Воронья стая (Часть 1) | Работы от участников
Работы от участников [112]

Статьи » Второй литконкурс от stalker-gsc.ru » Работы от участников

14:14:05

Воронья стая (Часть 1)


(отрывок из более объемного произведения которое находиться сейчас в работе)


Дожди в Зоне тоже были своего рода «аномалией». Начинались они внезапно, посреди чистого неба, которое лишь спустя некоторое время затягивалось серой ватой облаков.
Ворон сидел в проеме окна, задумчиво глядя куда-то вдаль, в плотную пелену дождя. Сигарета уже почти истлела в его пальцах, но он, похоже, про нее забыл.
- Как думаешь, надолго дождь зарядил? – спросила Лиса, подходя к окну. Ворон вздрогнул и перевел взгляд. Лиса заметила, как зрачки Ворона сжались и расширились, словно потеряв на мгновение фокусировку.
- Надолго? – переспросил Ворон. – Не думаю, - покачал он головой, и выбросил окурок на улицу. Потом закурил новую сигарету: - Как бы то ни было, часа через два мы должны выходить. Дотемна надо добраться до «Янова», - сказал он.
- Ты знаешь какой-то секретный «портал»? – усмехнулся Трупарь, сидя на ящике у стены. – Туда же пять часов ходу.
- У меня есть карта нового прохода, - ответил Ворон. – У Лоцмана купил. Можем «срезать» почти пол-пути… Кстати, никто клаустрофобией не страдает? – спросил он.
- Вот это к чему вопрос был? – переспросил Кочевник, продолжая заряжать запасные обоймы для «калаша».
- Придется под землей идти, вот к чему, - подал голос Кот из угла комнаты. – Лоцман рассказывал мне об этом проходе. Там, правда, снорки «тусуются» частенько, но все же… Да и от Выброса мы будем подстрахованы солидно.
- Кстати о Выбросе, - не успокаивался Кочевник. – Ничего, что там могло появиться с десяток серьезных аномалий после последнего Выброса? – спросил он.
- Ошибаешься, - ответил ему Трупарь. – Динамические изменения касаются только поверхностных и воздушных аномалий. Все что находится под землей, остается неизменным…
- То есть, если где-то под землей наткнешься на, скажем, «трамплин», то это означает, что он был там со времени образования Зоны? – спросила Лиса.
- В принципе, да, - кивнул Трупарь. – Но это…
- Лишь подтверждает аномальность Зоны, - вмешался Ворон. – Хорош устраивать диспуты! Все, собрались и двинули. Если хотите, продолжите разговор по дороге…
Трупарь покачал головой и поднялся с ящика. Сталкер был огромен – «честные» два метра роста, ширине плеч и объему грудной клетки, мог позавидовать любой самец гориллы, и немного непропорциональные широкие ладони. Но при этом, Трупарь, или «в миру» Сергей, был добродушен и мягок как пуховая подушка. «Костюм» сталкера составлял расширенный во всех смыслах тяжелый бронекостюм «Долга» и просторный, с армированной подкладкой, кожаный плащ с капюшоном. На лице змеился тройной шрам от когтей снорка.
Отодвинув ящик, Трупарь вытащил из-за него длинный сверток. Размотав мешковину, он достал двуручный тесак, с массивным и широким лезвием длиной в метр.
- Вот нахрена тебе эта железка? – удивился Кочевник.
- Пригодится, - ухмыльнулся Сергей, приторачивая тесак на спину. – Этот «свинорез», мне не раз шкуру спасал.
- По мне, так обычного ножа хватает, - пожал Кочевник плечами.
- Каждому свое, - ответил Трупарь, накручивая ствол на «ВСС».
Ворон обратил внимание, что винтовка у Трупаря тоже не совсем стандартная.
- Новая модификация? – кивнул он на оружие.
- Почти, - согласился Трупарь. – Немного переделали ствол, улучшили дальность и точность… Плюс накладки на цевье и приклад, чтобы мне удобно было. «Долговцы» работали.
- Ну, то что «долговцы», это видно, - улыбнулся Ворон. - «Свободовцы» бы обязательно «напороли» бы в чем-нибудь. Там только Флинт мог нормально работать после одного-двух «косяков»…
- Да «щазз»! – вмешался Кочевник. – Этот хренов «оружейник», однажды взялся мне «довести до ума» «Абакан». Так вот, после его «апираций», автомат пришлось выкинуть. Два-три выстрела и осечку давал. А когда я показал автомат «долговским» оружейникам, мне сказали, что был бы «Абакан» лошадью, то его нужно было бы пристрелить из милосердия… А мне за автомат пришлось полтора штукаря Сидорычу отслюнить, да еще штуку этому Флинту…
- Ну, может, ты как раз попал к Флинту во время его «запоя». Тогда он действительно не способен собрать ничего сложнее ножа, хотя говорит, что может на коленках собрать «гауссовку», - сказал Кот.
Кочевник с досадой отмахнулся, и продолжил наполнять обоймы патронами.

До тоннеля они добрались довольно скоро, и почти без «приключений». Стая «слепышей» в десяток голов, не в счет. Зато выяснили, что не только Трупарь не гнушается пользоваться «холодным железом», разваливая псов напополам ударами своего тесака, но и Кот «не дурак» железками помахать. У него тоже были «козыри в рукавах». Буквально. На предплечьях сталкера, под рукавами комбинезона, были закреплены выдвижные клинки полуметровой длины, с которыми он весьма умело обращался. Очень эффектно смотрелось, когда Кот, вонзил один из клинков в шею прыгнувшему на него псу, и разнес ему голову выстрелом из «кольта» сорок пятого калибра.
Перед тоннелем же, пришлось остановиться. Не потому, что путь перекрывали несколько «плешей», а потому, что ДЖФы у всех словно сошли с ума. Ворон взглянул на экран наладонника, куда выводились данные с детектора, и спросил, не обращаясь ни к кому конкретно: - Если верить моему ДЖФу, нас впереди ждет больше полусотни «вражин». Это я один дурак, или как?
- У меня вообще три сотни, - с удивлением глядя на свой наладонник ответил Кочевник. – Там что, «Великий Крысиный Исход» намечается?
- А я это заметила еще минут десять назад, - смущенно сказала Лиса. – Но подумала, что это у моего детектора «глюк».
- Так хрен ли молчала? – рявкнул Ворон.
- Я думала… - покраснела Лиса.
- Надо было не думать, а сказать сразу! – оборвал Ворон.
- Ты на девочку не ори, - сказал Трупарь. – Ничего страшного не произошло. Ну не сказала она, что у нее детектор «сбрендил», и что? Она ж не одна идет…
- Ладно, извини, - буркнул Ворон. – Сорвался…
- Я не пойму, чего ты дергаешься? – сказал Кочевник. – Десятком крыс больше, десятком меньше. Ну, залезем куда-нить повыше и все. Даже если их там три сотни выбежит…
- А если там не крысы?
- Угу, точно, - усмехнулся Трупарь. – Все сталкеры Зоны туда сбежались, чтобы не дать нам войти в Нору. Это уже паранойей попахивает.
- Чем бы это не пахло, а проверить надо, - ответил Ворон.
Пока они пререкались, Кот достал две «Ф-1», и спокойно выдернув чеки, метнул гранаты одну за другой в темный зев тоннеля.
- Ховайтесь, хлопче! – предложил он.
Сталкеры рассыпались в стороны, и пару секунд спустя, грохнули взрывы. Из тоннеля вылетели осколки щебня, и какие-то искореженные железки.
Ворон взглянул на свой наладонник. ДЖФ «молчал». Либо гранаты Кота мгновенно убили больше полусотни крыс, во что поверить было трудно, либо к детектору вернулось «здравомыслие».
- Ну что? Детекторы в норме? – спросил Кот. – Может теперь, все-таки пойдем дальше? Кто-то, помнится, хотел успеть на «Янов» дотемна?
- Все равно, что-то здесь нечисто, - проворчал Ворон.
**
- Кстати, Сергей, а почему тебя Трупарем прозвали? Или ты сам себе «погремуху» придумал? – спросила Лиса, пока сталкеры шли ветвистыми лабиринтами Норы.
- Дело в том, Ната, что до Зоны, я был врачом. Правда, врачом немного «специфическим». Сама понимаешь, что с моими «ковшами», нейрохирургом мне было не стать по определению, - улыбнулся он. – Короче, в результате, я стал патологоанатомом…
- Давайте потерпим с изложением биографий до «Янова»? – обернулся на мгновение Ворон. – Это конечно жутко интересно, но сейчас несколько не к месту! – проворчал он.
Лиса молча показала спине Ворона, выставленный средний палец.
Из темноты впереди послышалось многоголосое протяжное рычание.
- Ну, твою ж мать! – выругался Кочевник. – Только снорков нам сейчас не хватало!
- Всем приготовиться! – сказал Ворон, щелкнув флажком перевода огня на автомате, включив режим коротких очередей. – Проход узкий, так что внимательно…
Сталкеры стали полукругом, так, чтобы общий сектор обстрела фокусировался на темной дыре прохода, но при этом так, чтобы не перестрелять друг друга. Через несколько мгновений, фонари высветили согнутую фигуру, неуклюже скачущую на четвереньках.

- Танцуем! – крикнул Ворон, открывая огонь. Пули ударили в снорка, отбросив его назад в темноту. Но в следующий момент из прохода выпрыгнули еще трое…
Схватка была короткой. В ушах еще звенело от грохота выстрелов, а перед глазами поплясывали «зайчики» от «засветки» вспышками выстрелов, но сталкеры были целы, а вот снорки наоборот. Восемь уродливых тел, в которых еще угадывались человеческие очертания, лежали на полу пещеры, нашпигованные десятками пуль как минимум трех разных калибров.
- Надеюсь, на этом, лимит «нежданчиков» на сегодня исчерпан, - сказал Трупарь, сменяя опустевшую обойму «ВСС».
- Вот ведь живучие твари, - задумчиво сказала Лиса, подтолкнув труп одного из снорков носком ботинка. – А правда говорят, что это Выбросом их так покорежило? – спросила она.
- Об этом только Зона знает, - ответил Ворон. – Но то, что они «произошли» от людей, факт…
- До «Янова» километр остался, - сказал Кочевник, посмотрев карту на наладоннике. – А между тем, уже восемь часов. Темнеть начинает.
- Тогда придется прибавить шагу, - ответил Ворон. – Мне не очень улыбается перспектива встретиться на выходе с какой-нибудь химерой, вышедшей на охоту.
- Химеры раньше двух утра на охоту не выходят, - заметил Трупарь. – Если их конечно, не «поднимут с лежки» какие-нибудь очередные «охотники».
- Да мне плевать на «расписание» химер. Давайте просто побыстрее дойдем до «Янова», и там уже будем рассуждать о высоких материях, «горних высях» или о специфике брачных игр тушканчиков калмыцких степей в период заморозков…- проворчал Ворон.

Вечернее небо буквально переливалось оттенками золота, меди и бронзы. Особенно яркое зарево было над ЧАЭС. Природу этого «сияния Зоны», не могут выяснить вот уже с десяток лет, впрочем, как и то, что в Зоне вечная осень.
Сталкеры выбрались на поверхность неподалеку от завода «Юпитер». До станции «Янов» оставалось чуть больше полукилометра.
- Все-таки красиво, черт возьми! – сказал Кочевник, посмотрев на отсветы «сияния» на низких облаках. – Жаль, камера в ПДА-шке говенная, а так бы сфотографировал обязательно.
- Кстати о камерах, - заметил Ворон. – Нашел я как-то в одном из схронов, цифровую «мыльницу»… Вроде бы «Canon», модель не помню. Так вот, там в памяти сохранились фотки какой-то лаборатории, и множества «колб» со странными эмбрионами внутри, - Ворон передернул плечами. – Мерзопакостное зрелище было.
- И что ты сделал с этой «мыльницей»? – поинтересовался Кочевник.
- Я похож на агента Малдера? – улыбнулся Ворон. – Разбил на хрен об камень ближайший, а карту памяти сжег, - ответил он.
- Луддит хренов, - покачал Кочевник головой. – Что, нельзя было просто карточку очистить?
- Это я сейчас понимаю, а тогда просто как «накатило» что-то. Сам жалею, что разбил «мыльницу», - ответил Ворон. Потом пожал плечами: - Хотя, «фонила» она изрядно.
- Интересно, что ж за лаборатории там были засняты? – задумчиво сказал Трупарь. – Говоришь, были «колбы» с эмбрионами?
- Ну может и не эмбрионами, но с чем-то живым точно, - ответил Ворон. – И это не было похоже ни на одного известного мутанта Зоны.
- Вы не можете о чем-нибудь другом поговорить? – возмутилась Лиса. - Неужели, только о всяких «лабораториях» и мутантах?
- Ну почему же, - вмешался Кот. – Можно поговорить о том, что вот-вот начнется Выброс, а мы с вами на открытом пространстве.
- Какой на хрен Выброс! – отмахнулся Кочевник. – До Выброса еще минимум полсуток.
- Можем конечно «проверить», прав я или нет, но я бы предпочел заховаться, - пожал Кот плечами. – Например, вот там, - показал он в сторону железнодорожного тоннеля. – В конце концов, мы ничего не теряем, если полчасика посидим там. До «Янова» рукой подать, так что… - развел он руками.
- Я так понимаю, что даже если мы сейчас ломанемся бегом… - начал Ворон.
- Выброс нас накроет где-то возле полустанка, - закончил Кот.
- Тогда чего стоим? Кого ждем? Сами себя задерживаем! – Кочевник повернул в сторону тоннеля и прибавил шагу.

Выброс не происходит строго по часам. Вычислить вероятность его «начала» можно только приблизительно. А уж рассчитать, когда он шарахнет в полную силу, было совсем уж нереально.
Вот и сейчас, когда до тоннеля оставалось не более полусотни метров, земля под ногами сталкеров заходила ходуном, небо окрасилось в цвет разбавленной молоком артериальной крови, и ветер заметно усилился. Группа со всех ног рванула в спасительный тоннель.
Ворон бежал, борясь с накатывавшей волнами тошнотой. В глазах темнело, с каждым шагом земля старалась выскользнуть из-под подошвы ботинка, но он знал, что бежать надо несмотря ни на что. С каждым метром вглубь тоннеля становилось легче. Сердце уже не так сильно старалось пробить грудную клетку, чтобы выскочить наружу, избавившись от необходимости прокачивать бесконечные литры крови, внезапно ставшей вязкой как смола.
Добежав до земляного завала перегородившего тоннель, Ворон рухнул на рельсы, нимало не заботясь о том, что может раскроить себе череп о сталь рельса, или разбить в кровь лицо о щебень. В конце концов, в данной ситуации это могло стать вполне приемлемой «альтернативой» мерзкому состоянию в коем он пребывал.
Рядом, взбив фонтан пыли и мелких осколков щебенки, «приземлился» Кочевник, сжимавший голову так, словно хотел раздавить череп, как переспелый арбуз…
Минут через пять все утихло, и сталкеров стало «отпускать». Ворон с трудом поднялся на ноги «гудящие» от напряжения и избытка молочной кислоты в мышечных волокнах. Во рту был отвратный металлический привкус. Взяв фляжку, Ворон скрутил крышку и прополоскал рот, стремясь избавиться от привкуса. Сплюнув, он сделал еще пару глотков. Потом достал мятую упаковку «АнтиРада» и закинул капсулу лекарства в рот. Разжевав капсулу, он поморщился и запил водой из фляги.
- Во, блин, - сказал он, закручивая крышку фляги. – Давно меня так не «ломало» на Выбросе. Либо Выбросы усиливаются, как предполагают «ботаники», либо я стал «чувствительней», - сказал он в пространство.
- Мы просто близко к центру Зоны, - сказал Трупарь. – Сила воздействия Выброса обратно пропорциональна расстоянию от ЧАЭС. Собственно поэтому, скажем, на Кордоне, Выбросы относительно «безвредные», да и аномалий не так много.
- Завязывай умничать, Серега. Итак голова «распухла», а тут ты со своими сентенциями, - поморщился Кочевник усаживаясь на щебенке. – Дураку понятно, что чем ближе к «источнику», тем сильнее по мозгам ударит.
- Какие же вы все умные, блин, - сказала Лиса. – Аж блевать тянет, - улыбнулась она. Но в следующее мгновение, ее глаза округлились, и она «сложилась пополам», выблевывая содержимое желудка.
- Ты чего, прикалываешься? – удивился Кот.
- А что, похоже? – отплевавшись от рвотной массы, переспросила Лиса с сарказмом, и согнулась в новом приступе рвоты.
- Ее приступ вполне объясним, - начал было Трупарь. – Излучение Выброса нередко вызывает симптомы, схожие с алкогольной интоксикацией…
Это замечание вызвало очередной приступ рвоты у несчастной Лисы. Но приступ был коротким. Проблевавшись, она прополоскала рот водой из фляги.
- Скажешь еще что-либо подобное, блевану тебе в рожу, - пообещала она, улыбнувшись, и вдруг рухнула как подкошенная. Ее тело изогнула тягучая судорога, а на губах выступила бело-розовая пена. Лису сотрясали судороги, она билась как рыба выброшенная на берег. Трупарь мгновенно рванулся к ней: - Держите ее крепко, а то она может поломать себе чего-нибудь! – приказал он, падая на колени рядом с Лисой и пытаясь поймать ее мотыляющуюся из стороны в сторону голову.
- Это что, эпилептический припадок? – удивился Кочевник, прижав ноги Лисы к земле.
- Похоже на то, - ответил Трупарь, пытаясь разжать судорожно сжатые челюсти девушки. – Главное не дать ей захлебнуться или проглотить язык, - добавил он, скорее для собственной уверенности, нежели в «информационных целях».
- Ножом попробуй, - посоветовал Ворон, удерживавший руки Лисы.
- Ты сам-то понял что сказал? – огрызнулся Трупарь. – Ножом я ей либо зубы раскрошу, либо челюсть сломаю… Есть другой способ.
Он нажал пальцами на какую-то точку около уха, и нижняя челюсть девушки расслабленно опустилась.
- Ворон, у тебя пальцы потоньше, - обратился Трупарь. – Постарайся удержать ей язык.
Ворон кивнул и стянул перчатку с руки.
- Как-то «стремно», - нервно улыбнулся он. – Как бы она мне пальцы не откусила…
- Ты «целку»-то из себя не строй! Если девица задохнется, ты виноват будешь, - рявкнул Трупарь в ответ.
- Дай хоть водкой руку продезинфицирую, - окрысился Ворон.
Подскочивший Кот, вложил между зубов Лисы пустой десятикубовый шприц из аптечки.
- Медики херовы,- проворчал он. – Она бы сдохла, а вы все еще спорили бы…

**
- Нет, ребята, - покачал головой Костоправ. – Здесь я вам не помощник. Пулю извлечь или псинячий укус зашить, это да, ко мне… А по части проблем с мозгами, это лучше к «ботаникам» в бункер. У них там оборудования хоть завались. Может чем и помогут, - сказал он.
- Ну и на этом спасибо, - устало улыбнулся Ворон. – Я ее пока тут оставлю, пусть отлежится?
- Конечно, без вопросов, - пожал Костоправ плечами. Ворон кивнул и вышел из комнаты. Вернувшись в зал, он плюхнулся на возмущенно скрипнувшее пластиковое кресло, и устало откинувшись на спинку, сказал: - Значит так, мужики. С Лисой явно какая-то херня случилась. Костоправ вообще не в курсе, чем помочь…
- И что теперь? – спросил Кочевник. – «Кирдык» вылазке?
- Даже не знаю, - Ворон потер подбородок, и шумно выдохнул. Трупарь встал и молча пошел куда-то.
- Ты куда собрался? – спросил Кочевник ему в спину. Сергей с досадой отмахнулся.
- Есть, короче, один вариант, - сказал Ворон. – До утра мы сидим на попе ровно, а утром тащим Лису к «ботаникам»… Нам все равно к ним надо, так что…
- Ну, это меняет дело, - согласно кивнул Кочевник. – Я пока «совершу набег» на запасы Грека. Может, у него чего новенькое в продаже появилось.
- Чем бы дитя не тешилось, - улыбнулся Ворон, поднимаясь. – Ладно, я спать пошел…
- Зря ты так, - ответил Кочевник. – У него тут редкие вещи встречаются…
- Типа чего, например? – поинтересовался Кот.
Кочевник охотно, и не без некоторого хвастовства, откликнулся: - Вот, например, такая штукенция, - он полез в один из многочисленных клапанов и карманов на «разгрузке» и вытащил складной мультиинструмент. – Это не какая-нибудь китайская подделка, которую продает Сидорович за копейки, и которая ломается при первой же попытке открутить что-нибудь, или «колючку» перекусить… «Лезэрмен», тринадцать предметов…
- Много денег отдал?
- Ну, скажем так… Можно было взять «ПМ»-ку и пачки три патронов к ней. Но я решил не упускать возможности, - ответил Кочевник.
- А ты никогда не задумывался, откуда торгаши товар берут? – задумчиво сказал Кот.
- Да, в принципе как-то не до того всегда, - пожал Кочевник плечами. – Хотя, в самом деле, интересно…

Ворон спустился в подвал, где была оборудована так называемая «спальня» - десятка два двухуровневых армейских коек. Большинство народа скопилось в зале наверху, так что койки по большей части пустовали. Занято было всего пять или шесть. Ворон прошел к койке стоящей ближе всего к дальней стене. Сняв рюкзак, Ворон запихнул его под койку. На рюкзак он положил «Тавор», «разгрузку» со сменными обоймами и гранатами, и наплечную кобуру с «Дезерт Иглом». За сохранность вещей под койкой он не опасался, поскольку среди сталкеров, заходивших на «Янов», было не принято красть. И вовсе не из каких-то там «джентльменских» соображений. Несмотря на почти поголовный атеизм, сталкеры довольно суеверны, и одним из самых страшных сталкерских грехов, считается кража у собрата «по противогазу и болту». Собственно поэтому, мародеры и прочая полууголовная шелупонь, коей немало по всей Зоне, всегда была и остается «чандалой» - самой низшей и презираемой «кастой».
Продавленные пружины возмущенно скрипнули под весом тела Ворона. Поворочавшись пару минут, стараясь устроиться удобней, он заснул…

- Рота, подьем! – весело рявкнул над ухом Ворона Кочевник. От неожиданности, Ворон инстинктивно откатился в сторону от «источника» звука, и влип физиономией в бетон стенки подвала-«спальни». Вспыхнувшая боль, мгновенно стряхнула сон.
Чертыхнувшись, Ворон повернулся на спину и сел, потирая ушибленный нос. На верхней койке ржал Кочевник, устроивший эту остроумную «побудку». Ворон примерился, и врезал ногой по провисающим под весом Кочевника, пружинам верхней койки. Хохот сменился возмущенным воплем: - Эй, ты совсем охренел? – затем Кочевник свесил голову: - Я ж отсюда чуть не рухнул!
- А вот не хер, - проворчал Ворон. – Какого черта разбудил?
- Скучно мне стало! – с иронией отозвался Кочевник. – Дай думаю, тебя разбужу, будет с кем «потрещать».
- Иди Трупарю «по ушам езди», - ворчливо отозвался Ворон, спустив ноги на пол и усевшись. Затем он вытащил из кармана на бедре фляжку и стал отвинчивать крышку. – Он тоже любитель «потрещать», - приложив фляжку к губам, Ворон запрокинул голову. Его кадык дважды дернулся: – Вот блин, вода закончилась, - сказал он с досадой, отнимая фляжку ото рта.
- Кстати, о Трупаре, - добавил Кочевник. – Он, между прочим, всю ночь просидел над Лисой… Костоправ побоялся его выгнать из «больнички», - хохотнул он.
- Можно подумать, ты бы не побоялся, если бы не знал Серегу так долго, как знаешь, - заметил Ворон.
- М-да, - согласился Кочевник. Пружины скрипнули, и в следующее мгновение перед лицом Ворона свесились ноги. Ворон отодвинулся, хлопнув тыльной стороной ладони по ботинкам: - Копытами поосторожней! – опять проворчал он.
- Просим пардону! – отозвался Кочевник, спрыгивая на пол.
Потянувшись, он хрустнул позвонками, и широко зевнул: - Как же я задолбался спать на этих вечно «проваленных» кроватях! – сказал он. – Любую «Душу» бы отдал за нормальную, мягкую и чистую постель!
- Так черта ли поперся в Зону? – спросил Ворон. - Жил бы на Большой земле, спал бы в нормальной постели, может даже не один, - подмигнул он.
- Да понимаешь ли, не хватало там чего-то такого, чтобы… эхх! – не зная как выразить словами, Кочевник попытался «изобразить» руками, но это у него тоже не совсем получилось, и он разочарованно махнул. – Здесь, - он обвел руками пространство, - гораздо интереснее. Да и выгодно, местами… «Артифахты», как ты понимаешь, стоят немалых денег.
- И что? – снова спросил Ворон. – Что дальше-то? Ну, денег скопить, ну поймать адреналиновый «приход»… А еще что? На хрена мы все сюда поперлись?
Кочевник внимательно вгляделся в лицо Ворона.
- Ты часом, не приболел? – участливо спросил он. – Глаза у тебя как-то нездорово блестят…
- Мы все хотим чего-то доказать, - сказал Кот, бесшумно подошедший сбоку. – И прежде всего, доказать самим себе, что мы можем. А уж дифференцировать, можем ли мы просто выживать, или быть везучее самой Фортуны, это уже не наша забота…
- Еще раз так подкрадешься, точно в лоб получишь, - нахмурившись, пообещал ему Кочевник.
- Надо Лису к «ботаникам» тащить, - сказал Кот, не обращая внимания на «угрозу». – Трупарь говорит, что ей немного полегчало, но она все еще без сознания. Он, кстати, уже связывался с учеными, они готовы принять нас и сделать все возможное, чтобы выяснить, что с Лисой.
- Идите, я скоро догоню, - махнул рукой Ворон, и полез под койку за вещами. – Мне еще надо фляжку наполнить, и взять чего-нибудь пожрать у Грека… - глухо проговорил он.
- Ну, если чо, мы у Костоправа, - согласился Кочевник, забирая с верхней койки рюкзак и автомат.

Сегодня продвигают dream-x cs game news portal. Это новый портал по самой популярной игре в мире.




Дата: 24.07.2011 | Категория: Работы от участников | Просмотров: 513
Добавил: Dozer | Рейтинг: 0.0/0
avatar

Комментарии к материалу Воронья стая (Часть 1)

Всего комментариев: 0



Рекомендуем:

Вверх