Байки у костра Валерий Гундоров | Фан рассказы
Stalker Clear Sky Информация [105]Сталкер Видео [302]Сталкер Зов Припяти информация [133]Первый литконкурс от stalker-gsc.ru [69]
Фан рассказы [2617]Стихи, песни, поэмы [729]Интервью [140]Чернобыль [304]
Сталкер - основное [119]Сталкинг [39]Превью, обзоры игр Stalker [34]Рецензии на игру Сталкер [30]
Разное [333]Интересные игры [30]Каталог [407]На удаление [0]
Второй литконкурс от stalker-gsc.ru [112]Обзор модификаций [44]

Stalker 2 » Статьи » Фан рассказы

20:03:33

Байки у костра Валерий Гундоров

1 . 10-04


Поход оказался даже удачнее, чем он мог предположить. Дикие Территории тем

и привлекательны, что при удачном раскладе можно хабара поднять неслабо, а

при неудачном... Ну, финал при неудачном раскладе ? он по всей Зоне

нерадостен. Или ? на корм местной живности, или ? зомбером пустоглазым по

Зоне шляться.

Виталий ?Закон? не первый год топтал Зону, считаясь уже не просто опытным

сталкером, а заслуженно войдя в ранг ветерана Зоны, элиты свободного

сталкерства. Походы с напарниками-сталкерами за хабаром в разные части

Зоны, перестрелки с наемниками и мародерами, охоты на мутантов и

практические исследования аномалий добавили опыта, шрамов на шкуре и

рассудительности, за которую, а так же за жизненный принцип ?чтобы все по

правде, чтобы все по закону?, он и получил свою кличку.

В этот рейд он направился без напарников. Новичков брать не хотелось, а

старых, проверенных напарников, как назло, в Баре не было. Между тем,

деньги были нужны, снаряжение поизносилось, ни о каких дальних рейдах с

таким снаряжением не могло быть и речи. Кроме того, настало время

?собирать урожай?. Опытные сталкеры знают, что артефакты просто так, из

ниоткуда, не появляются. Артефакты рождаются аномалиями. Некоторые

предметы, попав в аномалии, раздавленные ими, практически уничтоженные,

приобретают вторую жизнь, подаренную Зоной. Словно

моллюск-перламутренница, накладывающий на попавшую между створок песчинку

слой за слоем и рождающий драгоценность-жемчужину, аномалия так же

накручивает слой за слоем, давит, спрессовывает, переставляет атомы, рвет,

сминает и спекает атомарные решетки ? и, в итоге, рождает артефакт с

удивительными, не от мира сего, свойствами. Зная такие места, сталкеры

периодически их проверяют. Предпринимавшиеся попытки наладить ?выпекание?

артефактов путем забрасывания в аномалии различных предметов, проще говоря

? всего, что под руку подвернется ? к положительным результатам не

привели. А вброшенный двумя новичками в ?трамплин? моток проволоки, на

обратном вылете из ?трамплина? порезавший горе-испытателей на чипсы,

прекратил все эксперименты в области производства артефактов. Вот и

приходиться сталкерам по старинке ходить ?по-грибы?, шифруя в своих КПК -

?Навигаторах? самые ?грибные? места.

Едва первые лучи солнца разукрасили розовым закрай горизонта, он мягким

кошачьим шагом прокрался к пролому в стене кирпичного двухэтажного здания,

через которое уходила тропа, соединяющая через Дикие Территории Бар, с

обосновавшимися на нем долговцами и свободными сталкерами, и Янтарь, где

расположилась лаборатория ученых. По этой тропе сталкеры таскали свой

хабар ? артефакты, тушки отстрелянных мутантов, найденные в Зоне вещи ? на

продажу ученым, с тем, чтобы потом возвратиться с вырученными деньгами в

Бар, где пытались найти звонким монетам достойное применение. Естественно,

что такую денежную тропу не могли обойти своим внимание любители

поживиться за чужой счет ? бандиты и мародеры. Да и наемники, оказавшись

на мели, тоже нередко выходили поохотиться на тропу за чужим хабаром.

Когда Зона расширялась, то наглухо запечатала вход в здание аномалиями.

Однако, люди, не долго думая, пробили кирпичные стены. Это место

полюбилось любителями легкой наживы для организации засад, обойти здание

стороной было невозможно.

Пуля из снайперской винтовки перевела сон часового из временной категории

в постоянную. Глушитель загасил звук выстрела, не позволив подельникам

убитого бандита заподозрить неладное. И неладное, двумя горячими медными

шмелями, задавило в зачатке пытавшиеся родиться в груди вскрики напарников

убитого.

- Кто за хабаром к нам придет, тот по наглой харе получит. - Виталий

сплюнул, отстегнул магазин автоматической винтовки, добавил недостающие

патроны, щелчком вогнал магазин на место и поставил оружие на

предохранитель. Осмотр трупов добавил к его арсеналу пистолет Макарова,

обрез двустволки 12 калибра, потертый и, видимо, сменивший не одного

владельца, автомат Калашникова со складным прикладом, патроны к стволам,

пару банок консерв. Виталий взял вещмешок одного из бандитов и переложил

туда трофеи, отложив из общей кучи консервы и патроны к обрезу,

подходившие к его помповику - ?Чейзеру?. Патроны заводской закатки,

снаряженные крупной картечью, 70-миллиметровые, отправились в общую

компанию к имевшимся у него магнумовским 76-миллиметровым с усиленным

зарядом. Закон усмехнулся, его патронами бандит воспользоваться бы не

смог. Вещмешок с трофеями - в кустики у стены, в КПК - отметку, тела

оттащить с прохода, чтобы не привлекать на тропу местное зверье ? и через

полчаса можно продолжать путь.

Обход ?грибных? мест оказался на редкость удачным. Вещмешок пополнился

десятком различных артефактов, некоторые, как, например, ?лунный свет? -

очень ценные и стоящие немалых денег. Кроме ?лунного света? Закон нашел и

убрал в мешок пару ?батареек?. У этого артефакта, с виду напоминавшего

комок спекшихся медных проводов, имелась одна странная особенность -

?батарейка? являлась ?черной дырой? для электричества, подключи

?батарейку? к тяговой подстанции ? и все электричество уйдет в нее, как

вода в песок. Ученые в лабораториях на Янтаре и на Большой земле несколько

лет безрезультатно билось над решением этой загадки. Практичные сталкеры,

подметив эту особенность, стали использовать ?батарейки? для прохода

аномалий ?электра?, поражающих неосторожно приблизившихся электрическими

разрядами.

Совершив обход всех известных ему в том районе ?грибных? мест и набив

вещмешок, что называется, под завязку, Виталий повернул к Бару.

Остановившись, он на некоторое время замер, прислушиваясь.

- Что то больно уж все гладко идет. Ох, не к добру. - проворчал сталкер,

поправляя лямку вещмешка.

"Дикие Территории" недаром заслужили свое название. В бытность до-Зоны это

был небольшой железнодорожный сортировочный узел с складами, пакгаузами,

мостовыми кранами, локомотивным депо и прочими сопутствующими строениями.

Зона катком прошлась по территории бывшей сортировки, оборвав

высоковольтные провода и вбив их в землю, широко рассыпав "электру" по

всем закоулкам, навечно затормозив на путях локомотивы и товарные вагоны,

дав в глядящих на мир пустыми глазницами окон и темнеющих пустыми проемами

дверей станционных зданиях приют своим детям. Комнаты, в которых

железнодорожники пили чай и резались в домино, заселили новые постояльцы ?

кровососы, химеры, слепые псы.

Виталий огляделся и решительно двинулся по рельсам в сторону прохода,

решив не рисковать плутанием между зданиями, из которых в любой момент

могло появиться нечто, жаждущее вцепиться в его горло. Проход по открытой

местности представлялся более предпочтительным, искрящаяся по путям

"электра" оставляла возможность прохода, тем более, что теперь в арсенале

у него имелось, вместе с двумя найденными сегодня, четыре "батарейки".

Подойдя к аномалии вплотную, Закон снял вещмешок, достал из него

"батарейки", открепил смотанный в кольцо капроновый шнур в палец толщиной.

Извлеченный нож отмахнул два метровых отрезка шнура, петли на концах

шнуров плотно обвили "батарейки". Собранная конструкция с виду напоминала

"бола" ? оружие индейцев, но имела совершенно другие цели. Привязанный к

середине отрезка шнур только усилил сходство.

Лай выметнувшейся из прохода между зданиями стаи резанул, как зазубренным

стеклом, по нервам, заставив Виталия вздрогнуть. Семь слепых псов, чутко

поводя носами, промчались по рельсам до замерших на путях вагонов, и,

учуяв его след, резко остановились. Поводя из стороны в сторону безглазыми

мордами псы начали ловить ветер, пытаясь определить местонахождение

жертвы. Лай сменился глухим рычанием, слюна побежала по желтоватым

оскаленным клыкам. Сталкер заторопился, вскинул лямки вещмешка на плечо,

и, взяв в каждую руку по "батарейке", связанные между собой отрезком шнура

с привязанной посредине длинной веревкой, аккуратно вбросил их в

"электру". Аномалия гулко ударила, разряды с шипением прошили воздух,

зазмеившиеся синие молнии ударили в артефакты, чтобы потом беззвучно в них

исчезнуть. Забросив за спину автоматическую винтовку, Закон схватил в руки

вторую связку "батареек" и быстро шагнул в очищенное артефактами от

электрических разрядов пространство. Вторая связка полетела дальше, резкий

разряд ударил по барабанным перепонкам, на мгновение оглушая, запах озона,

шипение уходящих в "батарейки" молний ? все это заняло краткий миг, и

Виталий шагнул в образовавшийся коридор, заканчивающийся у стены

кирпичного пакгауза. Повернувшись спиной к стене, он быстро перебросил

автоматическую винтовку со спины на грудь и ухватился за прицепленную на

поясе веревку, другим концом привязанную за связку артефактов. Достать

закрепленный за спиной дробовик он уже не успевал.

Стая по разрядам "электры" и запаху определила местонахождение жертвы.

Вожак коротко взлаял, и семь псов метнулись в направлении человека.

Виталий быстро начал выбирать веревку, "батарейки" легли у его ног, сверху

кольцами упал брошенный шнур. Первая синяя змейка хищно скользнула над

поверхностью земли, огибая передние лапы вожака, вторая, опережая хлопок

выстрела, ударила в собачий корпус. Запах озона смешался с запахом крови.

Стая обезумела. Собаки, не обращая внимания на треск разрядов, рванули

вперед, чтобы вцепиться клыками в источник ненавистного запаха. Разряды

слились в сияние, от их грохота закладывало уши. Две самые злобные псины,

пройдя по трупам товарок, принявших на себя разряды ?электры?, сумели

выпрыгнуть на безопасный, образованный "батарейками" островок. Хлопнул

выстрел, и тяжелая пуля отбросила одну из собак обратно, электрический

разряд довершил начатое пулей. Второй пес прыгнул и вцепился зубами в

ткань сталкерского комбеза. Выстрелы трепали собачье тело, пули,

разбрызгивая фонтанчики крови, прошивали его одна за другой, но пес,

вцепившийся мертвой хваткой, челюстей не разжимал.

Сталкер ножом разжал собачьи челюсти и освободил закушенный комбез.

Усиленная ткань выдержала натиск собачьих зубов. Виталий перезарядил

винтовку, достал из-за спины и перевесил на шею "Чейзер", "провесил"

обратную дорогу и вышел за пределы аномалии. Сматывая капроновый шнур,

сталкер оглядел всю панораму битвы.

- Звиздец! Маугли отдыхает! ? отчего то ему на память пришел виденный в

детстве мультфильм про мальчика по имени Маугли и его расправу с рыжими

псами. Обрезав в качестве трофея хвост вожака, Закон, по здравому

размышлению, за хвостами остальных собак не полез, хотя за них, а тем

более за снятые шкуры, можно было выручить неплохие деньги.

- Хватит счастье испытывать,? приняв такое решение сталкер двинулся дальше

в сторону пролома.

Осторожно, держа ?Чейзер? наизготовку, он приближался к зданию, поминутно

останавливаясь, прислушиваясь и оглядываясь. Пройдя через открытую

площадку пакгауза и держа на прицеле распахнутые ворота гаража напротив,

Виталий спрыгнул на асфальт. Миновав короткой перебежкой простреливаемое

из глубины гаража пространство, он приблизился к пролому в стене и замер

прислушиваясь. Царапание коготков по металлу и тонкое повизгивание на

мгновение наполнило его ужасом и холодком продернуло по спине.

- Крысы в коридоре!

Мутировавшие крысы почти полностью лишились шерсти, а взамен приобрели

ороговевшую кожу, бритвенной остроты зубы и чрезвычайно злобный и

агрессивный характер. Одиночная крыса особой угрозы не представляла, так

как убить ее можно было пинком ноги. Но стая крыс, подобно пираньям,

уничтожала все живое на своем пути, их острые зубы в мгновенье прогрызали

ткань самого защищенного комбеза.

Нарастающий из противоположного конца коридора вой и лай липкими руками

страха сжали сердце сталкера.

- Бля! Только не это! Гон!

Иногда на мутантов зоны нападало непонятное состояние, и они, сбившись в

стаи, словно цунами прокатывали по Зоне, не оставляя после себя ничего

живого. В период гона в совместные стаи сбивались даже те зверюги, которые

обычно друг на друга охотился. Об этом рассказывали немногие выжившие

сталкеры, успевшие перед началом гона взобраться куда-нибудь повыше.

Рассказывали про одного сталкера, который сутки провисел на столбе,

пережидая проходивший рядом гон.

Виталий лихорадочно огляделся в поисках укрытия. Забежать в здание и

пробежать до пожарной лестницы, ведущей на второй этаж, он уже не успевал.

Взгляд его упал на стоящий рядом двадцатитонный контейнер, неизвестно кем,

каким образом и для каких целей притащенный к зданию. Не раздумывая ни

секунды, он метнулся внутрь контейнера и вжался в дальний угол.

В наступившей на мгновенье тишине, словно к кадре старой немой хроники, он

увидел промелькнувшее мимо тело псевдособаки. Все вокруг замерло, и в этом

безмолвии неправдоподобно громко пискнул ?Навигатор?. 10-00. ?Время пить

херши?.

Звук ?навигатора? словно послужил детонатором, первыми, наполнив контейнер

писком, визгом и царапанием коготков, появилась стайка крыс. Оглушительно

рявкнул ?Чейзер?, смертоносное облако картечи вынесло крыс из контейнера.

Второй выстрел дробовика отбросил сунувшихся в контейнер собак к выходу,

на некоторое мгновение создав там пробку, куда немедля отправилась картечь

третьего заряда. Оставшиеся три заряда Закон выпустил не целясь в плотный

вал нападавших. Пустой дробовик сброшен под ноги, автоматическая винтовка

от бедра выплевывала пули в сторону нападавших, кровосос, сунувшийся в

битву, был расстрелян пятью выстрелами в упор. Эти пять патронов были

последними в магазине. Твари били всем телом, пытаясь свалить с ног,

Виталий только плотнее вжимался спиной в стенку контейнера и, отмахиваясь

прикладом, пытался вставить новый магазин. И снова глухо плевала винтовка,

рычали, визжали и скулили враги. Опустошенную бельгийку Закон, не заботясь

об оптике, отбросил в сторону, где она мягко упала на трупы врагов.

Оставшегося псевдопса и слепого кобеля Виталик добил выстрелами из

пистолета, пули 45 калибра, выпущенные в упор из ?компакта?, отбросили от

сталкера слепого пса и обездвижили заскулившего псевдопса. Тварь он добил

окончательно ножом. Сталкер замер, осознавая внезапно наступившую тишину.

Потом быстро убрал нож, подхватил автоматическую винтовку, сменил магазин,

передернул затвор, облизнул пересохшие губы и посмотрел на часы

?навигатора?. 10-04.

- Агу-агу, уа! С днем рождения, сталкер

2. Артефакт

- А все таки, накоплю я на свой домик в деревне. И ? ни тебе радиации, ни

тебе монстров разных. Представляешь? Садик яблоневый посажу, и вишню. А

при доме веранду открытую сделаю, а на ней кресло поставлю. Так, чтобы ?

сел вечером в кресло с рюмочкой чая ? и все тебе видно ? и сад, и деревья,

и улицу.

Сталкер раскатал спальный мешок, сел на него и стал расслаблять шнуровку

высоких армейских ботинок. Второй, с головой укрытый одеялом, лежал чуть

поодаль от костра, у стены. Сам костер горел в коридоре заброшенного

здания, коридор одним концом выходил на лестницу, со второй ? заканчивался

небольшой комнатой с выбитым окном, с наружной стороны здания находившимся

на уровне второго этажа. Это давало возможность с одной стороны ? спокойно

развести костер и переночевать, не привлекая особого внимания, а с другой

? в случае опасности выпрыгнуть из окна с противоположной от входа стороны

здания. Открытый костер ночью в Темной Долине было равносильно приглашению

для всех желающих ? ?Вот он я! Убейте меня, пожалуйста, ограбьте или

съешьте?.

- Нет, это сама Зона нам, наверно, такой подарок послала, ну, с тем

жмуриком, у которого в ?Навигаторе? наколку на вход в лабораторию и

тайники взяли, - сталкер продолжал раскладываться, готовясь ко сну, - Вот

сейчас поспим ? а утром дальше пойдем, на Янтарь, к ученым. Я знаю, где у

них там лагерь. Нам только Дикие Территории проскочить потихоньку, не

нарваться, а там уже ? рукой подать. Нет, ну ты представь, это ж сколько

там еще в этой лаборатории хабара осталось. Ну, да ладно, жаба ? она

сталкера губит. Если что ? потом еще придти можно будет. Правда,

зверья-нечисти там тоже хватает, да и аномалий? Но, кто не рискует ? без

хабара ходит. Ничего, прорвемся. Нам бы с тобой только до Янтаря? Ничего,

дойдем, и сам дойду, и тебя дотащу?.

Сталкеры только сегодня выбрались, даже, правильнее сказать, выползли, из

подвалов бывшей секретной лаборатории, расположенной в Темной Долине. И,

не имея сил двигаться дальше, разбили походный бивак этажом выше выхода из

подвала.

- Нет, ты представь, - обратился сталкер к своему молчаливому спутнику, -

это ж на сколько хабар-то потянет? ?Пленка? - она, зараза, дорогая? Нам бы

только дойти?

Он, укладываясь поудобнее, подтянул к себе автомат, проверил, опущен ли

предохранитель, проверил обрез охотничьего ружья, спрятанный за спиной в

складках спальника и заряженный крупной картечью, и закрыл глаза?

- А еще пару ульев, чтобы по весне ? пчелы? ?Пленка? - она дорогая?, -

сонно пробормотал сталкер, забываясь чутким сном осторожного зверя.

?Пленкой? называли редкий артефакт с удивительными свойствами ? правильно

нанесенная на поверхность комбеза или обувь она делала вещь и ее владельца

невосприимчивым к агрессивной среде. Сталкера, в обработанном ?пленкой?

комбезе, можно было, без ущерба для здоровья, опустить в ?царскую водку?

(смесь концентрированной серной и соляной кислоты, разъедающей даже

золото). За кусок ?пленки?, величиной с ладонь, можно было смело выменять

любой из легендарных артефактов ? ?Золотую рыбку? или ?Лунный свет?, или

получить их эквивалент в звонкой монете у любого из торговцев. К тому же

?пленка? обладала еще одним удивительным свойством ? ее невозможно было

порвать или разрезать. При небольшом проколе или порезе края ?пленки?

сходились практически моментально, вновь образуя единое целое, как

сходятся края масляного пятна на воде от брошенного в середину камня.

Только ученые на Янтаре, да еще в крупных институтах на Большой Земле,

умели работать с ?пленкой?, обрабатывая ее лазером на своих установках.

Первый луч рассветного солнца осторожно, словно опытный сталкер на

незнакомой тропе, прошелся по дальней стене коридора и лег на полу,

разгораясь дневным светом в проеме двери. Сталкер открыл глаза и замер,

прислушиваясь к окружающей тишине. Вяло потрескивали угли в костре, откуда

то доносился одинокий лай слепого пса. Сталкер сел, обулся, зашнуровал

высокие голенища ботинок. Встал, притопнул ногами и начал собирать вещи.

Потом деловито загасил костер, одел рюкзак, перебросил автомат и подошел к

лежащему у стены.

- Ну что, братан, переночевали ? двигаться пора. Может, по рассветному

успеем самые опасные места проскочить. Эх, братан, братан?

С этими словами сталкер откинул одеяло с лежащего человека. Толстый кокон

радужной ?пленки? покрывал его всего, с головы до пят, бликами перекрывая

искаженное мукой удушья лицо с открытым ртом.

3. Гы-гы

Серая пелена сумерек мягко, постепенно темнея, затягивала Кордон. Реже ухали «комариные плеши» - чернобыльские кабаны перестали выбивать из своей жесткой, не уступающей дикобразу, щетины паразитов, пробегая сквозь небольшие аномалии, и укладывались на ночную спячку. Прохладный ветерок доносил обрывки чего-то бравурно-музыкального со стороны военного городка, заставляя слепых псов вскидывать голову и тревожно нюхать воздух. Сгущающиеся сумерки на какое-то время позволили отсветам пламени выхватить из темноты контуры одноэтажных домов, но потом, поправленный умелой рукой, костер спрятался в темноту, прикрываясь стенами домов и бортами обрезанной металлической бочки.

- Давай, давай быстрей, пока не видит, - громким шепотом сквозь с трудом сдерживаемый смех прошептал молодой темноволосый парень, держащий в руках две железные кружки, другому, такому же молодому, одетому в такую же энцефалитку, разливающему из полулитровой бутылки водку в протянутые кружки.

- Да погоди, щас, - слив из бутылки в подставленную сбоку кружку остатки, он поставил ее на землю, бутылка покачнулась, упала, поднявшийся язык пламени осветил надпись «Казаки» на этикетке, но разливавший на упавшую бутылку внимание уже не обратил, а зацепил столовой ложкой из стоящей рядом поллитровой банки и быстро помешал ею в одной из кружек. – Готово.

- Эй, Санек, айда быстрее, налито! Водка стынет! – пятеро, сидящих у костра, едва сдерживая довольные улыбки, переглядывались, держащий в руках две кружки продолжал негромко выкрикивать в темноту.

Подошедший, стандартно одетый в новую брезентовую энцефалитку с накинутым капюшоном, синие джинсы и полувоенные высокие ботинки, вертел в руках новенький ПМ, неуклюже пытаясь, в подражание героям вестернов, провернуть его на указательном пальце.

- Ствол убери, Блин Иствуд. – прозвучало из темноты от стены одного из расположенных рядом домов, где расположился опытный сталкер, считавшийся неофициальным наставником молодняка. - Не хватало, чтоб ты еще кого тут пристрелил с дури то, ковбоец хренов. На предохранителе хоть стоит?

Подошедший быстро кивнул и торопливо убрал пистолет в карман куртки.

- Гы, Санек, влетело те от Волка? На вот, лучше, держи, чем с пистолем то баловаться, - в руки, только что державшие ПМ, всунули кружку и кусок намазанного чем-то сверху батона. – Ну чё, сталкеры, вздрогнули?

Санек лихо опрокинул содержимое кружки в себя, поперхнулся, закашлялся, попытался тыльной стороной ладони удержать жидкость во рту, но та, сначала мелкими брызгами вместе с кашлем, а потом широким ручьем по подбородку, ринулась на землю.

- Эээ! Пить не умеешь!

- Закусывай давай, бутерброд в руке!

Санек, вняв совету, быстро откусил кусок бутерброда, жевнул пару раз, задохнулся, широко открыл рот, выплевывая полупрожеванный кусок, и, бросив бутерброд и кружку на землю, метнулся в темноту между домов. От питьевой цистерны послышались звуки льющейся воды.

- Гы-гы-гы!!! Га-га-га!!! – доносилось довольное ржание молодых глоток от костра. – Как он!...словно рыба…ртом – ап-ап, а глазами – луп-луп! Гы-гы-гы!

- Тоже мне, петросяны, шутку учудили, - снова донесся голос из темноты, - продукты только зря перевели, да человека обидели.

- Так шутка же, Волк. Шутим мы. А Санек – свой парень, - отозвался подавший «забодяженную» кружку парень, - он сам мне вчера шнурки на ботинках завязал, так я спросонья чуть не грохнулся.

- Вот только и умеете, что шнурки связывать, да продукты переводить. Как прижмет вас потом Зона – сразу вспомните и водочку разлитую, и хлебушек, на баловство выброшенный. И горчички в Зоне хрен увидите. Если только – в Баре. А вот скажи мне – Волк поудобнее повернулся на своем обустроенном в сторонке от костра лежаке, АКСУ, пристроившийся возле ноги стволом вверх, качнул пламегасителем, - появись в это время в лагере кабан, или стая слепышей – далеко бы ты от них убежал, с перевязанными шнурками?

- А чего мне от него бегать то? Я его сразу с обреза! – хорохористо воскликнул молодой собеседник Волка.

- А сейчас где твой обрез? – почти ласковым голосом спросил Волк

Молодой посмотрел по сторонам и пристыжено замолчал. Его обрез, так же, как и оружие остальных, сидящих у костра, лежал в комнате одного из домов. При себе парни имели только ПээМы.

- Так что, и сами вы еще пока дуралеи, и шутки у вас дурацкие. – Волк, довольный тем, что так просто подловил спорщика, хохотнул.

- Можно подумать, у кого то они не дурацкие, - встрял в разговор вернувшийся из темноты Санек.

- Да были люди, шутили – так шутили – улыбнулся, вспомнив что-то свое, Волк.

- Так расскажи!

- Действительно, Волк, расскажи, - нестройным хором присоединились к просьбе Санька сидящие у костры.

- Ну, ладно, болт с вами, слушайте. Как уже знаете – в Зону много народа идет, кто от себя бежит, кто от людей, кто от закона, кто то за романтикой сюда прется, а кто просто – приключений на пятую точку ищет. И большинство идет в Зону через наш лагерь. Потому, как незнаючи - в Зону соваться нечего, ни один опытный сталкер новичка-однодневку в Зону не поведет. Если только не жук какой. Вот и вы, так же как и прочие все тут пооботретесь, а потом уж в Зону пойдете. Мужики здоровые, молодые – вот вас всех в шутки и тянет от безделья. Особенно если дожди зарядят, или слепыши молодняк учиться охоте выведут. Тогда – вообще делать нечего, только по лагерю слоняться, водку пить, да за костром присматривать.

Вот и собрались разок здесь, в лагере, несколько новичков, да Витя Винт подтянулся. Он, хоть и не новичок тогда уже был, но и особо опытным то тоже не назовешь. Хоть на дальние рейды еще тогда не ходил, но дорогу от Бара до Кордона за полгода уже хорошо освоил.

Были в лагере в тот момент два друга-новичка – Юра и Максим. Вот с ними-то Винт и перехлестнулся. Дожди как раз зарядили, всю округу раскиселило, народу заняться нечем было, вот и предложил Витек этим двоим развлечений у вояк в городке пошукать. Провел их ночью через минное поле, тропинки тем, кто поопытнее, известные, обошли они часть с обратной стороны, Винт пробрался к казарме, да и в раму уцелевшего окна, к стеклу, иголку загнал, а в иголке – нитка вздетая. А в окно с противоположной стороны – еще одну иголку с ниткой и привязанной картошкой. И – в кустики. И давай они по-очереди наяривать – то канифолью, и откуда только взяли, по натянутой нитке повозят, игла по стеклу дребезжит, то за вторую нитку тянут – картошка в окно стучит. Да еще подвывают потихоньку. Вояки всполошились, кричат – «Вампир! Кровосос! Свети!», а какой «Свети», если все прожекторы в сторону Зоны повернуты. А без свету идти боятся, и палить в ту сторону боязно - потому как Зоны в той стороне уже нет и за пальбу огрести можно, инструкции, опять же, у них. Пока вояки прожектора повернули – они нитки оборвали и по темноте вдоль забора да КПП прошли. Подождали, пока все военные в кусты кровососа ловить полезут – труп то кровососий больших денег стоит, а если за живого – так вообще ученые денжищев кучу отвалят, - и зашли на КПП. На втором этаже вояки оборону держат, прожекторами светят, а на первом – никого. Достал Винт копыто кабанье, вымазал его в закуске, на столе разложенной, да где мог – копытом наследил. Даже по их книгам-журналам копытом перемазанным прошелся, типа – кабан грамотный попался, их писанину читал – перелистывал. И нарулили они быстренько оттуда, но по дороге канистру двадцатилитровую и бутылку водки прихватили. Вышли, как генералы прошлись по асфальту мимо минного поля до кустов, нырнули в кусты – и в лагерь.

А весь лагерь полночи еще наблюдал, как военные сначала кровососа по кустам ловили-матерились, а потом от отцов-командиров за кабана-грамотея, что все их секреты прочитал, огребали. И все это с Витиными комментариями, да под водочку. От души повеселились.

А в канистре не бензин и не спирт оказались. Краска. Зеленая, военная. Думали, куда ее девать – Сидорович покупать отказался, не воякам же назад нести.

Вы же сейчас все продвинутые, с компьютеров чаще читаете, чем с листов бумажных. Детки двадцать первого века. Уж не знаю, кому из них в голову эта идея пришла, Винту неугомонному, наверное. Только, пошарились ребятки по окрестным домам, нашли старую сеть рыбачью, починили ее и устроили сафари «а-ля Гринпис». Как? Да просто. Там дальше по асфальту, если в сторону железнодорожного моста идти, ну, где блокпост, туннель небольшой есть. Так они один конец туннеля сетью перегородили, а с другого давай живность загонять. Загнали несколько слепых псов, и у каждого на боку «ЙА СОБАЧКО» написали зеленой краской из канистры. А потом их отпустили. С тех пор, кстати, Макса с Юркой «Собачниками» прозвали.

Только этого им мало показалось, они в эту сеть кабана чернобыльского загнать умудрились. И его надписали – «ЙА КОБАНЧЕГ» - по обоим бортам. Правда, кабаняка-то им сетку напрочь порвал. На этом их сафари и закончилось. Винт очень за сетку расстроился, говорит – «Я, мол, хотел еще пару бандюгов в нее загнать, и надписать «ЙА ПОЦАНЧЕГ».

А то еще - приметил Витя один «трамплин», который в сторону блокпоста срабатывает. Нашли они где-то в домах халат женский, цветастый. В ту пору как раз возле фермы стайку плотей постреляли. Взяли они одну плоть, что поменьше, напялили на нее этот халат, прикрепили здоровенный пук пакли, подтащили к «трамплину», воякам на блокпосту свистнули – и забросили эту «куклу» в трамплин. Вояки на свист, как слепышы, сразу стойку сделали. Глядь – а на них из кустов БАБА летит. А Винт с Собачниками, пока вояки челюсти с асфальта поднимали да глаза протирали, по-быстрому из кустов слиняли. Пока по кустам палить не начали.

Вот вам и «Гы-гы». Вот так сталкеры шутят. А вы – шнурки запутать….


4. Дитя Монолита


Бар в Зоне – это место, где можно не только поесть, выпить и прикупить продукты и снаряжение. Тут же происходит обмен и торговля хабаром и новостями, в баре заключают сделки и расплачиваются по ним. Бармен – не просто человек, наливающий водки в стакан, он же и торговец хабаром и снарягой, и банкир, и кладезь самой новой информации и самых последних новостей. И если в римской империи все дороги вели в Рим, то в Зоне все дороги ведут в Бар.

В баре не очень много желторотых новичков-однодневок, единицы. Только те, кто сумели попасть в компанию более опытных сталкеров, идущих с Кордона. Новичкам не пройти самостоятельно блокпосты, перекрытые военными, Свалку, кишащую бандитами, стаями собак и других не менее опасных тварей, помеченную язвами аномалий, поджидающих неосторожных и неопытных. Попав в бар, на охраняемую Долгом территорию, новички, как правило, подолгу не решаются отправляться в самостоятельные рейды в еще более опасные районы, слушают рассказы опытных сталкеров и «мотают на ус» их правдоподобные, и не очень, байки. Или просятся в Долг.

Опытные сталкеры тоже не минуют захода в бар по возвращению из дальних и не очень рейдов. Все дороги ведут в бар. Где можно спокойно, не озираясь ежесекундно по сторонам, поесть и выпить свои законно заработанные двести грамм – хочешь – за раз, хочешь – растягивая это удовольствие на несколько приемов, попутно общаясь с другими ветеранами Зоны, или рассказывая истории раскрывшим рот новичкам.

Выпитая сотка обожгла глотку, провалилась куда-то вниз, жаром затопила желудок, выдавив тяжелый засевший с утра голодный ком и невольный стон удовольствия. Желудок возмущенно квакнул, требуя чего-нибудь более существенного, горечь во рту так же требовала перебить ее чем-то не таким убийственным. Отправленный вслед за жидкостью кусок мяса примирил организм с беспардонным посягательством на печень.

Сталкер-одиночка Леший пришел в бар ближе к вечеру, выйдя к посту долговцев со стороны Армейских складов. Он ходил под Радар, ходка оказалась довольно удачной, в перестрелке с двумя монолитовцами Зона приняла его сторону, повернувшись к монолитовцам спиной. «Абакан» не подвел, позволив своему хозяину вогнать по паре пуль в тела врагов, в итоге Леший стал счастливым обладателем пары потрепанных штурмовых винтовок, двух «волкеров» и небольшого запаса патронов и перевязочных средств. А в его рюкзаке в сохранности остались собранные во время ходки артефакты. Трофеи и арты, сданные бармену, давали возможность спокойных нескольких дней на базе, неторопливой подготовки к новой ходке, возможность выговорить недельное одиночество и, возможно, подыскать хорошего напарника. А сейчас он просто наслаждался выпитым и неторопливой едой.

Двое новичков, выделяющиеся среди присутствующих новыми энцефалитками и широко раскрытыми глазами, стояли в углу бара, обхватив ладонями кружки с чаем и разглядывали сталкеров. Столько ветеранов за раз они видели впервые. На Кордон ветераны забредали нечасто, держались от новичков в стороне, быстро решали свои дела с Сидоровичем, торговавшим на Кордоне в подвале нехитрым снаряжением, рассчитанным в основном на новичков. Иногда немного задерживались, подлечивали раны, общались в основном с Волком, неофициальной молодяковской «нянькой», а подлечив раны – уходили.

Остановив свои взгляды на Лешем, после минутного перепихивания локтями, новички несмело подошли к его столику.

- Извините, можно к вам присесть?

- А, сталкерята! Присаживайтесь, - Леший обрадовано кивнул потенциальным собеседникам.

- Простите, как?

- Сталкерята! – весело глядя в недоумевающие лица парней заулыбался Леший, - Раньше были октябрята, ну, да вы не застали, а у нас тут, стало быть, сталкерята. До сталкеров еще пока не дотягиваете, но раз до бара дошли – и желторотиками уже не назовешь. Зовут то как?

- Юра и Максим, – представился за себя и товарища один из сталкерят, немного осмелевший от добродушного обращения сталкера.

- А в Зоне, значит, вам имен еще не подобрали, - утвердительно кивнул Леший, продолжая расправляться с содержимым тарелки.

- Нет, ну почему же. «Собачниками» зовут.

- Это вы что-ли с Витькой Винтом слепышей на Кордоне сеткой ловили? – сталкер, разулыбавшись рассказанной недавно забавной истории, оторвался от тарелки, с удовольствием разглядывая сидевших рядом с ним парней. Хорошие шутки и их исполнителей сталкеры всегда любили. – Вы, слышь чего, парни, подойдите сейчас к бармену, возьмите бутылочку и себе порубать чего. Скажите ему – пусть на Лешего, на меня то есть, запишет. Сюда вас Винт довел?

- Да. А сам потом в ходку на Янтарь с другими пошел. Нас не взяли, сказали – рано еще.

- Правильно сказали, через Дикие Территории вам с такой снарягой не пройти. Ну идите, идите, да потом мне про эту вашу «охоту» расскажите.

Выпитая под плотную закуску водка развязала языки, видя, что их рассказ привел Лешего в добродушное расположение, «собачники» сами осмелели и начали задавать вопросы.

Постепенно житейские вопросы иссякли, но коварная водка и недельное одиночество сделали свое дело, Лешего, в присутствии двух внимательных собеседников, ловящих каждое его слово, прорвало на разговор.

- Вот сейчас с Радара возвратился. Вам туда еще рано. Туда не всякий опытный отважится, долговцы – и те не суются. Обосновались в том районе монолитовцы отмороженные. Монолитовцы? Да Монолиту они поклоняются, поэтому их так и зовут. Есть, говорят, в центре Зоны Монолит. Можно сказать – сердце Зоны. Что это такое – в точности вам никто не скажет, захотите сами узнать – или монолитовцами станете, или трупами. Говорят, что выбросы – это дыхание Монолита. И ведь что интересно, выброс – он все уничтожает, будь то хоть сталкер, хоть мутант или еще тварюга какая, а этим сектантам – хоть бы хны. Говорят, что Монолит их сердца забирает, а внутрь осколок камня вкладывает. Только брехня все это. Сколько я тех монолитчиков пострелял, а некоторые и под гранату попадали – кровь, как у всех, и никаких камней внутри. А вот насчет того, что у них коллективный разум, как у муравьев – может и не врут. Как ты не старайся из потихоньку отстрелить – все равно остальные подтягиваются так, будто про тебя им уже кто-то рассказал. Поэтому – подстрелил монолитовца – хватай с него стволы, если быстро это сделать сможешь – и беги оттуда. Даже если с винта с глушителем единичного снял – все равно.

Рассказчик прервался, разлил на полпальца по подставленной посуде, подождал, пока все выпьют и закусят, после чего продолжил.

- Еще говорят, что все аномалии возле Монолита образуются, а их потом выбросами по всей Зоне разбрасывает. Но это все сказки. Аномалии – они сами образуются, а после выброса некоторые, конечно, появляются, но в основном большинство старых остается. Просто возле Монолита этих аномалий – немеряно. Да нет конечно, не был я сам там. Только вот сам подумай – если оттуда выброс идет, то что там еще кроме аномалий быть может? К тому же, нету спутниковых фоток Монолита, всё таким же серым пятном перекрыто, как на окраинах Зоны аномалии отражаются. А вот артефактов там, судя по всему – за неделю на «Камазе» не вывезешь. А то и на двух. Нет, ну ты сам подумай – арты – они в аномалиях образуются. И чем мощнее аномалия – тем сильнее артефакт. В ту сторону идешь – аномалии – слона за секунду изжарят, или выжмут, как бабкину тряпку. И артефакты соответственные. А собирать их там никто не собирает, монолитовцам они не больно нужны. Вот и прикинь сам, сколько их там с начала Зоны могло набраться. И каких.

Разгорячившийся от выпитого и разговора Леший задел рукавом стоящую на столе посуду, звон стаканов послужил сигналом к разливанию очередной порции.

- А еще говорят, что иногда выбросом около Монолита сталкивает несколько мощных артефактов, и тогда появляется новый артефакт. «Дитя Монолита». Он такой же, как и его родитель, ничем не отличается, словно отколовшийся осколок. Народится – и начинает к Монолиту притягиваться. И «папка» его к себе тянет. И не быстро, а медленно так. И когда подтянет – Зона еще увеличивается. А если найти такое «дитя» и при себе таскать – то не будет больше в Зоне для тебя закрытых мест, будет Зона тебя как часть себя воспринимать. Сможешь через любые аномалии проходить, сам контролерами управлять сможешь и хоть у кровососа в логове ночевать. От людей сможешь невидимкой становиться, как это кровососы делают, короче – все свои тайны с этим камешком Зона тебе откроет. Что ты говоришь? Найти бы? – Леший криво усмехнулся и замолчал. Взял в руку бутылку, вылил остатки в свою посудину, выпил.

- Бесплатный сыр, Юрок, он бывает только в мышеловке. А Зона - всем мышеловкам мышеловка. В ней даже для второй мышки сыр не бесплатный. Говорят, что если возьмешь «Дитя Монолита», то не будет тебе уже дороги на Большую Землю. Никуда уже ни уехать, ни скрыться не сможешь. Повсюду тебя Зона найдет. И придет за тобой и за камешком. За своим дитём, «Дитем Монолита». Набрать артефактов и камешек выбросить? Да уже не сможешь, я ж вам говорю – Зона – всем мышеловкам мышеловка. Выбрасывай – не выбрасывай….

Леший взял пустую бутылку со стола, посмотрел на свет и составил под стол.

- Макс, не в службу, а в дружбу, сходи, возьми еще «казачёнка» у бармена, пусть на меня запишет. Еще посидим. Я вам лучше что повеселей расскажу, про снорков на Диких Территориях, да про зомбей на Янтаре…


5. Один выстрел


Ани пазнакомились на танцах и он увел иё в кусты пасматреть катенка каторый ей сказал жывет в кустах. Ана сагласилась сматреть на катенка и ани пашли в кусты. В кустах он не стал ей гаварить пра катенка а начал сразу к ней грязно приставать путем хватания за задницу двумя руками за грудь. Ана только громко начала станать и прасила паказать ей катенка и что ищщо ей нада домой а то мама будит иё ругать. А он только продолжел к ней приставать хватаясь двумя руками за грудь и зализая руками под иё юпку а патом начил снимать с ниё эту юпку вместе с платьем....

Млин, опять обдолбанные свободовцы графоманствуют на посту, поди еще передёргивает, вместо того, чтобы службу нести. И куда только Лукаш смотрит? С такими бойцами Череп доберется до его шкуры в два счета.

Снес эротическую бредятину и продолжил просмотр сообщений. Опачки! Вот оно. «Все готово». И подпись - (8=. Все понятно, краткость – сестра таланта. Подхватил винторез и пошел на исходную.

В оптике прицела показалась часть головы. Далековато. Хоть винторез и убойная машинка, но – далековато. СВД бы сейчас. Этот на вышке тоже не с детским совочком стоит, в момент мне «диалог снайперов» устроит. Попробую чуть ближе подойти, авось не заметит.

Медленно, не отрывая глаза от прицела, перемещаюсь ближе, ногой ощупывая землю впереди себя. Стоп. Вот так нормально. Еще бы ты, родной полшага вправо сделал. Вот так, ай, молодец!, ай, умница! Задержал дыхание и плавно потянул курок.

В оптику видно, как пуля мотнула голову, тело мешком осело на площадку смотровой вышки. Дело сделано. Теперь можно возвращаться к работодателю, получить заработанное и валить отсюда подальше.

Выпущенная ранним утром пуля оборвала жизнь молодого часового-снайпера «Свободы», разом разрушила хрупкое перемирие и послужила началом нового затяжного вооруженного конфликта между группировками «Долг» и «Свобода», сделав территорию Армейских складов малопроходимой для одиночных свободных сталкеров.

6. Поход в Припять...

Открыл глаза. Лежу, гляжу в потолок. Что то я сегодня делать хотел? И почему будильник молчит?

Звяканье посуды на кухне оборвало вялотекущий поток размышлений. Суббота сегодня. Жена дома, на кухне, завтрак готовит, будильник с вечера не заводил. Вспомнил, что хотел сделать. К чему готовился уже больше недели. Теперь нужно еще как то этот вопрос с женой разрулить...

- Жена моя, мать моих детей, по добру – по здорову ль с утра? Чем жрать-потчевать будем?, - не смотря на встречную улыбку попытка втихаря спереть блинчик с тарелки была жестко пресечена на корню. Мне в краткой и доходчивой форме было разъяснено, что на блинчики, утренний поцелуй и прочие радости жизни я могу расчитывать только после побрития морды лица и общего его умытия. Ладно, мы пойдем другим путем...

- У тебя нет желания с утра по рыночкам-магазинчикам прошвырнуться? Я там хабара принес, денюжки тебе дам...

- У меня есть желание детям комнату доделать, пока они в выходные у бабушки. А денюжку давай. Хабар-то хороший?

Ответ, конечно, обламывал. Я то было надеялся – поведется, деньги возьмет и по магазинам свалит. А я тем временем... Не судьба... Так что, новенький «Винторез» в тайничке пока подождет...

- Хабар жирный. И деньга хорошая. Была. - под налоговоинспекторским взглядом достаю и выкладываю на стол деньги. Однако, свое положительное влияние они все-таки оказывают. Жена начинает выстраивать свои планы в отношении полученных в руки финансов и корректировать уже с утра надуманные в отношении моей персоны.

- А ты чего хотел делать?

- Ну, теперь уже комнату детям, а потом хотел по-быстренькому в Припять смотаться...- лучше, на мой взгляд, сразу честно признаться. Во избежание в дальнейшем... - Но могу и сразу – в Припять...

- Ну уж нет. Сначало – ремонт. Пока дети у бабушки и мы оба дома. Тем более – дождь за окном. Куда в такую погоду,.. только ремонт и делать. А то ты, как обычно, пропадешь, мы так ремонт никогда не доделаем.

Логика железобетонная, аргументы – убийственные. С женой спорить – лучше за руку с кровососом поздороваться. Сдался я на милость вечного победителя...

Пока раскладывал инструменты – вспоминал, в каком тайнике что лежит. Патронов к «Винторезу» вроде бы хватало, вот только как поступить с найденными гранатами к подствольнику? Брать их с собою или нет? С одной стороны десяток гранат – вещь ценная, да и легче они, чем «лимонки» и эРГэДэшки, запульнуть, опять же, их дальше можно. Когда есть из чего. А вот когда нет – то вопрос о целесообразности их нахождения в рюкзаке и возникает. Думаю, а сам потихоньку с ремонтом ковыряюсь. Потихоньку-помаленьку стеночки подшпаклевал, инструмент сполоснул, убрал. А дождь за окном все не перестает. Моросит себе полегонечку.

- Давай, - говорю, - окошко сразу покрашу. Форточки откроем – до вечера как раз протянет все запахи.

Моя тоже за окно посмотрела, прикинула что-то своё. - Малюй, - говорит. А сама на кухню ушла.

Снаружи окно мне красить не надо, оно там другой краской еще месяц назад прокрашено было, в тон остальных окон дома, чтобы, как говориться, гармонии общей не нарушать. А вот изнутри – чем хочу, тем и крашу. Пока красочку разводил, пока филеровочной кисточкой вдоль стекол проходил – маршрут в голове прикидывал. Так, чтобы зайти мне спокойненько мимо всех там праздношатоющихся-перестреливающихся. Вспоминал, кого в прошлый раз там видел и кто где себе делянку облюбовал. Со свободовцами и долговцами у меня нормально, а вот вояки и фанатики крови много могут попортить. Бандюков в Припяти вроде не видал никто. Говорят – можно там на снорков нарваться, да слепыши бегают. Ну, эти везде бегают. Трусоваты они – стаю разогнать парой выстрелов можно. Контролеров и кровососов вроде не наблюдается. Хотя – почему в Припяти нет кровососов – загадка. Казалось бы – им там самое место. Куча подвалов, пустых подъездов, квартир. Видать, переизбыток самого страшного хищника Зоны – хомо сапиенса вооруженного – свое дело делает. А прогуляться в Припять хотел я за артефактиком редким одним, «Ночная звезда» называется. Мне то самому он без надобности. Зато знаю, кому нужен.

Размышляю так себе потихонечку, а сам окошечко тем временем докрашиваю. Тут жена в комнату заходит:

- Идем, поешь. А то опять будешь голодный ходить.

- Сейчас, - отвечаю. А сам думаю, с чего бы мне голодному то ходить. Колбаса есть, хлеб есть... Но, с другой стороны, правильно позвала. Пока по Припяти буду идти – супом меня никто не накормит. Некогда мне будет, с супом то...

Пока обедали – жена по магазинам собираться стала. Денежки хабарные покоя не дают, их же потратить надо, чем быстрее – тем лучше. И так удивительно, что у неё терпения на столько долго хватило. Да, тем более, дождь за окном перестал вроде. Собирается, и мне последние инструкции дает.

- Окно докрась, кисточки сразу промой хорошенько и в воду замочи. А то я тебя знаю – только я за порог, так ты сразу в свою Припять наладишься. А нам еще три окошка красить. Вот только попробуй мне кисточки засушить – домой не пущу. И кошку в дом смотри не запусти. Она вся в хозяина глупая, сразу на подоконник покрашенный прыгнет. Сам ее потом оттуда отдирать будешь.

Хотел я, конечно, парировать, что кошка – тоже баба, но, по здравому размышлению, решил помолчать. Себе дороже. С женщинами спорить – что с контролером в гляделки играть. Одних не переспоришь, второго не пересмотришь. Дождался пока благоверная за порог, подоконник быстренько докрасил, кисточки в банку с водой сунул – и к компьютеру.

Автор: WentAndrey


Источник | Дата: 17.06.2018 | Категория: Фан рассказы | Просмотров: 166
Добавил: WentAndrey | Рейтинг: 5.0/3
avatar

Комментарии к материалу Байки у костра Валерий Гундоров

Всего комментариев: 1

avatar
1 PUPS2 • 19:50:42, 19.06.2018
"Поход в Припять" вообще шедевр. Пока читал получил удовольствие. Респект автору.
Удачи.


Рекомендуем:

Вверх
Правила чата
Пользователи онлайн
Мини-чат
+Мини-чат
0
Онлайн всего: 17
Гостей: 16
Сталкеров: 1