Дух времени | Разное
Stalker Clear Sky Информация [105]Сталкер Видео [302]Сталкер Зов Припяти информация [133]Первый литконкурс от stalker-gsc.ru [69]
Фан рассказы [2613]Стихи, песни, поэмы [729]Интервью [140]Чернобыль [304]
Сталкер - основное [119]Сталкинг [39]Превью, обзоры игр Stalker [34]Рецензии на игру Сталкер [30]
Разное [333]Интересные игры [30]Каталог [407]На удаление [0]
Второй литконкурс от stalker-gsc.ru [112]Обзор модификаций [44]

Stalker 2 » Статьи » Разное

08:00:08

Дух времени

Когда-нибудь сотрутся все допустимые и недопустимые морали, исчезнут границы дозволенного и дозволенных, станут бессмысленными все правила и нормы, утонут иконы и идолы во всей грязи чужих внутренностей... Хотя, почему когда-нибудь? Добро пожаловать в наше потерянное время. 

Пролог. 

Очередной бункер пять на девять. Кто-то бьет в стены, пытаясь выбраться из своего Ноева Ковчега, который обречен на скитание по волнам вечно бушующих морей на несколько вечностей. Очередной приступ истерик, которые распространены как страшный вирус. И каждый инфицирован. Больше нет шансов на спасение. 

Новое сумасшедшее поколение, которое давно забыло все ноты, сценарии и тексты. Мы раз за разом допускаем одни и те же ошибки, но никогда не запоминаем урока, который следовало бы понять. Мы задаем слишком много вопросов, но больше никогда не получим нужных ответов. У историй наших жизней однолинейный и убогий жанр без шансов на счастливую концовку. У каждого есть сказка, в которой ему легче, но от того же и тяжелее. Многие уже давно потеряли некий смысл, утонув в потоке собственных мыслей. Каждый день кто-то находит для себя новые и новые способы саморазрушения. Больше нет шансов на спасение... 

Хруст стекол и срежет металла, приближающийся асфальт и безумный поток ветра в лицо, холодные реки и уплывающий разум... Так странно, что игра в самоубийц стала такой распространенной. С первых рядов мы, как одержимые, наблюдаем за этим, как за очередной убогой комедией без сюжетной линии и с бессмысленным юмором. Только эта комедия не заканчивается... Она давно лишилась смысла, но веселье должно продолжаться, не так ли? 

Ключи... От светлого будущего, ясного завтрашнего дня, воспоминаний, туманных радостей... Все эти ключи мы давно потеряли. Да и не жалеем о потерянном. Асфальт наших жизненных путей пропитался рвотой, кровью и бессмысленными надеждами... Все заблудились и больше никто не знает правильной дороги. Больше нет правильных путей. У каждого свое "сегодня", отличившееся очередной бессмысленностью. Кучи дверей, от которых у нас больше нет ключей... 

У нас больше нет героев, ведь каждый сам для себя стал героем и идолом. Пусть даже порой искаженным внутри и с убогим самопознанием, но это все же самостоятельная личность, ведь наше время нельзя никак не быть "личностью"... Стало модно прожигать собственную жизнь. Все давно потеряны в шторме очередных припадков разлагающихся устоев общества. 

Нам больше не нужно перемен. Всем вдруг стало плевать... Все давно заглушили людей внутри себя, заполнив пустоту яркой мишурой. Все пешки давно довольны своим положением в игре. Стали забываться морали, стираться границы, теряться рассудки... Мы привыкли видеть самое отвратительное. Мы привыкли наблюдать гниение собственных друзей, ничего не предпринимая. Привыкли ко всей этой смраде, пропитавшей всех. 

Мы не первые остались без ответов, но мы и не последние. Наше потерянное время. Без причин, ответов, желания, надежд... 

... Глава 1..Добро пожаловать в потерянный век. 
Пыльный Город. День первый. 
Звери. 

Дорога. Бесконечная, петляющая, безлюдная. Объятые туманом дикие травы колышутся на ветру. Только я, дурманящий запах трав, разросшихся по обе стороны забытой богом дороги, и убегающая за горизонт полоса асфальта. 

Ноги ноют. Босые стопы стерты. За мной тянется след, оставленный кровью. Я почти не чувствую мелких камней на дороге, лишь холод темного асфальта дрожью расходится по телу. Где-то в нутре теплится осознание того, что скоро рассвет. Асфальт начнет плавится как масло. Я с улыбкой встречу пьяное солнце. 

Когда-то я встречал очередного безумного пророка, который с пеной у рта доказывал никчемность людей. "Завтра все станет Иначе!" - кричал он. Завтра?.. Невозможно. Никакого "завтра" не существует. Каждое "Сегодня" завтра превратится в "Вчера". Каждое "Завтра" превратится в "Сегодня". Завтра не наступит никогда. Да и "Иначе"?.. Как это? У них есть дешевый алкоголь, бордели и кокаин. Никому уже не свернуть с широкой дороги, ведущей в их собственный Ад. 

Мне кажется, что дорога бесконечна. Прохладный воздух июльской ночи, предрассветный туман, шелест травы... Как долго живет Утопия? Как долго я выдержу эту Утопию?.. 

На горизонте зародились искры. Небо медленно охватывало пламя, прогоняя звезды и раскрашивая облака. Рассвет. Солнце пылало, приветствуя новый день. Мягкие лучи касались остывшего тела, даря тепло, которое приятной дрожью растекалось по телу. Я словно начал задыхаться от тепла. 

Я очередной клоун с лицензией на смерть. Невозможно передать тот страх и полное подчинение, тот гнев и отчаяние, ту ненависть и боль в глазах жертвы... Я очередная жертва культа "Убей-Или-Убьют-Тебя". Моя страсть, моя любовь, моя печаль, мой страх... Моя работа. Так греет и так ужасает. 

Я сослан туда, где уже давно нет понятия "общество". Я убил человека. С радостью, безумным нескрываемым детским восторгом, без жалости. Только вот для подобных "уродов общества" нашлось что-то повеселее тюрьмы. Все, что я услышал вслед, так это: "Закрытый послевоенный объект. Туда ссылают подобных уродов, как ты, ведь тюрьмы переполнены, а казни еще не вернулись, так что придумали это. Что-то вроде песочницы, где каждый убийца и жертва одновременно. Там свое общество, без порядков и истин, без икон и ценностей. И каждый наркоторговец может считаться богом, шлюха - царицей, а оружейник - дороже отца. Поздравляю с путевкой в Ад!". 

В кармане драных джинсовых брюк, сквозь ткань самого кармана, кожу холодил метал корпуса старенького кольта. Любой "нормальный" человек на моем месте яростно сопротивлялся и цеплялся за последние нити надежды, ну а я рад. Я испытываю неописуемый восторг от мысли, что это "нормальное общество" позади! Пусть меня ждут звери и варвары, но даже они мне ближе, чем эти разлагающиеся от своей правильности изнутри люди. 

Я заметил вдалеке силуэты Пыльного Города. Силуэт плыл и казался лишь миражом, но он все равно вызывал безумную улыбку. В голову ударила кровь, глаза блестели, предвкушая все то зрелище, коим порадует Первобытность людей Пыльного Города. 

Мое дыхание было сбито от долгой ходьбы, а в горле ощущались безвкусные комочки пыли. Ошметки военных действий, пыль, которая когда-то была бетонными стенами зданий и бункеров, на несколько километров вокруг города распахивала свои объятия, встречая обреченных. Пыль душила меня в своих мертвых объятиях, а я радовался. Дурак. 

Мне хотелось упасть на колени, хотелось подохнуть, как псина, на дороге, наплевав на Путь. Мне хотелось смеяться, как безумец, закованный в смирительную рубашку. Хотелось сплюнуть пыль с кровью, что застряли где-то в горле. Но в то же время, мне безумно хотелось дойти. Безумно хотелось взглянуть на диких, обезумевших от вседозволенности Людей. И я продолжал путь, передвигая ватные и дрожащие ноги. Преодолевая колкость неровной дороги, которая так сильно ощущалась босыми ногами. 

Меня выкинули ночью посреди бесконечной дороги, оставив лишь кольт и пару пуль. Меня били, ведь я урод общества, а они - боги. Они провозгласили грязь иконой, а плохо скрываемое насилие, прикрытое равноправием, - своим кредо. У меня был выбор, у меня были пули. А я смеялся. Дикий, обезумевший, холодный... Меня выкинули, но оставив выбор. Я мог застрелится, мог подыхать от жажды, а мог идти... Идти, сжимая кулаки и представляя шеи надзирателей под лезвием гильотины. 

Я улыбался. Безумно, жутко, словно ломая маску, заставляя ее покрываться тысячами нитей-трещин. Они боялись меня. Они боялись Безумца, который был полностью подчинен им. Они били сильней, а я начинал открыто смеяться. Звонко, во весь голос. Какие же они глупые. Они верят в Ковчег, в Утопию, в Счастье... Поймут ли они когда-нибудь, что они прогнили настолько, что им никогда не получить Спасения? Вряд ли. 

Я подошел так близко к Городу, от чего легкие терзало от нехватки чистого воздуха. Глаза слезились от песка, попавшего в них. Я задыхался, я плакал... Я обессилен, я сдался, упал. На колени, заставив прочувствовать кожей все камни, мусор, стекла. Я упал, потеряв последние отголоски сил. Спустя пару секунд, теряя сознание, я все же прочувствовал лбом всю прелесть неровной дороги. 

- Эй, очнись, - меня окатили ледяной водой, заставляя вырваться в реальность. 
- Милая шлюха, - кто-то теребил мой подбородок, заставляя голову поворачивать туда, куда будет угодно этому человеку. - Новенький в нашем городе, да? 

Я не мог и слова выдавить. Легкие терзало изнутри, горло трескалось от жажды, пыль застревала во рту. 

- Не лезь ты, - только сейчас я понял, что голоса два. - Эй, выпей. 

Мне протянули пластиковую бутылку с оторванной местами этикеткой. Жидкость внутри маняще блестела, но я так и не понял, была ли она чистой. В глазах все настолько плыло, что я даже не мог различить силуэтов людей, что уж говорить о бутылке и воде в ней. 

Еле заставляя себя, я все же протянул руку за бутылкой. Промахнулся пару раз, а мне все казалось, что рука не моя, да и бутылка танцует. Но, выслушав насмешки этих двух, я все же схватил нужную мне до безумия бутылку. Жадно и быстро, будто это стоит мне жизни, я опустошил пластиковую емкость до последней капли. 

- Лучше? - обратился ко мне первый, сев передо мной на корточки. 

Я еле кивнул. От этого жеста все поплыло с новой силой. То вверх, то вниз, расщепляясь и преображаясь, мир терялся для меня. 

- Скоро пройдет, - усмехнулся второй, замечая мой рассеянный взгляд в никуда. - Лучше скажи, за что ты здесь? 
- Убийство, - без эмоций, хрипло и словно это не я и вовсе, выдавил из себя. - Не однократное. 
- А с виду и не скажешь, - первый подошел ко мне ближе, приподнимая мое лицо за подбородок. - Если подашься в бордель, то не только выживешь, но и преуспеешь. 
- Ага, вколочу любому яйца в таз, сломаю позвоночник и пощажу пулей в лоб, - мерзкие люди. Хотя чего я ожидал? 
- Не слишком ли ты дерзок со спасителями, м? - грубо бросил второй, схватив меня за волосы и откидывая мою голову назад. 
- Не думаю, - улыбнулся я, доставая кольт. 
- Мелкий паршивец, - усмехнулся он и отпустил меня. 

Паршиво. Стенки желудка словно липли друг к другу. Было ощущение, что меня вырвет. 
И неважно, что внутри и ничего нет, кроме пыли, крови и воды. 

- Эй, мелкий, - первый окликнул, видимо, меня. 
- Сам мелкий, - прохрипел я с нескрываемой злостью. 
- Ха-ха, ну, я-то мелкий? - смеялся первый. - Почти полторы сотни килограмм, и это мелкий? Ну, будь по твоему, пацан. Я спросить то хотел. Знаешь ли ты. как выжить здесь? 
- Догадываюсь, - буркнул я, пытаясь сосредоточить взгляд. 
- Знаешь как покупать оружие, боеприпасы, одежду, еду? - все расспрашивал он, обрабатывая перекисью мои колени и стопы. 
- У меня нет денег, - я закрыл глаза, думая над будущей тактикой. 
- Значит не догадываешься ты ни о чем, - усмехнулся второй. - Здесь не нужны деньги и это вполне логично. Здесь действует принцип натурального обмена. Сигареты, сухие пайки, патроны, да и все, что может пригодится, можно обменять на то, что нужно тебе. Есть ли у тебя то, что можно обменять? 
- А ты видишь у меня что-нибудь, кроме кольта и драной одежды? - усмехнулся я, вспоминая, как кто-то громко и злобно смеялся, смотря на меня, истекающего кровью и покрытого синяками, приговаривая, что я подохну по дороге. Они смеялись, издевались, били. А я мечтал о Святой Инквизиции и блестящем лезвии палача. 
- Так уж и быть, пацан, мы выдадим тебе набор, который положен всем, - прервал мои воспоминания голос первого. - Но, не думаю, что ты выживешь. 
- Вот как? - мне снова хотелось смеяться. Громко, безумно, бессмысленно. Мне хотелось вонзить в кого-нибудь топор и, как дрова, рубить кости. С хрустом, брызгами крови на лице, и смеяться. Я безумен. 
- Не обижайся, пацан, но ты вряд ли сможешь выжить. Мне правда жаль, - мне протянули грязный рюкзак цвета хаки. 
- Посмотрим, - я все же взял рюкзак. 

Тем временем, ко мне вернулось нормальное восприятие мира. Я наконец-то мог понять, где я. 

Пожелтевшие белые кафельные стены, начинающие гнить от времени; такой же кафельный пол, с грязными темными пятнами от крови и грязи; обгоревший полоток, посреди которого одиноко висел плафон с лампочкой. У стен стояли стеллажи, забитые склянками, бинтами, таблетками и прочими необходимыми медикаментами. Где-то в углу стоял старый паршивенький стол, заваленный бумагами. Посреди комнаты, прямо под лампочкой, стоял импровизированный операционный стол. В одной из стен было окно с драными занавесками, оно было плотно закрыто. Видно было лишь океан коричнево-рыжей пыли, ничего больше. Ну а я сидел на кушетке у одной из стен. 

Так же, я рассмотрел Первого и Второго. Оба лысые и явно не худые. Первый казался... честным. И он не усмехался, а улыбался. Какая ирония, ведь в том мире, что остался за плечами, я никогда не видел Доброты в людях. Второй же не был самой добротой воплоти, но и отвращения у меня не вызывал. Оба были в халатах. Как я понимаю, это больница, а Первый и Второй - доктора. 

- И так, пацан, стандартный пакет состоит из: карты, трех пачек дешевых, но нужных сигарет, бинт обыкновенный и бинт эластичный, охотничий нож, сухой паек, перекись, пятидесяти процентный спирт для обработки глубоких ран или для заливания печали, это уж как кому угодно, противогаз, очки для защиты глаз от пыли, пара респираторов и пули, которые выдаются отдельно для оружия, - Первый протянул руку, чтобы взять кольт. - Сорок пятый калибр. Ну, пацан, вали. 

Я испытывал такой восторг, как ребенок, которому подарили новый набор коллекционных солдатиков. Я даже вспомнил запах свежего пластика, неестественно блестящую красную краску у них на мундирах и превосходно выточенное оружие за из плечами. Снова игра в войну, но жертвы будут реальны. От предвкушения того, как пули будут скользить сквозь чьи-то тела, хотелось прыгать и смеяться. Я ведь говорил, что я безумен. 

- Прямо, направо, снова прямо и слева будет выход, - объяснял Второй. - Так же, можно сразу что-то обменять у человека, стоящего рядом с выходом. У него свой склад, он нейтральная сторона. 
- Угу, - небрежно бросил я, перезаряжая кольт. 
- Хоть бы спасибо сказал, пацан, - хмыкнул Первый, снимая испачканные пылью и кровью латексные белые перчатки. - Сколько тебе лет-то, убийца? 
- Двадцать, - я закинул рюкзак за плечо и направился к двери. - Спасибо. 
- До встречи, пацан, - улыбнулся он, помахав мне рукой. 

Выйдя из душного и раздражающе светлого кабинета, пропахшего медикаментами, я, сев на одну из скамеек в коридоре, вытряхнул содержимое рюкзака рядом с собой. Смятая пожелтевшая карта, подписанная кривым подчерком и неровно размеченная на зоны. Бинты были давно распакованы, грязны и пахли спекшейся кровью. Нож представлял из себя скорее мастерскую заточку, а не охотничье холодное оружие для разделки дичи. Ручки у него и вовсе не было, лишь грубо намотанная белая изолента. Склянка со спиртом не внушала доверия своими мутными внутренностями. Противогаз, глядя на меня своими пыльными глазницами, явно намекал на свой немалый возраст: темно-зеленый цвет выгорел, став почти темно-серым, глазницы покрыты толстым слоем пыли, о шланге я и вовсе помолчу. А вот респираторы, к моему удивлению, были в отличном состоянии. Черная резина и качественные фильтры по бокам внушали некое доверие. Очки я так же нашел, их бы только помыть. Ах да, о сух. пайке отдельно... В него входили: пустая бутылка, в которой от воды остались лишь воспоминания и капли на стенках; сгнившие сухофрукты неприятного темного цвета с расплывшимися зеленоватыми пятнами плесени; растрепанные пачки дешевых сигарет, которые я бы не рискнул раскуривать; ну и пакет сухой растворимой картошки с грибами, причем я очень сомневаюсь, что это грибы, а не какие-нибудь насекомые. Просто прелестно. 

Я вдруг вспомнил то, как безумная женщина просила меня молиться, когда я сидел в ожидании приговора. Мы были в душном коридоре какой-то кутузки. Её руки дрожали, а зрачки были неестественно расширены. Она, как одержимая, шептала мне о высшем добре и прощении, безумно улыбаясь. Говорила, что все мы получим прощение, раскаявшись и вымолив падшие души свои. Шептала мне молитвы, говорила, что видит во мне ангела, а "ангелы не могут убивать". Интересно, помнила ли она, что во время святых походов гибли миллионы невинных? И как, помог им бог? Слышали ли их святые? Но я, когда она меня в конец достала, я все же помолился... Она морщилась, говорила, что я должен быть честнее, но увы, лишь так я и умею. Забавно, ее застрелили в тот же день. Списали на необходимость и самооборону, но она просто достала генерала. Люди, вы просто восхитительны. Столько грехов, столько желчи и столько лжи... 

Запихнув все обратно в рюкзак, я встал со скамьи. Босыми ногами я переступал по холодным плитам, идя к выходу. Каждый шаг причинял неприятные ощущения, но не могу же я сидеть здесь вечно. 

- Новенький, да? - сидящий за стойкой мужик лет сорока окликнул меня. - Удобно-то, босым быть? За что тебя так? 
- Я заслужил, - на стойку я вытряхнул почти все, кроме очков, респираторов, заточки и карты. - Найдешь обувь, а? 
- Найду уж, - он скреб это все в бак. Скорее всего, это мусорное ведро. - Может еще чего? Больно жалко мне тебя. 
- Нечего жалеть тех, о ком вы ничего не знаете, - я ждал, пока он рылся где-то под стойкой. 
- Пожалуй, ты прав. Только вот чем ты это заслужил, а? - он достал старенькие потертые берцы, которые, к счастью, были еще в более-менее приличном состоянии. - Держи. 
- Тем, что мне плевать на звания и чины всей внешней гнили, - шнуровку пришлось немного вспоминать. Давно я не носил подобной обуви. - Спасибо. 
- Разве это преступление? - мужик разразился хриплым смехом. - Странные все они. Пустые и алчные. 
- Действительно, - я натянул респиратор и очки, приготовившись к океану пыли, который раскинулся за дверьми здания. - Прощайте. 
- Удачи там, снаружи, - кинул он в след явно по привычке. 

Пройдя дальше по коридору, я заметил огромные двери с не менее большим механизмом, который, по всей видимости, является замком. Круг, висевший на створках двери, состоял из девяти металлических обручей разных размеров, которые были расписаны разнообразными иероглифами, значение которых давно утонуло в нашей потерянной истории. В центре круга была медная сердцевина с абсолютно новым для меня механизмом. Такого рода замки использовались довольно давно, еще до того, как две империи развязали войну, впоследствии чего почти всю планету настигли болезни и геноцид. Хотя, я отвлекся. Около дверей, на старом резном стуле, сидел ключник. Седой тощий дедушка с длинной белой бородой. Он был в черном фраке. Очками ему служили старые массивные линзы (наверное такие же старые, как и замок на двери) с разнообразными шестеренками, которые в свете больничных ламп блестели и переливались золотыми оттенками. 

- Мне бы выйти, - обратился я к ключнику. Вообще, современные механизмы замков открываются легко, так что ключников уже и в помине нет, но, видимо, я недооценил возраст этой послевоенной дыры... 
- Да, сейчас, - он осторожно встал со стула, опираясь на трость, которая стояла рядом со стулом и так же, как и очки, трость была довольно причудлива, ее узоры заставили меня в очередной раз понять, что старые вещи порой в миллионы раз лучше новых. Руки старика дрожали, пока он судорожно вращал металлические кольца замка. После этого он начал перебирать множество ключей на связке, висевшей до этого на его поясе. 
- Мне... Уф... Тоже выйти! - пока я ждал момента, когда ключник откроет дверь, по коридору стремительно пронеслась молодая девушка, спеша, видимо, на улицу. 

Вот интересно, за что люди могут попасть сюда? Убийство? Мародерство? Насилие? Чем же все заслужили лагерь, некое спасение для гниющих душ, а не тюрьмы? Да, это спасение. Ведь тюрьмы настолько заполнены, что надзиратели имеют право "очищать" камеры. Не официально, конечно, но все же. Обычно бедолаг запирают в механическом отсеке с кучей старых труб, по которым идет пар для обслуживание некоторых механизмов тюрем. Только вот трубы старые, дыр много... Бедолаг буквально готовят на пару. Жуткое зрелище. Даже для меня. 

И вот, рядом стоит хрупкая девушка с длинными фиолетовыми хвостами, завязанными по-детски забавно. Ее челка падает на милое личико, приятно оттеняя светлую кожу. Ботинки из темно-коричневой кожи на тугой шнуровке доходят ей почти до середины бедер, демонстрируя тонкие ноги. Легкое голубое платье едва прикрывает места, которые нужно прикрывать, а коричневый пояс удачно подчеркивает талию и в то же время, на этом поясе висят два неплохих пистолета. На шее у нее висел темно-фиолетовый респиратор и куча медальонов из разноцветных камней и шестеренок, которые вполне идут ей. На руках же наоборот ничего нет, кроме непримечательной черной цепочки-браслета. Вместо ободка у нее древние очки, так же добротно украшенные камнями и разными деталями. В общем, это была кукла, которая словно заблудилась и случайно вместо кукольного домика оказалась здесь. 

- Кукла, ты двери, видимо, перепутала, - я воспользовался временем, пока ключник все еще ищет нужный ключ, и попытался напомнить ей, что это не кукольный домик. 
- Нет, мне именно туда, - она натянула очки, в последствии чего стала похожа на человека-стрекозу. 
- Не боишься, что подстрелят, пташка? 
- Кто бы говорил, - она одарила меня насмешливым взглядом. 
- За что же куклу послали умирать? - я поправил очки и протер стекла от пыли. 
- За то, что кукла сама убила. А ты, как я понимаю, тот самый Безумец? 
- А? Когда это я приобрел славу? - забавно. Ведь я всего-то устроил маленькое шоу... 
- Именно тогда, когда взорвал к чертям кучу людей, - она засмеялась и протянула мне руку. - Я Эллис. 
- Ага, - я проигнорировал ее и натянул респиратор. Ключник наконец-то открыл дверь. 

За дверью была еще одна дверь. Как я понимаю, как только закроется одна дверь, откроется другая. Что-то вроде шлюза, чтобы не пустить бурю внутрь. Пол был засыпан темно-рыжим песком, стены темно-коричневого цвета были исцарапаны и осыпались от времени, в углублении на потолке одиноко болтался плафон с лампой, около которого вились мухи. Очаровательно.

Дата: 11.09.2013 | Категория: Разное | Просмотров: 1101
Добавил: Михась_Бойко | Рейтинг: 0.0/0
avatar

Комментарии к материалу Дух времени

Всего комментариев: 6

avatar
1 DokBert • 02:28:31, 15.09.2013
Работай над речью... (Своей, разумеется). Читай побольше.
avatar
2 max_vik • 09:00:36, 15.09.2013
Согласен с Рубеном - читай побольше. Желательно что-нибудь позитивное. Сказки про Винни Пуха, например. А то у тебя одно гуро на уме. Добром это не кончится.
avatar
3 joara • 21:13:06, 16.09.2013
Читал другие его рассказы, очень понравилось. Хочется верить что настроение этого рассказа не характерно автору....
avatar
4 КостяСемен • 10:58:48, 22.09.2013
Михась_Бойко , мы тут видим пролог и первую главу. А то, что должно быть дальше - оно в каком состоянии? Пишется? А сколько написано можно поинтересоваться?
Очень многое в рассказе вызывает желание поспорить, но сам стиль нравится.

И рискну дать совет прямо противоположный тому, что дал Рубен. Отвлекись от чтения. Присмотрись к реальности. Мне кажется что ты человек начитанный, но не хватает именно личного опыта.
avatar
5 Survarium • 08:09:34, 29.09.2013
Не плохой рассказ... Но и не шедевр
avatar
6 MentalSiLence • 15:56:42, 17.12.2013
Вполне нормально, но грамотность хромает. Это нужно исправлять.


Рекомендуем:

Вверх