Бункер | Фан рассказы
Stalker Clear Sky Информация [105]Сталкер Видео [302]Сталкер Зов Припяти информация [133]Первый литконкурс от stalker-gsc.ru [69]
Фан рассказы [2615]Стихи, песни, поэмы [729]Интервью [140]Чернобыль [304]
Сталкер - основное [119]Сталкинг [39]Превью, обзоры игр Stalker [34]Рецензии на игру Сталкер [30]
Разное [333]Интересные игры [30]Каталог [407]На удаление [0]
Второй литконкурс от stalker-gsc.ru [112]Обзор модификаций [44]

Stalker 2 » Статьи » Фан рассказы

19:50:36

Бункер

Пролог.

Может вы не захотите этого понять, может быть, вы этого просто не поймёте, но не повторяйте тех ошибок, которые совершил я. Мой отец, Филипп, бросил меня, когда мне ещё было два года, а по прошествии двадцати трёх лет неожиданно от него приходит письмо из Чернобыльской зоны отчуждения. Смерть матери было потрясением, а это письмо в конец перевернуло всё вверх дном в моей жизни.

И я, недолго думая, бросил всё: работу, жену, детей, и отправился к чёрту на рога, что бы узнать правду, правду обо всём. Всё-таки странно, как обычный исписанный кусок бумаги, может круто изменить твою жизнь. Я собрал небогатые пожитки, ну в общем всё самое необходимое, что будет необходимо там.

Через несколько дней тряски в поезде я уже был в Чернобыльской зоне отчуждения, где прохлаждался прогулками по близлежащим достопримечательностям. Я внимательно осмотрел окружающий меня пейзаж, который очень контрастировал: слабая зелень до ограждения перед зоной отчуждения, и сплошная яркая зелень за ограждением, очень впечатляющие краски, которые наводят на дурные мысли: влияние больной природы на свою здоровую сторону. На что всё-таки способна наука, если она выйдет из-под нашего контроля. Вдоволь насмотревшись, я развернулся и пошёл к близлежащему бару, который находился в нескольких километрах севернее от моего место положения. Через полчаса передо мной появляется огромная домина с вычурной вывеской «Причал». Я толкнул дверь и вошёл в полутёмное помещение, которое было доверху забито людьми в странной форме, напоминавшей мне одёжу спецподразделений. Но как только я вошёл, весёлый гомон прекратился и все уставились на меня, причём с не очень доброжелательным выражением лица, но с самым злобным выражением лица был бармен.

Я подошёл к стойке и попробовал заказать себе пива, на что получил ответ:
– Здесь такого не пьют!

– Простите! – говорю – а что тогда употребляют в столь прекрасном и замечательном украинском заведении? – съязвил.

– Сейчас попробуешь. – говорит бармен – и наливает охрененную порцию чего-то бурого. – Держи!

Я беру стакан, но и заодно старался уследить за окружающей меня «компанией». И что-то мне говорило, что настроение у неё сменилось с небольшой озлобленности на кривоватое любопытство. Ну что ж, назвался груздем, полезай в кузов. И вылил в глотку эту жидкость. Сказать, что меня продрало с ног до головы, это ничего не сказать, глотку буквально сжал спазм, перед глазами всё поплыло, но я не подал виду. Аудитория после моего экспромта просто заревела от восторга. Со всех сторон слышались вполне уже весёлые и дружелюбные слова:

– Молодец! Наш человек!

– Бармен! Налей ему ещё. – и слышался смех. – Динозавр.

Бармен так же изменился в лице, глаза, что-ли подобрели, непонятно.

– Ну, так чего-же сюда припёрся, молодой? – задаёт он вопрос. В ответ я достаю фотографию отца и показываю ему. Тот берёт её и пристально вглядывается, и у него медленно поднимаются брови и на меня он устремляет удивлённый взгляд. – Так, что ты хочешь?

– Я ищу отца.

У того чуть челюсть не отпала от удивления на мой ответ к его вопросу.
Тут к нему обращается мужик лет сорока, с лицом исполосованным рубцами от заживших порезов.

– Горец, что случилось?

– Сын Беркута появился, Химик! – после его фразы, в баре настала гробовая тишина. Присутствующие повернулись в мою сторону и начали осматривать с ног до головы как манекен какого-нибудь доисторического животного.

– Так говоришь сын Беркута? Ну-ну… и чего же ты сюда припёрся, молодой? За каким хером? Твой папаша давно лежит в земле, и неизвестно где и кто его ухайдакал, известно только то, что где-то севернее от ЧАЭС.

– От него недавно пришло письмо. Поэтому и приехал сюда. – говорю. – Найти его.

– Хорошо, я помогу. – сказал Горец. – Иди за мной.

Глава1. Вход в бункер.

– Значит так, твоего отца последний раз видели возле какой-то лаборатории. И самое странное, что эта лаборатория на карте не обозначена. Вроде бы всё давно исхожено и истоптано вдоль и поперёк. – говорит Химик. – Так что мы пойдём именно туда. Поэтому, Горец, давай нам всё самое лучшее, что у тебя есть. И не жмись, ты слишком многое должен Беркуту.

Горец развернулся и исчез за перегородкой. Через несколько минут он появился с двумя костюмами с кевларовыми вставками и какой-то системой дыхания. И как сказалХимик, закрытой. Горец отдал нам костюмы и обратно исчез за перегородкой, откуда он появился с оружием. Со старым добрым АК-74.

– Через час выходим. – сказал Химик.

Мы вышли из бара и отправились к Периметру… Подойдя к колючей проволоке мы осторожно её перерезали и перелезли через образовавшийся проход, затем осторожно соединили, чтобы в глаза не бросалась акция проникновения в святая святых всех государств. Отойдя немного от ограждения, я почувствовал какой-то ком в горле, из-за которого становилось невозможно дышать. Я остановился и просипел Химику:

– Не могу дышать…. Подожди немного. – говорю, – дай отдышаться.

– Не обращай внимания. Скоро пройдёт. Это Зона тебя так приветствует.

– Ни фига себе приветствие… Задохнуться можно… – и тут начинает вроде бы отпускать. – Оп-па – прошло!!!

Даже разговаривая друг с другом я видел, что Орех постоянно напряжён, а его глаза непрестанно бегают из стороны в сторону в поисках скрытой опасности, которой не видно, но которая витает в воздухе. Вы постоянно чувствуете странную тревогу, которая захватывает все ваши мысли и вы не можете больше думать ни о чём кроме скрытой опасности… Но это если вы являетесь опытным ходоком. Но опасность была, даже я это чувствовал. Воздух был буквально пропитан надвигавшейся бедой. На неё указывало то, что всё в радиусе нескольких сот метров перестало двигаться всё живое и подавать признаки своей бурной жизни. И с каждой прошедшей секундой казалось, что всё против меня, что мне это нечто или некто не даст добраться к цели, которую я поставил перед собой в начале пути.

Но тут пауза прерывается неожиданным рёвом, который сочетал в себе ярость, боль и страх. И это было невдалеке от нас. Этот рёв буквально затормозил моё сознание, и я даже не помню, как очутился на земле рядом с Химиком. А тот даже и ухом не вёл на звуковое представление, а спокойно готовился к встрече с неизвестным мне существом.
Через минуту появилось «чудо» природы, а вернее чудо, в результате воздействия радиации. Двухметровая тварь со странными щупальцами на морде, которые свисали и противно шевелились. Его ярко-красные глаза, складывалось такое ощущение, смотрели сквозь пространство, которое окружало его со всех сторон; этот взгляд, наполненный жаждой убийства, тормозил все рефлексы, которыми снабдила нас матушка-природа для сохранения своей ценной жизни. И это меня разозлило. Я достал АК и снял с предохранителя. Но мой порыв быстро улетучился, как только я посмотрел на Химика. Тот только сказал, что здесь убивать можно только тогда, когда опасность угрожает тебе непосредственно. На это я спросил только одно:

– Сколько нам ещё идти?

– Где-то минут двадцать спокойным шагом. – ответил Орех на мой вопрос. Надеюсь, эта сволочь свалит с нашего пути. Иначе… будет жарко. В два ствола сложно завалить кровососа, а тем более кровососа-охотника. Подождём немного. Может нам повезёт.

Через двадцать минут.

Перед нами возвышался проржавленный вход в бункер, который был немного приоткрытым. В прорези, между дверью и проёмом, была сплошная тьма, и оттуда веяло первобытным ужасом и запахом смерти. Я осторожно толкнул дверь, которая начала со скрежетом открываться, и перед нами появился туннель, ведущий в неизвестность… в никуда… что нас там ждёт?

Я вошёл в бункер и остановился между гранью, где заканчивается свет и начинается тьма. Складывалось ощущение, как будто мне давался выбор между тьмой и светом. Что выбрать?. Сложный вопрос. Но если бы я оставался на стороне света, то не узнал бы правду. Только правду чего? Смерти? Жизни? Или чего-то неизвестного и пугающего до той же самой смерти?

Тут начинает снова скрежетать дверь. Я оборачиваюсь, и вижу на свету растворяющуюся фигуру Химика, которая медленно исчезала в каком-то тумане, а в моём сознании начинает проявляться странный голос, который звал меня в низ этого старого заброшенного бункера.

Глава 2. Внутри.

Спустившись, я оказался перед тремя путями, ведущими на разные уровни бункера: научный, жилой и какой-то специальный, остальная надпись была вся стёрта . Я выбрал тот, который был прямо передо мной, научный, и пошёл.
Пройдя немного вперёд, я нашёл записку:

«20.06.2015.

Если кто-нибудь найдёт эту записку, меня, наверное, не будет уже в живых. Знайте только одно, убить их можно только выстрелом в голову. Из-за чего нормальные люди стали живыми мертвецами – неизвестно. Я знаю только одно: их нужно убивать, как только вы их встретите.
Сколько я хожу по этому долбанному бункеру, одному Богу известно, я потерял счёт времени. Неделю, две недели или больше, выхода нет…»

Странно всё это… Живые мертвецы… Бред. Так я думал, пока шёл вперёд и, пока, не наткнулся на полуразложившийся труп. Я остановился возле него и присел, мне стало интересно, от чего тот умер. Судмедэкспертиза даёт себя знать. Тишина... Полное спокойствие… Обычный интерес… Глаза трупа были устремлены куда-то в бок, а на лице была маска ужаса. Что он видел? Но как только я присел, его глаза неожиданно провернулись в глазницах и уставились на меня. От увиденной картины я просто охренел. – «Твою мать!!!». Труп, тем временем начал медленно подниматься. Я вскочил и отошёл в сторону. Полная неожиданность происходящего начисто лишила меня какого-либо мыслительного процесса. Я просто тупо стоял и смотрел… Оживший, тем временем встал, и, шатающейся походкой, подвывая, пошёл в мою сторону. Испытывая неимоверный ужас, я даже забыл про автомат, я только и делал, что отодвигался назад. И только тогда, когда упёрся спиной в стенку, я вспомнил про оружие. Выхватил из-за спины и начал стрелять в надвигавшуюся смерть. От врезавшихся в тело пуль, ожившего урода только отталкивало назад, но та сука даже и не думала дохнуть, а только начинала свирепеть от боли. И тут я вспомнил про записку, прицелился в голову и выстрелил, зелёные мозги мертвяка, некогда бывшего человеком, разлетелись в разные стороны, а тело рухнуло мешком на пол.

Этот случай навёл меня только на одну мысль: живым отсюда я уже не выберусь, но попробовать стоит. Кто знает, может, удастся. Автомат я уже и не прятал, а постоянно держал наготове. Пробираясь среди груды обломков от аппаратуры я держал курс на виднеющуюся вдали дверь… Зайдя в комнату я осторожно прикрыл дверь и подошёл к стоявшему на столе компьютеру. Включил… На рабочем столе аппарата только было два файла «Отчёт №32 за «19.02.2011» и «Отчёт №35 за 20.03.2011».
Отчёт №32:

«Наши опыты могут принести нам огромную славу нашей стране. Испытывая препарат «Омега» на заключённых, мы обнаружили то, что этот препарат даёт необычайную силу своему носителю. Благодаря ему, человек становится так же неуязвимым для лёгкого стрелкового оружия. Поэтому, если нам удастся этот препарат усовершенствовать и включить в производство для нашей армии, то мы станем сильнейшей державой мира. Наша армия станет непобедимой. Идеи марксизма станут единственной идеологией, почитаемой людьми всего мира, не зависимо от национальности.»

Отчёт №35:

«Мы нашли побочные эффекты препарата: вызывается сильнейшая и странная мутагенная реакция. Изменяется мозг человека, происходит изменение телосложения и, изменяется само поведение подопытных. Подопытные начинали бросаться на людей. Но, что самое странное, врачи, контактировавшие с испытуемыми начинали жаловаться спустя некоторое время на недомогание, а, в конечном, счёте, умирали и оживали снова. Просто ужас. В нашей лаборатории изобретён страшнейший продукт человеческой мысли. Если он вырвется наружу, человечеству конец. Мы сделали всё необходимое, чтобы этот кошмар не вырвался наружу. Большинство из нас уже либо погибло, либо стали зомби. Всё-таки это страшно, когда человек, которого ты знал много лет, хочет тебя сожрать. Я сам контактировал с одним из испытуемых. Я начал слышать голоса, которые звали меня куда-то. Очень странное ощущение. В теле какая-то лёгкость. У меня есть все ответы на все мои вопросы. То есть не у меня, а у моего второго Я. Что же это? Что мы всё-таки изобрели? Вирус? Или что-то неизвестное?»

После прочтения душеспасительной отповеди яйцеголовых, была только одна мысль. Что бы это ни было, выход один, идти.

Как только я вышел из помещения, раздался рёв. Я быстро присел и прицелился на звук. Сердце начало бешено стучать, страх буквально сковывал мысли. В коридоре было темно, одна единственная лампочка еле освещала помещение, но и этого было достаточно. А эта тварь, нарушившая спокойствие, всё не показывалось. Были слышны только её шаги. Но я знал, что эта тварь должна появиться из своего укрытия. Целясь в полуосвещённое пространство, я увидел появившуюся фигуру вдали, которая, покачиваясь, шла ко мне. Подпустив ублюдка поближе – я только хотел пустить ему пулю в голову, но что-то меня остановило; я встал, но в глазах потемнело и я упал, а в собственном сознании начался хоровод мыслей, которые с каждой секундой становились всё громче. Это говорил не я, кто-то другой… Единственное, что было понятно, что меня кто-то или что-то ждёт… сквозь меркнувшее сознание было видно, как ко мне подошёл человек и, взяв за шкварник, куда-то потащил…

Глава 3. Человек и мысль.

Открыв глаза, я уставился в потолок. Комната, в которой я находился, была слабо освещена масляной лампой, а с потолка мерно падали капли воды. Я поднялся и осмотрелся. В комнате был стол, на котором было всё моё снаряжение, и лежала записка. «Между светом и тьмой существуем мы. Это наш мир. Убирайся отсюда.». А в углу лежал горящий фонарик. Повесив рюкзак на спину и, взяв фонарик в руки, я подошёл к двери и попытался её открыть. Дверь оказалась запертой. Ладно, выйдем по-простому, взял автомат (странно то, что тот, кто меня запер и отнёс в эту комнату, не забрал оружие и остальное снаряжение.) и выстрелил в замок… Как только я вышел, в глазах, как и в прошлый раз, потемнело, и я упал, а в сознании слышался голос. – «Я знаю кто ты. Я знаю, зачем ты здесь. Но ты слишком опасен для нас, ты умрёшь. Будь готов к смерти. Единственное, что меня удивляет, так это то, что ты похож на нас. Не знаю чем, но, похож.». После этого всё опять стало нормально. Я встал и пошёл вперёд, а что оставалось? Уходить отсюда я точно уж не собирался.

Единственным напоминанием о том, что здесь была цивилизация, был механический голос, который говорил о вторжении неизвестного субъекта. Про меня...

Коридор был тоже слабо освещён, вернее, освещением служила одна масляная лампа, которая еле-еле мерцала в коридоре захламленного этажа научной лаборатории, служившей учёным секретной станцией; отбрасывая причудливые тени на холодный камень стен. Над головой сотни метров прочнейшего бетона, и кажется, что не существует ни синего неба, ни свежего воздуха, и яркое солнце приснилось мне только во сне. Одиночество, отрезанность от всего остального мира, от всего того, что так любишь, а страх темноты начинает играть с рассудком свои жестокие игры. Едва уловимые шорохи, звук разбивающихся о пол капель с потолка и… странный голос, который почему-то очень напоминает голос отца. Он доносится не из зияющей пасти какого-нибудь зомби или из этой зловещей тьмы, а словно возникает из глубин твоего мозга. И бормочет, бормочет одному мне понятную истину, которую никто не слышит… Нужно вставать и идти, чтобы однажды выбраться наружу к людям. Но кем я уже буду? С каждым метром продвижения в глубину станции я всё меньше начинаю соотносить себя с нашим человеческим социумом. Буду ли я уже человеком? Да и вообще выберусь ли? Неужели я тоже заражён этой хренью?

Покинутая лаборатория. Тишина и одиночество. Прохлада, полумрак и первобытный ужас терзают моё сознание. Изуродованные трупы, нечеловеческие стоны за стеной и скользящий по коридору луч моего фонарика. Только он открывал передо мной истинную сущность вещей.

Я иду в темноте... уже так давно... слышу свои шаги — секунду за секундой… минуту за минутой... час за часом... Сколько я прошёл? Неясные шорохи... Что там? Зомби? Я не знаю, что ждёт меня за следующим поворотом этого проклятого и богом забытого коридора научной станции, такое ощущение, что он никогда не закончится... Я видел оживших мертвецов с искажёнными от ужаса лицами... Я убивал одних рычащих чудовищ, которые были людьми... когда-то, в другой жизни и бежал от других… но не смог убежать от последнего… странно.

Когда-то здесь работали... жили... Механический голос диктора повторяет свои инструкции действий при чрезвычайных обстоятельствах для тех, кто больше не умеет различать голоса, кроме меня...

Когда всё это закончится?.. Чем всё это закончится? Откуда взять силы, чтобы выжить? Я не знаю, никто не знает, кроме него. Того, кто так умело управляет моим сознанием в критических ситуациях. Чего же ты замолк сейчас? Говорил- говорил и обломался. Ещё неизвестно кто кого…

Мёртвый, опасный мир. Мир мертвецов, которым нет места среди живых. Я чувствую, как становлюсь одним из них… Медленно… Постепенно… Неотвратимо…

Надо выбираться отсюда, пока ещё мыслишь собственным котелком.

И в самом деле, разве есть цель лучше, выше, достойней, чем эта – выбраться из передряги, когда ты один против неизвестности и против того, что стало побочным эффектом научного опыта? Можно сказать, что наука является твоим другом до поры до времени, рано или поздно заигравшиеся люди в халатах могут превратить её в опасного противника, который разнесёт всё в клочья на своём пути, если что-нибудь будет ей мешать.

Ещё можно сказать только одно, это будет только нечто философское, что наука задаёт Человеческое, которое подразумевает под собой здравоохранение, если кто-нибудь занозит пальчик или т.п, слишком долго перечислять те структуры, благодаря чему, наука делает нашу жизнь разнообразней, но и так же задаёт своего структурного и более тёмного двойника – Нечеловеческое. Это, собственно накладывает свой отпечаток на развитие науки… Опыты… Смотря на чём… Смотря на ком… Смотря где…

В целом разбушевавшаяся великая наука всегда стремится уничтожить своего не в меру великого создателя человека. И в первую очередь там, где над ней потеряли контроль. И ныне, когда эта станция, на которой я нахожусь, похожа на царство мёртвых, образовавшееся пространство можно назвать свободным от научной мысли… Мыслить потому что уже некому…

Примем, удобства ради вот такую мысль и поверим на минуту, что величие нашей научной мысли – лишь проекция наших чувств и сознания. И это всё можно определить одним словом – величие. Создающий восхищён чем-то, он создал что-то, и перенёсся ввысь, но чтобы это понять, нужно побыть в самом низу. Тем самым, «величие» свидетельствует о смирении перед тем, что создал на пустом месте, величие приводит к смирению, и как только это происходит, смирная и подконтрольная наука показывает свою Нечеловеческую сторону или, по другому, обратную сторону медали.

И именно поэтому наше величие и величие науки с научной мыслью несоизмеримы друг с другом, т.е, как одна дорожка несоизмерима с другой, они просто начинают отменять друг друга. И пока мы до этого практически не дошли кроме этого единственного случая, научные достижения, даже губящие, могут что-нибудь и дать нам, хотя цена за этот опыт будет велика. Но ведь цену нельзя повышать до бесконечности. У нас может сложиться впечатление, что мы можем видеть первооснову своего бытия, но, видящий всё, на самом деле, не видит ничего. Это и привело к последствиям в лаборатории…

– Браво! Ты это понял, человек. Но слишком поздно. Ваши мысли, причём самые умные приходят к вам в последний момент… ха-ха-ха…

– Что за! – пронеслась мысль. – Постой-ка. Ведь этот голос я где-то слышал.

– Да! Ты его слышал. В своём сознании. Ты слышал меня, – говорит неизвестный.

– Ну так выйди… покажись. – говорю.

– Не могу. Я одновременно есть, и одновременно меня нет. Я растворён в этом бункере. Я его дух. И ты подобрался слишком близко к разгадке тайны. Но я тебе её раскрою. Это последнее, что ты узнаешь в жизни. Проводя опыты на людях, одному удалось вырваться и исчезнуть в глубинах станции. Где одинокий человек бродил в темноте, а его душа постепенно заполнялось злом. Заблудившись среди коридоров нижних нежилых и заброшенных помещений, он вырвал своё сердце и разорвал его на части, всё то зло, что было в нём, впитали в себя стены. А на счёт остального несложно додуматься.

– Так ты хочешь сказать, что тот человек, это ты?

– Да! Это я, Николай!... Здравствуй, сын.

Продвижение сайтов

Если у вас есть сайт и вы хоите его продвинуть, то вы можете отлично сэкономить время вместе с http://www.10-top.ru. Команда специалистов поможет вам продвинуть ваш сайт на нужные позиции по вашим ключевым фразам. Продвигайте сайт в ТОП и получайте трафик. Все довольно просто.

Автор: ASaSSSin


Дата: 13.10.2011 | Категория: Фан рассказы | Просмотров: 880
Добавил: winnt321 | Рейтинг: 4.8/4
avatar

Комментарии к материалу Бункер

Всего комментариев: 2

avatar
1 karabel • 22:11:04, 17.10.2011
Не хилый замут. Мне понравилось.
avatar
2 wads • 22:02:23, 19.10.2011
как сказал karabel-не хилый замут :D


Рекомендуем:

Вверх