Книга первая. Палка о трех концах. | Фан рассказы
Stalker Clear Sky Информация [105]Сталкер Видео [302]Сталкер Зов Припяти информация [133]Первый литконкурс от stalker-gsc.ru [69]
Фан рассказы [2615]Стихи, песни, поэмы [729]Интервью [140]Чернобыль [304]
Сталкер - основное [119]Сталкинг [39]Превью, обзоры игр Stalker [34]Рецензии на игру Сталкер [30]
Разное [333]Интересные игры [30]Каталог [407]На удаление [0]
Второй литконкурс от stalker-gsc.ru [112]Обзор модификаций [44]

Stalker 2 » Статьи » Фан рассказы

18:22:17

Книга первая. Палка о трех концах.

Александр Вертий

Палка о трех концах.
Глава 1
Привал.
- Ну все, выброс прошел. Выходим, что ли. – сказал самый крупный сталкер из той троицы, что пересиживала Выброс в старом бункере, где жил раньше какой-то сталкер-одиночка, а еще раньше, в советские времена, там хранился лук. Определить это было весьма легко – я думаю, вы сами бы это поняли, увидев коробки с надписями «Цибулю з ласкою », «цибулю Харківський» и тому подобные.
Да, выброс… Сколько судеб в мгновение прерываются, попав под эту волну энергии неизвестного происхождения… В среднем где-то по 10-12, из них почти 90% - это новички, неопытные болваны, наигравшиеся в шутеры и возомнившие себя крутыми парнями. И большинство из них мрет, едва вступив на отравленную Зоной землю… Кто-то из них гибнет от невидимой аномалии, кого-то задирает какой-нибудь представитель местной мутантской фауны, кто-то от выброса… И лишь пять человек на сотню идут по правильному пути … Хотя правильный ли этот путь? Быть может гораздо лучше жить на Большой Земле, устроиться каким-нибудь бухгалтером или менеджером, потом вечером приходить с работы и сидеть перед телевизором, засыпая от усталости? Иметь по два выходных в неделю, жить размеренно и спокойно, а не терять каждый выход по миллиону нервных клеток, нередко валяясь в радиоактивной грязи и страдая от укусов мутантов и ударов аномалий? И это все в лучшем случае. В худшем тебя просто сожрет какой-то мутант, причем не обязательно быстро. Вот попадешься, например, кровососу, тот сломает тебе позвоночник и прицепит куда-нибудь, чтобы не уполз. И будешь ты лежать, молясь, чтобы поскорее уйти из жизни… Бр-р-р-р…
Сталкер, стоящий рядом с ним, перекрестился и свернул в сторону справить свою естественную нужду. Остальные двое подошли к костру, который за время выброса успел ослабеть, и начали раздувать пламя. Одного из сталкеров, того, что был пониже ростом, звали Шкетом. Ну, понятное дело, это было его ненастоящее имя, а кличка, данная ему, наверное, Гвоздем – болтливым сталкером, ведущим бомжовский образ жизни в Баре и живущим только на помощь других сталкеров – материальную, конечно. Многие верят, что этот Гвоздь общался непосредственно с Хозяевами Зоны, и поэтому просят его перед выходом попросить у Хозяев Зоны удачи. Тот, конечно соглашается, но ему, для достижения «контакта» с Хозяевами Зоны необходимо оприходовать как минимум три бутылки местной водки «Казаки». Вот так вот он устроился неплохо. По Зоновским меркам. Если бы рассказать кому-нибудь на Большой Земле про такой образ жизни, то у него он вызовет только отвращение.
Второго сталкера звали Митиным, и никто не знал, почему. Говорят, кто-то даже пробовал выяснить это у вышеупомянутого Гвоздя, но тот, после обильного «входа в контакт с Хозяевами Зоны» сообщил, что кличку ему дали еще на Большой земле, а то, что происходит там, Хозяевам неведомо. Вот так вот. Кто как умеет в Зоне выживает.
- Эй, Шкет! Давай за стволами иди! А то без оружия в Зоне неуютно сидеть! – прокричал третий сталкер, которого все звали Гренделем. Почему Грендель? Он не скрывал это. Говорил, что еще на Большой Земле, в институте эту кличку дали. Может и прав, а может и врет, один черт разберет. Ростом он был повыше Шкета, но ниже Митина. В плечах был приблизительно такой же, как и все остальные. На нем был одет обыкновенный сталкерский броник, который можно было купить у Сидоровича, местного барыги, за полсотни тысяч советских рублей. За спиной был рюкзак средней наполненности, с пояса свисал небольшой контейнер для артефактов – в общем, Грендель внешне был типичным опытным сталкером.
И, хотя Шкет же был немного ниже ростом, чем Грендель, но вот что касается одежды, то по ней Шкета можно было спутать либо с богатым туристом , от нечего делать пришедших в Зону за адреналином, или же за сталкера-ветерана. Почему, спросите вы? Ответ кроится в его костюме, сшитом явно ему по размеру, в то время как обычные сталкеры нередко носили костюмы, которые были велики, а заказывать костюм лично на свои мерки материально доступно не каждому. Именно поэтому на Шкета нередко напали бандиты , захотевшие изъять такую дорогую штуку. Но, благодаря природной ловкости и артистизму, он каждый раз вырывался из очередной передряги.
Что касается Митина, то это был сталкер такого типажа, что ему и не нужен был никакой костюм на заказ. С его-то телосложением. Да и ростом он был почти на голову выше, чем Грендель.
Однако, что касается опытности, тут все шло наоборот, в отличии от роста. Шкет, будучи самым низким из троицы, провел в Зоне почти два года, Грендель немногим более полутора года. Что касается Митина, то скоро он должен был отпраздновать год своего пребывания в Зоне, хотя за этот год он сумел завоевать хорошую репутацию. Сидорович рассказывал, что однажды во время очередного рейда у Митина попросила помощь группа сталкеров, которых окружили мутанты. Говорили, что там было не меньше трех кровососов и парочки снорков, а у Митина был лишь старенький обрез и армейский нож. Сноровка и сила сделали свое дело. После этого случая Митина зауважали, а спасеныши подарили ему комбинезон наемника, в котором он сейчас и ходит. Хотя, сейчас он вовсе не ходит, а раздувает костер вместе с Гренделем, сидя на коленях.
- На землю, скоты!!!! – заорал кто-то сзади.
Грендель практически молниеносно отпрыгнул в сторону, чтобы уйти с линии предполагаемого огня, и одновременно схватил головешку с костра и запустил ее в направлении предполагаемого противника. Этот трюк имел два преимущества – во-первых, можно было попасть горящей головешкой в лицо, таким образом раня противника, а во-вторых, даже если головешка не попадет в противника, то хотя бы ослепит его.
Не дожидаясь результата, Грендель развернулся и, собирался было уже броситься на противника, но увидев оного , заорал благим матом (Сам мат пропущен)
-…..! Шкет! Ты какого ………!!!??? Если еще раз ты это сделаешь, то я тебя …….!!! Понял, ….! – орал Грендель на Шкета, решившего поприкалываться. – Ты же опытный сталкер, …..! Ты понимаешь, что я тебя шлепнуть мог чем-нибудь!
- Так оружие же у меня… - начал оправдываться Шкет.
- Я бы нашел для тебя оружие! Ты же знаешь, как я некомфортно себя чувствую в Зоне без ствола! – кричал Грендель.
Все было бы ничего, если бы во время Выброса посторонние предметы не начинали сходить с ума. Подобные вещи стали происходить после Третьего взрыва, который вызвал Меченый , легендарный сталкер, отключивший Радар и открывший дорогу на север. После этого группу из нескольких сталкеров, пережидавших Выброс в бункере, нашли мертвыми. В этом бункере все было сломано: словно все вещи, от письменного стола до железной печки, взорвались изнутри. Тела бедняг были нашпигованы различными металлическими и деревянными обломками. Потом, когда попытались отыскать их оружие, один из сталкеров вынул затвор от Калашникова из груди одного из бедолаг. При более детальном осмотре в телах также нашли пули, скорее всего, от их же собственных автоматов. После этого случая все начали прятать автоматы и вообще вещи подальше от себя, дабы не повторить судьбу тех горемык.
- Оружие в порядке? – уже более спокойно спросил Грендель Шкета.
- Ага, - улыбнувшись, ответил Шкет, - даже мой любимый Волкер в порядке!
- Я рад за тебя. – пробурчал Грендель.
Он достал свой АК-103 с оптикой и ПМ , проверил их сохранность. Удовлетворившись, он задал вопрос Шкету:
- Зачем тебе этот Волкер? По-моему, ПМ и надежнее и точнее твоего Волкера. – ворчливо произнес Грендель.
- Нравится он мне. Да и магазин побольше твоего будет. – возразил Шкет Гренделю.
- У каждого свои черви в голове. – философски ответил Грендель.
- Просто кто-то еще не потерял тягу к прекрасному! – пошел в ответку Шкет.
- Ха. – усмехнулся Грендель, хотя по его лицу было видно, что он завидует Шкету. Говорят, когда он был новичком, то по дурости пошел отмычкой с группой Бройлера, направлявшихся на Армейские склады – место опасное, где полно мутантов, аномалий и очагов радиации. Через неделю Грендель вернулся на Кордон в потрепанной в клочья куртке и с одним окровавленным ножом в руке. Вид его был такой ужасающий, что сталкеры в том лагере, куда пришел Грендель, с перепугу приняли его за зомби и чуть было не пристрелили. Только чудо спасло тогда Гренделя. Раньше он был очень веселым и общительным парнем, любил шутить и вообще вел себя как нормальный человек, недавно прибывший с Большой Земли . После того похода он стал более молчаливым и редко когда улыбался. Его лицо стало носить все чаще суровый вид, словно он был сильно сосредоточен на чем-то и одновременно тосковал по чему-то. Да, что Зона делает с людьми… Ведь не один он такой. Немало сталкеров похожим образом менялись в Зоне в другую сторону… худшую или лучшую? Кому как. Для сталкера лучшую, для нормального человека в худшую. Зона старательно делала из людей, пришедших к ней, одинаковых, однообразных. А кто не поддавался, того она убирала. Взять бы таких авантюристов как Меченый, Шрам и другие… Их характер Зона переделать не смогла, но она избавилась от них иным способом.
- Мужики, садитесь, что ли, к костру, я тут тушенку разогрел. – подал голос Митин.
Сталкеры обернулись и с радостью заметили, что на костре действительно подогревается тушенка. Обрадовавшись этому факту и забыв недавний конфликт, Шкет с улыбкой сообщил:
-Сейчас, мужики, погодите, сейчас лекарство принесу!
- Давай, неси. – сказал Грендель и сел к костру напротив Митина.
- И часто у вас такие конфликты? – поинтересовался Митин, когда Шкет скрылся за холмом.
- Скажем так, мы иногда не ладим друг с другом. – уклончиво ответил Грендель.
- Странно. А я думал, что раз вы напарники, то хорошо уживаетесь друг с другом. – наивно сказал Митин.
Грендель лишь просто усмехнулся про себя. Вроде бы такой могучий мужик, не одну сотню мутантов перелопатил, Зону уже, наверное, каждой клеточкой своего тела чувствует, а все такой же наивный, словно только что из-за Большой Земли. Хотя оно, наверное, и к лучшему. Он смог оставить у себя внутри частичку человечности… А это дорогого стоит…
- И давно вы вместе в Зону ходите? – продолжал допытываться Митин.
Грендель задумался, а стоит ли ему верить этому сталкеру. Вроде бы прямая натура, да и репутация у него среди сталкеров неплохая, но мало ли? В итоге он решил, что такая информация не столь важна, чтобы держать ее в секрете.
- Почти три месяца.- ответил Грендель.
- А вот и я. – неожиданно сказал Шкет за спиной у Гренделя. По голосу Грендель понял, что Шкет несет что-то тяжелое, поэтому он встал и помог Шкету опустить ношу аккуратно на землю.
Этой ношей оказался ящик местной водки «Казаки». Грендель ухмыльнулся и присел к костру.
- Зачем ты целый ящик приволок? – осведомился у Шкета Грендель.
- Ну так ведь чем больше, тем лучше, верно? – с улыбкой ответил Шкет.
«Два абсолютно разных человека. Один веселый и более … жизненный что ли. Другой угрюмый и … просто настоящий сталкер. И два таких разных характера умудряются жить вместе и быть напарниками уже несколько месяцев. Удивительно.» - думал Митин, рассматривая Гренделя и Шкета, мирно беседующих друг с другом. За спиной у него висел MP-5 , прозванный на местном сленге «Гадюка». Этот ствол, оснащенный фонариком, был крайне удобен для спуска в подвалы и подземелий, тем более что его магазин составлял тридцать патронов с острой головкой, замечательно пробивающих броню ниже уровнем, чем сталкерский бронежилет. Как раз такой броник был одет на нем. Усмехнувшись иронии судьбы, сталкер обратился к Гренделю:
- Грендель, а вы завтра утром выходите?
-Да. – ответил Грендель.
-И куда собираетесь? – поинтересовался Митин.
- А ты с нами что ли хочешь? – не оборачиваясь, спросил Грендель.
Какой либо другой сталкер мог счесть это оскорблением, но это был Митин, отличающийся крайне мягким характером, что было весьма удивительно для сталкера. Вообще, разозлить Митина мог либо пьяный сталкер, пославший его раз пять куда подальше, либо просто какой-то мутант, которому не повезло встретится с ним.
- Ну… если нам по пути, то почему бы и нет. – ответил Митин.
- Мы собираемся идти в Темную долину .. Там сейчас должно быть полно артефактов. – разоткровенничался Грендель. – А ты куда пойдешь?
- А я на Свалку. – спросил Митин. - Ну, небольшую часть пути вместе пройдем. Не против?.
- Конечно нет, - подал голос Шкет, - дополнительный ствол нам лишним не будет.
Грендель посмотрел на него, потом на костер и затем кивнул.
- Вот и хорошо. – обрадовался Митин. - А то одному неуютно по Зоне идти.
Грендель лишь еще раз кивнул, задумчиво уставившись на костер. Видно было, что внутри сталкера словно что-то гложет, словно какая-та глубокая рана на душе у него. Но задавать такой вопрос было по меньшей пере глупо, так как вряд ли стал бы посторонний сталкер рассказывать незнакомцу о делах своих душевных.
- Ну что, мужики, давайте, что ли выпьем за усопших сталкеров. Грендель, прочитай список. – обратился Шкет.
Грендель достал из коробки свой ПДА и открыл некролог. Шкет молча открыл бутылку и стал разливать ее по стаканам, услужливо подставленным Митиным. Шкет с Митиным подняли стаканы, а Грендель встал, держа в одной руке ПДА, в другой руке стакан с водкой.
- Бизон, Валет, Шмель, Чардаш, Штык, Смелый…Вроде все… Бандитов читать? – обратился Грендель к Шкету.
-Нет. Мы и так помянем. Ну что мужики, за погибших. – сказал Шкет и сталкеры, не чокаясь, опрокинули в себя стаканы.
Шкет с Митиным практически в один голос крякнули и рассмеялись. Грендель, посмотрев на них, улыбнулся. Потом его взгляд упал на свинцовое небо Зоны, по которому плыли такие же свинцовые тучи… И почему–то ему вспомнилась первая трагедия на Чернобыле. Трагедия, унесшая жизни многих людей и разбившая судьбы миллионам… И сейчас здесь продолжают происходить смерти…
-Давайте по второй, мужики, - обратился Грендель к развеселившийся парочке, - давайте выпьем за тех, кто погиб на этой земле с начала времен и до нашего дня.
Сказал и начал наполнять стакан.
Сталкеры вмиг посерьезнели протянули стаканы Гренделю. Тот, разлив водку, поднял стакан и выпил, закусывая горячей тушенкой. Шкет, привыкший к такому поведению напарника, тоже взял стакан и выпил.
- Давайте третью, за удачу. – сказал Митин.
-Давай, - ответил Шкет, которого передергивало от водки. – Будешь, Грендель?
- А как же? За удачу – это святое дело. – ответил Грендель, поднимая стакан.
Митин разлил водку по стаканам, и все повторилось…

Глава 2
Темная Долина
Грендель со Шкетом шли по направлению к Темной Долине. По наводке торговца, там должно быть «поле» артефактов – редкое явление в этих краях. Надо сказать, инициатором идеи был Шкет, который, наверное, уже привык попадать в неприятности, что без этого ему жизнь не мила. Грендель не горел желанием туда идти, все-таки логово бандитов рядом, да и местность неблагоприятная, плюс ко всему радиоактивных очагов навалом. Но Шкет все же смог уговорить Гренделя, и поэтому они, оставив Митина, шагали по Темной Долине.
Вначале шли тихо, потом Шкета почему-то пробило поговорить.
-Грендель, слушай, как тебе Митин-то? – спросил Шкет.
- А что это тебя вдруг это заинтересовало? – с шуточным подозрением спросил у Шкета Грендель.
-Да просто интересно.
-Просто только кошки с кроликами рождаются, - иронично заметил Грендель, однако продолжил, - да вроде как нормальный парень, только вот сам знаешь в Зоне оно как - никому доверять нельзя.
- Ну а мне-то ты доверяешь? – спросил по-детски Шкет.
Грендель с некоторым удивлением посмотрел на Шкета, поправил свой АК-103 и ответил.
- По-любому больше чем остальным. Ты давай, лучше за дорогой внимательней следи, а то сейчас в Воронку попадем.
- Окей. – кисло ответил Шкет и уставился на детектор аномалий.
Далее они шли молча. Через десять минут ходьбы в небольшой ложбинке рядом с радиоактивным озером Шкет предложил сделать перекур. Грендель достал из кармана счетчик Гейгера, проверил фон и, не обнаружив запредельных рентгенов, присел на землю и сбросил оружие. Шкет тут же последовал за ним. Грендель, воспользовавшись минуткой, решил повнимательней осмотреть местность.
Да какая здесь местность в Темной долине? С одной стороны гора, которую местные сталкеры называли Горой Забвения Долмита , или проще – ГЗД. С другой стороны – радиоактивное озеро, к которому ,если приблизится на пару десятков метров – получишь дозу радиации, в пару тысяч раз больше нормы . И потом либо волос лишишься, либо причендалина отвалится, бывали и такие случаи, либо и вовсе сгниешь изнутри. Вот такие вот невеселые дела с радиацией.
- Слушай, Грендель, отсюда неподалеку тайничок один есть, в заброшенном здании, мой знакомый перед смертью там свои вещички припрятал. Пошли посмотрим, а? – одарил новостью Шкет.
- Да в общем-то неплохая идея, но… Что то мне не нравится… Давай лучше не пойдем, а? – сказал Грендель странным голосом, заметно потише своего обычного баса.
- Ой, да ладно тебе! Кто не рискует, тот не пьет шампанского! Тут совсем неподалеку – на пятнадцать метров углубится внутрь и все! – с яростным рвением начал уговаривать напарника Шкет.
- Не нравится мне эта идея… - хмуро и с упрямством произнес Грендель.
- Да перестань! Там, по-моему, даже Ночная Звезда есть, ну та самая, за которую Бармен пятнадцать штук предлагает. Представляешь, какой навар? Это можно в Зону неделю не выходить – сиди в Баре, на стриптизерш пялься да пивко потягивай. А ты тут из-за плохого настроения и какого-то идиотского предчувствия отказываешься идти. Давай, погнали! – еще горячее стал убеждать Гренделя Шкет.
- Ухххх.. ну давай… - громко вздохнув, согласился Грендель. У него на сердце было чувство, что не стоило этого делать, но уговоры Шкета сделали свое дело, и Грендель, переборов себя, поплелся вслед за Шкетом.
Сталкеры прошли около пятидесяти метров, когда перед ними появилось заброшенное двухэтажное здание. У него были выбиты все окна, вся побелка стерлась и теперь дом представлял из себя лишь серый памятник 1986 года, года, когда разрушились судьбы миллионов людей… и зданий тоже.
Грендель остановился немного, чтобы посмотреть на здание. Его почему-то всегда тянуло к таким вот заброшенным объектам, таким забытым, ненужным, беспомощным и… красивым.
- Давай, смелее. - неправильно понял остановку Гренделя Шкет, решив, что тот стоит от нерешительности.
Грендель еще раз вдохнул воздух, шмыгнул носом и пошел вслед за Шкетом. Шкет, увидев это, самодовольно хмыкнул и пошел вглубь здания.
Минуту сталкеры пробирались внутрь в тишине. Потом Шкет решил приободрить напарника:
- Знаешь, в этом здании раньше поликлиника была местная. Здесь, наверное, стояла очередь из мамаш, успокаивающих своих детей, а вот здесь был кабинет педиатра, осматривающего больных… - с каким то интересом, похожим на гастрономический, произнес Шкет.
- А сейчас ничего этого нет… - заговорил Грендель, - ни детей, ни докторов, скамейки и те пропали… Жизнь здесь словно остановилась… Теперь вся Зона, за исключением аномалий и мутантов, - это памятник времени, в котором люди жили с верой в будущее… Сейчас здесь лишь почерневшие от радиации стены и поломанные железяки, некогда бывшие отопительными трубами… Не будет здесь больше ни пациентов, ни врачей… Разве что кровосос устроит себе тут логово и будет здесь хранить тела убитых им сталкеров… Какая ирония. – грустно, с какой-то необычной тоской заключил он.
Вдруг Шкет остановился. Грендель же, увидев его реакцию, лишь грустно ухмыльнулся и побрел вперед. Теперь Шкет стоял позади, не решаясь пойти дальше. В мыслях он будто бы вернулся на четверть века назад… Серое, заброшенное здание вдруг превратилось в ослепительно белое помещение, у угла стоял небольшой стол, на котором какая-то мамка, стоя к Шкету спиной, что-то делала на столе, энергично двигая руками. Шкет догадался, что она переодевает ребенка. Он сделал осторожный шаг вперед, ближе к женщине, и вдруг она обернулась. Шкет увидел серые округлые глаза, аккуратный нос и каштановую челку, выбивающуюся из под белого платка. Ее глаза с какой-то знакомой интонацией посмотрели на него, и тут Шкет понял, почему это лицо показалось ему знакомым.
- Мама… - падая на колени произнес он.
Его выпученные глаза, полные удивления, ничем не удивили мать. Она с какой-то родительской заботой посмотрела на него и произнесла одними губами, практически бесшумно:
- Андрюша…
- Мама! – закричал Шкет,не решаясь подойти ближе к женщине. Мимо него проходили доктора, их как будто не смущало, что человек, в тяжелом бронированном костюме, заляпанном грязью, с винтовкой на плече, сидит на коленях посреди чистого белого коридора. Про его безумное выражение лица можно было даже не говорить.
Вдруг силуэт матери стал медленно пропадать…
-Мама! – прокричал Шкет.
Силуэт становился все прозрачнее и прозрачнее.
- Мама! Мама! Мамка! – кричал Шкет, бросаясь к матери, пытаясь схватить ее…
Вдруг мираж исчез. Шкету возвращение в реальность показалось как удар кирпичом по голове. Впрочем, так оно и было. Шкет упал на пол, ударившись лицом об каменный пол. Возвращение давалось ему очень нелегко. Мир перед глазами двоился, и, когда Шкету удалось приподняться с пола, его глаза покрылись красной пеленой.
В то же мгновение в мозг Шкета словно забили гвоздь. Ужасный приступ боли заставил Шкета сжаться внутренне и внешне. Казалось, еще мгновение – и его вывернет наизнанку.
Раздалась серия из нескольких выстрелов, и боль стала меньше. «Куда же ты, скотина, удрал» - раздался чей-то выкрик, и неизвестная фигура пробежала по бетонному полу. Шкет лежал в бессознательном состоянии. Его глаза не могли двигаться, его мышцы отказывали работать, какие бы усилия Шкет не предлагал. Раздались выстрелы, затем взрыв, и Шкет отключился...
Глава 3.
Подземелье.
Очнулся Шкет оттого, что какой-то доброжелатель поливал его водой.
- Вставай, Шкет, нашел время лежать. – с каким-то странным гневом вперемешку с ворчаньем произнесла фигура, наклонившаяся над ними.
- Мама? – в последней надежде произнес Шкет.
- Хм… Да вроде нет. – С иронией произнесла фигура, которая начала наконец принимать нормальную форму. – Как себя чувствуешь?
- Как мышь в логове котов… - попробовал пошутить Шкет.
- Аааа. Ну тогда ясно. Значит идешь на поправку. – невозмутимым голосом произнес сталкер, склонившийся над ним.
Мысли наконец встали на место в его голове, и Шкет наконец понял, где он видел эту рожу.
- Грендель… - угасающим и хриплым голосом произнес он.
- Наконец узнал. - ухмыльнулся Грендель. – Ты лежи, лежи, сейчас лекарство подействует, и все будет хорошо…
- Что это было, черт подери? – хриплым голосом спросил Шкет.
- Под удар контролера ты попал, напарник. Он, скотина, прятался в туалете, видимо, поджидал нас. Вот тварь!
Сталкеры замолчали на минуту, и Шкет повернул голову в направлении стены. На ней были видны следы от пуль, по-видимому, от калашникова, который Грендель только что прислонил к стене.
Ты мне скажи, в реале тут тайник ты знаешь? – с странным выражением лица спросил Грендель. На мгновение Шкет подумал, что тот сам попал под воздействие контролера, но, повернув голову еще дальше и разглядев изрешеченное пулями и осколками тело мутанта, отбросил глупую мысль.
- Не помню… Мне тогда, на привале, почему то мысль пришла, что типа тут тайник есть.
- Я так и подумал. Вот скотина! Он нас еще там достал своим ментальный импульсом! Вот хитрожопая тварь! – Грендель не стеснялся в выражениях, но его можно было понять. Наверное, его тоже задел пси-удар контролера, но тогда почему он смог сопротивляться и даже убить его? Шкет было хотел задать этот вопрос, но понял, что он сейчас будет не к месту.
Потом Грендель прислонился к стене рядом со Шкетом и присел, закрыв глаза. Он ровно дышал, и Шкету показалось, что напарник заснул. Однако через минуту, открыв глаза, Грендель спросил:
- Ну что, отошел?
- Чего? – не понял вопроса Шкет.
- Чувствуешь себя как? – повторил вопрос Грендель.
- Да вроде как. – сказал Шкет. Он в действительности почувствовал себя лучше, видимо, лекарство, введенное ему Гренделем, действительно сильно действовало.
- Ну тогда пошли отсюда. Нечего нам здесь делать. – сказал Грендель и вскочил, схватив свою АК, который мирно остывал, прислонившись к стене. Взглянув на Шкета, сталкер протянул ему руку, которую пересекали несколько ран, похожих на следов от укусов.
Шкет схватился за руку и с ее помощью встал, после чего задал Гренделю вопрос:
- Откуда раны – с интересом спросил Шкет.
- Да контролер, скотина эдакая, кусается, оказывается! Я его гранатой оглушил, потом ножом добивать пошел, а он, зараза, вскочил и в руку мне вцепился. Причем у самого пол-черепушки нету, из головы мозги его черные вытекают! Видимо, какой-то важный центр в голове я ему задел, отвечающий за его ментальные способности. А то бы и меня он взял бы под контроль. И валялся бы я как вареный овощ, также как и ты. А скорее всего не валялся, а ходил бы по Зоне с выжженными мозгами и пуская слюни, как все зомби. – рассказал Шкету Грендель.
Шкету оставалось лишь в очередной раз вздохнутьи молча побрести к выходу. Через некоторое время его остановил крик Гренделя.
- Ты куда побежал? Совсем тебе, что ли мозги отшибло? Ты ствол нафига оставил? – кричал Грендель. Опростоволосившийся Шкет, понял, что допустил оплошность, поэтому он вернулся назад за стволом. Образ матери никак не выходил у него из головы, и ему казалось, что где-то вдалеке, быть может на Кордоне, быть может, и на Большой Земле, где-то там такой же взгляд ищет его, Шкета, взглядом, таким же нежным и любящим, как тогда...
- Шкет. Ты чего, опять под контролера попал? – уже гораздо более серьезным и низким голосом спросил Грендель. – Ты чего это?
Наверное, в раздумье его выражение лица было несколько странным, иначе бы Грендель не задал этот вопрос.
- Да сам ты под контролера попал! – с необычной для себя злостью произнес Шкет и выхватив из рук Гренделя винтовку, направился к выходу. Грендель, резко посерьезнев, проводил его взглядом и пошел вслед за ним. Сегодня был прям день откровений, столько нового напарники узнали друг о друге.
Пару минут сталкеры шли молча. Потом все-таки Грендель не удержался:
- Башка не болит? – с заботой обратился он к Шкету.
Тот лишь отрицательно мотнул головой.
- Да не дуйся ты. Если что задел – извини. Вроде ничего такого не сказал. – сказал Грендель.
- Да я не дуюсь. – ответил Шкет.
Грендель ухмыльнулся про себя, но продолжил идти вперед, попутно озираясь.
Внезапно он резко остановился и схватил Шкета за плечо.
Шкет резко обернулся и с удивлением спросил:
- Эй, ты чего?
Грендель лишь прислонил палец к губам. На несколько секунд сталкеры стояли, не дыша и не двигаясь. Шкет не понимал, что заставило Гренделя остановится, однако счел, что это неспроста.
- Что такое? – тихим шепотом на ухо спросил Шкет.
- Ты не слышишь? – практически одними губами произнес Грендель.
- А что я должен слышать? – спросил Шкет еще тише, - что …
Договорить ему не дали. За поворотом, ведущем у выходу на улицу раздался громкий шорох, затем уже более громкие шаги. Сталкеры мгновенно схватились за оружие и присели с оружием наизготовку на колени.
Шкет посмотрел на Гренделя. Тот, перехватив автомат с ненужной сейчас оптикой, сидел на колене, и было видно, как с его лица стекает холодный пот. Сам Шкет, наверное, выглядел не лучше. Он сам чувствовал, как внутри него все дрожит и по всему телу раскрываются поры, выпуская пот. Его пальцы судорожно сжимали винтовку, прицел то и дело дергался из-за страха.
Шкет, услышав непонятный звук, резко обернулся в его сторону и увидел Гренделя, размахивающего руками. Шкет развел руки в сторону, мол, «не понимаю тебя».Грендель снова начал двигать руками, повторяя одно и тоже движение раз за разом и Шкет наконец-то понял, чего от него хотят. Он отрицательно покачал головой. Рот Гренделя беззвучно произнес что-то, выругался скорее всего.
Между тем шорох прекратился, и Шкет начал подумывать, а не показалось ли им. Тот повернулся к Гренделю и знаком спросил, не стоит ли им идти вперед. Грендель покачал головой, хотя по лицу было видно, что он сам теряется в догадках. В таком состоянии сталкеры провели еще пару минут, и, когда терпение у Шкета иссякло, он встал и пошел к выходу.
Грендель бросился к нему и схватил за плечо. Тот вывернулся, и пошел вслед. Грендель, забыв обо всем, крикнул ему:
- Куда попер? Назад!
В то же мгновение Шкет обернулся и гневным взглядом посмотрел на Гренделя, мол, «чего разорался». В то же мгновение раздался брякающий звук, именно так бьются гранаты об кирпич. Оба сталкера поняли, что сейчас будет, и, не мудрствуя, бросились в сторону от источника звука.
Раздался взрыв…

Глава 4.
В завале.

Шкет очнулся лежа на животе около стены с небольшим дугообразным проломом. Голова невообразимо трещала, казалось, она вот-вот треснет, взорвется, в глазах летали разноцветные круги – в общем, у Шкета присутствовали все признаки контузии. Шкет застонал и перевернулся на спину. Стало трудно дышать, в горле першило, и Шкет стал откашливаться от пыли, которая попала ему в глотку. Откашлявшись, он приподнялся по стене, опираясь на небольшие выбоины, коих было предостаточно. Поднявшись, он взглянул на темную фигуру, также как и он прислонившуюся к стенке и с грустью рассматривающую Шкета.
- Вот мы с тобой попали, паря. – грустно произнесла фигура.
Шкету оставалось лишь пробормотать что-то неразборчивое. Грендель подошел к нему, присел перед ним на обломок стены и сказал:
- И надо же было нам сюда идти. Эххх….
Шкет лишь продолжал откашливаться. Грендель подошел к нему еще ближе и ударил Шкета по спине. Тот повалился на пол, но кашлять перестал.
- Не ранен? – спросил Грендель.
Шкет отрицательно покачал головой.
- Ну и то хорошо… Вижу, контужен ты сейчас. Слышишь хоть меня?
- Да. – каким-то тихим и хриплым голосом сказал Шкет.
- Мне еще повезло, я далеко от гранаты стоял… А ты помчался вперед… Эх ты, Шкет…
- Ну ладно, все, я оклемался, могу идти. – ответил Шкет, которому нетерпелось выйти на улицу.
- Иди. – С грустной ухмылкой сказал Грендель.
- Помоги встать. –попросил Шкет.
Грендель схватил его за плечо и рывком поднял на ноги. Потом сам сел обратно в стене.
- Эй, ты чего? – спросил удивленно Шкет Гренделя. – Ты что, сам не хочешь на улицу?
Грендель на это головой указал в направлении бывшего прохода.
Шкет резко обернулся туда, куда показывал Грендель и обалдел. Вместо нормального прохода теперь был завал. Причем Завал с большой буквы. В пяти метрах от Шкета проход преграждали несколько бетонных блоков, повалившихся друг на друга. Железные прутья из них торчали, некоторые были погнуты – по-видимому, это потолок здания провалился под взрывом гранаты. Глаза Шкета сильно округлились, его рот приоткрылся и оружие, которое он держал в правой руке, с грохот упало на землю.
- Черт… - тихо сказал Шкет. – Черт! Черт! Черт! – его крик становился все громче и громче. Сидящий рядом у стены Грендель, видя такую картину, лишь горестно вздохнул и отвернулся. Любой другой сталкер на его месте также ругался бы и сотрясал кулаками, как Шкет. Но Грендель, сам не понимаю почему, почувствовал какую-то легкость и спокойствие. Его не волновала его грядущая смерть, все стало каким-то безразличным, а дыхание ровным. Сейчас он думал не о завале, не о смерти, а о том, что он оставил на Большой Земле…
Шкет, вдоволь накричавшись, бросился к завалу и попытался отодвинуть хотя бы одну плиту. После первой же попытки он понял, что это бесполезно. Даже будь на нем экзоскелет – броня, которая во много раз увеличивала силу человека за счет металлических опор и соединений, из которых он состоял, он бы все равно не загреб бы этот завал. От злости и беспомощности Шкет попытался даже ударить по плитам, словно отомстить, даже замахнулся, но потом словно неведомая сила остановила его руку на замахе. На секунду он замер, все его тело представляло собой кучу мышц, усиленных злостью. И вдруг словно ветер дунул ему на лицо, и злость, и внутренняя напряженность, и желание мести словно улетучились вместе с этим ветром, которого на самом деле не было. Шкет в бессилии плюхнулся к стене рядом с Гренделем и закрыл глаза от усталости. Он был истощен, словно целый день таскал мешки с цементом, и физически, и морально. На его лице прорезались морщины, как у старика, и весь он словно постарел лет на пятнадцать. «Наверное, я сам выгляжу не лучше.» - подумал про себя Грендель и тоже решил отдохнуть. Его глаза словно сами по себе захлопнулись, и он погрузился в бездонную тьму.
Очнулся он, наверное, через несколько часов, по крайней мере, Шкет уже не спал, а сидел у стены и на его лице не было злости, которая прежде шрамом пересекала его лицо. На нем было только спокойствие и какое-то безразличие.
Увидев проснувшегося Гренделя, Шкет достал флягу из-за пояса и протянул сталкеру. Тот принял флягу и, отхлебнув несколько глотков, вернул ее обратно владельцу. Шкет принял флягу, сам отхлебнул пару глотков и сунул ее обратно за пояс. Пару минут сталкеры сидели в молчании, каждый думал о чем-то своем, пока Грендель не спросил:
- Сколько еды у тебя есть?
Шкет достал из-за спины небольшой рюкзак, заполненный наполовину, и, взглянув на него, сообщил:
- Консервов штуки три, две бутылки минералки, два батона. На пару дней хватит нам обоим. А у тебя?
- А у меня три батона и шесть банок тушенки. В-общем, дня на четыре-пять хватит.
- Угу.
- Воды маловато.
Сталкеры еще немного помолчали, потом Шкет спросил тихим голосом с небольшой хрипотцой:
- Как думаешь, кто это был?
- Ты имеешь ввиду, кто гранаты кинул?
Шкет кивнул.
- Бандиты наверное. Хотя может быть и наемники, но они в этих краях появляться не любят. Скорее всего бандиты. Только зачем? Если бы хотели нас обворовать, но зачем было нас заваливать? Мы же здесь со своим добром тут и сгинем, и не достанется оно никому. Наверное, заказали нас. Тогда это может быть кто угодно. Эх, - вздохнул Грендель, - Да не так это важно уже.
Сталкеры замолчали. Неподвижно они сидели наверное минут пять, пока вдруг в лицо Шкету не ударил солнечный луч.
Шкет захлопал глазами, словно не веря своим глазам, потом он вскрикнул, полный надежд, подбежал к завалу и… резко остановился. Свет пробивался из небольшого отверстия в правом углу, в это отверстие едва ли рука пролезет, не то что сталкер.
Шкет вернулся на прежнее место в печали. Вдруг его взгляд озарился и он сказал Гренделю.
- Дай КПК свой!
- Зачем он тебе – с небольшой ленцой сказал Грендель.
- Как зачем! Да я своему знакомому напишу, он народ приведет, и они вытащат нас!
Грендель лишь посмотрел на Шкета каким-то странным взглядом.
- Чего? – Шкет заметно нервничал.
- У меня КПК осколок от гранаты принял, спас меня. Вон он, там в углу валяется, можешь проверить. – сказал Грендель.
Шкет опять разразился руганью, ему несвойственной. Сколько разочарований пришлось ему перетерпеть за сегодняшний день!
Грендель смотрел на него некоторое время с безразличием, потом посоветовал ему:
- Да сядь ты, отдохни. От твоей ругани ничего не изменится.
Шкет, услышав это, резко обернулся. Его глаза были выпучены от удивления, перемешанного злобой. Но, когда его взгляд остановился на спокойном и безразличном лице Гренделя, то его яростная маска лица тут же стерлась, перейдя на обычную.
Да уж, тут было чему удивляться! Раньше всегда Шкет был спокойным и размеренным, можно сказать даже в некотором роде пофигистом, а вот Грендель как раз закипал нередко. Теперь же они словно поменялись местами. Мозг Шкета не готов был обрабатывать столько новой информации, поэтому он сел на прежнее место и схватился руками за голову.
Грендель посмотрел на него спокойным взглядом и сказал:
- Знаешь, Шкет, я с детства выработал такую интересную тактику: вот, например, разбилась дома ваза, я понимаю, что меня будут ругать, так я представляю, что было бы, если бы я разбил, скажем, стеклянный бар, и сразу на душе легче становится. Понимаешь хитрость? Это интересное психологическое свойство человеческого разума, которое можно очень успешно применять. Давай поразмышляем также. Мы, в худшем для нас случае, скончаемся от голода. Мучения будут не такими сильными, уж поверь, я медицинский окончил. А представь что было бы, если бы граната упала бы к нам ближе? Мы, может быть, лежали бы сейчас по разным углам и потихоньку истекали кровью. А если бы нас в итоге повязали и отправили к бандитам, которые из нас бы жилы по одной вытаскивали. Представляешь, какие муки? Или то, что реально с нами могла случиться – стали бы зомби из-за контролера. Все лучше сейчас чем так. К тому же, у нас есть еще несколько суток, за них и чудо может случиться. Так что не дрейфь, Шкет! Ничего еще не потеряно! Кроме моего КПК. – пошутил Грендель и сталкеры рассмеялись. Смеялись они долго, избавляясь от нервного напряжения, которое накопилось у них за время этого рейда. Отсмеявшись, Шкет с улыбкой повернулся к Гренделю и сказал:
- Знаешь, а ведь реально помогает. Спасибо.
Грендель кивнул, улыбнувшись. Некоторое время сталкеры сидели в тишине и лишь изредка посмеивались, вспоминая что-то свое. Потом Грендель резко посерьезнел и обратился к Шкету:
- А ты почему в Зону пошел-то, Шкет?
Шкет тоже посерьезнел и замолчал. Молчание длилось с минуту, пока наконец Шкет не заговорил.
- Мутное дело было. Хотел я купить себе квартиру на окраине Москвы, двухкомнатную. А я тогда работал учителем физкультуры. Сам понимаешь, на зарплату учительскую не купишь сразу. Пришлось брать в ипотеку, нашел хорошую фирму, с хорошей репутацией. Вроде бы договорились, цена более-менее приемлемая, ну я довольный пошел в квартиру заселяться. Прожил в ней две недели, горя не знал. Потом какой-то мужик ко мне в квартиру нагрянул, мол, это его квартира, а не моя, и бумажки свои сует. Ну я послал его. Я сначала это воспринял как шутку и забыл про него, но когда ко мне в квартиру нагрянули амбалы и выбили дверь, то я понял, что шутить они не собираются, и поэтому сиганул в окно, благо, второй этаж был, не десятый. А оказывается, меня внизу у входа в подъезд поджидали несколько его амбалов с пистолетами. В-общем, не знаю, как мне удалось под пулю не попасться, но в итоге я смотался. Я понимал, что от меня они просто так не отстанут, поэтому и решил дернуть туда, где они меня не найдут. А где же еще, кроме как не здесь, в Зоне? Сюда они побоятся заходить, кишка тонка. Вот с тех пор здесь я и живу. Вот такая вот история.
Грендель помолчал немного, нахмурясь, видимо, переваривая услышанное, затем спросил:
- Жалеешь, что в Зону пошел?
- Не знаю, - с небольшим вздохом сказал Шкет, - Там скучновато было, на Большой земле, но здесь уж опасностей слишком много. Вот жизнь наша – из крайности в крайность. Грендель, а ты почему в Зону попал?
- Да у меня история не лучше твоей будет… – с каким-то грустным безразличием сказал Грендель. - На Большой Земле я был обычным двадцати пяти летним парнем, как раз закончил медицинский вуз, уже нашел себе работу в одной престижной клинике, зарплата была такая, что можно было спокойно жить. И тут встретил я Её. Сам наверное знаешь, как это бывает. И полетело: цветы, свидания, поцелуи. Потом поженились, поехали медовый месяц в Турции праздновать, отпраздновали на славу, вернулись оттуда – а жена моя, оказывается, какую-то заразу подхватила местную, что-то связанное с нервной системой. С помощью своих связей я узнал, что это за болезнь, но на лечение такие деньги нужны, что о-го-го. А если учесть, что мы потратились на свадьбу, на поездку и так далее, то сам представляешь мое материальное положение. В общем, взял я кредит в банке, продал квартиру, и положил её в больницу под надзором моего приятеля главврача одной из клиник Подмосковных. Денег-то на операцию не хватало! Потом, от главврача этого же услышал о богатствах, которые выносят из Чернобыля. А что делать-то? Вот я и подался сюда на заработки. Хотя сейчас уже понимаю, что вряд ли я здесь нужную сумму наберу, да уж из Зоны вряд ли выберусь… Эх…
- Сколько денег собрал?
- Немного меньше половины. Около 500000$. Здесь же валюта – один чернобыльский рубль – один доллар.
Шкет присвистнул.
- Да на такие деньги себя можно такое снаряжение купить, что можно к Монолиту отправляться! – сказал Шкет.
- Бред это все. Не верю я в Монолит. Столько идиотов пытались дойти до Монолита, чтобы исполнить свои желания, и что? Все так и остались! Камни не исполняют желаний, Шкет! Лучше уж я еще полтора года буду по Зоне бродить, медленно, но верно зарабатывая деньги, чем поверив в эту легенду, пойду к черту на рога.
- В Зоне и так полно необычного, так что можно предположить, что и Монолит есть. Ведь принцип действий аномалий, появление мутантов и прочее не объяснишь научно. Так что все может быть, Грендель.
- И ты собираешься пойти к Монолиту? – с удивление спросил Грендель.
- Боже упаси! Мне еще пожить хочется! Хоть так, выползая из радиоактивной грязи в пасть к очередному мутанту, ну хоть так. Хотя что наша жизнь, Грендель? Быть может, после смерти лучше существовать, чем жить? Или наоборот? Никто не знает. Все боятся смерти, а на самом деле просто боятся неизвестности. Мы не знаем, что нас там ожидает – муки или радость, горе или счастье. Люди разделяются на три группы. Первая – это люди, такие как ты – они нашли себе цель достойную, не вымышленную, настоящую. Таких людей немного, а жаль. Будь их больше, наш мир стал бы в разы лучше. Вторая группа людей – это те, кто придумал себе цель, лживую, ненастоящую, корыстную. Это нехорошие люди, но и они могут встать на путь истинный. Они еще могут стать НАСТОЯЩИМИ людьми. А есть третья группа людей, таких как я – у них как бы нет цели в жизни вообще. Просто живем, проживаем свою жизнь, и мучаемся вопросами: почему так? надо оно нам? что делать? Эти люди уже не смогут найти истинный путь – вряд ли смогут. Они просто доживают свой век, они изгои, отбросы природы, не нужные ей. Вот так вот.
Грендель подпер рукой свою голову и призадумался. Он иногда задумывался над такими вещами, но в последнее время не до философии было: то на задании, там отвлекаться нельзя, иначе хана, а как из Зоны вернешься, то приходиться идти в бар и напиваться в хлам, чтобы постараться забыть все, что там увидел. Иначе нельзя, умрешь от нервного истощения. Кто-то скажет, что это вредно – пить вот так… Однажды одна компания провела опрос и выяснила, что средняя продолжительность жизни сталкера – это 9 месяцев. 9 месяцев с того момента, как человек ступил на отравленную радиацией, кровью и грязью землю Зоны.
За щелью в завале начало смеркаться, солнце садилось за горизонт, видимо, оно тоже решило спрятаться для того, чтобы отдохнуть от того кошмара и ужаса, что оно увидела на нашей Земле.
- Ладно, Шкет, давай отдыхай, - сказал Грендель и подтянул к себе рюкзак.
Шкет кивнул, и тоже стал доставать спальный мешок из рюкзака.
Достав спальные мешки, сталкеры общими усилиями очистили небольшой клочок пола для того, чтобы было более удобнее спать и развернули свои «кровати».
Шкет немного завозился с мешком, у него заело механизм разбора. Затем, когда проблема была устранена, Шкет с удовольствием влез в него и, лежа на спине, стал думать о сегодняшнем дне, о той череде событий, которая произошла сегодня. Судьба ли это? Да существует ли вообще судьба или же это лишь оправдание для слабых людей, не сумевших выполнить какое-то обещание или задание. Раздумывая таким образом, его мысли все больше вытеснял призрак матери - хотя призрак ли? Чертова Зона! Шкет вспоминал черты ее лица, ее взгляд, такой нежный и трепетный, как двадцать лет назад. Очень незаметно пришел сон, такой спокойный и безмятежный, как в детстве.
Маленький мальчик ехал на трехколесном велосипеде по парковой дорожке, вымощенной кирпичом – редкое явление для буйной России того времени. И вдруг переднее колесо велосипеда наезжает на большой камень, и велосипед заваливается на бок вместе с мальчиком. Мальчик падает на левый бок и ударяется о кирпич коленкой. Держась рукой за коленку, он плачет от боли, слабой, но чувствительной для маленького ребенка. К нему подбегает невысокая худенькая женщина, поднимает его с земли и осматривает коленку. Тут маленький Шкет посмотрел на эту женщину и увидел те же черты лица, те же губы, те же брови, та же челка…
Мама!
Шкет резко поднялся со спального мешка, судорожно вдыхая воздух. В нос ударил тухлый воздух подвала с небольшим запахом разлагающейся плоти – видимо, контролер уже начал разлагаться. Поморщившись от неприятного запаха, Шкет посмотрел на напарника и увидел, что тот тоже не спит.
- Эй, Грендель! Ты чего это не спишь? – почти шепотом спросил Шкет.
- Не спится, также как и тебе. – скупо ответил Грендель.
- Ясно.
Шкет лег обратно и попробовал уснуть, но сон обратно возвращался к нему. Проворочавшись с полчаса, Шкет решил, что лежать без толку, все равно уже не заснешь.
- Грендель. – позвал Шкет.
- Чего? – ясным голосом ответил Грендель.
- Ты снова не спишь? – спросил Шкет.
- Да сон что-то не идет. У тебя это, наверное, из-за контролера, а вот что со мной творится – не знаю. Наверное, с психикой проблемы начались из-за этой проклятой Зоны. – со спокойной злостью сказал Грендель.
- Да уж, тут крыша на раз поедет… - задумчиво протянул Шкет, доставая провиант из брезентового рюкзака.
На улице начало светать. Слабые лучи свинцового солнца приникали к сталкерам в их тюрьму, словно поддерживая и утешая горемык, попавших в западню. Внезапно вместе с лучами солнца ворвался ветер, не очень сильный, скорее даже бриз, прохладный и освежающий бриз. Этот бриз словно ласкал душу Шкету, и, когда он обернулся назад, то увидел Гренделя со странной миной на лице – спокойной и… он улыбался. Улыбался солнцу, ветру, забыв о том незавидном положении, в котором они оказались. Шкет понял, что Грендель испытывает сейчас те же чувства, что и он, он улыбнулся и вдруг вспомнил, что еще минуту назад он собирался позавтракать. Шкет тут же извлек из рюкзака небольшую консервную банку тушенки, половинку батона и пол литровую флягу воды. Достав все это, Шкет разложил свой завтрак перед собой и принялся за еду.
Грендель решил что ему тоже пора подкрепиться, пустой желудок уже давал о себе знать вибрациями, словно кто-то засунул туда телефон, стоящий на виброрежиме, и забыл его забрать. А кто-то названивает и названивает на него, быть может, мать, а, быть может, и любимая звонит, беспокоясь о муже, который уже как полчаса должен был вернуться с работы.
Грендель подтянул к себе рюкзак, который он заблаговременно положил справа от себя, и начал доставать оттуда еду. Взяв себе тот же рацион, что и Шкет, он ножом откупорил банку тушенки и принялся за еду, подцепляя плавающие в соусе куски мяса ножом, которым ему недавно пришлось кромсать контролера. Разумеется, заботливый Грендель протер его и почистил, так что если вы представили себе окровавленный кровью контролера нож с кусочками мутантской плоти, подцепляющий куски говядины, то вы крупно ошибаетесь. К вопросу приема пищи Грендель подходил основательно, тем более когда время позволяло. А спешить в данной ситуации, разумеется, было некогда, поэтому Грендель наслаждался приемом пищи в спокойной обстановке.
Шкет закончил свой завтрак первый и, вытерев рот тыльной стороной руки, спросил у Гренделя:
- Скажи, Грендель, если бы ты пришел к Монолиту, и у тебя была бы реальная возможность загадать одно желание, которое непременно сбудется, какое желание бы ты загадал?
- Не верю я в Монолит, Шкет, и я об этот тебе говорил. А вот желание… можно помечтать, почему бы и нет…
Грендель замолчал, видимо, раздумывая, а Шкет с вниманием смотрел на него ожидая ответа. Прошла минута, другая, а ответа все не следовало. Глаза Гренделя смотрели в одну и ту же точку, видимо, напарник серьезно призадумался. Наконец, Шкет дождался ответа:
- Знаешь, все мы в детстве мечтали иметь волшебную палочку, или золотую рыбку, не ту, что артефакт, или цветик-семицветик, в-общем – иметь возможность для исполнения желания. Причем почти все мы не знаем то желание, которое загадаем. Я думаю, что реально существует нечто, как волшебная палочка или близкое к этому. Может быть это и есть Монолит, может быть что-то другое, никто этого не узнает, а если и узнает, то уже вряд ли кому-то расскажет. А все потому, что когда человек осознает, какая сила ему сейчас может быть доступна, мол, вот: скажи, и все, что ты скажешь, исполнится, тогда в человеке просыпается его мерзкая сущность, его жадная, подлая натура, которая овладевает человеком и тот загадывает то, чему никогда не быть. Вот допустим – человек загадал, чтобы исчезла Зона, вроде как это Вселенское Зло. И желание его исполняется, он вроде бы попадает в прекрасное место: птички поют, солнышко сверкает, травка зеленеет и все, казалось бы в шоколаде. Однако на самом же деле выясняется, что этот человек просто ослеп, а может быть, и сошел с ума. Ты сейчас подумаешь, что, мол, вот хитрый Монолит, все по-своему сделал… Да, это так, не спорю. Но ведь это лучше, чем уничтожать целую систему, уничтожать всех обитателей – сталкеров, мутантов - из-за прихоти одного человека? Разумно ведь!
- А ты сам разве не считаешь, что Зона это по-настоящему Вселенское Зло, Грендель? Здесь постоянно гибнут люди, проливается кровь, десятки судеб рушатся, судьбы молодых ребят, которые сюда идут. Разве это хорошо? – с некоторым возмущением и даже азартом произнес Шкет.
- Взгляни на это по-другому. Знаешь, я во время своего подросткового возраста, когда мне было лет 14-18 любим размышлять, философствовать. Был еще один парень, который меня в этом стремлении поддерживал, и мы довольно много проводили времени вместе, делясь своими мнениями друг с другом. И знаешь, тебе это сейчас покажется смешно, мол, парням 14-17 лет – какая тут философия, но сейчас, когда мне уже за двадцать, я понимаю, что мы были вполне правы в наших главных мыслях. Когда-то мы решили провести анализ, он заключался в том, что мы решили сравнить количество преступности с начала XX века по наше время. Мы два дня провидели, ища информацию в интернете в книгах и так далее. И на самом деле, мы не потратили время зря. После долгих вычислений мы пришли к выводу, что преступность с каждым годом становилось все больше, точную цифру тебе не скажу, боюсь ошибиться. И вот ты сам подумай, к чему бы это привело бы? Могло привести к Апокалипсису, к Великому Очищению, к чему угодно, но в итоге у нас появилась Зона. Все корыстные и подлые люди бросились сюда, где они и погибали, попадая в аномалии и в пасть к мутантам. Вот такое вот маленькое Великое Очищение. Если рассмотреть с этой стороны, то Зона не Зло в мировом масштабе, а даже наоборот. Хотя тут, конечно, спорный момент, ты можешь со мной поспорить, но свою мысль я тебе огласил. Ты меня спрашивал, что бы я загадал, придя к Монолиту? Да ничего бы я не загадал, потому что никогда то, что получено нахаляву, не приносит счастья и радости. Мы исполняем свои желания, даже самые неисполнимые, нужно лишь найти себе правильную дорогу к исполнению желания и не отступаться от нее. И будет тебе счастье, хотя бы в том, что ты перед смертью будешь знать, что жизнь прожита не зря. А это, поверь, многого стоит.
Грендель наконец замолчал. Потом он протянул руку себе к поясу и достал свою обыкновенную армейскую фляжку. Открутив крышку, он приложился к ее горлышку и, наверное, с минуту пил не отрываясь. Напившись, он оторвался от фляги, убрал флягу на место и вдруг его словно ударили током и он замер. Его глаза вдруг узко сузились, морщины на лице стали четче и дыхание остановилось. Шкет, обескураженный поведением Гренделя, сначала тихо позвал его, затем решил подойти, но тут же нарвался на ладонь напарника, которая в одно мгновение закрыла ему рот. Шкет, не ожидав такого ответа, попытался вырваться, и ему это удалось. Встав на ноги, он уже собирался было высказать Гренделю все, что он о нем думает, не стесняясь в выражениях, когда сам услышал звук. Звук шагов…
Его рот, готовый выплеснуть ливень эмоций, вдруг словно скрутило судорогой. Его взгляд замер, глаза были неподвижны, все тело свела какая-то судорога. Похожая судорога у него была в детстве, особенно перед днем рожденья, когда родители обещали подарить сыну мотороллер. И Шкет стоял у двери, не дыша, вслушиваясь в темноту и ожидая – ну где же, где они. Сейчас Шкет точно так же стоял, вслушиваясь в темноту и… он слышал! Тихий звук, похожий на аккуратные шаги человека, который с осторожностью вступает в незнакомое место. Боже, не дай бог, чтобы это была старая газета, бьющаяся о холодный пол! Сталкеры в одновременно переглянулись и беззвучно направились к щели. Грендель, оказавшийся быстрее, вытянулся и заглянул в щель. Из-за поворота шла большая тень, мягко и осторожно ступая по полу. Кто это? Сталкер? Бандит? Монолитовец? Друг или враг? Отвернувшись от щели, Грендель схватился за голову и отошел в сторону. Он так устал от этого подземелья, ему так хотелось вернуться на улицу, подышать воздухом, неважно, что этот воздух отравлен, но все же! И сейчас он не мог решиться, сейчас он был снова вымотан, морально и физически. Внутри в нем снова боролись чувства и мысли, и неизвестно, чем бы это закончилось, пока Шкет, поняв, что пора брать дело в свои руки, не высунулся в щель и не произнес шепотом, стараясь не напугать незнакомца.
- Сталкер, помоги! Мы застряли в подземелье, нас завалило… - тут незнакомец, отойдя первоначального шока, схватил Гадюку в руки и направил ствол на щель. Его лицо было закрыто противогазом, правый бок куртки был изорван, видимо, слепым псом, а Гадюка была оснащена небольшим фонариком, очень удобным для… «Стоп. Я же где-то уже это видел.» - думал Шкет, падая на спину от щели, разумно предположив, что вряд ли незнакомец будет рассматривать, что за существо тут бормочет. «Да и рожа у меня сейчас как у снорка, наверное.» думал Шкет. Он лихорадочно пытался вспомнить, где же он видел этот ствол… Его мысли словно складывались в картину, словно давая ответ сталкеру на вопрос.
Вдруг Шкета, уже в полете к земле, словно что-то ударило в голову и он заорал:
- Митин!!!!!

Заключение.

- Ну вы, блин, ребята, и напугали меня. - счастливая, но жутко вымотанная троица сталкеров шла по Свалке. Точнее, шел только Митин, поддерживая под плечи двоих измазанных грязью бедолаг. От усталости они еле волочили ноги, шея уже не выдерживала тяжести головы, и они шли, словно испорченные куклы, лишь только тупо улыбаясь непонятно чему.
- И чего это вас туда занесло, а? Ведь все знали, что здесь контролер проживает, пару дней назад же инфу скинули всем на ПДА. – проговорил Митин, сгибаясь под тяжестью двух здоровых мужиков. – Вас в Баре уже все помянуть успели, все некрологи на вас получили. Эй, парни! Грендель! Шкет!
Ответом ему было, как прежде, глубокое молчание.
-Ну, не хотите говорить, расскажу я… Недавно Бармен рассказал одну интересную историю. В-общем, дело было так…


Дата: 15.04.2011 | Категория: Фан рассказы | Просмотров: 994
Добавил: alexanderverty | Рейтинг: 5.0/6
avatar

Комментарии к материалу Книга первая. Палка о трех концах.

Всего комментариев: 3

avatar
1 static898 • 12:30:17, 16.04.2011
круто жду продолжения
avatar
2 alexanderverty • 12:56:24, 16.04.2011
ок) буду писать)
avatar
3 counter-stalker123 • 13:43:44, 16.04.2011
Очень даже неплохо. Можно и продолжение почитать :)


Рекомендуем:

Вверх