Аваддон г.1 | Фан рассказы
Stalker Clear Sky Информация [105]Сталкер Видео [302]Сталкер Зов Припяти информация [133]Первый литконкурс от stalker-gsc.ru [69]
Фан рассказы [2615]Стихи, песни, поэмы [729]Интервью [140]Чернобыль [304]
Сталкер - основное [119]Сталкинг [39]Превью, обзоры игр Stalker [34]Рецензии на игру Сталкер [30]
Разное [333]Интересные игры [30]Каталог [407]На удаление [0]
Второй литконкурс от stalker-gsc.ru [112]Обзор модификаций [44]

Stalker 2 » Статьи » Фан рассказы

14:41:33

Аваддон г.1

Утро. Третий день в Зоне. Это очень мало для того, чтобы привыкнуть ко всему, что здесь находится.
Зона сильно изменилась за эти пять лет. Поменялось буквально всё, от обитателей до пейзажа. Пять лет назад произошло самое необычное явление в зоне. Всё живое: люди, мутанты – все пошли друг против друга. Они убивали, причём убивали очень жестоко. Брат шёл на брата, сын на отца. Группировки начали воевать внутри своих баз. Животные теперь нападали не для добывания пищи, все они убивали друг друга. Началось непонятное никому «истребление» населения Зоны. В ходе этой войны, которая длилась три года, Зона стала практически не обитаема. Почти всё живое было уничтожено. Практически ничего не осталось. Выжившие мутанты прекратили биться быстрее, чем люди, намного быстрее. Все они погибли, утонув в своей злобе и жажде не только выжить, но и жажде подчинить оставшихся в живых. Только один человек мог иметь право жить. Человек, который совершил самую большую в жизни ошибку. Человек, который внушал и внушает страх всему живому на этом клочке Земли. Сам облик Зоны, её ландшафт, её пейзажи тоже изменились. Везде, абсолютно везде были видны следы сражений. Теперь земля отдавала немного багровым оттенком цвета. Разрушенные здания, уничтоженные дороги, погибшие леса, лежащие на каждом шагу трупы, которые могут разлагаться в Зоне десятки лет. Базы бывших здесь когда-то группировок опустели полностью. Здесь повсюду были разрушенные здания, которые были покрыты слоями останков тел. Все стены и асфальт были пропитаны кровью людей и разной живности. Трупы, трупы, повсюду лежали трупы людей. Их зловоние разносилось повсюду. Некоторые были распяты на стенах. Так казнил своих врагов только он. Огромные, просторные леса исчезли из-за пожаров. Всё, что от них осталось – это обугленные столбы, стоящие посреди больших территорий. Исчезло огромное количество аномалий, но появились и новые. Они были намного опасней, их нельзя обойти, но легко увидеть. В них нельзя войти и нельзя выйти. Они забирают твою душу, и нет смысла сопротивляться этому физически. Нужно сопротивляться силой воли, силой хороших воспоминаний, силой веры. Если человек слаб морально, он погибнет в ней в одно мгновение, даже ничего не почувствует. Хотя вероятней всего он умрёт мучительной смертью. Зона изменилась, но надолго ли?

К 2*** году, спустя год после этих событий, Зона вновь начала потихоньку заселяться. Она начинала оживать. Учёные начали сравнивать эту трёх летнюю зачистку с великим потопом. Как будто кот-то сверху решил очистить этот клочок земли от грешников. Или же какая-то другая сила.

Сейчас 2***. Теперь мутанты хозяйничают в Зоне, а не люди. Количество их стало просто огромным, по сравнению с тем, сколько их было пять лет назад. Людей же в Зоне практически нет, около 50 человек, ито возможно меньше. Пять лет назад их было больше тысячи. В связи с таким положением вещей, всю заражённую территорию обнесли огромными бетонными стенами, которые стали неприступны. Военные стараются не пропускать сюда людей. Но бывает, что отдельные лица всё же умудряются проходить.

Только как ещё никто не понял. Одним из таких людей был Саша Кириленко, которому было всего семнадцать лет. Это сильный парень, обладающий средним телосложением. С шести лет он занимался айкидо, и к семнадцати годам имел не плохие результаты. Его папа был военным и немного сумасшедшим. Он с восьми лет начал приучать сына к оружию. Дело дошло до того, что когда Саша в тринадцать лет уже шестой раз ломал плечо из-за сильной отдачи некоторый ружей, доктора ему поставили поверх плеча титановую пластину, которая и по сей день сохраняет его плечо в целости и сохранности. Но результаты такого обучения дали о себе знать, он стал очень метким стрелком, и умел грамотно распределять патроны в бою. Но боль, которая появлялась при стрельбе, была практически нестерпима. До тех пор, пока он не привык к ней. Однако, не смотря на всё это, в его характере зиял огромный пробел – он был трусоват. И это рушило всю отличную картину представления о нём. На этот день, в деревне, проживало порядка пятнадцати человек, в основном новички и никто из них не воспринимал его всерьёз. Из-за этого недостатка его почти никто не уважал. Только один человек старался его хоть как-то поддержать, старался поднять его в глазах других. Этого человека звали Анатолий. Тут он был самым уважаемым человеком, и не только из-за того, что он ходил вглубь Зоны и доходил до радиоактивных пустошей, но ещё и за силу. Во многих местах, где есть люди, свой авторитет он поднимал силой.

Анатолий брал Сашку с собой, чтобы тот почувствовал себя в своей тарелке. Он старался его просто приучить ходить далеко. Но ничего не получалось. Если Саше казалось, что они совсем далеко, у него сдавали нервы, и убегал в деревню, а когда прибегал, то сразу же слышались смех и улюлюканье. Но Саша ничего не мог поделать, он старался, он действительно старался. Он боялся не самих обитателей, а саму Зону, её содержимое. Но также боялся потерять своего, возможно, единственного друга, и потому старался перебороть страх. Он думал, что надоест Анатолию, и тот присоединится к остальным. Но Анатолий и не думал об этом, его отличала от остальных большая целеустремлённость. Убившись, выполнит нужную задачу. Хотя однажды его нервы не выдержали. Саша наотрез оказывался выходить из деревни. Он говорил, что боится выходить за её пределы. Толя за шкирку потащил за дом и очень сильно ударил Сашу по лицу:

« Ты что дебил думаешь?! — закричал на него Толя. — Ты думаешь, что сидя здесь и ничего не делая, то получишь уважение? Тебя никто просто так не признает. Зона не любит трусов, трусы погибают первыми. Бояться можно и даже нужно, но свой страх нужно бросать против самой Зоны, тогда она тебя начнёт уважать в первую очередь. Ты мне столько о себе рассказывал, но, обладая всем этим, ты не способен перенаправить страх в другую сторону, в другое русло. Да, это сложно, но пойми, без этого никак. Тебя никто жалеть не будет. Либо живи, либо умри. Это единственная здесь норма. Если будешь себя так вести, тебя убьют на месте, потому что, такие как ты, людям здесь не нужны. Больше я тебя звать или брать с собой не буду. Ты будешь ходить один. Сегодня, завтра, решу я. Понял?!»
Началась длинная пауза. Саша начал хаотично думать обо всём, что сказали. Он понял Толю. Или старался понять. В его глазах был ужас, он онемел и ничего сказать не мог.

«Когда-нибудь, меня не будет рядом, я не смогу тебе помочь» — наконец произнёс Толя.

Саша глубоко вздохнул, чтобы успокоиться и сказал:

«Вот когда тебя не будет, тогда и поговорим, я пойду завтра утром… сам», — Саша выделил это слово соответственной интонацией. Он растёр болевшее лицо, развернулся и ушёл.

А Толя подумал: «Наконец-то»

Следующим утром Саша встал с большой уверенностью пойти туда, откуда возможно он не вернётся. Собрав всё, что у него, было: еду, обезболивающее, адреналин, бинты и тому подобное, пошёл в сторону Кордона. На границе деревни он остановился и всмотрелся в даль. Его начала бить мелкая дрожь, ужас всё сильнее и туже обхватывал своими руками. Сердце стучало всё сильнее и сильнее. Казалось, что грудь не выдержит, и оно выпрыгнет из неё. Он закрыл глаза и погрузился в пучину тишины и темноты. Он начал медленно и ровно дышать. Саша стоял так минут пять, потом постепенно успокоился. Открыв глаза, Саша увидел обычный вид Зоны, который по началу казался страшнее кошмара. Он упокоился и твёрдо зашагал туда, где люди обретают новый дом, новые ощущения, новые знания, новую жизнь.

Саша шёл по извилистой изрытой ямами от взрывов дороге. Эта дорога и всё окружающее хранило в себе многое. В 2***, здесь была последняя перестрелка между людьми, в которой никто не выжил. Дорога вместо серого, имела серо-бордовый цвет. Весь асфальт был пропитан кровью погибших здесь людей, а затем и животных. На некоторых телах ещё были куски мяса и одежды. Если подойти к этим трупам поближе, то можно было увидеть большое количество насекомых, которые неторопливо обгладывают кости. Машины были изуродованы до не узнаваемости, и напоминали разобранный конструктор. Почти все были либо перевёрнуты, либо стояли, уткнувшись носом в упавшие деревья. Из кабин можно было увидеть торчащие головы, руки, тела. Все машины, как и трупы в них заросли непонятным растением. Везде виднелись большие пятна крови. На Кордоне животных теперь нет, непонятно как, но людям здесь намного комфортнее, чем им, и, они либо ушли, либо погибли мучительной смертью. Но бывает, что сюда приходят отдельные семьи кабанов, только они могут здесь жить, и сегодня именно такой день. А день был очень жаркий, хоть яйцо жарь. Абсолютно ото всего отдавало теплом. Пот капал с лица и попадал в глаза, что очень мешало. Было трудно дышать, сильно нагретый воздух обжигал нос.

Он обернулся назад и понял, что ушёл дальше, чем когда-либо. Деревни видно не было, снова почувствовался захват, сначала небольшого, затем всё нарастающего ужаса. Смотря на всё вокруг, Саша плохо себя почувствовал. Опустив голову, он увидел череп, облепленный червями. Желудок, не готовый к такому, не выдержал и, всё содержимое вышло наружу. Саша снова закрыл глаза и начал глубоко дышать. Через несколько минут успокоившись, он поднялся на ноги, чтобы приглядеться или прислушаться.

И услышал тихое верещание, где-то неподалёку. Идя на звук, наткнулся на небольшой лесок, где увидел небольшое семейство кабанов. Он тихо подошёл и спрятался за деревом, и начал наблюдать необычную картину. Всё семейство что-то играло. Оно бегало по крошечному полю, которое было очищено от деревьев. Саша посмотрел на эти них и ужаснулся: мощные длинные, они были вырваны с корнем, и лежали где-то в сторонке. Там лежало четыре таких же больших дерева, и на них чётко виднелись следы от клыков от громадных клыков кабана.

Самец был просто огромным. Длина его составляла примерно три метра. Он имел полуметровые и мускулистые ноги, на которых были большие, как кружки копыта. Его клыки были очень длинными, порядка 30 сантиметров. Само его тело было огромным, его живот чуть касался земли. Самка была ещё больше и ещё страшнее. А рядом бегал маленький кабанчик, который тихо верещал и прыгал возле родителей.

Саша подумал, что если он принесёт хотя бы часть такого животного, то его начнут уважать хоть немного. К тому же по пути сюда, он увидел пару интересных артефактов, которые можно неплохо продать. Но зверьё большое и надо было стрелять метко, точно в глаз, так как череп животного слишком крепкий и патрон МП его не пробьёт. Подходя ближе, увидел здоровенный камень, за который спрятался. Саша достал пистолет из кобуры и проверил магазин. Приподнявшись, начал просматривать свою жертву через прицел. Целился он долго, потому что стояла очень жаркая погода, и, капли пота падали ему в глаза. Да и семейка постоянно двигалась, и такая задача была очень сложна. Но в один момент самец остановился, Саша среагировал моментально. Три патрона разрезали воздух, и все, одна за другой попали ему в глаз. Самец упал на своего детёныша и своим огромным весом раздавил его. Самка сначала не поняла, что произошло, и когда увидела мёртвого детёныша, резко развернулась, и начала искать убийцу. Он не заставил долго ждать, Саша выбежал из укрытия и всадил в неё весь оставшийся магазин. Пули пробили её тело, но она даже не покачнулась. Издав очень громкий рык, побежала на сталкера. Саша расстрелял ещё одну обойму, но кабаниха и не думала умирать, её глаза налились красным цветом, она не чувствовала боли, только ненависть к существу, убившее или была причиной убийства дитя. Саша остановился, чтобы зарядить пистолет, думая, что зверь далеко. Но это было ошибкой. Не успел он посмотреть вперёд, как почувствовал сильную боль, которая пронзила его бок. Его глаза закрылись, затем снова открылись, затем удар и треск ломающегося дерева, глаза опять закрылись. Самка была удовлетворена, остановилась, из её ран текла кровь. Потом пошатнулась, упала, и испустила дух.

Саша открыл глаза. Он лежал на животе возле сломанного дерева. Что-то тёплое текло по его телу. Он понял, что кабаниха сильно ранила его своими клыками. Он поднял кофту, под ней зияли огромная рана. Это был большой и должно быть очень глубокий разрез, кровь текла и текла. Из-под кожи виднелись кусочки мяса. Рана не просто сильно болела, а адски болела. Такую боль, Саша ещё никогда не испытывал. А это поганое ощущение давило на нервы. Из рюкзака он достал бинты. Посмотрев опять на рану, а затем снова на бинты, Саша тихо усмехнулся. Обмотав их вокруг себя кровь начала течь тише, но этого было не достаточно. Он взял нож и немного шатаясь, подошёл к кабану и отрубил его копыта: ему сказали, что они очень ценны.

Саша пошёл назад в деревню. По пути, он всё-таки взял те артефакты, которые видел здесь. Душа у него начала потихоньку согреваться при мысли о том, что когда он придёт, получит то, чего ему так не хватало на этой богом проклятой земле — уважение. Его бок очень сильно болел. Бинты уже были пропитаны кровью насквозь. Его глаза начали слипаться. Он начал идти медленнее и медленнее, потом просто свалился и потерял сознание, чуть-чуть не дойдя до деревни. Очнулся Саша через три дня в одном из домиков деревушки, его нашёл Толя.

Саша проснулся утром, в домике на окраине деревни, который был самый сохранившийся. Он оглядел комнату, в которой лежал и усмехнулся. Комната была полностью пуста, не считая кровати, на которой он проводил время. Все оттенки цветов комнаты давно потускнели и наводили уныние. Вся комната была в пыли, из-за которой было немного трудновато дышать. Она была очень хорошо видна, так как в некоторых местах лежала большими слоями, поэтому, если до неё дотронуться, то она могла рассыпаться как песок. На другом конце этой богом забытой комнаты висело зеркало, в котором не было видно отражения, потому что она, как и всё вокруг было покрыто пылью. Постельное бельё было очень… чистое. Откуда оно взялось? Чистой одежды в Зоне очень не хватало. Как впрочем, многого.

Саша попытался приподняться, но это быстро отразилось сильной ноющей болью в боку. Только после этого он осознал свою беспомощность перед опасностями, которые его поджидали за каждым поворотом, в каждом углу. Оружия рядом нет, без него невозможно защититься ни от кого. Он ничего не может, приподняться не сумел, а встать будет просто нереально. Паника потихоньку нарастала, но у Саши было перед ней абсолютное оружие. Он медленно закрыл глаза. Знакомая темнота и тишина. Многих она бы испугала, но на него она действовала успокаивающе. Она помогала ему сосредотачиваться. Чего он и добивался. Перед ним начали проявляться какие-то отрывки из моментов вчерашнего дня, но вместо того, чтобы разъяснять ситуацию, ещё больше его запутывало. Голова тут же разболелась.

— Привет!!! — крикнул неожиданно вошедший человек. Сашу аж передёрнуло, что отразилось острой болью в боку, пронизывающеё всё тело — ты чего пугаешься? Не узнал что-ли? Мне сказали, что у тебя может быть что-то с головой. Я нашёл тебя недалеко отсюда. Ты упал на камни, и немного подбил голову.

Саша дотронулся до головы и попал прямо в рану, что было не очень приятно. Бинт был наложен свежий – чувствовалось.

— Толь, блин не могу вспомнить, что делал вчера. Сколько я лежал здесь?

— Ты лежал здесь три дня, и вчера ничего не делал.

— Что же тогда происходило три дня назад, прямо выбило из головы.

— А я почём знаю? Могу только сказать, что ты упёрся вглубь кордона, и принёс немного хабара. Причём ты ушёл в такую глубь, в которую ты бы наотрез отказался бы идти со мной. И принёс очень редкие артефакты — вспышки, которые по одной штуке не найдёшь, так ты принёс аж три. Все были очень удивлены. Порадовало, что ты убил кабана. Твоя первая убитая тварь, поздравляю с боевым крещением. А так, в какую сторону ты шёл, где побывал, как всё происходило, ищи у себя в мозгу, если сможешь.

— Ладно, потом вспомню, но твои слова сильно подтолкнули сознание. Что-то уже понемногу проясняется. Но, — Саша показал на кровать, на свой бок — я не понимаю, откуда всё это у вас? Где вы всё достали? Как всё сделали?

— Хех, тебе просто фантастически повезло, что ты выжил. Пока ты там ходил, со стороны Пастбищ пришёл один сталкер, который за периметром был хирургом. Он с большим трудом согласился проводить эту операцию. Он жаловался на всё, от места проведения, до количества спирта, у нас имеющегося. Благо его инструменты были при нём. Сказал, что не выкинул из-за принципа. В этом случае тебе тоже повезло. Кто-то тебя там любит наверху. Ладно, не буду тебя грузить всем этим. Отдыхай и набирайся сил, после мы с тобой поговорим, серьёзно поговорим. Хорошо?

— Конечно.

Толя повернулся и довольный вышел из домика. Саша решил немного покемарить, хотя через несколько минут крепко-накрепко заснул.

Ночь. Тихая тёмная ночь. Она содержит в себе столько тан и загадок. Никто в Зоне и не подозревает, что происходит здесь в это время дня. Страшные и мистические вещи, которые не приснятся в самом ужасном кошмаре. Но сама ночь в Зоне очень красива и действует на человека завораживающе. Как ни странно звучит, но такая ночь, как здесь очень спокойна, лишь изредка её тишина нарушается чьим-то воем или криком. Серебристая луна покрывает своим тонким светом верхушки огромных деревьев, и лишь малая часть её лучей освещает их подножия. Огромные поля тонут в ярких лучезарных лучах, которые исходили от серебряного круга. Поле в свою очередь, отражала этот дивный свет, и небо становилось похоже на море. Какое красивое зрелище. Туман маленькими, но густыми клочками, медленно и плавно расстилается по всей территории. Деревья, могучие деревья шелестели своими листьями под лёгким дуновением ветра. Ветви многих были похожи на руки какого-то исполина. Тени, отбрасываемые от деревьев, были похожи на нечто. Небо над Зоной стояло как всегда беззвёздное. Казалось, что ты стоишь под огромным чёрным куполом, который поставили сюда для безопасности внешнего мира.

Саша крепко спал. Ему снился его родной город, его улица, его… дом. Он увидел рядом с ним бегающего мальчика и с трудом узнал в нём себя. Он бежал к двум людям – мужчине и женщине. Это были его родители. Отец — крупный, немного сутуловатый мужчина в военной форме. Мама — красивая и молодая женщина. Они все посмотрели на Сашу, стоявшего рядом и стали улыбаться. Но потом что-то случилось. Ребёнок исчез, картина начала менять цвет. Всё заливалось отвратительным серым цветом. Лица родителей потускнели, они престали улыбаться, а начали смотреть в сторону Саши с глубоким отвращением. Их кожа начала натягиваться, на ней появлялись ожоги и кровь, одежда рваться и тлеть. Вскоре на этих людях остались лишь клочки одежды. Саша смотрел на скелеты своих родителей, стоявших перед домом. Это было ужасно. Саша хотел, было закричать, но с ужасом увидел, что рот зашит. Затем, резко пошло пламя, дом загорелся и начал разваливаться под его напором. Пламя добралось до родителей, и те, вспыхнув, моментально обратились в пепел. Саша, наконец, сумел оторваться с места и побежал куда-то в глубь. Он бежал в темноте или в пустоте, пытался найти укрытие от пламени, но эти попытки были тщетными. Но оно было быстрее. Саша вспыхнул, как свечка. Он опять услышал те слова:

— Ты найдёшь, то, что хочешь, в мире, который перестал быть миром людей.

Саша неожиданно вскочил. И это резко отобразилось адской болью в боку. Он дышал очень быстро и тяжело. Холодный пот градом тёк с его головы. Этот сон… Этот ужасный сон, который не даёт ему покоя вот уже полгода. Ужасных полгода. Тогда, шесть месяцев назад, он в ярости из-за пьянства вместе с друзьями, зверски убил своих родителей. После чего поджёг дом, и сам чуть не погиб. Тогда, и именно тогда отец, не желавший видеть своего сына в пьяном виде, выставил его за порог и не впускал в дом. Саша с этим мириться не хотел, и в эту ночь он и его пьяные друзья ворвались в дом, где и было совершено преступление. Но его это не успокоило, он захотел уничтожить всё, что было связано с его родителями. Мысль о поджоге дома, ему пришла не сразу, но она пришла. Разлив все легко воспламеняющиеся вещества, Саша уже хотел поджечь спичку и бросить на облитый пол, но тут увидел то, во что никогда бы не поверил. Из тел родителей в виде маленького вихря, начало выходить нечто непонятное синеватого цвета, немного похожее на голубое облачко или на… душу!!! Саша поперхнулся собственной слюной, когда это самое облачко начало преобразовываться во что-то похожее на человеческое тело. На его взгляде нарисовался ужас, когда на голубоватых телах выступили очертания лиц его родных. Саша остолбенел, его руки дрожали, не двигались и не слушались его, он хотел кричать, но страх не давал разомкнуть губы, голос пропал. Внезапно, посреди комнаты, снова образовался новый вихрь, только чёрный, как ночь. Постепенно оно тоже начинало обретать какую-то форму, но осталась на стадии большого облака. Затем из ниоткуда появился странный предмет похожий на шкатулку, только, когда она открылась, души умерших начали туда засасываться, словно в чёрную дыру. После чего шкатулка пропала. На чёрном облаке появились маленькие красные точки, очень напоминающие глаза, в которых, если приглядеться, можно увидеть пылающий огонь. Саша смотрел на это, не отрывая глаз. Он не мог моргать, не мог двигаться, не мог говорить. Вдруг до него долетел чей-то голос. Мерзкий, тонкий, бьющий по барабанным перепонкам голос:

— Вот ведь как устроена жизнь. У хороших людей отнимают жизнь, а убийцы живут и ни чуть не жалеют о содеянном. На них налагается большой грех, но наказывать их за грехи люди и не думают. Вот так всегда, кто-то живёт, а кто-то умирает. Но спроси себя, достоин ли ты жизни. Нет. Однозначно нет. Все достойны жизни, пока не отнимут её у другого человека. Что ты сейчас и сотворил. Жаль, что я выбираю лишь, где и как погибают люди. Но тебе могу сказать, что умереть должен ты, здесь и сейчас. Но… я хочу, чтобы ты жил для одного экспериментика. Ты найдёшь то, что хочешь в мире, который перестал быть миром людей.

После чего всё исчезло, а руки, явно не под его сознанием подожгли спичку и бросили на пол.

Его мысли прервались тихим, еле слышным шорохом. Саша повернул голову к тёмному углу, от которого, как ему казалось, исходил звук. Из темноты медленно начала появляться огромная сильно потрёпанная голова, голова мутанта. Большая часть черепа отсутствовала, и был виден мозг или что-то похожее на него. Огромные клыки виднелись из разинутой пасти хищника. Самыми большими и длинными, были клыки, растущие из верхней челюсти. Это был саблезуб. Потом до Саши начали доходить звуки пальбы, криков и воя.

Только в эту минуту Саша почувствовал себя настолько беспомощным, что казалось, он и от комара не отобьётся. Вот в чём вся прелесть Зоны, пока человек с оружием, он уверен, что есть какая-то надежда на спасение, есть какой-то небольшой лучик света, который поможет ему выбраться из тьмы этого мира. А когда человек остаётся без оружия, вся его воля подавлена с самого начала, он не старается хоть что-то сделать для спасения, так как в нём уже заложена мысль — без оружия выбраться невозможно. Хотя это было далеко не так и только очень сильные люди, опровергали эту мысль. Но слабые, тщедушные люди, которые без умолку говорили о своей силе, только для того чтобы выпендриться, погибали, как только оружие исчезало у них из рук. А Саша сейчас находился именно в таком состоянии. «Где же пушка, где же?» — кричало в голове его, при этом без устали мотал головой по комнате. Но пушки не было, зверь с интересом смотрел на растерянного и испуганного человека. А человек лишь думал о том, где лежит его пушка, до конца не осознавая то, что её нет.

Зверь начал готовиться к броску, чтобы полакомиться свежим прямо-таки предоставленном ему на блюдечке, мясом. Но как только он прыгнул, послышался звук глухого удара, мутант отлетел и ударился об стену. Саша вздрогнул, повернулся в сторону звука и увидел Толю, стоящего с дробовиком. У него была разорвана щека, и видно было, что из плеча лёгкой струйкой течёт кровь. Толя снова выстрелил из дробовика, когда зверь поднялся на ноги. После третьего выстрела Саблезуб затих. Звуки, исходящие с улицы начали слышаться более отчётливо, а выстрелы дробовика Саше казались глухими ударами. Начали различаться автоматные очереди, пальба дробовиков, нечеловеческие крики, стоны, вой и предсмертные хрипы. Причём он начал слышать их настолько отчетливо, что каждая нотка была очень хорошо слышна. Толя выбежал на улицу, и только минут через пять пальба прекратилась.

Саша немного приподнялся на кровати, и не почувствовал никакой боли в боку, которая, как он уже успел заметить, резко давала о себе знать при малейшем движении. Он дотронулся до места, где находилась перебинтованная рана — ничего. Затем немного надавил на то место — и снова не было никакой боли, как будто рана зажила. «За такой короткий срок? Такое сильное повреждение зажило за несколько дней? Не может такого быть!!!» — подумал Саша про себя. Немного погодя, он всё-таки решил снять повязку, и посмотреть, что с раной произошло. «Что за чёрт?!» — пугающе пронеслось в его голове. Он не увидел никакой раны, он вообще ничего не увидел на своём теле. Даже шрам на груди, который он получил, падая с велосипеда, исчез. Саша не на шутку испугался. Правда, чего тут можно было испугаться, ведь все раны исчезли, все боли исчезли, но такой расклад Саше абсолютно не нравился. Он начал подозревать в этом, что-то нехорошее. «Не может же быть такого, чтобы раны, особенно такие, затягивались за протяжение нескольких суток» — снова подумал Саша. «Ведь это Зона — она никогда не позволяла любым ранам заживать быстро. Здесь элементарная царапина могла заживать неделями. А тут повреждение проходило от таза и почти до плеча. Зона здесь не причём, здесь замешана куда более серьёзная сила. Но какая?». Саша впал в раздумье. «Какая сила может обладать такой огромной властью. Власть, с помощью которой эта сила может влиять на судьбы людей. Власть, с помощью которой эта сила может насылать болезни и изгонять их, убивать людей и оставлять их в живых.

И тут он вспомнил ту ночь, тот страшный сон, те слова. Ночь, которая круто поменяла его жизнь, его судьбу, его мировоззрение. Именно тогда он поверил и в ад, и в рай. Он поверил в Смерть.
«Неужели это дело рук Смерти? Хотя зачем ей это? Если это она, то почему именно я, а не кто-то другой? Чем я её заинтересовал? Столько вопросов и ни одного ответа. Проклятие. Не нравится мне это, совсем не нравится. И даже не с кем переговорить насчёт этого. Так, для начала нужно подняться и выйти наружу, чтобы посмотреть и расспросить Толю, о том, что произошло. Да и вообще поговорить, хотя зачем?

Саша вдруг почувствовал некую неприязнь к людям. Точнее не к самим людям, а к их жизни. Ему вдруг не понравилось, что здесь живут люди. Не на всей земле, а именно на этом клочке планеты. Тихим шёпотом в его голове пронеслось: «А зачем им нужна эта жизнь здесь? Зачем им обрекать себя на боль и страдание на этой земле? Разве нужна людям такая плохая жизнь полная опасностей и тайн, которые только и ждут момента разорвать и уничтожить, живущего здесь человека. Так почему бы им просто не умереть, не подвергая себя большей опасности. Ты освободишь их от боли, которое принесло им это зловещее место. После гибели они забудут об этом. Всё будет казаться им страшным сном. Убей их. Освободи от боли. Убей их. Освободи от страданий. Убей их. Спаси их от самих себя. Убей их ВСЕХ!!!»

Саша сел на кровать, и начал потихоньку подниматься. А вот ноги его еле держали, и постоянно подгибались в коленях. Кое-как поднявшись, он понял, что забыл обуться. «Проклятие» — пронеслось в голове. Но не став снова садиться, Саша босиком вышел на улицу, и тут же пожалел об этом. Он наступил на непонятную серо-бурую слизь, которая вытекала из лежащего рядом трупа собаки. Она немного искрилась, лениво растекалась по окружающей её территории. На улице уже начинало немного светать. Небольшие лучики солнца начали проникать в деревушку из-за горизонта. Сам огненный круг потихоньку выходил на всеобщее обозрение, и начинал согревать и без того уже сильно разгорячённых сталкеров. На наличие ветра не было ни одного намёка. Вся растительность стояла по стойке смирно и не шевелилась. От трупов собак уже начинало исходить зловоние. Их было очень много. Саша, пока шёл, успел насчитать около 15 тварей. Среди людей тоже были потери. Пятеро человек лежали неподалёку друг от друга с перегрызенными глотками. Кошмарное зрелище.
Пока Саша шёл, он услышал, как Толя горячо спорит с каким-то сталкером. Толя был весь красный от злости, а глаза были похожи на глаза зверя, которого дразнят.

Саша подошёл и начал слушать этот спор.

— Мы должны пойти и убить оставшуюся стаю!!! — кричал Толя. Если мы их оставим в живых, то они придут ещё раз. Ты знаешь, какие у них теперь стаи? Это тебе не пятнадцать штук, как десять лет назад. Пятьдесят минимум, а плодятся они как кролики. На нас напало тридцать тварей, причём с волкодавом. Одного из пятерых саблезубов я убил, только из-за этого они ушли. Они теперь более умные и терять таких собратьев они не намерены. Но там, откуда они напали, есть ещё, и они вернуться всей стаей, и мы не сможем их удержать…

— Как мы их догоним?! — перебил его собеседник. Где мы их сейчас отыщем? Они могут быть где угодно. Может, они тёмной роще живут, или на кладбище. По-любому не здесь, ведь для них это смертельно опасно. Я видел, что происходит здесь с живностью. Оно умирает медленно, постепенно, ослабевая. Изо рта начинает течь непонятная жидкость непохожая на кровь, ни людей, ни их. Потом животное падает без сил, и начинает медленно высыхать, принося огромную нестерпимую боль. Оно завывает, а иногда кричит. Затем, когда тело похоже на скелет, кожа начинает трескаться и рассыпаться, а животное при этом ещё живо. Что-то никогда не даёт ей умереть, до конца процессии. Не могу представить какая эта боль. Уже после этого, происходит разрыв сердца, и животное умирает. Происходит это за час. Ты представляешь себе час нестерпимых мук?

Я к чему это говорю. К тому, что этот участок земли, одна аномалия, плохо влияющая на мутантов. Поэтому не зачем отсюда уходить, когда эти животные просто умрут здесь?

— А через, сколько времени аномалия начинает действовать?

— Примерно через полчаса.

— Полчаса!? ПОЛЧАСА!!! — закричал Толя. — Да ты хоть представляешь себе, что сделает с нами за ПОЛЧАСА стая из 50 особей. Мы не сможем продержаться даже столько времени. Мы должны найти их, и атаковать первыми, а не сидеть и ждать новой атаки.

— С чего ты вообще взял, что они будут атаковать? Может им первой этой стычки хватит. — Сталкер всё пытался убедить Толю отказаться от своей затеи.

— Ты когда-нибудь видел, чтобы хоть одна стая, не пробовала попытать счастье дважды. Вспомни хоть один случай. Недаром раньше говорили, что, если напала большая стая, то надо ждать и второго нападения. Так ведь?

— Да, ты прав. Но где ты будешь их искать? Кто будет искать? — сдался сталкер.

— Искать пойду я и Саша, остальным я дам другое задание. Ооо, Саш, а я тебя и не заметил. —Толя улыбнулся ему и пожал руку.

— Здорово, Толь. Чего это вы тут так горячо спорите?

— Да вот понимаешь, нужно догнать стаю этих собак иначе они снова вернутся.

— А нужно ли им возвращаться? — Недоумённо спросил Саша. — Опять по заднице получить? Они ж всё-таки умные твари и нападать второй раз они врятли станут.

Опытные сталкеры посмотрели на Сашу как на пришельца, который ещё толком ничего не понимает.
Толя положил свою руку на его плечо и сказал:

— Дурак ты ещё, дурак. Вот когда поживёшь здесь ещё недельки две-три, тогда многое поймёшь и ещё больше узнаешь.

— Нет, ну ты можешь мне объяснить, зачем им возвращаться во второй раз?

— Так уж и быть, расскажу. Понимаешь ли, эти твари всегда нападают несколько раз, вне зависимости от того какова их численность или шансы на успех. Вот, например, человек играет в казино и слабовольные или слишком уж азартные люди не могут после проигрыша, и особенно после выйгрыша сказать себе «Хватит». Конечно, некоторые люди могут после первого раза закончить игру, но у собак всё по-другому. В них тоже развито чувство азарта, но в отличие от людей они не могут остановиться. Только когда остаётся от стаи примерно 4-5 особей их разум «проясняется» и они попросту убегают.

— А сейчас почему они ушли? — не унимался Саша.

— Потому что им приказали. Теперь тебе ясно?

— Более-менее.

— А теперь нужно разработать план. Есть у кого какие идеи?

Тишина.

— Так-с, понятно. Придётся всё придумывать самому. Саш!?

— Да?

— Сейчас ты идёшь со мной. Надо разыскать ту часть стаи, которая напала на нас. Есть только одно место поблизости, которое пригодно для их жизни — Сумеречный сектор. Там проходит граница между кордоном и кладбищем. Добираться мы будем долго, порядка нескольких часов, так что иди пока собери всё необходимое для ходки. Только много слишком не набирай. Ясно?

— Да, уже бегу.

Саша побежал в сторону домика, где оправлялся от ран, чтобы обуться и одеться. А потом убежал в дом, где жил Толя.

— Так, далее, Медведь, назначаю тебя здесь главным на время моего отсутствия. Собери небольшой отряд, быстренько подготовь и проинструктируй. Как только мы с Сашей обнаружим стаю, то отправим на твой КПК сообщение о нашем местонахождении. После этого, ты выдвигаешь полностью готовый отряд. Встречаемся на месте.
Медведь согласно кивнул.

— План всем ясен? — спросил Толя

— Да!!! — ответили ему хором

— Отлично, тогда все за работу.

Медведь ушёл собирать небольшую группу, а Толя направился к домику, где Саша успел собрать всё необходимое для ходки.

— Всё собрал? — строго спросил Толя.

— Да, всего по не многу, чтобы рюкзак не был тяжёлым. Единственное чего не хватает, так это моего КПК. Он куда-то исчез, не могу найти, похоже потерял, где-то там. А покупать новый у этого торговца всё равно, что квартиру брать. Что делать будем?

— У меня неподалёку есть тайничок. Там возьмёшь мой старый КПК, а заодно переоденешься в нормальный комбинезон и пушку приобретёшь. Давай мой рюкзак.

Саша подал ему сумку. Толя тщательно проверил её и явно удовлетворившись закинул за плечи.

— Значит так, слушай внимательно, повторять дважды не буду. Наша цель — Сумеречный сектор, когда дойдем, поймёшь, почему он так называется. Сначала, мы направимся прямиком к остаткам Чёрного леса. Там, сделав небольшой привал, пересечём его и, выходя, попадём прямиком в Сектор. Всю территорию нам обследовать не удастся, поэтому уйдём сразу к границе, более-менее пригодное место для жизнедеятельности мутантов. Если никаких сюрпризов по дороге не будет, а я не сомневаюсь, что они будут, то дойдём к обеду.

Когда мы обнаружим стаю. Я отошлю сообщение с нашими координатами Медведю. Как только его отряд встретится с нами, вместе атакуем стаю. План ясен?

— Да.

— Проверь рюкзак ещё раз. Готов? — опять строго спросил Толя.

— Готов.

— Тогда выдвигаемся.

Они вышли из домика и направились к выходу из деревни, по пути попрощавшись с некоторыми сталкерами. Выйдя на окраину деревни, ходоки резко повернули на запад, в сторону Черного Леса. Точнее к его остаткам. Шли они очень долго. Солнце нисколечко не щадило их, постоянно хотелось пить. А ведь они не прошли и четверти пути. Но воду надо было экономить.
Картина, которую обозревали сталкеры, была просто ужасна. Да и что говорить, повсюду: в каждом кустике, в каждом закоулке — картина Зоны просто ужасала. Один кордон чего только стоит — трупы, трупы, трупы.

— Пока всё идёт по плану, — сказал Толя.

— Да, блин, вот именно, что пока.

Время шло, но ничего серьёзного со сталкерами не происходило. Они почти дошли до Чёрного леса. Пару раз пришлось делать крюки, так как в ранее безопасных местах, появились психо-аномалии, или как ещё называют «Ловцами Душ». Рядом с одной аномалией они нашли труп сталкера. Его взгляд сильно напугал Сашу, так как глаза выражали лишь боль и страдание, а тусклость их говорило только об одном — его душа была «поймана».

Они шли уже около часа, где-то на горизонте начали промелькивать кроны деревьев, которые издали, казались крошечными. Через десть минут, сталкеры подошли к нему вплотную, и Саша понял, почему его так назвали. Это был поистине могучий лес. «Если это остатки леса, то какой же он был в своём расцвете?» — подумалось Саше. Деревья напоминали огромные столбы, и казалось, что они достают до неба, «держа» его. Но ещё одна отличительная особенность его была в том, что все листья были абсолютно чёрные. Каждый лепесточек отдавал чёрным цветом. Зайдя в него, Саша как будто погрузился во тьму, кроны деревьев были настолько густы, что свет не попадал сквозь него. Свою лепту в это вносили и чёрные листья. Ещё одну особенность заметил в нём Саша — полная тишина, ничем не нарушаемая.

— Почему здесь так тихо? – спросил Саша.

— Потому что это гиблое и тёмное место, любой, кто сюда заходит либо не выходит, либо выходит, но со съехнутой крышей. Но есть и те счастливчики, которые выходили отсюда живыми и здоровыми. Но они никогда никому, даже своим друзьям-сталкерам, не говорили, что они пережили в этом лесу. Бывало, что некоторые сходили с ума уже после. Такое было потрясение. Так, ладно, забыли, для начала зайдём в мой тайник, он в ста метрах отсюда в юго-западном направлении. У меня там есть специальный препарат, который сделал один доктор, он поможет нам без последствий пройти этот лес. Ведь подвергать наши жизни опасности пока рановато, поэтому, как только мы войдём в лес я вколю препарат себе, а потом тебе. Ясно?

— Да, всё ясно. А что за доктор?

— О, это длинная история, может как-нибудь потом рассказу. Тебе понравится, я уверен. А сейчас главное — наша задача. Идём к тайнику.

Сталкеры свернули на юго-запад и минут через пять отыскали Толин тайник. Он представлял собой небольшой складик, который был заперт на вид хиленькой дверью, однако, она очень туго поддавалась и кое-как открылась. Самое интересное, что Саша её смог разглядеть только тогда, когда Толя тыкнул ему на неё пальцем. Очень была хитро спрятана и закомуфляжена. Внутри было небольшое помещение, пропитанное влагой.

— И как ты тут можешь что-то хранить? Столько воды? — спросил Саша.

— Ты, друг мой, ещё очень мало знаешь. Смотри.

Толя показал Саше, где он хранил всё вещи – В самой дальней части комнаты лежали друг на друге большие контейнеры.

— Эти контейнеры водонепроницаемы, поэтому я могу здесь всё что угодно и сколько угодно, разве что кроме каких-либо съестных припасов. А так, всё сохраняется в лучшем состоянии. В тех крайних контейнерах лежит одежда, а в том небольшом, на самом верху, лежит КПК и ещё парочка неплохих вещичек. Если захочешь, забирай, — сказал Толя и ушёл в другую, менее просторную комнату.

— Хорошо, — сказал ему вслед Саша.

Саша немного повозился, прежде чем достал тот маленький сундучок. Потом открыл крайний контейнер и взял новую одежду. Переодевшись, он открыл сундучок и забрал старый, как говорил Толя, КПК. Хотя на вид он был очень даже не плох. Ни единой трещины, ни единой царапины, прям как с прилавка. Он включил его и опять немного повозившись, настроил сеть. Посмотрев в сундук ещё раз, Саша не нашёл ничего особенного, кроме двух флешек. «Может он про них имел ввиду?» — подумалось Саше. Он взял их и положил в карман новой куртки. Новая одежда прекрасно сидела на нём. Он чувствовал себя ней очень комфортно.

— Пора идти, - сказал Толя

— Всё, иду. Ты взял препарат? — осведомился Саша.

— Да, три ампулы на всякий случай, вдруг кому-то из нас понадобится большая доза.

— А если обоим?

— Исключено. Готов?

— Да.

— Выдвигаемся.

Они вышли из складского помещения, и солнце ударило в глаза. У Саши даже зрение немного помутнело, расплылось. Толя как смог закрыл дверь, а потом с силой ударил по ней, так что она закрылась полностью. Затем он замаскировал её. Саша, только что видевший перед собой явную дверь, на несколько секунд потерял её. Толя повернулся к Саше лицом и головой показал в сторону леса. Саша кивнул в ответ и пошёл вперёд, другой сталкер за ним.

Подойдя к лесу, Саша сказал:

— Толь, я хочу пойти без защиты.

— Ты что, спятил?! — вскрикнул Толя. — Ты только недавно понял, что значит быть на волосок от гибели. И ты хочешь пойти туда и погибнуть на самом деле?

— Разве ты говорил, что люди там погибают?

— Ну, я сказал, что люди там сходят с ума. И ты сойдешь!!! — Толя подошёл к нему вплотную, и Саша начал чувствовал его волнение.

— А разве сумасшедший может сойти с ума дважды? Ты же и так сказал, что я спятил.

— Я спросил, а не сказал!!! — Толя уже начал выходить из себя.

— А разница?

Толя сделал паузу и сказал:

— Ты действительно больной, раз не видишь разницу, и хочешь пойти туда без защиты. Что ж, будь, по-твоему. — Толя махнул рукой, потом достал из рюкзака ампулу и шприц. — Точно хочешь пойти так?

— Я решил, я хочу попробовать. Просто, почему то меня переполняет уверенность в том, что мне удастся.

Толя усмехнулся и потом добавил:

— Если у тебя поедет крыша, я, не задумываясь, снесу её тебе. Понял?

— Это будет лучше для меня, — сказал Саша, слегка улыбнувшись.

Толя снова усмехнулся, затем вставил ампулу в шприц, и вколол себе препарат в шею. Когда препарат был введён, Толю слегка передёрнуло. Он убрал шприц, а пустую ампулу выкинул.

Они стояли у входа в Чёрный лес, кто знает, какие мысли проплывали у них в головах – добрые ли, плохие ли. К сожалению, мы этого никогда не узнаем. Но не столько интересны их мысли, сколько интересна их судьба. Особенно судьба одного из них…

Автор: Дракон.


Дата: 28.09.2011 | Категория: Фан рассказы | Просмотров: 908
Добавил: winnt321 | Рейтинг: 4.6/5
avatar

Комментарии к материалу Аваддон г.1

Всего комментариев: 4

avatar
1 karabel • 21:52:22, 29.09.2011
Хорошо написано, мне понравилось.
avatar
2 Cro8ocOCb • 22:33:11, 30.09.2011
А когда продолжение будет?
avatar
3 Pred@tor • 16:39:21, 02.10.2011
неплохо. жду продолжения :)
avatar
4 SibireaStalker • 11:46:13, 06.10.2011
Норма.


Рекомендуем:

Вверх