включу, это плохой мультик.
- Нет не плохой, не плохой, - затараторил Гришка, - там про тебя всегда показывают.
Дмитрий резко ударил кулаком с зажатой в нём вилкой по столу.
- Сказал нет.
- Ну и не надо тогда мультиков.
Гришка упёрся взглядом в тарелку и стал водить вилкой по полупустой тарелке. Засвистел чайник. Тогда Дмитрий встал, заглянул в одну из верхних полок и, налив себе и сынишке чаю, тихонько подвинул к его тарелке несколько шоколадных конфет. Гришка, не поднимая головы, засунул сладости в карман штанов, и принялся доедать остывшую картошку. Дмитрий опустошил тарелку, выпил чай и встал из-за стола.
- Иди пока к себе в комнату, поиграй во что-нибудь. А я пока пойду, отдохну.
Дмитрий прошёл в спальню. Здесь всё было чисто, убрано. Он открыл шифанер, надел штаны и носки. Затем он взял в прихожей сумку, достал из-неё ключ и открыл им дверь в кладовку. От открывшейся двери, ожил слой пыли на столе. Дмитрий прошёл в комнату, небрежно бросил сумку на стул и вышел. Только сейчас он почувствовал страшную усталость во всём теле, он прошёл в спальню и лёг на кровать.В уши ударил громкий, особенно сейчас неприятный звон домашнего телефона. Дмитрий открыл глаза и через пару секунд, не поднимаясь с кровати, поднял трубку.
- Валентина Ивановна? – раздался в трубке знакомый, но уже немного подзабытый нудный голос.
- Нет, это её муж. – Сухо ответил Дмитрий.
- Здравствуйте, Дмитрий Петрович, Вы таки соизволили наведаться домой. А Вы в курсе, Дмитрий Петрович, что Вы уже две недели не отписываетесь о присутствии.
- Да, я, конечно, в курсе.
- Тогда жду Вас на своём рабочем месте. Немедленно. И постарайтесь, пожалуйста, логично объяснить своё столь долгое отсутствие.
- Сейчас буду.
В трубке щёлкнуло, и раздались короткие гудки. Дмитрий положил трубку и негромко выругался. Он прошёл в кладовку, вытащил из сумки несколько «батареек» и прошёл на кухню.
- Я пойду в магазин схожу, мама придёт, не говори ей, что я пришёл. Хорошо? - Он подошёл к столу и положил перед Гришей, уже знакомые ему игрушки.
- Ага, пап, иди. – Он взял в одну руку игрушечного робота, а в другую «батарейку» и с боевым кличем столкнул их перед лицом. «Батарейка» загудела и засыпала робота яркими голубыми искорками.
Дмитрий усмехнулся и вышел в прихожую. Там он немного порылся в шкафу, достал брюки, свитер, туфли и куртку. Куртка выглядела как новая, хоть и была куплена им около года назад. Он оделся, посмотрел в зеркало на двери шкафа, оправил воротник и вышел.
От калитки, по бутовой дорожке к нему шёл директор управляющей компании. Его дутловатое припухшее лицо раздвигала ехидная улыбочка, которой он потчевал всех, кто уже не раз подавал на него в прокуратуру за халатность. Он тяжело передвигал одну ногу за другой, будто после марафонского забега. Дмитрий вынул из замка ключ и принял выжидательную позу. Управляющий, наконец,подошёл к порогу и протянул Дмитрию руку.
- Здраствуйте, Дмитрий Павлович, давно Вас видно не было.
Дмитрий неохотно поздоровался и засунул руки глубоко в карманы куртки.
- Здраствуйте, здраствуйте. Ды вот, проклятые дела всё, только из города.
- Ааа, ясно, - протянул управляющий, - Знаете, за последние десять дней мне пришло несколько направлений в участок на Ваше имя.
- Странно,- Дмитрий сделал вид, что удивлён, - тогда сейчас туда и направлюсь.
И чтобы закончить этот неприятный диалог, он, театрально отдав честь управляющему быстро зашагал к калитке.
Сволочи, как знали, что именно сегодня я буду дома. Он чувствовал у себя на затылке сверлящий взгляд, и он прибавил шагу, чтобы быстрее свернуть в проулок который, петляя пару кварталов упирался в порог милицейского участка.
Что там наплести Дмитрий уже придумал, тем более, что вопрос "о присутствии", задаваемый ему Суховым каждые три дня, не менялся все четыре года.Резная деревянная дверь милицейского участка как и всегда была приглашающе распахнута. Дмитрий поднялся на порог, шаркнул ногами по коврику и прошёл в отделение.
В "дежурке" сидел какой-то новенький и когда Дмитрий прошёл пару шагов, он встретил его серьёзным вопросительным взглядом.
- К Сергею Юричу. - Опередив вопрос ответил Дмитрий.
Дежурный кивнул и вернулся к заполнению бумаг. Участковый Сергей Юрьевич, по прозвищу "Сухов" сидел в своём светлом кабинете и заминал в большой подарочной пепельнице двадцатый окурок. Дмитрий постучал в дверь а прошёл в кабинет.
- Присаживайтесь, - сказал участковый не отрываясь от изучения некоего документа.
Дмитрий сел на стул напротив и достал ручку для росписи.
- Обождите,- он поднял глаза на Дмитрия. Через большие тёмно-фиолетовые очки, которые он носил на своём худом матёром лице, было не совсем понятно, что в данный момент выражает его мимика, - на Вас снова пришёл материал.
Опять военным на жопе не сидится, подумал Дмитрий.
- Как материал? Откуда? - спросил он.
Сухов подвинул к Дмитрию исписанный лист и откинулся на широкую спинку кожаного кресла, сложив руки на животе.
Дмитрий взял листок в руки и пробежал глазами по его содержанию.
- И что? - спросил он, откладывая документ со свидетельскими показаниями, - в нашём районе нельзя собирать грибы в радиусе ста километров от Периметра?
- Царёв, - умозаключительно начал Сухов, - Вас в пятый раз замечают недалеко от Периметра, а как Вы и сами понимаете, в Вашей репутацией в силовых органах, вам несложно состряпать и второй срок. И в этот раз, Вы одним годом не отделаетесь. - Он сел прямо снял очки и посмотрел Дмитрию в глаза, даже его стеклянный глаз, как ни странно смотрел прямо на Дмитрия. - Считайте это официальным предупреждением.
Он поправил очки и, покопавшись в кипе бумаг на столе, подал Дмитрию папку для росписи о присутствии.Дмитрий расписался возле нужной даты и положил ручку на стол. Сухов взял папку, мельком проверил правильность заполнения и положил документ в стол.
- И всё же постарайтесь объяснить тот факт, что Вас подвезли до Богдановки из предзонного леса.
- Так это вам водила, что ли тот донёс? – Вспылился Дмитрий – вот собака.
- Вас это не касается. Мне повторить вопрос? – спокойно сказал участковый.
- Ды грибы, грибы я собирал. Неужели Вы, Сергей Юрич, собираетесь услышать от меня что-то другое. Мы знакомы не один год, ды и не перед Вами мне раскаиваться. Вы лучше меня знаете, что и первый мой срок полусфабрикованный. А я лучше Вас понимаю, что если надо, мне и второй сфабрикуют, и во второй раз я буду упираться в два раза больше. Хрен Вам, а не подробности, грибы я собирал, грибы. Лисички, подберёзовики, знаете там, сыроежки…
- Я всё понял. Жду Вас в четверг. До свидания. – Он смотрел на Дмитрия, который со злобной улыбкой на лице сидел перед ним и непонятно чего ждал. – До свидания. – Повторил участковый.
Дмитрий встал со стула и подошёл к двери.
- Оривидерчи. – и закрыл за собой дверь.
Он вольно прошагал по коридору отделения и, не обратив внимания на дежурного, вышел на улицу, не прикрыв дверь.
Что ж, с этим разобрались, сейчас домой, может и Валя пришла. На улице уже стемнело. Когда он переходил дорогу, его едва не обрызнула проехавшая перед ним машина. Дмитрий посмотрел ей вслед, номер показался знакомым. У проулка, ведущего к его улице, на скамейке сидели старушки и обсуждали соления к наступающей зиме.
Дмитрий открыл калитку и, подойдя к двери, увидел, что она не заперта. Сердце бешено застучало и, он не чувствуя рук открыл дверь. Перед ним стояла Валя, в его любимом тёмно-фиолетовом пальто. Она выронила из рук пакеты и прижалась к его груди, обхватив руками за шею. Он чувствовал, как бешено стучит её сердце.
- Ну ладно, - проговорила она хрипловатым голосом, отпустила его и принялась снимать пальто, - сейчас чего-нибудь поесть приготовлю. Она разделась, не оборачиваясь, прошла на кухню и начала разбирать пакеты из магазина, уже наполовину выпотрошенные Гришкой.
Дмитрий повесил в шкаф куртку и сказал.
- Я сейчас в участок ходил, - он услышал, как на кухне что-то упало на пол, - ды ничего страшного, я всё уже уладил.
Он прошёл на кухню, сел за стол и, наблюдая за Валей, налил себе в кружку компота. Она уже отошла, всё такая же крепкая, ладная, она ловко двигалась по кухне. И уже поднимался пар над кастрюльками, стучал нож по разделочной доске и кухню заполнил запах наивкуснейшей мясной подливы, его любимой, с овощами. Из детской комнаты доносились весёлые Гришкины возгласы.
- Опять ты его балуешь? – с весёлым негодованием сказал Дмитрий, набивая полный рот.Валя усмехнулась, - А кто ему опять «батареек» принёс?
- Кстати насчёт «батареек», я завтра в институт пойду на работу устраиваться.
Валя вытерла руки полотенцем, переброшенным через плечо и села за стол напротив.
- То есть свои «походы»…
- Да, заканчиваю. – Перебил её Дмитрий. – Есть у меня на примете пару должностей в институте. Несколько звонков по добрым людям и я устроюсь. Деньги, конечно, не те, зато по-человечески.
- Ладно деньги, сын с отцом будет каждый день видеться.
- Только не начинай.
- Не начинаю.
В воздухе зависла пауза.
- К нам вечером Ян зайдёт, - сказал Дмитрий, снова набивая полный рот.
- Это какой? Яров?
- Ага. Ну, тот, который со старых пятиэтажек.
- Бар будете опустошать?
- Ды нет, так поболтаем. Сделай нам салатиков каких-нибудь.
Валя сидела перед ним, положив голову на руку, и смотрела на мужа, как тот уплетал ужин.
Раздался звонок в дверь.
- А вот, наверно, и гость.
- Я открою, - Дмитрий встал из-за пустой тарелки, вышел в прихожую и щёлкнул замком.
Ян зашел, и они второй раз поздоровались, крепко похлопав друг друга по спинам.
Они о чём-то перешептались, Дмитрий усмехнулся и уже не скрывая сказал гостю.
- Ну, проходи, проходи.
Ян прошёл на кухню и торжественно достал из-за спины большой букет алых тюльпанов и большущую коробку конфет.
- Самой терпеливой жене, самого непостоянного мужа, и просто красивой девушке, от друга самого непостоянного мужа. – Так же торжественно сказал Ян и протянул подарок Вале, которая, закрывая букетом залитое краской от смущения лицо, поскорее вышла из кухни в гостиную.
- Мы на кухне посидим. – Крикнул Дмитрий жене в гостиную.
Они сели за стол, и Ян достал из-за пазухи бутылку водки.
- Нет, нет, нет, - замотал головой Дмитрий, - убирай. Завязываю со всем этим нахрен.
- Ну как хочешь, - отрешённо проговорил Ян и со стуком поставил бутылку на пол, возле ножки стола.
- Лучше, вон, кипятку подай и конфеты, там, в столе.
Ян встал, подошёл к кухонному столу и, рыская по полкам в поисках конфет, спросил.
- Ну как ты? Видел тебя с кем-то на Пустошах. Как рейд?
- Хреновый рейд. – Дмитрий немного помедлил – Макс Тагаров умер.
Ян на секунду замер, потом закрыл все полки и, вернувшись к столу, поднял с полу бутылку и стукнул ею по столу.- На Янтаре, у северного завода… - Дмитрий, не мигая смотрел в стол, прикрыв рот широкой грубой ладонью, - ты, наверно, уже слышал…там наёмники были… - он опустил взгляд и загородился от Яна рукой.
Ян встал из-за стола, быстро достал две стопки, вернулся, откупорил бутыль и разлил водки.
- Да, я слышал, - ответил он Дмитрию, когда тот, наконец, убрал от лица руку и опустошил стопку, - хотел на днях на радио это пустить. А как его, похоронили уже?
Ян говорил тихо, не поднимая взгляда на Дмитрия.
- Ды в том и дело, что нет. – Переходя на крик, ответил Дмитрий. – Касапеты эти грёбаные всё за собой подмели, ни трупов, ни рюкзаков, ни оружия. Погоны бы ихние им в рожи вмять, тварям. Давай наливай, что ли уже.
Ян, словно только очнувшись, дернулся за бутылкой и разлил по второй.
- А по деньгам хорошо сходили, даже на двоих там много получалось. – Продолжил Дмитрий. – Как сам то? Слышал, ваши новую радиовышку недалеко от Затона ставить собираются.
- Ды второй месяц уже собираются. Ничего от них не дождёшься. Сам то я нормально, вчера только из-за Периметра. В рейды, правда, давненько уже не ходил, больше на базе – новости там, управа. От Кордона снова слух пошёл, что должане с вояками торгуют. Представляешь, если правдой окажется…вот ведь ссуки, ведь своим же яму роют.
А чешет то как, - подумал Дмитрий, слушая гостя, - сам то, небось, десятый год через Периметр бегает, а у полицаев по сей день не числится.С Яном он познакомился уже давно, ещё до того Выброса, превратившего военный полигон в Пустоши, а когда они с Валей переехали в новый дом, сюда, в Богдановку, Ян был одним из первых, кто помог им укрепиться на новом месте.
Первое время он давал им денег взаймы, рассказывал о посёлке, помогал советами. В те времена Ян слыл в узких кругах матёрым сталкером, не раз ходившим за Барьер, даже до выключения Выжигателя.
Такими вечерами Ян часто рассказывал Дмитрию очередную историю о своих похождениях, вот, как и сейчас.
- Это ты с Бурцом ходил? – прервал гостя Дмитрий.
- Да, - ответил Ян, - которого Гордый в Рыжем лесу кинул. Помнишь?
Дмитрий кивнул и потянулся за пустой бутылкой, чтобы убрать на полку.
- Так вот, мы с ним в Дикий Яр шли, ведь тогда такой шум поднялся про военных, будто бы они заставу наёмников на восточном проходе Радара зачистили. А там ё-моё, - он почесал седой затылок, - там же места нетронутые, ни людьми, ни сталкерами. В общем идём мы по валежнику, брюлики собираем, вдруг, знаешь вот, само бывает, останавливаюсь, и Бурцу тоже говорю, подожди, мол. Бинокль взял, смотрю, впереди, метров за двести от нас из-за холма Химера выходит. У меня аж в горле пересохло. Это хорошо ещё ветер навстречу нам дул, а то несдобровать нам бы тогда…
Дмитрий услышал у входа на кухню лёгкий скрип половиц и, улыбнувшись, сказал сыну.
- Гришка, опять подслушиваешь!
Послышались аккуратные шаги в сторону детской комнаты.
- Не надоело тебе его отгонять? Ведь сам таким же был.
- Не надоело, - отрезал Дмитрий, - я твёрдо решил – сам это дело бросаю, и чтобы сын перестал об этом слышать, а то ещё по стопам пойдёт по отцовским.
На кухню зашла Валя, посмотрела на пустую бутылку под столом, на мужа, на гостя. Она прошла к раковине и принялась загружать грязные тарелки и ложки.
- Что двадцать шесть лет, что пятьдесят шесть, два пьяных
дурака.
Дмитрий с Яном переглянулись, видимо, они не сразу поняли, что Валя имела в виду.
- Ну не ругайся, Валюш, мы сами всё уберём… начал оправдываться Дмитрий.
- Да уж, давайте, убирайтесь. – Она его перебила.
Ян посмотрел на Дмитрия и изобразил на лице ругающуюся Валю, на что тот нахмурил брови и кивнул в сторону прихожей. Они тихонечко встали из-за стола, и вышли на крыльцо. Дмитрий похлопал по карманам брюк, понял, что оставил сигареты в куртке зашёл в прихожую, достал пачку из внутреннего кармана и вернулся на крыльцо.
- Ты значит всё, с концами? – Спросил Ян, смотря в сторону.
- Да, с концами. – Ответил Дмитрий, стряхивая пепел с опущенной сигареты.
- И как вы теперь?
- На работу устроюсь, деньги, конечно, в любом случае не те, зато спокойнее. – Он помолчал и добавил. – И мне и Вале, и Гришке. Ей сказал, что в институте пару мест нашёл,…не знаю, может грузчиком возьмут. – Он затянулся и медленно выпустил дым.
- А что не на завод, или в город?
- А разница? Тем же грузчиком. – Дмитрий сплюнул в сторону.
- Я к вам в начале недели заходил. Валя была совсем не в себе. Ты в ваш бар заглядывал? – Дмитрий слабо кивнул. – Там двух бутылок не хватает. Она без тебя опять сорвётся, Диман. Я не могу за ней постоянно следить.
- Нет у меня выбора. Ладно, пошли уже, - он замял носком тапка окурок.
- Дорогая, Валентина Ивановна, - театрально сказал Ян, - премного благодарен за Ваше гостеприимство и вкуснейший салат из крабов. Сейчас я после ваших упорных намёков ухожу домой, но обещаю ещё зайти в самое ближайшее время.
Валя, услышав его пьяную речь, вышла в прихожую, вытирая тарелку полотенцем.- Иди уже, Алексеевич. Она махнула полотенцем в сторону закрывающейся двери и, усмехаясь, зашла обратно на кухню.
- Я тут похлопочу ещё, а ты уж иди, у тебя завтра ответственный день. – Деловито приказала Валя.
Опять командует, с улыбкой на лице подумал Дмитрий. На ходу снимая футболку, он подошёл к детской комнате и приоткрыл дверь. Гришка мерно сопел среди игрушек, Дмитрий прошёл в комнату и, осторожно, боясь разбудить сына, взял его на руки и положил на кровать. Он ничего не почувствовав, так и продолжал спать с зажатой в руке машинкой. Дмитрий стоял над маленькой детской кроваткой и смотрел на маленького сопящего сына, свернувшегося калачиком, и на его лице вдруг дёрнулась бровь, никогда раньше такого не было. Он накрыл сына одеяльцем и вышел в спальню. Надо было ещё успеть крепко выспаться, длинный выдался денёк и на редкость паршивый.

. . .

- Дмитро, давай выгружать уже, третью сигарету куришь супротив моей одной. Так никаких перекуров не напасёшься.
Дмитрий затушил в луже окурок, взял рукавицы и подошёл к машине.
- А ты чего й то вздумал сигареты мои считать? – Шутливо обратился он к помощнику – Ближе подвигай, ближе.
- Так ты с понедельника от работы отлыниваешь, как тут не заметить.
Дмитрий принял на руки очередной металлический короб, прошёл несколько шагов по узкому коридору и водрузил его на одну из верхних полок. Дверцы у короба не было, как впрочем, и у остальных, что занимали почти весь кузов «Газели», а швы были тщательно запаяны.
- А может, всё-таки стырим один, а?
- Ага, и прощай работа в университете на ближайшие двести лет? – Дмитрий достал из протянутой ему пачки две сигареты, одну заложил за ухо, а вторую закурил. – Ты, Микол, такими вещами тут даже не шути – пробкой вылетишь. Блин, третья машина за день, может пойдём Санычу скажем, может отпустит пораньше. Мне ещё в больницу.
- К сыну?
- Ага, Валя тоже там должна быть. – Он торопливо дожёг сигарету до фильтра и бросил её в лужу, фильтр шипнул дымком и ушёл на дно. Пошли, сходим к нему.
Виктор Александрович, это один из заместителей начальника по транспортному отделу предзонного университета. Представительный мужчина пенсионного возраста, зарабатывающий деньги на своей должности всеми возможными методами.
Микола, как старший по разгрузке, должен был войти первым, он подошёл к двери, отряхнул рабочий комбинезон от пыли, кашлянул в кулак и, дважды постучав костяшкой пальца в дверь, прошёл в кабинет.
- Виктор Александрович, рабочие массы требуют сокращения рабочего дня на, - он серьёзно посмотрел на часы, - на полтора часа. Хотя бы сегодня.
- Ды идите, идите, я и сам тороплюсь - очередное внеочередное собрание управления. – Он наспех расчёсывал свою седую шевелюру редкой расчёской, пытаясь уложить неподстриженные волосы за уши.
Микола ещё с секунду постоял, но так и не найдя слов для ответа вышел в коридор довольно потирая руки.
- Сматываем удочки, Дмитро, начальство сегодня доброе.
Дмитрий всеми мыслями уже был в больнице. Он бегом спустился по лестнице в «каптёрку», переоделся, умыл руки и пошёл к остановке.
- Завтра к восьми.
Это Дмитрий слышал, уже выходя за пост охранника университета, он торопился к сыну.
Он подошёл к остановке почти одновременно с автобусом, запрыгнул на заднюю площадку и вынул из кармана мелочёвку. Кондуктор, низенькая хрупкая девушка, приняла у него деньги и оторвала билетик. Дмитрийзасунул билет в карман и взялся за поручень. Ехать было недолго и Дмитрий, уныло уставившись в окно, смотрел на
мелькавшие перед ним дома. Через несколько поворотов показалось, наконец, здание больницы. Белёные стены новенького корпуса всеми тремя этажами неприятно слепили глаза солнечным светом. Автобус затормозил у больничной остановки, и Дмитрий, увидев, что к выходу подошло чуть ли не пол автобуса, встал у самых дверей и вышел первым. Он прошёл через КПП, купил в парадной пару бахил в автомате и, лавируя между врачами и больными, спускающихся по лестнице, взбежал на третий этаж. У входа в отделение, на небольшом диванчике сидела Валя, она была напряжена. Русые волосы, обычно распущенные, сейчас были собраны сзади. Руки нервно теребят ручки пакета. Дмитрий аккуратно сел рядом и она вздрогнула.
- Ну, чего там? – спросил Дмитрий, пытаясь успокоить жену, обняв её за плечи.
- Заходить нельзя, сейчас вечерний осмотр.
Дмитрий увидел в руках у Вали пакет с фруктами и сконфуженно сказал:
- Ай, забыл, забыл. – Он помолчал. – Ды не волнуйся ты так сильно, я уверен, здесь нет ничего страшного.
Из последней палаты, наконец, вышла ожидаемая группа медсестёр, возглавляемая лечащим врачом, Валя и Дмитрий встали и подошли к нему.
- Вы, кажется, Царёвы? – произнёс врач задумчиво
перелистывая листы в папке, что держал в руках.
- Да. - Ответил Дмитрий.
Врач перестал рыскать по страницам папки и посмотрел на родителей.
- Диагноз поставить пока не представляется возможным. Состояние стабильное и жизни вашего ребёнка ничего не угрожает. На первый взгляд симптомы как после отравления – слабость, головокружение… – Валя подняла пакет с фруктами. – Всё ему можно, не беспокойтесь, - он добродушно пожал её руку, - можете зайти, он теперь в триста восемьдесят шестой палате, это по правой стороне.
Гришка, как ни в чем, ни бывало, играл на кровати с ворохом машинок и роботов.
- Привет мам, привет пап.
Валя аккуратно подсела к нему на кровать, один апельсин из пакета она подала сыну, а остальное положила на тумбочку. Дмитрий встал в стороне. Гришка отложил игрушки и принялся снимать кожуру с угощения.
- Не обижают тебя здесь? – Спросила Валя.
- Нет, мам, а вот эта тётя, - он указал на женщину на соседней кровати, - помогает мне обед из столовой приносить. А ещё я с Федькой подружился из другой комнаты и с Серёжей, а ещё укол больно делают. Я ей говорю, чтобы не больно, а она всё равно больно.
Дмитрий смотрел, как сын рассказывает им о новых друзьях, о том, что он видел интересного в больнице, а внутри его шевелилась какая-то предательски плохая мысль, совершенно не вхожая и не нужная, особенно сейчас, когда видишь как всё с ним хорошо, как всё хорошо.
. . .
- Ну чего, как вчера в больницу то съездил? Всё хорошо?
- Да, всё в порядке, врач сказал, ещё недельку и можно выписывать.
- А Валя чего? – Серёга стряхнул пепел в пустую пачку сигарет.
- А, - Дмитрий махнул рукой, - как всегда. Разволновалась по пустякам, ну что такое две недели на диспансере, ведь сказали же, что нет ничего опасного.- Ясно всё. – Серёга помолчал. – Знаешь, я тут тоже подумал на работу устроится, может даже в институт.

В разговоре зависла пауза.
- Ладно, - Сергей хлопнул ладонями по коленям, - пойду в гараже повожусь, минут через двадцать приду.
Он встал из-за стола и вышел в прихожую. Там одел старые кроссовки, накинул куртку, звякнул ключами и вышел.
На подоконнике мерцал небольшой телевизор, чай уже остыл, и Дмитрий, опершись спиной на холодильник, прикрыв глаза, почти спал. Его разбудил телефонный звонок из глубины квартиры. Он нехотя встал со стула, прошёл в спальню и поднял трезвонящую трубку.
- Алло.
- Это квартира Сергея [Отчество], - спросил женский голос.
- Да. – Ответил Дмитрий.
- Позовите, пожалуйста, к телефону, Дмитрия Павловича. Он там?
- Я у телефона.
- Дмитрий Павлович, Вас беспокоят из больницы, срочно приезжайте…Ещё пару секунд Дмитрий стоял в оцепенении, не слыша, что ещё там говорит ему медсестра. Он бросил трубку мимо держателей и бросился в прихожую. Ещё не одев оба рукава куртки, он сбегал по лестничным маршам, пропуская ступени.
Из щелей между воротинами серёгиного гаража в ночную темноту били яркие полосы света. Дмитрий подошёл и дёрнул на себя железную дверь.
- Заводи, только что из больницы звонили.
Сергей бросил свои дела, наскоро вытер руки от масла и, оббежав перед машины, сел за руль. Дмитрий тем временем схватил с верстака ключи и открыл ворота. Потёртая временем классика выехала в прогон между рядами гаражей. Дмитрий свёл обратно воротины, щёлкнул навесным замком, провернул ключ и запрыгнул в открытую дверь на переднее пассажирское место.
- С сыном чего? – Спросил Сергей, не отрываясь от дороги.
- Да, - ответил Дмитрий, - сказали срочно.
- Как может быть так? Если вчера ты ездил, всё было хорошо.
- Сам не знаю.
Пролетали пустынные, холодные улицы. Время было позднее, и по дороге им попалась только одна встречная машина.
Из слепого массива здания больницы выделялись только окна охранника и медсестры, по одному на каждом этаже. Сергей сбавил скорость, плавно подъехал к отъездным воротам, и, несмотря на гудки, охранник так и не проснулся. Тогда Дмитрий вылез из машины, с разбегу зацепился за верх ворот и перемахнул на ту сторону. Он забежал в здание больницы, пробежал мимо тёмного гардероба, спящего охранника и, чуть споткнувшись о порог, взбежал на третий этаж.
В отделении было пусто, сонно, и только был виден свет из открытой двери последней палаты. До Дмитрия донёсся голос Вали. Где-то сзади его окликнул охранник, Дмитрий прошёл мимо безлюдного поста, на котором бесполезно звенел телефон, дошёл до конца коридора и вошёл в палату.
На второй койке лежал его сын, до лица накрытый одеялом. Из-под одеяла тянулись несколько проводов, утыкающихся в аппарат у стены. К его бледному лицу была прижата кислородная маска. Вокруг сидели медсёстры и врач – заведующий отделением. Валя сидела на другой кровати и держала сына за руку.

Автор: Смотрящий Н.Г.


Дата: 29.05.2011 | Категория: Фан рассказы | Просмотров: 729
Добавил: Смотрящий | Рейтинг: 3.7/3
avatar

Комментарии к материалу КНИГГА PROДОЛЖЕНИЕ 3.0.

Всего комментариев: 2

avatar
1 Вектор • 12:10:51, 30.05.2011
Во и продолжение, кстати как сама книга называться будет?
avatar
2 counter-stalker123 • 09:36:32, 01.06.2011
Хорошее продолжение. :)


Рекомендуем:

Вверх