Из дневника сталкера… (Часть 10) | Работы от участников
Работы от участников [112]

Статьи » Второй литконкурс от stalker-gsc.ru » Работы от участников

01:17:56

Из дневника сталкера… (Часть 10)

Часть X

Из дневника сталкера…
”Зов монолита”

Что есть самой большой загадкой Зоны?
Тайный монолит, в центре Зоны, который якобы владеет свойствами выполнять самые сокровенные желания? Или, может, Радар на окраине Рыжего леса, от упоминания о котором у сталкеров аж мурашки по спине бегают? Чего только стоят истории очевидцев, которые доходили к границе, а именно к тому месту где начинается мертвая Зона. Именно в этой Зоне, недалеко на Север от мертвого города, совершаются ужасные вещи.
Наверное, каждый сталкер в Зоне, который хоть раз пересидел за рюмкой в Баре, слышал историю сталкера Дыбы. А рассказали эту историю очевидцы, которым посчастливилось выжить в той загадочной истории.
Пятеро сталкеров, в том числе Дыба, отправились в центр Зоны, чтобы поживится, как они сами поведали, новыми разновидностями артефактов. Конечно, что на такие ходки идет не каждый второй, и как правило это люди, которые не так долго топчут Зону, и еще живут романтическими мечтами и желанием приключений в стиле Индиана Джонса. Другими словами, только сумасшедшие могли отправляться за собственной смертью так далеко. Ведь чтобы умереть, как настоящий сталкер, достаточно лишь выйти за пределы Бара и расслабиться на секунду. В тот же миг, старуха с косой попросит удостоверяющие документы и прописку в Зоне.
Но вернемся к нашим „героям”. Хотя мы и присвоили им популярный в Зоне титул „сумасшедшие”, и все же им удалось дойти до мертвой Зоны Радара. Документы, которые они купили у Зубра, приблизительно описывали границы влияния пси-излучения Радара. Поэтому, вооружившись этой информацией, наши искатели артефактов отправились на встречу таинственному и непостижимому.
Ясное дело, что группа не рискнула подходить впритык к обозначенной границе влияния Радара, а сделала привал в пятистах метрах от зловещего места. О приближение к Радару свидетельствовали нечастые набеги, правильнее ли сказать наползания зомби, которые мирно брели себе от Радара в сторону Мертвого города, но встретив незнакомцев по дороге, резко изменяли траекторию движения.
Поэтому сталкеры установили поочередную охрану.
В таком распорядке прошла вся ночь, а на утро одного из сталкеров не стало...
Это был Дыба. Обнаружив пропажу напарника, остальные участники группы разделилась по парам и отправились на его поиски перед тем определив границы Зоны за которую нельзя было заходить. Но прочесав довольно большую территорию никого не нашли кроме нескольких зомби. Поняв, что поиски были напрасными, и группа потеряла одного члена, сталкеры решили поступить умно и для того чтобы избежать дальнейших потерь в своих рядах, тем более Дыба в группе был самым опытным, сталкеры решили повернуть в БАР.
Как только группа собралась и отправилась в направления мертвого города их окликнул голос.
Это был голос Дыбы, что выходил из леса. Из того же леса которого так остерегались все члены экспедиции. Шел он уверенно без никаких признаков зомбированности, хотя кто его знает как определить признаки того же зомби. Ведь не все они сразу это груда гнилого мяса с невыразительной речью. Но, увидев напарника о таком, конечно, никто не задумывался, ведь теперь, когда все вернулось на свои места и группа снова в полном составе, они могут продолжить экспедицию в глубь Зоны.
Дыба все ближе приближался к сталкерам, пока внезапно, какая-то неизвестная сила подкосила его. Он ухватился за голову, будто от приступов сильной головной боли, опустился на колени и начал кричать и рвать волосы на голове в порывах сумасшествия.
Сталкеры остановились в нескольких метрах от напарника, который склонился над землей и дрожал будто ему было очень холодно. Все время он что-то бормотал себе под нос, а потом внезапно затих. Сталкеры окликнули его, спросив все ли в порядке, в ответ изнеможенный Дыба поднялся на ноги. Его лицо было бледным будто у мертвеца, по лбу и щекам стекал пот, а в глазах застыла боль и просьба о помощи.
Один с сталкеров отважился подойти к мученику, но в ответ все услышали автоматную очередь.
Дыба расстреливал напарников с своего автомата, пока не закончились патроны в магазине. Все четверо сталкеров лежали неподвижно на земле. Еще несколько секунд Дыба щелкал по курку разряженного автомата стараясь изъять из него еще хотя бы один выстрел. Поняв, что все напрасно, Дыба бросил к ногам автомат, достал из кобуры, которая крепилась к бедру, Форт, и выстрелил себе в висок.
В этой карательной акции, которую провел Дыба, одному сталкеру удалось выжить. Три пули, которые попали ему в грудь, сломали два ребра, но бронированные подкладки костюма не пробили. И произошло это не случайно, ведь остальные члены команды что лежали сейчас на земле и не подавали ни единых признаков жизни, были одетые в аналогичные костюмы. Сталкера спасли артефакты, которые лежали в его рюкзаке. Один из них, а именно артефакт мамины бусинки, он припрятал в рюкзаке подальше от глаз напарников. Зная, что данный артефакт не является радиоактивным, что крайне редко случается среди детищ Зоны, он просто припрятал его в ботинок, а потом перепрятал в рюкзак, умышленно не положив его в контейнер, чтобы не привлекать лишнего внимания.
Одолевая ужасную боль в груди, сталкер обошел тела павших побратимов и убедившись в летальности в каждом из случаев, пошел к телу Дыбы. Осмотрев тело палача у которого с виска тоненькой струйкой вытекала густая бордовая кровь, сталкер натолкнулся на татуировку, которая по длине украшала правую руку Дыбы. Это была аббревиатура из букв что вместе составляли хорошо известное всем слово „S. Т. А. L. К. Е. R.”
Рыжий лес, который получил свое название еще после первого взрыва на Чернобыльской ЧАЭС, сейчас красовался перед нами красно-багряными кронами деревьев, которые будто заржавевшие танкеры, баржи и прочие суда застоялись в порте без ухода. Тот кто усматривал в этом виде романтику был или дураком, или человеком который впервые сюда попал. И мы с Тринею относились к второму классу чудаков.
- Сколько о нем легенд ходит, - не отрывая взгляда от окраины леса сказал я Трыне, - и ни одна из них не смогла раскрыть всей его таинственности и загадочной неприкосновенности.
- А ты начинаешь говорить как поэт. - подколол Трыня, - Вижу эта ходка произвела на тебя положительный эффект. Вернемся, может книжку напишешь.
- Все может быть, - все еще вглядываясь в ржавчину крон Рыжего леса, сказал я, а потом перевел взгляд на Триню, - Ты лучше расскажи мне, каким образом тебе удалось отключить Радар и вообще, что тебе о нем известно раз ты так рискнул.
Трыня почувствовал, что сейчас ему придется все подробно разжевывать и вкладывать в рот, чтобы я потреблял уже разжеванную информацию и не задавал лишних вопросов. Потому он выдержал короткую актерскую паузу, а тогда начал свой рассказ.
- Тебя не удивило название установки, что мы сталкеры именуем как Радар? – решил начать из вопроса Трыня. Не дождавшись ответа напарник сразу же продолжил. – А вот меня раздирало любопытство. "Зов монолита” звучит заманчиво, не так ли? Да, именно "заманчиво”, - складывалось впечатления, что Трыня каждый раз все больше восхищается своим пылким монологом о достижение в расследовании на основе дедуктивного метода.
- Извини Трыня, - прервал я напарника – но кажется мне, что ты не растолковываешь всю эту историю с Радаром, а наоборот еще больше ее запутываешь.
Трыня схватился враз, будто человек который своими мечтами летал где-то под небесами, а потом его вдруг опустили на Землю.
- Извини, я немного отвлекся! – напарник прибавил ходу, ведь мы точно не знали сколько времени Радар еще будет в неактивном состоянии, хотя при этом не забывал следить за аномалиями, которые время от времени попадались на нашем пути.
- Так вот, - продолжил Трыня, - сопоставив те данные что мы получили в лаборатории под мертвым городом с информацией, что я получил от Доктора, я дошел определенных выводов. Наш знаменитейший Радар действует на двух частотах. Внешней и внутренний. И в документах фигурирует под названием Зов монолита. Именно это и подтолкнуло меня до одной замечательной догадки.
- Трыня, не томи душу! – нетерпеливо прервал я напарника.
- Радар это не барьер на пути к центру Зоны, а ворота к нему!
- Что?! – Трыня перевернул все мое мировоззрение о Зоне, - То есть ты хочешь сказать, что сквозь Радар на самом деле можно пройти без ни единого повреждения, главное правильно постучать?
Трыня воспринял мой вывод мягкой и доброй улыбкой на лице:
- Нет, все немножко сложнее, - напарник схватил меня за рукав костюма и потянул на себя. Оказалось что передо мной притаилась мясорубка в которую я едва не попал заслушавшись историй напарника. – Не забывай что ты в Зоне брат, а не на прогулке в парке.
Мне стало стыдно от такого замечания, ведь давно уже Зону топчу, а только что повел себя как неотесанный новичок.
- А относительно Радара, то я вот к чему дошел, собрав всю известную информацию, - продолжал Трыня, все еще держа меня за рукав костюма. – Внешняя частота действия Радара направлена в Зону, и влияет на подсознание всех сталкеров из одним единым призывом – призывом в центр Зоны. Именно так, Радар манит всех к себе, из-за чего каждого сталкера на протяжении жизни мучает одна параноидальная мысль - пробраться в центр Зоны. И чем дальше мы идем на Север, тем более сильным становится этот призыв.
- Подожди Трыня, - снова прервал я напарника, - а как же зомби сталкеров, что идут от радара? Пси-излучение что буквально выжигает мозг из наших голов? Чем ты это объяснишь? Неужели Радар созывает сталкеров со всей Зоны, чтобы просто превратить их на безмозглых мутантов. А как же история Дыбы?
- Всему этому есть логическое объяснение, - спокойно уверил меня Трыня, - Безмозглые мутанты, как ты их назвал Хищный, являются на самом деле исполнителями воли Монолита, только каждый по своему...
Наконец-то, Трыня заговорил о том, о чем он деликатно отказывался говорить всю дорогу, о Монолите.
- Вот как ты заговорил Трыня! Теперь здесь еще и монолит причастный.
- Причастный, и мы к нему причастные, - упрямо продолжал Трыня, - и все что творится в Зоне причастно к монолиту. А вот кто причастный к его созданию, вот что настоящая тайна Зоны. Так как Радар был запущен после формирования монолита в центре Зоны, значит существуют люди которые работают на монолит.
- Ты имеешь в виду фанатиков из Монолита?
- Нет, это намного серьезнейшая группировка, чем стая вооруженных до зубов фанатиков. Ведь Монолит, вместе с его приспешниками собирает исполнителей своей воли по всей Зоне, при этом по разному программируя их на выполнение задачи. Одних просто зомбирует и обрекает на брожение пространствами Зоны, других завербовывает как агентов и внедряет в ряды противника.
- Подожди, то же мне говорил Люфа! - я аж побелел вспомнив ужасы Краснознаменского, - Тогда в Краснознаменском, я встретил Люфу, который уверял меня, что на меня положено важную миссию и что я должен продолжить дело Люфы.
На лице Трыни вырисовалась заинтересованность моим рассказом, ведь она доказывала его догадки.
- А еще он говорил, - я выдержал коротенькую паузу, а тогда выдал, - что мы принесем гибель в сердце Зоны.
- Не знаю относительно гибели Зоны, - Трыня задумчиво потер подбородок, - но относительно исполнителей миссии он был прав. Только говорил с тобой не Люфа, а тот же монолит.
Вывод Трыни заставил задуматься нас обоих над всем тем багажом информации и догадок который только что прозвучал из моих уст, и уст напарника. Определенное время мы молча брели по желтоватой траве, пристально вглядываясь впереди себя на предмет аномалий, и посматривали на окраину леса, которая лежала по левую сторону, чтобы вдруг оттуда не выскочил какой-либо свежий зомби и не полоснул нам в спину из автомата.
- Слушай Трыня, - решил я первым нарушить молчанку, - А что касательно другого диапазона излучения о котором ты рассказывал. Кажется ты назвал его внутренним.
- Внутренний? – Триня повторил вопрос вслух, будто спрашивая самого себя. – Я думаю что этот короткий диапазон частот, который покрывает довольно не большую территорию, а именно саму станцию вместе с Припятью, на самом деле рассчитанный как сдерживающий сигнал.
- А кого нужно удерживать в центре Зоны? – с любопытством спросил я Трыню.
- А кого в центре Зоны больше всего? – решил ответить вопросом Трыня.
- Группировка Монолит!
- Именно так! – удовлетворенно подтвердил мою догадку Трыня, - Монолит с помощью Радара удерживает их внутри этого очарованного кола для своей собственной безопасности от несанкционированного проникновения. Скорее за все, фанатики были отобраны среди обычных сталкеров, которые пошли на призыв Радара и были пропущены сквозь эти ворота на службу монолита.
- Ты смотри как все закручено, - я аж почесал затылок, поневоле вспомнив анекдот об отце, который объяснял сыну, почему дураки когда думают постоянно чешутся в затылок. – Подожди Трыня, а как же теперь Монолит, ведь сдерживающего излучения сейчас уже нет, и ничто им не мешает покинуть границы обычного пребывания?
- А вот это, я думаю, нам придется скоро узнать.
В лес заходить мы не рисковали, ведь бороться там с монстрами на порядок труднее, чем на открытом пространстве, но нас привлекла одна интересная деталь, что заставила максимально приблизиться к лесу. Это была грунтовая дорога, которая плелась будто граница по окраине леса. Обычная себе грунтовая дорога, которая представляла из себя две выбитых глубоких колеи. Но что-то в этой дороге было не так... А именно следы на мокрой болотной поверхности. Они были свежие.
Глубокие следы от шин огромного груженного тягача. И судя из их свежести, приблизительно час тому, по этой дороге, проехал тягач.
- Это то о чем я думаю? – с удивлением глянул я на Трыню.
- Ничего не могу понять, - не обратив внимания на мой вопрос продолжил Трыня, - откуда здесь взялся тягач?
- Так что будем делать дальше? - решил я отвлечь напарника от его раздумий.
- Пойдем по дороге! – решительно заявил Трыня.
Я спорить с напарником не стал, хотя прекрасно помнил его жажду к приключениям и тенденцию на отклонение от прежде определенного курса. Но раз мы так далеко зашли и конечно не без его прямого вмешательства в ход событий, то сейчас оставалось лишь одно. Довериться полностью напарнику.
Мы пошли посреди дороги между двумя колеями, поскольку там не было так много грязи. Со временем дорога повернула в лес, и мы не сворачивая из намеченного курса пошли в ржавые дебри.
- Слушай Трыня, - решил я разбавить тишину нашей пешей прогулки, - а фантомы существуют? Я имею в виду чернобыльские фантомы?
- А чего это ты враз о них вспомнил? – улыбнувшись, переспросил Трыня.
- Да в Баре от бывалых наслушался басен о призраках Зоны. Якобы это призраки, которые блудят Зоной и заманивают одиночек в ловушки или аномалии.
Трыня ничего не ответил, а только улыбнулся сам к себе будто вспомнив какую-то смешную ситуацию и пошел дальше по дороге.
Чем глубже нас заводила дорога в лес, тем больше изменялись окружающие пейзажи. Дерева что росли по обе стороны дороги были совсем не похожие на те, что росли в глубине леса. Они были сухими и безжизненными. Искореженные длинные ветви почернели будто после пожара и ни один листочек, пусть даже ржавого цвета не украшал их. Эти деревья выстроились в ряд по обе стороны дороги будто почетный караул, который ожидал на прибытие достопочтенного лица. Но поскольку гость так и не явился, они так и остались стоять в ожидании.
- Знал я одного, что забрел аж в БАР! – внезапно, будто выстрел, послышалось от напарника.
- Ты это о чем? – переспросил я Трыню, не понимая внезапного желания поболтать.
- Фантом! Ты ж спрашивал о фантомах!
- А, действительно! - сориентировался я в русле дальнейшего ведения беседы.
- Так вот, - продолжил Трыня, - встретил я одного такого! То есть не я встретил, так как если бы это был я, то сейчас едва ли говорил с тобой. А дело было с сталкером Кешем. Так вот, сидели мы с ним в Баре, истории и басни новичков выслушивали, как те героически кровососа завалили с ПМ и одной гранатой. Вранье конечно такое, что аж уши в трубочку заворачиваются, но зато посмеялись от души. А еще один зеленый заявил, что он артефакт нашел, визором его назвал, якобы этот камешек позволяет ему видеть все аномалии. Даже тот арт всем показывал. Ничего особого, какая-то цветная стекляшка, которую он скорее за все из внешнего мира приволочил. После первого же выброса выскочил наш герой из Бара, ну это тогда когда карусель нам выход перекрыла, и полетел курсант вместе со своим артефактом. После того случая вся зелень в Баре рты позакрывала, и больше не травила бессмысленных басен.
- А как же фантом? – переспросил я Трыню, не понимая к чему здесь было это предисловие напарника.
- А, фантом! – опомнился напарник, будто пришел в себя, - Так вот, когда аномалия перед дверью отступила и сил слушать бред новичков и пить паленую водку Зубра уже не было, Кеш сказал что пойдет отлить. Я подумал, что он просто не мог сдержаться от смеха поэтому пошел на верх, чтобы там надорвать себе живот, поэтому через пять минут я отправился в след за ним, объяснив новичкам что я отлучаюсь по той же причине что и Кеш. Когда я поднялся из Бара на верх, то на свое удивление не увидел Кеша. Конечно, мне это выдалось подозрительным, ведь Кеш никогда не отмечался склонностью к героическим походам в Зону своими силами, тем более перед Выбросом. Хотя в Баре были и такие, которые отправлялись в Зону именно перед выбросом, залегши где-то в заведомо приготовленное убежище, чтобы потом первым собрать урожай детищ Зоны.
- Снова отвлекся я! - виновато сказал Трыня, - Тогда побежал я за территорию Бара и на мое удивление увидел Кеша, который медленно брел себе в направления Свалки. И удивлял не так тот факт, что Кеш никого не предупредив, побежал куда-то в Зону. Может у него где-то хабар с водкой был припрятан в тайнике, вот он и отлучился, чтобы не платить Зубру за водку. А удивляло то, что шел он очень беспечно. Без оружия, просто брел себе куда-то в направления Свалки будто зомби. Я окликнул его, но он не отреагировал на мой призыв, а дистанция к нему была где-то с пол километра. Тогда я вытянул свой кольт и выстрелил в воздух…
Кеш остановился. А тогда развернулся на девяносто градусов и побрел в направления карусели. Не увидеть этой аномалии Кеш не мог. Эту карусель видели даже новички, ведь ее гигантские размеры свидетельствовали сами за себя. Это был местный аттракцион, что иллюстрировал всю опасность и коварность Зоны, который бывалые с гордостью демонстрировали зеленым новичкам. Поэтому суицидальное расположения духа Кеша мне отнюдь не понравилось и только в кое подтвердили мою гипотезу зомбированости сталкера.
Я еще несколько раз выстрелил в почву возле ног Кеша, но он наперекор отказывался стоять, а соответственно и жить. Я бросился к нему, изменив обойму в пистолете, на случай крайнего проявления ослушания сталкера.
На мое счастье, а точнее счастье Кеша, шел он довольно медленно, потому вскоре я смог его догнать и попробовать привести к чувству. Но все методы включая и рукоприкладство не помогали, а сталкер продолжал идти на аномалию зачарованно вглядываясь впереди себя.
Я не теряя времени, нацелил свой кольт в направления карусели, и провел серию выстрелов опустошив обойму.
Каким было мое удивление когда я увидел внезапное проявление активности карусели, но не от моих пуль, а от тела что попало в него. Вместе с последней пулей из моего пистолета прямо перед каруселью явился круглый шар, который висел над землей на высоте приблизительно одного метра. Этот шар был освещен голубоватой аурой, а внутри сквозь прозрачную оболочку можно было увидеть движение каких-то тягучих веществ, которые дрейфовали в менее густом веществе. Это было похоже на лавовую лампу, которую я когда-то видел в американских фильмах. Она украшала комнату каждого американского ребенка, даря мягкий свет и завораживая движением восковых сгустков, что нагревались и вытворяли чудные образы дрейфуя в подсвеченной колбе. Не знаю, чем был спровоцированный такой сумбур внутри неизвестного тела, хотя я считал, что это было следствием моей стрельбы.
Но не мой кольт должен был поставить конец ежедневным будням в Зоне для невиданной прежде твари, а та опасность, которая притаилась за ее спиной. Огромная карусель мгновенно среагировала на наличие инородного тела в зоне достижимости и затянула сияющий шар как гигантский пылесос.
В воздухе послышался утробный вопль, который и привел к чувству Кеша, что обессиленный упал на землю. А карусель раскрутила шар, подняв его в верх и разорвала в пиль. Именно так, в пиль. Шар что выдавал какой-то потусторонний вопль, просто разорвавшись осыпал нас голубым сиянием и серебристыми микрочастицами что топились в воздухе не долетая до земли.
Это и был знаменитый фантом. Неизвестное паранормальное явление в Зоне, которое может управлять сознанием на расстоянии. Вот и Кеша он выловил находясь за пределами территории Бара. А сам Кеш потом рассказывал, что он действительно вышел с Бара чтобы справить нужду, но как только оказался на верху, то получил сигнал на ПДА от неизвестного сталкера Гильзы, якобы с призывом о помощи. Конечно, Кеш сразу отреагировал, поскольку знал что вокруг Бара частенько ошиваются слепые псы. А эти сволочи когда собьются в кучу могут разодрать любого, если он слабо вооружен, или зеленый новичок в Зоне. А долговцы, что стоят на заставе, дальше метра от блокпоста не отходят и даже видя что стая голодных мутантов раздирает бедолагу новичка не пошевелят и пальцем. Не в их это компетенции бросать пост и тратить попусту патроны, даже если один такой патрон может спасти одну жизнь свободного бродяги.
Ну а дальше все как по Станиславскому. Временная потеря памяти, голоса в голове, и бездумный ход на брешь в аномалию. Ну, конечно, и я на авансцене, без кого бы этот спектакль имел трагическое окончания. Вот такая вот встреча с фантомом.
- Не хотелось бы сейчас с таким поручькатся, - заявил я под впечатлением рассказа Трыни.
Когда вдруг, позади нас послышалось шуршание в кустах, что росли возле дороги. Мы оба мгновенно среагировали на звуковой раздражитель и направили оружие в направлении кустов. Но в этот же миг за нашими спинами послышался еще один звук, совсем иной чем тот что прозвучал из кустов. Это был рев двигателя грузовика.
Мы с Трыней успели повернуть головы, чтобы оценить опасность которая внезапно подкралась сзади и увидели огромный тягач Урал, который был нагружен бревнами и на огромной скорости мчал на нас. Дальний свет фар ослепил нам глаза, но поскольку все происходило днем, мы окончательно не ослепли от резкого изменения освещения. Весь Урал был забрызган грязью, которая кое-где еще стекала из него ручейками, оставляя на кабине и лобовом стекле грязные разводы. Через грязь на лобовом стекле нельзя было увидеть водителя, но учитывая на скорость многотонного грузовика который гнал прямо на нас, сейчас это было мало важным. Огромные бревна деревьев, которые были нагружены на тягач, разлетались в разные стороны дороги создавая ужасный гул и снося все на своем пути. Здоровенные колеса рвали под собою размокшую дорогу, тем самым осыпая грузовик свежим болотом.
Трыня мгновенно среагировал на появление болотного монстра и со всей силы толкнув меня на обочину дороги. Удар был сильным и пришелся мне в грудь, так что я пролетел над землей несколько метров, а тогда покатился в кусты. А Трыня тем временем, за секунду до столкновения с Уралом подскочил вверх, пропустив под себя весь состав вместе с остатками погруженных бревен.
Закатившись в кусты, я еще успел увидеть напарника в высочайшей его точке полета над грузовиком и убедился что он в безопасности. А опустив глаза немного ниже я не смог гарантировать той же безопасности себе. Ведь на меня катилось огромное бревно, которыми так щедро посыпал обочины тягач.
Бревно приближалось ко мне с огромной скоростью и страшным гулом вырывая под своим весом куски земли и дерна. Я быстро осмотрел окружающую обстановку и понял, что путей для отступления нет, поскольку позади к ближайшему дереву было еще метров три на преодоление которых мне бы понадобилось три, а то и больше секунд, а впереди в метре от меня была небольшая, узкая канава в которую я мог бы поместиться, и добраться к ней было секундное дело.
Поражающе, как в такой ситуации можно оценить скорость мысли, ведь на все эти раздумья у меня было не больше двух секунд чтобы принять едино правильное решение. А именно податься вперед на встречу бревну и заскочить в канаву.
Бревно с грохотом пролетело надомной, и за миг достигло дерева которое я рассматривал как возможный вариант убежища. И только тогда я понял, что на этот раз со мной был не только Трыня, но и все духи Зоны. Учитывая тот факт, что все деревья которые росли возле дороги были сухими и трухлявыми в середине, сырое и тяжелое бревно просто снесло это дерево выкатившись на него и повалив его в сторону леса. Такой вариант я также не продумал, ведь если бы бревно переломало его чуточку ближе к земле, то деревце бы накренило в мою сторону, и тогда бы за считанные секунды мне снова пришлось бы расписывать стратегические планы по передислокации в район „усе в порядке”.
На соседней авансцене развивались совсем другие события, где Трыня соревновался в прыжках в высоту с неистовым тягачом, протекторы шин которого, будто копыта бизона, вырывали землю с под себя и орошали все вокруг.
Урал вместе с остатками бревен проскочил под Трыней на большой скорости и исчез так же внезапно как и появился. Ни звука ни следа по себе не оставив. Такой себе летающий голландец Зоны.
Я не успел подняться на ноги из своего недавнего убежища, как напарник подал мне руку чтобы помочь вылезти из канавы.
- Что это было! – выпучив глаза от страха и заикаюсь переспросил я напарника.
Трыня вместо того чтобы ответить взорвался внезапным смехом.
- Что не так? – изумленно отреагировал я на внезапный смех Трыни. – Что здесь смешного?
- Извини, сорвался, – в конце концов успокоился и пришел в себя Трыня - Просто, видел бы ты свое лицо, когда вылез из канавы. Весь в болоте, глаза как у проктолога на приеме выпучены, и первая фраза которая прозвучала из твоих уст „что это было?”. Я просто не смог сдержаться.
Я конечно не сразу понял юмор напарника. Ведь он всегда любил пошутить даже в ситуациях когда смерть дышала в затылок, но сейчас, мне кажется, что он совсем потерял любое чувство страха.
- Я конечно понимаю, - начал я с небольшой ноткой обиды в голосе, - что вашему брату по барабану и по бубну ужасы Зоны. Для тебя контролер, как гаишник на трассе, дал двадцатку и проезжай дальше. А я, в отличие от кое-кого, переживаю такие события будто это все в последний раз. У меня перед глазами пролетает вся моя хреновая и недлинная сталкерская жизнь, а ты здесь смеешься из выражения моего лица? Может ты еще проверишь, замарал ли я форму вместимостью – последняя фраза прозвучала от меня с определенной долей гнева.
Трыня потупил виновато глаза:
- Извини, Хищный – улыбка с лица Трыни исчезла так же внезапно как и появилась, - Я немного увлекся своими новыми возможностями и совсем забыл о таких естественных для человека ощущениях как страх и боль. Это все свидетельствует о том, что во мне каждый раз становится все меньше человеческого.
Последние слова напарника навеяли грусть не только на него, но и на меня. За всеми этими приключениями, я совсем забыл зачем мы плелись так далеко на Север в центр Зоны. Забыл о Жемчужине Зоны, которая пожирала Трыню из нутри, забыл о Докторе, о словах Люфы. И здесь я понял, что с моей стороны наброситься так на напарника было порядком эгоистично. Ведь за всеми этими приключениями в компании с таким неудачником как я, что притягивает к себе все несчастья Зоны, Трыня на секунду снова ощутил себя сталкером.
- Да нет, - ухватил я напарника за плечо, - это ты меня извини Трыня. Если бы не ты, лежать бы мне сейчас под призрачным тягачом и глотать болото. А то что у меня морда в болоте, и глаза из орбит повылазили, так это наверное действительно смешно. Тем более в Зоне так можно и с ума сойти, если все воспринимать серьезно.
Трыня улыбнулся и похлопал меня по плечу в знак примирения.
- Ну что же, как говорят у нас на Украине „мир миром, пироги с сыром, варенички в масле мы дружечки красны” – и Трыня снова зашелся смехом.
А тогда смех вдруг оборвался и напарник бросился от меня в сторону кустов что росли ближе к лесу.
Вскоре напарник выволок оттуда старого деда в коричневом изодранном плаще, шапке ушанке и седой бородой которая местами пожелтела от неопрятного ухода за ею.
Трыня бросил старца мне к ногам, что скрутившись калачиком и завернувшись в свой плащ, будто пряча что-то под ним, стонал и просил не стрелять постоянно повторяя как заклинания слово „брат”
- Старик, ты что здесь забыл? - переспросил я старца, перед тем на всякий случай направив на него ствол.
- Не стреляй брат... не стреляй... не губи старика... брат! Брат! Брааат!
- И что ты заладил здесь брат и брат! - мне стало жалко старика, который жалобно клянчил возле моих ног, лежа на спине и подогнув ноги в коленах, будто собака, которая хотела чтобы его погладили по животу.
- Какие мы тебе братья, тварь! – злобно рявкнул на старика Трыня
- Кто это Трыня? – я перевел взгляд на напарника.
- Тварь это! Монстр! – Трыня пнул ногой старика под ребро так что тот еще сильнее завыл.
- Оставь его Трыня! – решил я заступиться за старца, поскольку во мне проснулось естественное чувство сожаления, а также хоть какого-то уважения к старшему человеку. – Почему ты называешь его монстром? Что он тебе сделал?
- Сделал? – переспросил Триня, - Ты лучше спроси его что он может сделать, если ты только повернешься к нему спиной, или заслушаешься его бессмысленных басен о ценном хабаре. Видишь как гад что- то прячет под плащом.
Трыня не удержался и еще раз сильно пнул старика под ребро. Тот еще больше завыл от боли и на его глазах выступили слезы. Он взглянул на меня умоляющим пощады взглядом, будто сейчас только от меня зависела его дальнейшая судьба.
- Так все таки Трыня, кто это?
- Излом. Тварь! – Трыня еще раз замахнулся ногой чтобы нанести еще один удар между ребра старику, но тот откатился к моим ногам и скрутился вокруг их как собака, которая пряталась от злого мальчика хулигана.
- Излом? – переспросил я. – Я не думал что изломи...
- Так похожие на людей? - перебил меня Трыня, - Еще как похожие, вот только силы у такого старика на порядок больше чем у здорового бугая. Поэтому замечтаешься на секунду и осмотреться не успеешь, как он тебе голову с плеч снесет, или переломает на двое.
Излом лежал на земле, все еще рассчитывая на то, что я за него заступлюсь и не дам в обиду напарнику. И частично он был прав. Не пригоже как-то поднимать руку на тварь, которая когда-то была таким же сталкером как и ты. Разве он виноватый, что Зона обрекла его на вечное скитание своими просторами в поисках собеседника, которого он так или иначе по окончанию диалога приносил в жертву Зоне.
Говорят что изломы в Зоне рождаются из сталкеров что попали под выброс, который застал их неожиданно на открытой местности. Конечно, тех сталкеров что выживали. Ведь если сосчитать всех бедолаг, что гибнут во время внезапного выброса, то изломы бы сейчас сидели в Баре за рюмкой и травили анекдоты о военных на блокпосте. Только те кому удавалось выжить, от излишка энергии которой насытил их тела выброс, мутировали в таких вот уродов Зоны.
Трыня подскочил к излому, схватил того за воротник плаща и резким движением вверх поднял на ноги. Старик не сопротивлялся с легкостью взлетел вверх, при том продолжал прятать руки под плащ, и теперь выглядел как кокон, из которого торчали только ноги и голова в шапке ушанке.
- Ты за нами следишь?! – будто на допросе рявкнул на излома Трыня и начал его трести, как вражеского языка на допитые. Не хватало еще лампы, которой можно было бы светить в глаза после каждого поставленного вопроса.
- Я ни... я просто шел... Не губи брат! – старец так жалобно клянчил, что мне невольно, аж комок к горлу подступил, и чуть слеза жалости не выступила на глазах.
- Да отпусти ты его Трыня! – стараясь успокоить Трыню сказал я, - Зачем нам этот старый, он и так напуган больше нас!
Трыня взглянул на излома, который дрожал как осиный лист и жалобно шепотом просил „не губи брат... не губи…брат...брат...”.
На миг мне показалось что даже в Трыни сердце растопилось и ему стало жалко монстра. Он ослабил руки и отпустил старца, который упал на землю и сидя начал пятится при этом не отрывая глаз от нас обоих.
Вдруг взгляд Трыни снова изменился на гневный:
- А ну подожди, тварь! - напарник наклонился к старику и ухватил за что-то, что висело на его шее. – Ах ты душегуб! – и Трыня из размаха зарядил излому в лицо. Старик упал на спину, а тогда снова скрутился калачиком и спрятал голову в высокий ворот плаща и тихо застонал.
- Что там такое Трыня? – переспросил я напарника.
- Что такое? – в нервах переспросил меня Трыня, - Вот что! – и он протянул мне свою ладонь в которой лежала цепочка и прикрепленный к нему патрон. Патрон был не обычный, а скорее за все от снайперской винтовки. Длинный и отполированный до золотого блеска, а острие его украшала острая пуля.
- Чье это? – спокойно спросил я, поскольку ситуация и так была на границе срыва.
- Копейку помнишь? - Трыня преподнес ладонь с пулей на цепочке, будто стараясь освежить мою память, - Лучшим снайпером считался мало не на всю Зону. А эту бирюльку с собою всегда носил, еще из воинской службы осталась. И как ты думаешь, как она попала в руки этой сволочи?
Я взглянул на излома. Его выражение лица не изменилось, он прекрасно делал вид будто не понимает что творится и продолжал жалобно смотреть на меня. Вот только мое сожаление к нему внезапно куда-то пропало.
- Где ты это взял? – обратился я к излому.
- Не помню, брат дал, - всхлипывая промолвил старик.
- Брат говоришь, сволочь! – и Трыня снова пнул старика в бок, - Копейка никогда с этой вещью не расставался, это было единственное что он принес из внешнего мира. И он бы никогда тебе его не отдал! Так что ты, смог снять это только из его трупа! Где ты сволочь, его закопал! – И Трыня заходился избивать старика.
Но вдруг земля всколыхнулась, будто во время землетрясения. Все вокруг затряслось и под тяжелым серым небом почувствовался глухой гром. Я не удержался на ногах и упал на землю возле излома и только Трыня устоял на ногах. Тогда, так же внезапно подземные толчки остановились и с стороны ЧАЭС послышалось протяженное утробное завывание. Высоченный столб света, который вмещал в себя толстые нити электрических разрядов, которые будто сказочные бобовые лианы тянулись в поднебесье, поднялся из того места где был четвертый энергоблок. Серое небо сразу затянулось черными тучами, которые по краям подсвечивались фиолетовым отблеском электрических разрядов. Зона будто в один раз превратилась из серой аморфной массы, на смертельный ураган. От столба света что Зона вонзила в небо от своего сердца, расходились разряды, которые время от времени падали на землю с впечатляющим грохотом. Казалось, что сам громовержец, сейчас направил свой гнев на нарушителей границ разрешенного, которые отважились подойти впритык к самому сердцу Зоны.
- Гнев хозяина большой! - первым промолвил излом, - Он знает что вы здесь и уже отправил своих слуг что бы подвергнуть наказанию вас!
- Какой хозяин, какие слуги! – не поднимаясь на ноги ухватил я за плащ старика.
- Все! – испуганно ответил излом, - Живые, мертвые, полуживые! Все скоро будут здесь!
- Что будем делать Трыня?! – перевел я взгляд на напарника.
- Надо бежать к Радару! Должен быть какой-либо другой проход на ЧАЭС. Идти на прямую через орды мутантов и фанатиков монолита смерти подобно. Должен быть где-то проход! - Трыня внезапно замолк, будто уловил идею, а тогда перевел взгляд на излома, - И я знаю, кто нам в этом поможет!!!





Автор: Деникевич Роман


Дата: 24.07.2011 | Категория: Работы от участников | Просмотров: 499
Добавил: Dozer | Рейтинг: 0.0/0
avatar

Комментарии к материалу Из дневника сталкера… (Часть 10)

Всего комментариев: 0



Рекомендуем:

Вверх