Дневник подснежника (часть 15) | Работы от участников
Работы от участников [112]

Статьи » Второй литконкурс от stalker-gsc.ru » Работы от участников

00:36:39

Дневник подснежника (часть 15)

Специально:

Сайту stalker-gsc.ru от пользователя Вождь

ФИО: Скачков Владислав Сергеевич

 

Дневник подснежника. Часть 15 


«Они что, отключили рацию? Совсем там зажрались? Мы выжили после лавины, в катакомбах открывали по пять дверей с помощью мышц и мозгов, а также своих товарищей. Сейчас мы находимся за десять метров до этого поезда, они даже ответить по рации не могут».

-Поезд! – завопил Саня.

-Мне кажется, что они нас услышат скорее через окно, нежели через рацию.

-Поезд. Вокзал, это поезд. Слышно плохо. Вы все там? Всех собрали?

-Нас всего двое. Приготовьтесь, мы сейчас к вам придем!

-Вокзал! У вас есть от трех до пяти минут, чтобы проникнуть в поезд. Потом на город обрушиться метель. Вы можете попробовать переждать метель на вокзале, но ничего не гарантируем. Двери готовы, можете выбираться.

Мы проскользили по всему помещению и оказались вплотную к дверям. Почувствовался лютый холод – что ни в сказке сказать, то ни матом сформулировать…

-Насчет три. Максимально быстро. До ближайшего вагона,  - коротко сообщил я.

-Хорошо. Без разговоров, - ответил мне Алекс.

-Один. Два… Три… - я, как можно сильнее толкнул дверь.

Снег, что залеплял двери с внешней стороны, хрустнул.

По-быстрому осмотревшись, мы рванули в сторону ближайшего вагона. До него было метров десять-пятнадцать – стандартный перрон.

Ресниц заиндевели в первые же секунды пребывания на открытом воздухе. Повезло, что не было открытых участков тела, хотя мороз начал пробирать сквозь теплую одежду и обувь. Это было не то, что не приятно, это было довольно таки больно, будто замороженной вицей тебя хлещут по голому телу.

Но это было не главное. Передо мной стоял поезд – единственная надежда на спасение. Все остальное – просто не имело значения в данный момент. Мы практически добрались, мы практически сделали это!

Тут случилось вещь, которую мы никак не предусматривали, когда выходили из вокзала – со стороны депо подул сильный ветер. Следовательно, скоро должна была начаться метель. А с метелью – понижение температуры. Мы и так практически уже своих конечностей не чувствуем, а если попадем под метель, то сразу в ящик сыграем. И, выходит, зря только добирались до поезда…

-Две-три минуты у нас еще есть, - шепнул я Сане.

Он лишь молча кивнул головой, не в силах сказать что-либо в ответ – парочка предложений и застудишь все внутри…

Мы подошли вплотную к дверям вагона. Естественно, надеяться, что кто-то нам откроет, не приходило. Саня снял с плеча рюкзак и протянул его мне. Если бы я не был упакован, как человек в футляре и не стоял бы на морозе в минус восемьдесят градусов, то я бы высказал все, о том, что не хорошо заставлять друзей таскать твои вещи. Однако, выбирать не приходилось – я молча взял его сумку и стал наблюдать за Алексом.

Он подпрыгнул и потянул на себя дверь. Лед, сковывающий вход в вагон, посыпался вниз, прямо на наши головы.

-Резче! - крикнул я.

Алекс, ловко подпрыгнув, оказался внутри тамбура. Только я снял с одного плеча сумку, чтобы отдать ее Сане, как последовала еще одна неожиданность.

Дверь, ведущая из вагона в тамбур, раскрылась, и нашему взору представился небритый индивид, в форме полицейского,  обезумевшими глазами, проорал:

-Какого хрена? Валите отсюда, сейчас метель начнется!

-Сейчас, мы уже, - невнятно мямлил Алекс.

-Вон, - сказал, он и сильно толкнул Саню в грудь.

Алекс не удержался на краю тамбура и свалился на меня. От сломанных костей меня спасло лишь то, что на спине была два рюкзака.

Ситуация накалялась. Недаром ученые отмечали, что во время стресса открывается «второй дыхание». А заодно еще и прекращается ощущение опасности…

«Будь что будет, мне уже наплевать», - таким принципом руководствовался я, когда в жестокий мороз вынимал монтажку из торбу.

И правильно сделал. Ощущение – не из самых приятных. Попробуйте взять в руки оголенный провод – лишь тогда поймете меня.

Загнутым концом монтажка встала между дверью и косяком. Дверь не могла закрыться.

Сквозь воротник я ухмыльнулся.

«Не, мы из-под снега выбрались, нас так просто не проведешь» - подумал я, когда держал в руках монтажку. Сдаться сейчас – значит умереть.

Пока полицай недоумевал по поводу дефекта двери, Саня пошел на второй заход. Резкими движениями рук, мы рванули на себя дверь вагона.

«Где-то минута… Не более» - вертелась у меня в голове.

Мужик в недоумении отступил. Этого времени хватило Сане, чтобы надежно закрепиться на площадке. Я в это время пытался встать с двумя сумками за плечами.

Ветер подул еще сильнее. Открытые участки тела (верхняя часть щек, участок лба) сильно заболели. Создавалось впечатление будто по лицу прошлись наждачной бумагой.

Времени оставалось чуть более половины минуты, если я не ошибался в счете…

Я никогда до этого не видел Алекса в бою. По его телосложению можно было лишь сказать, что он в любом случае проигрывал мне. Как бы не так…

Саня умело уворачивался от атак противника, не переставая удивлять меня своими бойцовскими навыками. Пару раз он сумел безответно поразить лицо «мужика в форме» ( то что это не сотрудник силовых структур стало ясно по его неумелым размахиваниям руками – полицейский же, наверняка владел своим телом получше).

С грузом на спине, я еле как забрался в тамбур. Алекс, заняв положение у противоположных дверей, нанес решающий удар ногой в грудь. От удара мужик отступил назад, где его поджидал я…

Споткнувшись ногой о мои рюкзаки, человек вылетел из тамбура. Зацепившись ногой за дверь, я ее захлопнул…

…Вы когда-нибудь слышали глухой треск, который используют в фильмах для того, чтобы показать, как замерзает что-либо? Вот такой же неприятный звук пришлось услышать и нам с Саней.

Мой товарищ стоял и тупо смотрел в скованное ледяной коркой стекло.

-Я… убил… человека. Представляешь, я убил человек! А я, вроде верующий.

-Либо ты его, либо он тебя. Пойми, что такие твари, как он, не заслуживают человеческого отношения.

-Нет… Он все же человек…

-Слушай! Хватит уже этой чепухи. Убил, убил. Жить захочешь – будешь еще убивать! Успокойся! – пытался привести в чувство Саню.

Дверь вагона распахнулась. На нас смотрел невысокого роста, седовласый человек.

-Александр Анатольевич Бонцев. Начальник поезда. Именно я с вами разговаривал по радиостанции.

-Можете объяснить, почему на подростков, которые за последние четыре дня пережили, наверное, все возможные испытания, которые только могли выпасть на  нашу долю, вместо медиков, выбегает какой-то неадекват и не дает проникнуть внутрь?!

-Я пытался его удержать. Но у него был пистолет – он раньше работал в дежурной части. Его боялся весь вагон. Он с утра напился, и как видите, вам пришлось познакомиться с ним…

Это больше всего походило на правду. Тогда объяснялось и странное отношение к нам с Саней, и неумелое размахивание руками, и нарушение работы вестибулярного аппарата – трезвый человек, хотя бы попытался ухватиться за перила. А это существо упало, будто прыгает в воду, а не на снег.

-Не посчитайте меня за отморозка, но ему уже абсолютно все равно, - сказал я.

-Наверное, Вадя, уже пора встать? А то как-то неприлично получается.

Но я не вставал. Видно, я был настолько счастлив, что сумел добраться до цели…Что упал в обморок. Я впервые почувствовал реальную опасность, которая подстерегала меня на каждом шагу – начиная с холодного вечера и заканчивая потасовкой с неадекватом…

*               *                      *

Когда я пришел в себя, первое, что я увидел – это девушку, сидевшую напротив меня.

-Я и сам бы смог. Всю дорогу помощь оказывал, - раздался возглас Алекса с верхней полки.

-Тебе тоже хорошо досталось. Так что лежи и отдыхай, - вежливо попросила она, - дай уже твоим товарищем займусь. Ему, кажется, еще хуже.

-Нет, - прохрипел я, - нормально…

-Очнулся, живчик. А мы думали, что там в тамбуре коньки и отбросишь.

-Это было бы очень печально. А где мои вещи?

Впервые я почувствовал нехватку одежды на моем теле. С меня стянули бушлат и любимый свитер с надписью «Dragonforce». Обуви тоже не было. Повезло, что носки с джинсами и футболкой оставили.

-Наверху. Вместе с вашими сумками. Так, теперь давай сюда свою руку. Откуда у тебя такие ссадины на лбу?

-Упал… На пол.

-Странно, что еще сотрясения не было. Бинты сменю ближе к вечеру.

И ушла, громко хлопнув дверью.

-Студентка из Медакадемии. Их тут всего 4 человека, кто в медицине хорошо разбирается. Ну и я – кустарь, скажем.

Сверху показались ноги Алекса.

-Сейчас у нас половина четвертого. Люди собирают, кто что может – фрукты, овощи, различные продукты и напитки. Новый год как никак.

-Не каждому было дано его встретить…

…За окном темнело. Толстая корка люда не позволяла рассматривать картину, которая была за окном. Я потянулся за стаканом и бутылкой воды – внутри было настолько сухо, что пустыня из «Безумного Макса-2» казалось лишь парком развлечений.

-Эй! Все не выпивай, ирод!

Я удивленно взглянул на Алекса и протянул ему еще наполовину полную бутылку.

-Не чокаясь. За Профа, Жака, Павла, Витю и Геннадьевича, - начал Саня.

-За всех.

В душе (точнее внутри, в существование души я не верил) боролись два противоположных чувства. Первое – чувство «живого трупа» когда мертвы все твои родственники и друзья погибли, и смысл жизни потерян. Синдром данного заболевания был присущ большинству жителей поезда – это было видно по их лицам.

Второе чувство – воля к жизни. Люди, которые постоянно находятся в экстремальной ситуации, начинают по-разному оценивать жизнь. Для одних – всего лишь слово, и потерять ее – уже перестало быть страшным. Для других же, жизнь – бесценный дар, который следует беречь и использовать по назначению. Я принадлежал ко второй группе…

Со стороны послышался стук.

-Что? Что такое? – забеспокоился я.

-Надо проверить, - ответил Алекс и раскрыл двери.

По коридору бежал Бонцев, студентка-медсестра и еще парочка хлопцев.

-Кто-то выжил? Как? – недоумевал начальник поезда

-Алекс, на выход, - скомандовал я, залезая в бушлат.

Мы догнали всех уже у тамбура.

-Открывай! Резче дергай, там все заморожено! – командовал Бонцев.

Один из парней сильно рванул на себя дверь. Сквозь людей я пытался посмотреть, кто ломался к нам, но тщетно.

-Господи, что с ним? – спросил второй парень.

-Паралич, - прохрипел знакомый голос.

Мне стало не по себе. Я посмотрел на Алекса – его лицо было в таком же, крайне недоуменном состоянии.

-Взяли!

Мимо нас пронесли Профа. Лишь сейчас я сумел увидеть, кто стоял на платформе.

Павел…Все лицо было исполосовано шрамами, волосы из черных превратились в дымчато-серые.

Я присел на корточки и протянул Павлу руку.

-Спасибо, - прохрипел он.

Его всего трясло – я почувствовал это, как только начал поднимать его в тамбур.

-Что с волосами? – спросил Алекс.

-Потом, Саня, потом…

Опершись на мое плечо, Павел, сумел достичь нашего купе.

-Твое место – верхнее, - продекламировал Саня, - но я могу уступить, если потребуется.

-Нет, спасибо, не надо. Можно ли  выпить – закусить? У Профа пропал паёк, я не ел со вчерашнего дня.

Я полез за сумкой – там оставались еще какие-то консервы.

-Держи, - сказал я Павлу.

-Кстати, вот что нашел во Дворце, - Павел передал черного котенка Сане.

-А катакомбы как нашел?

Вскрыв консервы, Павел ответил:

-Я слышал, как вы спускаетесь. Точнее, как падает Проф. Дальше – дело техники. Пошел по вашим следам. Прошел все катакомбы, кроме подвокзальных. Проф помогал. Только вышил на поверхность – на вокзале, а тут такая пурга началась…Так и побелел. А сейчас пока, не мешайте, кушать хочу…

Павел приступил к трапезе.

-Интересно, что с ним? – спросил я Алекса, переведя взгляд на Профа.

-А мне откуда знать? Спроси у медсестры, она, наверное, лучше меня разбирается в таких случаях. Раз тебя обслуживала…

-Что за медсестра? – вмешался Павел.

-Сейчас придет, Профа выручать будут, - подытожил Саня.

Пока Павел бренчал ложкой, опустошая банку с консервами, я разложил на столе блокнот, дневник психа, письменные принадлежности и фотографию картины.

-Ну что? Вернулся к жизни? – спросил я, видя, что Павел доел свою порцию.

-Гораздо лучше.

Дверь в купе раскрылась. На пороге помимо медсестры стоял Бонцев.

-И снова здравствуйте, - поприветствовал Алекс начальника поезда.

-Недавно виделись. Ребята, у меня есть к вам две новости: хорошая и плохая. В половину двенадцатого подходите в вагон-ресторан. Только одеться не забудьте, не летний Крым. Мы сможем накрыть стол. Все, конечно, бесплатно. Плохая новость: мы не сдвинемся с места. Локомотив не может завестись.

Медсестра в это время что-то вкалывала Профу. Бонцев пошел дальше по вагону, оповещая людей.

-Уважаю таких руководителей. Которые исполняют свои обязанности, несмотря ни на что! Плохо дело – молчать не станут, - выразился Алекс.

-А я особо и не надеялся, что поезд куда-то поедет. Он колесами «вмерз» в рельсы, - продолжил Павел.

-Я считаю нужным рассказать им про катакомбы.

-Катакомбы? – спросила девушка.

-Да. Бункеры под землей, катакомбы, как хочешь называй это.

-Это что, все есть в нашем городе?

Мы с Саней и Павлом синхронно покачали головой.

-Я тебе потом расскажу, в подробностях, - ухмыльнулся я.

-Хорошо. Ваш знакомый придет в себя через несколько минут. Можете пообщаться. Ой! А где вы котенка нашли?

-Во Дворце Пионеров, - коротко ответил Павел.

-Вы добрались сюда от «Мемориала»? Теперь ясно, где вас так потрепало…

-Кстати, Паша, ты где таки шрамы получил?

-Когда меня отбросило лавиной, то я оказался на выступе, что у «Шахмат». Снег буквально вдавил меня в стеклянные окна. Соответственно, там и порезался. Потом нашел в раздевалке у спортсменов какую-то одежду – обмотался, использовал аптечку. Потом спустился вслед за вами в катакомбы. Нашел Профа, и добрались до Автовокзала.

-Постой-постой. А двери под Дворцом вы как открыли?

-Ах, вот где паек-то я оставил! Мы с Профом нагрузили сумку книгами до отказа, потом привязали к рычагу. Механизм – примитивный, надо просто рычаг опустить любыми способами, чтобы пройти. Я уверен, что там до сих пор дверь открыта. Профессор не такой уж и тяжелый, тащить легко. Сделали перерыв на Автовокзале, точнее под ним. Потом я открыл двери на вокзал. Вышли в тоннель. Поднялись на вокзал. Попали под метель. Проф потерял почему-то сознание, когда метель началась… Думал, что с ним все нормализуется – потащил сюда, в поезд. Увидев, что поезд превратился в порцию фруктового льда, то совсем приуныл. Нашел на складе длинный молоток, который железнодорожники проверяют колеса. Беру Профа в охапку – и бегом к ближайшему вагону, раскалывать двери. Ну а все, что произошло дальше – вам уже известно…

-Довольно занимательно, - произнес Алекс.

-А я тебя уже похоронил, - подытожил я.

Зашевелился Проф.

-Где мы?

-В одном хорошем месте, - ответил Павел.

-Таких больше нет…

-Что будем дальше делать? Как дальше жить? – спросил Алекс.

-Как-нибудь приспособимся. Уже ничего не страшно, - похлопал товарища по плечу я.

Эпилог.

Электричества уже нет, дописываю при свете свечки. Очередной тревожный звоночек, кричащий: «Заканчивай свой дневник»!

Мы проделали сложный путь. Наверное, наисложнейший в жизни. В каждую секунду на протяжении последних дней мы могли погибнуть. Однако этот бой старушка с косой проиграла. Мы не замерзли во Дворце. Сумели не погибнуть в катакомбах. Пережили лавину. Не поддались панике, когда наши товарищи делали неверные выводы. Прыгнули на люстру – не побоялись разбиться на смерть. Мы не бросили друг друга. Мы пережили нападение маньяка и какого-то пьянчуги.

Еще вчера мы убивали мутантов и сидели в социальных сетях. А на следующий день спасали друг друга и учились жить заново.

Нам предстоит долгий путь. Мы должны стать более сильными, чтобы выжить, более выносливыми, чтобы найти питание и энергию, более мудрыми, чтобы извлечь уроки, полученные за последние четыре дня.

Во всем надо видеть хорошее. Позитив – пока еще не мешал. Когда я смотрел постапокалиптические фильмы, то всегда восхищался главными героями. Моряк, Илай, Макс, Эллис – все они владели какими-то навыками, которые не давали им погибнуть. Но у нас ничего не было такого… Просто – подростки.

Зачем я об этом вспоминаю? Наверное, надо пересмотреть все эти фильмы и сравнить с нашей ситуацией. Только уже не в качестве человека, которому нравится постапокалиптика, а уже в качестве жителя постапокалиптического мира. Да это было Конец Света! Погибло огромное количество людей, а кучка выживших ютиться в поезде, напрочь скованный льдом. И уйти отсюда так просто не удастся… К сожалению.

Заканчиваю. Начальник поезда Александр Анатольевич Бонцев дал команду начать операцию по переселению людей в катакомбы. Проф спустился еще вчера , Павел и Алекс помогают переносить вещи женщинам и пенсионерам.

Я верю в светлое будущее. Фанатично, не правда ли? Катастрофа сделала нас более сплоченными и ответственными.

Я понял одну истину: «Ты можешь жить, как хочешь, но будь готов завтра умереть».

Впереди нас ждет долгий путь…

Долгий путь…

       Долгий путь…



Дата: 24.07.2011 | Категория: Работы от участников | Просмотров: 613
Добавил: Dozer | Рейтинг: 0.0/0
avatar

Комментарии к материалу Дневник подснежника (часть 15)

Всего комментариев: 0



Рекомендуем:

Вверх