Последнее на форуме

Бар «100 рентген» v.28 (3043)
Ответил FRIDERICO 20:08:42

Lost Alpha: Патчи и апдейты (33)
Ответил karavan150 22:58:48

Досчитай до 10000 [v.4.0] (3725)
Ответил Letopisec 12:21:56

Сейвы для Сталкер: Тень Чернобыля (84)
Ответил LOMetro 18:13:21

Уровни сложности (69)
Ответил Шурави 15:43:46

Люди говорят

Механиk ответил в Лечение раненных врагов (19:08:27)
Не знаю, я пробовал - не получилось... Может когда нибудь попробую ещё раз.

mishkabot123 ответил в Лечение раненных врагов (15:58:24)
Механик, а для ЗП и ЧН сможешь сделать?)

arahaez ответил в СТАЛКЕР КОНТРАКТ НА ХОРОШУЮ ЖИЗНЬ (23:15:46)
Прошел, понравилось. Севу нашел достаточно быстро и процесс вообще пошел, полазил бы вокруг подробней, так и F-2000 нашел бы быстрей. В двух местах нашел патроны Гаусса, но саму винтовку-нет. Расстроила дверь на Агропроме, которая в коллекторе, пишет " доступ разрешён", а не открывается. И там прям не хватает конролёра. Квестов побочных мало. Жду продолжения. Удачи в разработке.

ihnatchuk ответил в Равновесие Mod v2.0 (14:36:35)
При входе на Дикую территорию вылет.

kustoff68 ответил в Spawner-Mod (СБОРКА 6!!!) (02:57:45)
в архиве эксишник, не советую его заводить. вообщем качать тут нечего

Страница 14 из 14«12121314
Модератор форума: Kiro321, kaktyc 
Форум настоящего сталкера » Разная тематика » Книги » Творческая мастерская (Помощь в написании произведений.)
Творческая мастерская
# 1
Пятница, 11.03.2011, 17:53:32

Ранг: Живая легенда
Сообщений: 1481
Награды: 124 Регистрация: 08.10.2009  



_________________________________________________________________________


Если вам не нравятся негативные комментарии в адрес вашего творчества на сайте и хотите избежать этого в будущем или например не знаете как назвать ваше произведение,то вам сюда! В этой теме вы сможете не только спросить совета у других непрофессиональных писателей, но и найти соавторов, задать интересующий Вас вопрос, получить помощь в оформлении ваших рассказов и многое другое.


Тема создана по просьбе Lisa21


_________________________________________________________________________


# 261
Среда, 03.10.2012, 16:52:10

Ранг: Знаток Зоны
Сообщений: 661
Награды: 47
Репутация: 3478 Регистрация: 27.09.2008 Город: Одесса    

Гепард,
Хмм есть одно замечание, но это сугобо ИМХО.
Я бы не делал героя военным. Во-первых - банально, во-вторых, я если чесно, не могу представить ситуацию, когда бывалый солдат убивает своих сослуживцев, с которыми ни день и не два делил казарму, ел из одного котелка и т.д.
Как по мне логичней было-бы сделать примерно так:
Секте попались не высокопоставленные военные, а представители крупной частной корпорации, которая хотела начать наживаться на богатствах Зоны. В качестве акта возмездия, в Зону, при поддержке военных, была направлена "Команда Уродов", сборище бывших ментов, ВВшников и военных, которых турнули со службы за многочисленные злоупотребления и издевательства над подопечными. Помимо выучки, они в последнюю очередь задумываютсяя о моральной стороне вопроса. Одним из них и сделать ГГ, который в последний момент, не смог пристрелить девченку(зато "уродов смог - их и не жалко). Так можно будет помимо основного сюжета, показать, как в условиях Зоны, человек может не только стать зверем, но и напротив, возродить в себе моральные качества.
Одна проблема - если писать от первого лица - будет сложно, особенно поначалу.


Ты посмел посягнуть на святая святых!
Где твои идеалы?! Ты плюнул на них!
Ты за яркие тряпки врагу продаешься,
И с совестью, с честью легко расстаешься!
# 262
Пятница, 05.10.2012, 23:32:31

Ранг: Живая легенда
Сообщений: 1743
Награды: 41
Репутация: 1998 Регистрация: 10.11.2009 Город: Пугачев    

Kiro321, Не знаю... Но идейку возьму на заметку, в любом случае. Просто ту эдею, которую мы "развили" с Лисой я придумал довольно давно и уже написал половину рассказа (ну, увы только от мужского лица)


"Свет думает, что он быстрее всех. Но он ошибается. Как бы он не старался, всегда оказывается, что тьма добралась раньше него и поджидает его прихода", - Терри Прачетт



# 263
Суббота, 06.10.2012, 09:55:00

Ранг: Знаток Зоны
Сообщений: 661
Награды: 47
Репутация: 3478 Регистрация: 27.09.2008 Город: Одесса    

Гепард,
Как бы я и сказал, что все вышесказанное мое ИМХО, тебе как автору виднее ;)


Ты посмел посягнуть на святая святых!
Где твои идеалы?! Ты плюнул на них!
Ты за яркие тряпки врагу продаешься,
И с совестью, с честью легко расстаешься!
# 264
Среда, 14.11.2012, 02:02:15

Ранг: Живая легенда
Сообщений: 4192
Награды: 170
Репутация: 6283 Регистрация: 30.05.2011  



Шибко не поспешай, инфаркт догнать можно.

Сообщение отредактировал nikol - Среда, 14.11.2012, 02:02:45
# 265
Вторник, 18.12.2012, 14:23:04

Ранг: Живая легенда
Сообщений: 1962
Награды: 313
Репутация: 4980 Регистрация: 22.09.2010 Город: Воронеж    

Здравствуйте,дорогие мои творческие человечки!Вижу тема опять покрылась пылью,решbла обновить. :)
Как поэт,я мало что смыслю в прозе,но порой,поймав за хвост вдохновение,делаю какие то наброски.И вот в очередной раз,покопавшись в старых файлах нашла кое что.Вообще,изначально,это планировалось как анкета на нашу ФРПГ,однако теперь мне бы хотелось продолжить сюжетную линию,ну или по крайней мере попробовать при условии положительных отзывов разумеется.
Итак,все внимание на экран,как говорится
:D





Женщина - это слабое, беззащитное создание, от которого нет спасения©

Моя СТИХия
# 266
Четверг, 20.12.2012, 00:26:19

Ранг: Живая легенда
Сообщений: 1962
Награды: 313
Репутация: 4980 Регистрация: 22.09.2010 Город: Воронеж    



Женщина - это слабое, беззащитное создание, от которого нет спасения©

Моя СТИХия
# 267
Четверг, 21.03.2013, 16:51:30

Ранг: Новичок
Сообщений: 53
Награды: 1
Репутация: 41 Регистрация: 07.02.2013  

Доброго времени суток всем. Проба пера. Просьба прокомментировать и указать на существенные ошибки.

# 268
Вторник, 02.04.2013, 16:32:50

Ранг: Мастер
Сообщений: 661
Награды: 9
Репутация: 1714 Регистрация: 05.04.2012 Город: Луганская обл.    

Андрей_Лунёв, в принципе, вполне даже неплохо. Я бы сказал хорошо. Замечается свой "писательский стиль". Читать интересно. Но лучше прогони через Ворд, да и вообще работай в нем, то иногда встречается отсутствие пробелов и мелкие, но все же, ошибки. Желательный шрифт - Verdana, это когда будешь выкладывать в статьи. И по ширине нужно текст форматировать. Ну а так хорошо, молодец. Только еще чуток нужно работать над стилистикой. Если добавить "красивые" обороты художественные, сложные предложения, то получится еще более красиво. Только не переборщи с этим. :)


"Сталкер" будет внутри каждого из нас еще долго...
# 269
Пятница, 10.05.2013, 13:48:47

Ранг: Новичок
Сообщений: 53
Награды: 1
Репутация: 41 Регистрация: 07.02.2013  

бессмертный98, огромное спасибо. Учтем, примем, доработаем 


Сообщение отредактировал Андрей_Лунёв - Пятница, 10.05.2013, 13:49:12
# 270
Среда, 02.10.2013, 14:45:56

Ранг: Живая легенда
Сообщений: 1962
Награды: 313
Репутация: 4980 Регистрация: 22.09.2010 Город: Воронеж    

Небольшая зарисовочка.

Непроглядная тьма коридоров, заполненных затхлым воздухом, протянула ко мне свои корявые и сколькие лапы. С довольной ухмылкой она ощупывала меня, искала невидимую брешь в моей броне и моем сознании, с целью натравить на безрассудную сталкершу вскормленных зловещим сумраком сыновей подземелий: карликов, полтергейстов и жадных до чужой кровушки упырей – кровососов. Вы, наверное, не прочь узнать, какого хрена я полезла в это проклятое всеми сталкерами Зоны место? Причина проста и банальна – любовь. Да, именно эта дурацкая штукенция, которая нещадно вгрызается в самое сердце, заставляет забыть о рассудке, отравляет кровь. Придержите насмешку, главная потеха еще впереди. Вот уже полгода как сие трепетное, но к сожалению безответное чувство я испытывала к моему нынешнему работодателю – профессору Круглову. Должна признаться, меня никогда не привлекали мужчины в белых халатах, скорее наоборот, но вот он…При тесном сотрудничестве я довольно хорошо изучила этого человека, и мое мнение о всей ученой братии немного изменилось. Я восхищалась его отвагой, его целеустремленностью, его интеллектом. Как бы странно это не прозвучало – в душе он был самым настоящим сталкером, не смотря на свою внешнюю оболочку. Со стороны, разумеется, казалось, что меня интересуют лишь зеленные бумажки, за которые человек мог с легкостью перегрызть глотку другому. Не скрою, зарабатывала я прилично, одежка с иголочки, модифицированное оружие плюс ко всему куча всяческих прибамбасов – последних научных разработок. «Райская жизнь», - на сей счет скажет тебе любой желторотый юнец, прежде чем сгинет в ближайшей аномалии, а вот матерый бродяга посмотрит на тебя, как на дуру, и мудрено пояснит: «Деньги деньгами, а собственная шкура дороже». И это сущая правда, как часто я рисковала своей прекрасной задницей, на мой взгляд, совершенно напрасно. Если бы вы знали, как мне надоели эти неопределенные задания из разряда «пойди туда, не зная куда» и «принеси то, не зная что». Но вымолвить «нет», глядя в бездонные голубые глаза профессора, я просто не могла. Это было выше моих сил. Я, безусловно, осознаю, что такая женщина врятли может заинтересовать такого как он, но ничегошеньки не могу с собой поделать, и вероятнее всего моя надежда погибнет вместе со мной в таком же отвратительном, как это, местечке.

Луч светодиодного фонаря выхватывал из бесконечной темноты угрюмые и типичные для всех подземелий картины. Серая плесень обволакивала холодные бетонные стены бывшей секретной лаборатории, полуметровые крысы с мерзкими лысыми хвостами резко ощетинивались и убегали в сторону, как только на их плешивые тельца падала ниточка голубого света. Глубоко внутри сидело мерзкое ощущение, и причиной тому были отнюдь не мутировавшие грызуны. Как ни странно, за все время Лисе встретилась лишь парочка зомбированных, да и те особой угрозы для нее не составили. Вот это то и настораживало больше всего. Крутая узкая лестница ярус за ярусом уводила искательницу приключений все ниже, все глубже, заманивала в самое сердце осиного гнезда. Оказавшись на самом нижнем уровне, девушка невольно остановилась, прислушалась. Зловещую тишину нарушали лишь звук подающих капель и ее сбивчивое дыхание. Хватило одного движения руки, чтобы привести в чувство сенсорный экран КПК. Судя по карте, цель была близка, и отступать было поздно. Стук едва выступающих каблуков о скользкий кафельный пол эхом разлетался по веренице темных бесконечных коридоров. Руки крепко сжимали холодную сталь, палец нежно обвил спусковой механизм немецкой штурмовой винтовки, готовый в любой момент по сигналу головного мозга спустить тугой курок.
Цель миссии, судя по схеме, должна была ожидать в конце дальнего коридора, но рыжую почему то тянуло в крайний левый. За годы сталкерства Лиса привыкла доверять своему шестому чувству, ведь оно спасало ее не раз. Возможно, заветный коридор всерьез напичкан аномалиями, и чуйка ведет в обход. Сталкерша сделала шаг в сторону. Нет, здесь что-то не так! Еще шаг, пространство исказилось, превратилось в вязкий кисель, который обволакивал с ног до головы. Каждую клеточку напряженного тела словно пронзило слабым электрическим током. Еще шаг. Дышать стало легче, но странное наваждение все еще не думало отступать. Голоса… Лиса слышала за стеной отчетливые голоса. Люди? Здесь? Не может быть! Фонарик неожиданно сдох как назло в самый неподходящий момент. Учащенное сердцебиение эхом отдавалось в голове, девушка буквально чувствовала, как пульсируют виски, словно какой-то бравый парень отплясывал на них чечетку. Шаг за шагом сталкерша приближалась к источнику тревожных звуков, быть может, это полтергейст решил таким образом позабавиться? Впереди замаячил тусклый свет. Лампочка Ильича на длинном и толстом проводе раскачивалась из стороны в сторону и монотонно моргала, словно от перебоя в напряжении. Бледное лицо то озарялось желтым светом, то вновь погружалось в кромешную темноту. Дрожь сотней мурашек растеклась по телу, охватила колени, пальцы рук онемели от дикого напряжения, с каким Лиса неустанно сжимала стальной холодный ствол G-36. Затаив дыхание, словно перед прыжком в воду, сталкерша повернула за угол и оказалась в просторном помещении. То, что она увидела там, повергло ее в шок, заставило замереть на месте как ледяную скульптуру. Вдоль правой стены стояли огромные в человеческий рост колбы с бледно-зеленоватой жидкостью, рыжей не раз доводилось лицезреть такие в заброшенных лабораториях, но эти…Эти были целыми, блестящими, будто бы их и не коснулась рука хаоса и времени. Яркие люминесцентные лампы достаточно хорошо освещали вереницу разношерстной техники, из которой девушке был знаком лишь ПК. В ближнем углу на вертящемся стульчике сидела пышногрудая лаборантка и что-то записывала в толстый журнал. Она находилась буквально в метре от сталкерши, но не замечала ее присутствия. В самом центре помещения к большому кожаному креслу был прикован обнаженный по пояс человек. Запястья и голени прочно сжимали черные тугие ремни с железными бляшками. Округлая лампа с гофрированной, вьющейся слово змея, ножкой была направлена точно в лицо пациента.
- Доктор, я передумал! Я не хочу принимать в этом участие! – взволнованно произнес незнакомец. Его правое плечо полностью скрывала красочная татуировка. Над подопытным склонился невысокого роста человек в белоснежном халате и забавных бибиках.
- Валентин Степанович, все хорошо, успокойтесь, вы просто изрядно взволнованы. Через десять минут вы поймете, что ваши опасения были беспочвенными.
- Два дня назад вы тоже самое говорили Тяпе, но после ваших экспериментов он так и не вернулся, - в изумрудных глазах пациента промелькнул страх.
- Это потому, что Павел Васильевич успешно справился со всем комплексом испытаний и вернулся домой, как мы и обещали. Валентин Степанович, вы же мечтали об УДО, теперь у вас есть шанс, подумайте о Катеньке, неужели вы не соскучились по дочери? – человек в белом халате сжимал в руках пластиковый планшет, откуда, судя по всему, считывал нужную информацию. Пациент немного успокоился, но как только увидел десятикубовый шприц с темным веществом, вновь занервничал. Его руки сжались в кулаки, а по скулам заходили желваки.
- Мариночка, приступайте! Ульяна, записывайте, подопытный номер тридцать шесть,- скомандовал доктор.
- Неееет…неееет…прошу вас….. – со слезами на глазах кричал пациент, а между тем тугой поршень плавно, деление за делением опускался вниз к основанию. Тело бывшего заключенного внезапно забилось в конвульсиях, изо рта извергалась желтая пена. Бесчисленные датчики, прикрепленные к различным участкам оголенной плоти, начали фиксировать повышение артериального давления вкупе с учащенным сердцебиением, выводя данные на экран монитора.
- Пять кубов Аминазина быстро! – человек в белом халате хладнокровно давал указания взволнованной медсестричке. Тем временем, все открытые участки кожи подопытного покрылись багряными пятнами, на руках и ногах набухли и выступили черные вены, а белки глаз налились кровью. Лиса не могла вдохнуть, словно горло сдавливало что-то сильное и твердое, а быть может просто-напросто ужас? По щекам бежали горячие слезы, голова нестерпимо гудела, а в ушах стоял крик…дикий истошный крик. Никогда в жизни она еще не испытывала столько противоречивых эмоций: злость, обида, сожаление, страх, раскаяние. Лиса словно впитывала чувства этих давно погибших людей, переживала события того рокового дня, когда на свет появился монстр.
Миниатюрная медсестричка по имени Марина так и не успела отправить в перерождающееся тело новую порцию химической отравы, крепление лопнуло и со звоном отлетело в ближайшую стену, оставив глубокую вмятину на перламутровом кафеле, уже через секунду тамже очутилась и девушка. Ее хрупкое тельце медленно сползло на пол, оставляя алую полоску на треснувшей плитке. Подопытный за номером тридцать шесть молниеносно преградил дорогу доктору, пытавшемуся ускользнуть от неминуемой участи за широкими дверьми лаборатории, одной рукой он схватил ученого за шею и оторвал от земли. Человек в белом халате безнадежно мотал ногами, пытался сопротивляться, но все попытки оказались тщетными. Спустя мгновение все его члены обмякли, и он безвольно повис в воздухе. Лаборантка с диким визгом выбежала в коридор, разметав по пути кучу бумаг, что быстро разлетелись по всей лаборатории. Пациент разжал хватку, и мертвое тело выдающегося доктора грузно рухнуло вниз. Без промедлений монстр все еще в человеческом обличье оправился вслед за Ульяной.
Лиса, наконец, смогла сдвинуться с места, она обязана была помешать ему, хотя бы попытаться, и ей было плевать на то, что это произошло много лет назад, плевать на то, что прошлого ей не исправить. Но стоило рыжей сделать всего лишь один единственный шаг, как видение исчезло, сталкерша вновь оказалась в мрачной опустевшей лаборатории, среди вышедшей из строя техники, покрытых плесенью стен и пожелтевших от времени, отсыревших бумаг. Девушка наклонилась и подняла с пола журнал с разодранной обложкой. «Подопытный №21…..подопытный №29….подопытный №36»
Рука нежно прошлась по размытой в нескольких местах странице. Сталкерша медленно извлекла из нагрудного кармана красную пластиковую зажигалку и печально улыбнулась. Яркие оранжевые языки съедали потускневшие страницы, уносили с собой события той страшной ночи, дабы больше ни один сумасбродный теоретик не претворил в жизнь свои блестящие гениальные идеи.

Добавлено (02.10.2013, 14:45:56)
---------------------------------------------
Появилось желание озвучить такой неординарный стих, как Художник
Желающих стать голосом самого Художника прошу обращаться в ЛС или вк.


Сообщение отредактировал Лиса - Среда, 02.10.2013, 16:28:46
# 271
Суббота, 16.07.2016, 19:52:44

Ранг: Прибывший
Сообщений: 1
Награды: 0
Репутация: 0 Регистрация: 16.07.2016  

Всем доброго времени суток!

Начал писать этот рассказ года три назад, потом бросил, занимался другой книгой. Сейчас решил продолжить написание, но хотелось бы услышать комментарии специалистов и просто любителей этого жанра. Сразу оговорюсь, с грамотой у меня в школе было туго, по этому всё что "ворд" поправляет я учитываю, но и он зараза не всё знает :)

Пластун

Бывший сталкер Тесьма, а ныне держатель маленького бара, а если быть более точным, забегаловки-ночлежки, мучился сомнениями, относительно заглянувшего к нему сталкера. Одиночка, первый раз в зоне, идущий в зону – небылица та ещё. Но, тем не менее, гость был явно абсолютным новичком в зоне и, наверное, только для намётанного глаза опытного сталкера, видно, что «битый жизнью» при чём, не известно в какой «горячей точке», может быть, во всех известных и неизвестных локальных конфликтах, что разгораются с лёгкой руки мировых политиков.
В общем, гость шёл в зону, почти ничего о ней не зная, но наивным романтизмом от него не пахло. Тесьма сразу почувствовал, что с таким человеком лучше не становиться врагами. Гостя словно окружала невидимая аура неведомого напряжения, то есть, можно сравнить эти ощущения с теми, которые могут возникнуть, у человека, сидящего на противотанковой мине и постукивающего молотком по взрывателю. Какая там расчётная сила у взрывателя? Вот и не угадаешь, легонько тюкнуть можно, а посильнее уже кранты. Так и с заглянувшем в «Логово» гостем. Он уже вызнал про Тесьму и его ночлежку в Баре, а теперь заявился сам, попросился переночевать, без разговоров вручил Тесьме противогазный подсумок наполненный аптечками и патронами. Так сталкеры «подогревали» Тесьму, внося свою лепту в пополнение припасов «Логова». Незнакомец вполне вежливо поздоровался и даже назвался, правда не как это принято в большом мире:
— Пластун. Здесь аптечки, патроны. И ещё. Хотел бы проконсультироваться по части дальнейшего маршрута, я в зоне первый раз. Кое–что знаю, но мне подсказали, что лучше пообщаться с вами Тесьма, во всяком случае, вам спешить некуда как другим.
Тесьма взвесил на руке противогазный подсумок, ещё раз заглянул в глаза гостю и молча кивнул на оббитый досками проход в «общую залу», как он называл этот участок, своего разветвлённого под землёй блиндажа.
В его «Логове», как он сам любил называть свою точку пребывания в зоне, посетителей всегда было мало. Заглядывают в основном идущие «туда и от туда». По этому, использовалось «Логово» в основном как перевалочный пункт, ночлежка, укрытие на время выброса или, временной остановке для зализывания ран.
Тесьма не был барыгой, он был сталкером, прошедшим зону собственными ногами вдоль и поперёк, и только тяжёлые увечья, полученные в бою со слепыми псами, вынудили его оставить прежнее занятие. Ходить по зоне было можно, но, боец из него уже был никакой. «Логово» было старым схроном Тесьмы, между Свалкой и Тёмной долиной. Здесь он в своё время прятал нужные в зоне вещички, боеприпасы, жратву, аптечки и прочий необходимый хлам.
Потом, откопал приличную нору и обустроил неплохой погребок, где можно пересидеть выброс. Так и прозвал это место для себя – логово. Время шло, «логово» потихоньку обустраивалось, сам Тесьма даже вошёл во вкус и зарывался в глинозём сапёрной лопаткой, словно заправский крот, выкапывая новые проходы, таскал жерди, ставил подпорки.
К тому времени, когда свора псов загнала его в овраг, свалившись в который он подвернул ногу, а потом отбивался от наседающих мутантов, прошло уже больше года. За это время знакомые сталкеры помогли расширить подземное убежище Тесьмы, не за деньги, нет, Тесьма решил основать здесь ночлежку, для бродяг зоны, а дело это было хорошее и сталкеры помогали искренно, кто чем мог. Любой из них, мог заглянуть, свернув с маршрута в «Логово Тесьмы», чтобы «перевести дух» или, просто отоспаться.
Оплату Тесьма не требовал, во всяком случае, ни с одного нормального сталкера, испытывающего острую необходимость в укрытии, пище или боеприпасах, хозяин ночлежки не потребовал оплаты. Здесь как-то, само по себе, сложился обычай, принятый у таёжников, когда они заходят переночевать в зимовьё и, уходя из него, оставляют немного из своих припасов. Таким образом, сталкеры словно благодарили Тесьму за его человечность, тем более что он сам был в своё время не плохим ходоком по зоне.
Когда никого не было, Тесьма выгребался на свежий воздух, бродил недалеко от своего «логова», задумчиво и с затаенной тоской всматривался в зыбкий горизонт над верхушками недалёкого леса. Где-то там, в паре километров от «логова», он приходил в себя придавленный трупами собак.
Патроны кончились, и последних псов он иступлёно бил охотничьим ножом, почти не соображая что делает, даже не видя куда бьёт. Тогда, всё тело превратилось в одну сплошную боль, агонию, распаляющуюся зубами мутантов и, понимая, что выжить ему не удастся, он бил и бил, словно заведённый. Где-то в уголке сознания, тогда вплыла старая фраза, слышанная когда-то: «умирая – убивай», и он убивал, до тех пор, пока не дошло, что всё, во что он тычет ножом уже просто дохлое мясо. Потом, долго полз, теряя сознание, пока не добрался до своего «логова».
По следам шла стая псевдопсов, их видимо задержала гора наваленных трупов на дне оврага, и может быть по этому, за Тесьмой они шли не торопясь, сытые, чувствующие, что жертва уже никуда не уйдёт. А Тесьма, вполз в свой лаз, задвинул засов добрался таки, наконец, до своих запасов, которые любовно копил в вырытых нишах.
Сколько дней он провалялся среди окровавленных бинтов, распечатанных аптечек он не помнил. Извёл на лечение всю заначку артефактов, что по видимому и способствовало тому, что выжил.
Потом, ослабевший, бледно-серый, словно пещерный гоблин, он полез подышать. Когда толкнул стволом автомата крепкий, сбитый из досок люк, который с наружи был тщательно замаскирован дёрном, понял, что здорово ослабел, люк только на несколько сантиметров поддался, дальше сил уже не хватало.
В Щель хлынул свежий утренний воздух, живительный и сладкий. Тесьма уже собирался просто подпереть автоматом импровизированную дверь, лечь рядом, прижавшись носом в этой щели и долго лежать так, вдыхая кислород. Но кайф жестоко обломали, когтистая лапа сунулась в щель, и попыталась расширить вход в убежище Тесьмы.
Стая псевдопсов не ушла, мутанты чуяли человека, но не могли понять, как он от них спрятался, они ждали долго, и дождались. Когти изогнулись, поддевая люк, пёс утробно зарычал, пытаясь просунуть в щель свою уродливую морду.
Тесьма лежащий на левом боку, только чуть сместил ствол автомата, снял его с предохранителя и, достав патрон в патронник, долбанул короткой очередью прямо в скалящуюся пасть пса, который сумел приподнять немного входной люк и рвался внутрь.
Ещё два пса подскочили к нему порыкивая от возбуждения, но автоматная очередь развалившая череп первому псу остановила мутантов. Секунду они колебались, потом, бросились на издохшего собрата, который так и упал с защемлённой в проёме головой.
Тесьма приподнял ствол над изуродованной мордой псевдопса и ждал, когда в прицел попадёт голова следующего мутанта. Ждать пришлось не долго, громадная псина выбирая где ей ловчее ухватиться, злобно заглянула в приоткрытый лаз, и из темноты схрона получила три пули. Третий пёс затаился, он некоторое время выжидал и видимо принюхивался, наконец, Тесьма увидел, как труп второго пса тронулся с места, его тихо стаскивали в сторону.
Последний из трёх псевдопсов, пировал около часа. Тесьма лежал возле входа и ждал, что будет дальше. Чтобы откинуть крышку пришлось бы сесть и навалиться на неё всем телом, сил после полученных ранений было мало. Но если оставшийся пёс не уйдёт и будет караулить его у входа, то стрелять, одновременно занимаясь входным люком будет не с руки. Всё решил случай. Там, на поверхности, чавканье пса заглушил одиночный выстрел.
Потом Тесьма услышал голоса, и к месту утренней бойни подошли два сталкера:
— Оба на! Да тут не один хвост. Смотри, они здесь друг дружку грызли что ли?
— Три хвоста. Крутая у них разборка вышла. Что не поделили?
По наступившей паузе в разговоре, Тесьма понял, что подошедшие заметили лаз. Видимо общение продолжалось жестами.
— Мужики! – Тесьма всё же не убирал ствол автомата от щели, но таиться не собирался. Голос оказался слабым, вымученным, от долгого молчания, даже резануло гортань.
Сильная рука рванула люк, в глаза Тесьме хлынул поток света. Он смежил веки, различая силуэт в проёме.
— Смотри-ка! — Один из сталкеров, тот, что распахнул люк, внимательно всматривался в человека, лежащего в глубокой норе. Так во всяком случае это казалось со стороны. Тесьма тогда представлял жалкое зрелище, словно мумия обтянутый грязными бинтами, почти раздетый.
— Твою мать! — голос второго сталкера показался знакомым, — на Тесьму чем-то похож, а Тесьма ушёл в зону говорят, пару недель назад. Тесьма! Это ты?
— Я… — Тесьма блаженно улыбался, его переполняла радость, от того, что его нашли свои, сталкеры, которые его знают, с которыми он, может быть, пил не раз в Баре.

Пластун не выглядел суперменом, среднего роста, середнячок такой, да ещё, длинные волосы, словно у заправского хиппи. Усы, борода, аккуратно подстриженная, прямо христосик воплоти. Ему, можно было бы смело шагать в киностудию, и сниматься в фильмах, но, глаза у Пластуна были особенные. Не хотелось в них смотреть долго. Словно два зелёных омута, из которых веет чем-то отталкивающим. Взгляд этих глаз нигде не фокусировался, он, словно сканировал всё пространство. И казалось, Пластун смотрит сквозь тебя, словно в самую душу заглядывает. От этого, становилось неуютно. Нет, взгляд гостя не давил, не буравил он, как насквозь простреливал те места по котором пробегал. От того видимо Пластун и не старался встречаться глазами с Тесьмой. Однако, у Тесьмы складывалось впечатление, что его гость фиксирует любое изменение в обстановке даже на периферии зрения. Свой рюкзак Пластун пристроил возле стены, на полу.
Судя по объёму и весу, не особо тяжёлый. Ни кобуры с пистолетом, ни подсумков для магазинов, ни огнестрельного оружия, на виду не было. Странно для зоны, но отсутствие огнестрельного оружия с довеском компенсировалось обилием самых различных ножей, рукояти которых находились в самых разных местах и даже под разным углом, обеспечивая видимо, возможность воспользоваться тем или иным ножом из любого положения.

Кроме Пластуна, у Тесьмы в «Логове» никого не было, по этому поужинали вместе. Разогретые на сухом спирте консервы армейского пайка прекрасно вязались с обстановкой.
— У тебя, словно время остановилось, - заметил Пластун, - партизанский схрон времён Второй мировой.
Тесьма только кивнул, он уже давно привык так жить:
— Зона, она и есть, мировая война, - с иронией произнёс он.
— Ну да, - согласно кивнул Пластун. Он поднял кружку с заваренным чаем, понюхал, внимательно осмотрел содержимое кружки:
— Чифир что ли?
— Купчик, - пояснил Тесьма, - не бойся, сон не перебьёшь, а для здоровья, для общего тонуса, полезно, если конечно, не подсесть на это. Когда выходить думаешь?
Пластун задумался, осторожно отхлебнул крепкий чай, посмаковал вкус:
— Завтра пойду. – Он помолчал некоторое время, потом, поднял глаза на Тесьму. Тот, покачивая в руке кружку со своим фирменным «купчиком», разглядывал своего гостя. Пластун понял, что оптимальное время для серьёзного разговора подошло.
— В общих чертах, что касается аномалий, я понял. Разберусь, как ни будь с этим. Меня интересуют особенности и возможности здешнего зверья. А именно, каким образом можно с ними разминуться, то есть, не доводя дело до прямого контакта. На сколько обострённое чутьё у мутантов?
— Ты оружие где-то недалеко спрятал? — вопросом на вопрос ответил Тесьма, — а то, ко мне налегке никто ещё не заглядывал. Тем более, что не всегда можно спокойно выйти из «Логова», бывает, мутанты рядом ошиваются.
Пластун приподнял брови и кивнул в сторону своего рюкзака, достаточно необычного на вид, компактного, не стесняющего движений, даже, можно сказать, довольно плоского.
— Всё что есть, ношу с собой.
Тесьма бросил взгляд на рюкзак:
— Что-то не похоже, что там может уместиться что-то серьёзное, или, у тебя нечто секретное, из последних разработок спецов?
— Нет, — Пластун иронично улыбнулся, — я огнестрел не люблю. Могу воспользоваться при необходимости, но это, не мой профиль.
Тесьма поставил кружку на стол:
— То есть? Ты что, вообще без ствола в зону пошёл?
Пластун кивнул:
— По этому я и хочу узнать подробнее, как характеризуются мутанты. Я ведь, не на сафари в зону иду. Если придётся столкнуться нос к носу, что ж, — Пластун нахмурился, — будем драться, а так, хотелось бы пройти тихо, чтобы ни одна тварь носом не повела.
— Не далеко ты уйдёшь Пластун. — Тесьма подвигал свою кружку по столу, — или, может быть, способности какие имеются? Вот скажем, свора слепых собак, на тебя охотиться начнёт, что тогда делать будешь? Ноги в руки и бежать? По аномалиям, по ходу разбираясь, что и как?
— Но, собаки ведь не могут материализоваться внезапно, из ничего, прямо перед тобой? Их можно заметить, услышать, по тому и спрашиваю.
— Вот, ты говоришь: будем драться. И как ты драться будешь? Пусть даже с собаками. Учти, что собаки здесь, в зоне и там, за зоной – разные звери. Чем отбиваться будешь?
Пластун в задумчивости рассматривал чаинки, плавающие в кружке. Молчание было долгим, таким долгим, что Тесьме стало ясно, ответа он не услышит.
— Ладно, твоё дело, личное, а моё лишнее, как говориться. А в зону куда? На ЧАЭС?
— Просто в зону.
— Ясно. Артефакты, я смотрю, тебя мало интересуют? Контейнеров не вижу совсем.
Пластун отрицательно качнул головой, потягивая из кружки остывающий чай.
— Ну ладно, раз собрался топать, иди, попробуй зону на вкус, я со своей стороны расскажу, что сам знаю, но, последний год я вообще, не хожу дальше «Логова», по этому, тропы меж аномалий тебе самому придётся разыскивать.
Пластун кивнул, и вдруг, в глазах у него мелькнул огонёк интереса:
— А правду про тебя говорят, что своё прозвище, ты получил за то, что к пулям тесёмки привязывал?
Тесьма усмехнулся:
— Байки. Зачем мне привязывать? Если они в штатном комплекте вставлены. Просто, патронов таких, здесь сроду не видели, да и, о патронах этих не всякий знает.
— Пули с тесёмками?
— ЗП, НЗП, говорит о чём либо?
Пластун видимо мысленно пробежался по всем закоулкам памяти но, нужной расшифровки так и не нашёл:
— А калибр, какой?
— Двенадцатый, — Тесьма явно наслаждался эффектом.
Брови Пластуна чуть заметно приподнялись:
— Двенадцатый? Это что, под ружьё что ли?
— Ну да. Двенадцатый калибр, обычная двустволка прекрасно справляется. А патроны эти, были разработаны в шестидесятых годах, для нашей славной советской армии.
— Для армии?
Тесьма ностальгически улыбнулся:
— Я когда срочную служил, ещё в начале восьмидесятых, пострелял такими вволю. Ракетчиком служил. Вот, тогда-то, прямо на полигоне и сховал два цинка. А после армейки с другом съездил, нашёл и домой привёз. Думал, куплю ружьё, на охоту схожу, а тут…. В общем, когда я в зону намылился, купил с рук старенькое ружьишко, патроны эти взял и погнал, искать на жопу приключений.
— А что, ракетчики у нас, с двенадцатым калибром что ли Родину защищали?
— Нет. Это специальное ружьё в войсках есть, ветровое ружьё, так и называется. Стреляет вертикально вверх, пуля падает, за ней вьётся длинная лента, красная тесёмочка, и её видно. В общем, для определения направления и силы ветра используется. Обычный ЗП, просто свинцовый шарик с тесёмкой, а НЗП – Ночной Зондирующий Патрон, он как ракета горит, маленькая такая, пока не упадёт, всё горит. Ел конфеты с названием «батончик»? Вот такой точно «батончик» в теле пули из какого-то горючего вещества вставлен. С верху свинцовая головка, мы расковыривали в армейке их, крошили и забивали в сигареты, ну, развлекались в общем. Закуришь, пару тяг сделаешь, да какому ни будь «духу» докурить предложишь. То ещё развлечение было, некоторые с очка срывались с таким фальшфеером в зубах….
Пластун натянуто улыбнулся:
— А прозвище? Говорят, ты каких-то бандитов перестрелял, и заявил, что в каждом отморозке твои тесёмки торчать будут?
— Да. То я ещё только в зону пришёл. Ещё на кордоне топтался, молодой был, горячий. Пока бродил по кордону, на деревню, где мы обитали банда вышла. Их видимо со свалки выдавили. Так вот, они жути на молодёжь навели, и обложили их данью. Дескать, или в землю, или артефакты нам собирайте. Да к тому же, обобрали всех до нитки. Я прихожу, а у парней настроение как у покойников. Ни стволов, ни пожрать чего. Меня это задело, я ведь весь день на ногах, чуть под кабанами не полёг, думал, вернусь, поужинаю, у костра посижу, высплюсь. А там такое. В общем, никто со мной идти не согласился. Я и сказал парням, мол завтра пойдёте из этих рекетиров мои тесёмки выковыривать. Всю ночь ползал вокруг этой банды. Они в развалинах АТП остановились. Троих удалось подстрелить. Видимо, этих отморозков весьма удивило, что по ним с таких необычных боеприпасов стреляют. Только они закончат беситься, успокоятся, я снова подползаю и, ещё один кадр с ленточкой падает. В общем, утром они сорвались в деревню, разбираться. Парни видимо, чтобы на себя гнев бандитов не навлекать, наплели им, что пришёл какой-то сталкер, дескать пули у него особенные, с тесёмками. И дескать этот сталкер пришёл на кордон охотиться на бандитов. А я в это время, обследовал развалины, кое что прибрал там к рукам из барахла этих отморозков. И обрез ружья, что они у молодых отобрали, зарядил НЗП и прикрутил под ящиком, они там на этих ящиках возле костра сидели видимо. Так я стволом вверх и присобачил обрез, ветками подпёр курок. Сядешь сверху, доски прогнуться под тяжестью и, заряд в очко получишь. — Тесьма расплылся в улыбке. — Один сел. Это они уже когда вернулись, видимо рассаживались совещаться. Воплей было! Пальбы… Потом, все свалили в даль. На свалку подались. А я уже, когда в бар «100 рентген» сам добрался, услышал эту историю от сталкеров, про сталкера Тесьму. А когда признался, что это моих рук дело, то и получил это прозвище.

Тесьма поднялся до рассвета, поставил чайник, раскурил сигаретку. Совсем неслышно, в проёме узкого лаза появился Пластун, с рюкзаком в руке.
— Ну, что ж Тесьма. Спасибо за крышу, пойду.
— Присядь, на дорожку, - Тесьма кивнул на доску, приспособленную в качестве узкой лавки.
Пластун присел рядом, на корточках, кивнул в сторону выхода:
— Как там?
— Сейчас глянем, — Тесьма пробрался к так называемой «прихожке», шириною в полтора метра и около трёх метров в длину помещению, что в далёкие времена, служила ему ещё первым схроном. От этой «прихожки» до выхода из «Логова» вёл узкий лаз, в полтора метра высотой и пол метра шириной, чтобы пройти мог только один человек.
В «прихожке» у Тесьмы имелся самодельный перископ, гордость хозяина ночлежки. С наружи он был замаскирован под кочку, и поднимался раздвигая эту маскировочную выпуклость из досок обшитых дёрном.
Как заправский капитан подводной лодки, Тесьма покрутился возле своего перископа, осматривая округу. Глубоко затянулся, отвёл руку с дымящейся сигаретой в сторону и, наконец, выдохнув струю дыма озвучил результат осмотра:
— Чисто. Можно выходить.
Пластун поднялся, пригладил усы. Тесьма первым направился к выходу, открывать свои хитроумные запоры. Уже на верху, когда Пластун прилаживал лямки рюкзака, хозяин ночлежки не удержался:
— Пластун! Если доживёшь до следующего выброса, а потом, ещё до одного…. Мне кажется, в зоне станет одной легендой больше.
Пластун встряхнулся, не отрывая ног от земли, проверяя наличие шумов в экипировке, скосил глаза на Тесьму:
— Ну, если буду мимо проходить, загляну на огонёк, расскажешь….

Прошло почти два часа, с тех пор как ушёл Пластун. Тесьма валялся на нарах, просматривая сообщения на ПДА, последние новости, сплетни, общий чат. ПДА пискнул, и на экране появился значок - «личное сообщение». Пальцы забегали по кнопкам:
— Тесьма, ты один? ( Бухалыч)
— Один. (Тесьма)
— Хреново. (Бухалыч)
— Почему? (Тесьма)
— Тащу Сергуню, он ранен, на хвосте шакалы Канопатова, прицепились на Свалке. Нужна помощь, не справляюсь. (Бухалыч)
— Ко мне отморозков не веди, покричи в общак. (Тесьма)
— Не боись, не приведу. (Бухалыч)

Дальше мигнул значёк общих сообщений, использующихся исключительно для срочных сообщений, сталкеры не засоряли этот раздел пустым трёпом.
— Народ! Кто рядом! Помогите отбиться от шакалья, их четверо осталось, у меня на руках раненый. Сидим под трактором, между свинарником и трассой, шакальё подбирается со строны долины. Кто может пособить?! (Бухалыч)

Тесьма вперился глазами в ПДА. Кто может помочь сейчас сталкерам? Канопатый матёрый бандит, когда-то был у наёмников, потом, что-то там не заладилось у него, ушёл. Сколотил банду из отморозков, и в зоне на одну стаю «шакалов» стало больше. При чём, его банда считается самой опасной, так как дисциплина в банде не хуже чем у наёмников. Банда малочисленная, за то, самые опытные уроды собрались. Особенно удавалась им тактика засад, столько сталкеров поплатились за свою беспечность, что в пору заказывать Канопатова наёмникам, однако, дальше разговоров эта мысль ни у кого не шла.

ПДА продолжал хранить молчание. Никто не отозвался на призыв о помощи, видимо, не было рядом никого. Пластун если только? Но, он два часа как ушёл, и новичок совсем, может быть и мог бы сориентироваться, но, тогда должен был бы вступить в переписку, уточнить, что и где. Потом, у Пластуна кроме ножей и оружия никакого нет, чем с бандой воевать? Очень хотелось узнать у Бухалыча, что там у него да как, но, может быть, он сейчас отстреливается, прячась за ржавым остовом трактора, не до того ему. Не дождавшись никаких сообщений, Тесьма поднялся. Ещё раз бросил взгляд на ПДА, и потопал к чайнику. Пока наливал кружку, на дисплее замигал значок нового сообщения:
— Кто рядом? (Бухалыч)

Тесьма отставил кружку и набрал мучивший его вопрос в общаке:
— Как там у тебя? (Тесьма)
— Хрен пойми, вроде тихо. (Бухалыч)
— Как так? (Тесьма)
— Да не стреляют больше, или подползают, или ушли. Но Канопатый не ушёл бы, в тихую подкрадываться они вроде не обучены. Может их кровосос какой сожрал? (Бухалыч)
— Проба… (Пластун)
— Чего? ( Бухалыч)
— Проба связи. Хвосты порубил тебе, можешь подниматься. Сейчас подойду к трактору, помогу раненому. (Пластун)
— А где эти? А ты кто? (Бухалыч)
— Это Пластун, он от меня вышел. (Тесьма)
— Ясно, ждём, спасибо Тесьма. (Бухалыч)
— Не за что, Пластуна благодари, а Сергуню тащи сюда, подлечим. (Тесьма)

********************************

Тесьма не находил себе места. Топтался в «прихожке» вокруг своего чудо-перископа, то заглядывал на дисплей ПДА, то вертелся осматривая в окуляр округу возле «Логова». Наконец, заметил приближающихся к своему жилищу сталкеров, ещё раз, осмотрел окрестности и пошёл открывать входной люк.
Первым шёл Бухалыч, на его плечах, закреплённый на лямках из ремней повис раненый Сергуня. Ноги его раскачивались в такт шагам чуть не касаясь травы. Позади шёл Пластун, неся трофейные автоматы, и пару рюкзаков.
Бухалыч, мужик лет сорока, высокий, крепкий, получил своё прозвище за то, что пил водку как воду. Вообще-то, его звали Александр Михайлович, но по имени в зоне мало кого называют, и с первых дней, его стали кликать по отчеству – Михалыч. Благо нрав у начинающего сталкера был добродушный и даже душевный. Потом, когда народ подивился как Михалыч не спеша, смакует водочку, чуть ли не облизываясь после выпитого, кто-то произнёс:
— Ну, ты и бухалыч, Михалыч!
Так и прилипло прозвище. Теперь уже, Михалыч считался опытным сталкером, все кто находился с ним в приятельских отношениях, звали его по отчеству – Михалыч, а вот прозвище, оно осталось для сталкерской сети и вообще, когда речь заходила о Михалыче, он превращался в Бухалыча. На что добродушный сталкер лишь ухмылялся.

Сергуня, молодой парень, хоть и топтал зону уже восьмой месяц, но, всё как-то не везло ему. Как говориться, все шишки ему доставались. Или вляпается куда, или пулю поймает, но не серьёзно, так, отлежится чуток и снова в зону. Звали его Серёга, но за мальчишески задорную улыбку, которая сама по себе появлялась у него на лице если к нему кто-то обращался, получил своё прозвище. В этот раз, Сергуне досталось не слабо. Тесьма только головой покачал, глядя на перебинтованные ноги ниже колен. Помог занести раненого в свой бункер, захлопотал над чайником. Бухалыч уселся возле стола, мрачный как туча, уставился в стену, глаза шальные. Пластун только свалил рюкзаки и оружие в «прихожке» махнул Тесьме и ушёл.
Закрыв входной люк, Тесьма сел напротив Бухалыча, предвкушая послушать как да что. Но, Бухалыч словно сомнамбула только смотрел в стену, руки тискали автомат. Наконец, он перевёл взгляд на Тесьму, потом на стол. Потянулся к кружке с недопитым чаем, заглянул в неё и вернул на стол:
— Дай водки Тесьма.
— Сейчас, — Тесьма заковылял куда-то в угол, вернулся с бутылкой, сворачивая пробку.
Бухалыч пил жадно, словно воду, выпив, вытер губы рукавом, взглянул на Тесьму. Тот протянул сталкеру сигарету. Сделав несколько глубоких затяжек, Бухалыч спросил:
— Он кто? Этот, — кивок вверх.
— Пластун что ли?
— Да. Пластун мать его так….
— А что? Поссорились что ли?

Бухалыч помотал головой:
— Нет. В гробу я видел с ним ссориться.
— А что тогда? Он ведь вам помог? Канопатый там был?
Бухалыч кивнул:
— Нет больше Канопатова. Вот так, — он провёл пальцем себе по горлу, — от одного уха до другого, как курёнку, и Канопатому и ещё двоим из его шайки…. Они по моему, даже не поняли что их режут. А четвёртому, этот…. — Бухалыч пощёлкал пальцами, забыв прозвище Пластуна.
— Пластун?
— Да, Пластун этот, в висок со своей пулялки стрелу загнал. Арбалет у него какой-то, маленький, без приклада, игрушка такая, а хлещет не слабо.
— Ну, видишь как. А я уже боялся, что хана вам. На Пластуна у меня надежды мало было. Не сталкер он, да и новичок к тому же. Зона знает, зачем он в неё идёт, чего ему надо. Но, парень вроде без гнильцы?
Бухалыч кивнул:
— Ну да. Вроде путёвый. Перевязку Сергуне сделал, вколол чего-то. Пока я бандитов шмонал. Налей. — Бухалыч подставил кружку.
Тесьма наплескал пол кружки, внимательно посмотрел Бухалычу в глаза, даже помахал ладонью у него перед лицом:
— Эй. Михалыч, ты чего? Контузило что ли?
— Контузило? – Бухалыч словно очнулся, заглянул в кружку и, припал к ней, заглатывая водку.
— Что-то я тебя не узнаю, выкрутились, добрались живыми, в чём дело?
— Ты когда ни будь, видел, как шинкуют на части живого кровососа?
Тесьма криво улыбнулся, покачав головой:
— Как это?
— А вот так это, — Бухалыч изобразил что-то руками, словно заправский маляр, работающий двумя кисточками сразу. — Вот так, мать его, на моих глазах! Прямо передо мной! Ножиками своими! Я охренел маленько. Я ведь первым шёл, Сергуню нёс. Автомат на пузе болтается, я только руки поднял, лямки поправить. Сердце ёкнуло. Прямо на меня что-то летит, трава пригибается. Словно кто-то невидимый чешет. Знамо кто так может бегать. Кровососы, больше некому. Душа в зону собралась уже, я за калаш схватился и, от бедра, весь магазин одним разом…. Эта тварь в бок ушла, наверное с десяток пуль ему попало, видимым стал. Но разве его этим остановишь? А у меня последний патрон вылетел и всё. Три метра до твари, я в ступоре, на плечах Сергуня. Тут с права этот…
— Пластун?
— Да, Пластун этот. Вылетает. Самоубийца. С ножами в руках. До меня чуть позже дошло, что пока я стрелял, этот Пластун манатки наши и стволы просто на землю бросил. И вот. Ну, ты знаешь, как кровососы бьют? Они ведь только бегают как метеоры, а машут своими граблями не так часто, за то, если попал, второго раза не нужно. Этот кровосос как махнул своей лапой, я понял писец нам пришёл. Сейчас Пластун этот ляжет, потом я. Ну, в общем: приплыли.

Бухалыч заглянул в кружку, взглянул на бутылку в руках Тесьмы, потряс рукой, дескать наливай.
— В общем. Я охренел.
— Я вижу, — Тесьма плеснул на треть кружки, — Так что дальше было?
Бухалыч некоторое время раскачивал в руке кружку, словно забыл про водку. Выпил одним глотком, ткнулся носом в рукав.
— А то, что промазал кровососина! Я хрен знает, как этот…..
— Пластун.
— Да. Увернулся он, или просто отшагнул. Быстро так. Раз и тварюга своей граблей пустое место рубанула. А этот, Пластун твой, обоими ножами, снизу так, — Бухалыч изобразил подсекающие движения, обоими руками, — по лапе ему, цвирк! На лапе у кровососа два ломтя замотылялись. Тот второй лапой как жахнет! Боковым! Этот, Пластун вниз словно провалился, чуть ли не на коленки перед кровососом встал, и вторую лапу ему, тоже… хрясь, только кровища веером брызжет! У кровососа обе клешни как шланги обвисли. Но ты же знаешь, его же этим не пронять! А этот…. — Бухалыч снова защёлкал пальцами.
— Пластун, - вставил Тесьма.
— Да! Как пошёл его метелить, снизу вверх, что твоя косилка! Брюшину вскрыл, кишки вываливаются! Тварюга крутанулась и дёру! А этот. Пластун. За ним! На спину ему вскочил! И ножами своими под горло, как ножницами, ногами от кровососа оттолкнулся и ….. напрочь, чуть башку ему не снёс! Только позвонки целыми остались. Щупальца, шея, всё напрочь разметелил! Я стою как столб, руки трясутся, а этот, Пластун, ножики чистит, на кровососа ноль внимания, присел и оттирает свои ножи. А знаешь, что спросил потом?
— Что?
— Это кровосос что ли? — Бухалыч развёл руки, — не слабо?

Добавлено (16.07.2016, 19:50:50)
---------------------------------------------
Зона словно присматривалась к своему новому обитателю, не спешила удивлять непредсказуемостью, ошарашивать ситуациями. Пластун шёл не торопясь, тоже присматриваясь и принюхиваясь к этому, новому для него, району пребывания. Он выбрал это место на земном шаре, как самый оптимальный вариант, исчезнуть навсегда, если это возможно конечно. Скрыться, пропасть, оторваться, от незримых нитей, что тянулись к нему из таинственного центра бывшей службы.
Страна развалилась, и развалилась окончательно. Воспитанный в Советском Союзе, он тяжело воспринимал новые веяния. Это хапуги и рвачи, спекулянты, всё нутро которых прогнило до основания, называемые ныне, помпезным словом – бизнесмен, правили свой бал, на остатках некогда великого государства. Воры и бандиты, обосновались в управленческих аппаратах, начиная с муниципалитета и заканчивая правительством. Кого защищать? Ради кого отдавать свою жизнь? Ради этих? Пластун не находил разумных объяснений последним, локальным войнам в Чечне, ради кого сотнями умирали молодые пацаны? Ради валютных счетов чиновников? Нет, он там не был. Там ловили призрачную славу бойцы спецподразделений.
Но он следил за новостями, и с горечью убеждался, что в новом государстве, ему не за что сражаться. Народ превратили, именно превратили, намеренно и тонко, в стадо потребителей. Надев на всех «хомут» постоянной нужды в деньгах. Обилие товаров и услуг и тонко сбалансированный денежный эквивалент, в результате чего, людям всегда не хватает денег, а значит, все вынуждены их зарабатывать. Именно, зарабатывать, а не работать. Раньше как было? Отец уходил на «производство», так он называл свою работу, хотя и работал инженером-проектировщиком. Любой парнишка, стоящий у токарного станка не чурался своей работы. Присутствовало чувство равенства и справедливости. А сейчас? Жалкое зрелище. Машина, квартира, должность, карьера….
Куда катится мир? И кровь. Кровь, которую продолжают лить парни в погонах. Свою или чужую, тайно или легально, но только ради чего? Пластун не считался гражданским, военным он тоже не числился. Форма, звания, погоны, чины и даже награды, обошли его стороной. Тот спецназ ГРУ, о котором сейчас, кажется, каждая собака знает, всего лишь вальты в колоде государства. Их бросают пачками, для выполнения спецопераций, напускной ореол славы и суперменства, когда ты десять минут – орёл, а двадцать четыре часа – ишак, бегущий с полной выкладкой по буеракам.
Пластуну досталась иная доля. В армии его приметили зоркие очи некой особо секретной службы, и до сих пор, он даже предположить не может, к какому ведомству эта служба может относиться. Там нет ни формы, ни званий и вся жизнь прошла на засекреченных базах – «учебках», где даже лица инструктора нельзя увидеть. Вся подготовка, строго индивидуальная. Но, если ещё в бытность Союза, он выполнял поставленные задачи на территории иностранных государств, с чувством того, что он является незримой силой своей страны, то сейчас, он даже потерял уверенность в этом.
Чужая страна, наверное, даже – чуждая, так вернее. Обманутые массы простого народа и, как гнойное месиво, управленческий аппарат, тянущий своими хоботами непонятно чего. Противно. Мерзко на душе. Теперь, остаётся найти такое место, куда не сподобятся заглянуть всезнающие кураторы прежней «службы». Зона отчуждения Чернобыльской АС, была, по мнению Пластуна, самым подходящим местом. И язык общения свой, родной, и вообще, поговаривали, что здесь просто «чёрная дыра» в плане необъяснимого и невероятного.
Плотный кордон вояк по периметру, который Пластун преодолел, подтвердил, что в общем-то, выбор более менее удачный. Конечно, стоит затаиться, не афишировать свои умения, забиться в глушь, стать серой тенью, и тихо жить, отбросив прошлое. Навряд ли, «служба» найдёт его теперь, когда прежняя, держава развалена, а в нынешнем государстве все заняты только тем, что хватают кусок посочнее, и тянут к себе побольше всего, что можно схватить. С него хватит. Последняя «командировка» у Пластуна случилась ещё до развала Союза, после – ничего. Глубокая консервация и его как специалиста, и собственно говоря, самой «службы» как ему казалось. Во всяком случае, он продолжал жить в прежнем темпе. Всё те же занятия по выживанию, маскировка, скрытные марши, контакт с условным противником в полнейшей темноте, «ключ» - вхождение и пребывание в «пограничном состоянии», когда само время растягивается в вязкий кисель, в котором нужно «работать», видение светящихся контуров живых и не живых объектов, много чего пришлось познать Пластуну.
Всё более-менее необычное, что являлось необъяснимым, некие «умы» спешили исследовать и опробировать в «службе». Недавняя встреча со страной тварью, которую здесь называют кровососом и так бояться. Что о ней говорили? Дескать, некие рецепторы этой твари, находящиеся на кожном покрове, каким-то образом, отражают чего-то, создавая режим невидимости? Какая чушь. Он видел тварь с того самого мгновения, как она появилась в поле зрения. А вот сталкер, что шёл первым, увидел её только тогда, когда раненная тварь утеряла ментальный фон.
Когда-то, очень давно, какие-то учёные, проводили эксперимент, который дальше результатов и написания заумных диссертаций не пошёл, однако, «служба» пошла дальше. Эксперимент был таким, что группе студентов, предложили зайти в помещение, наполненном самыми разными предметами и выйти через некоторое время. Потом, каждый описал, что он видел. А когда «подопытных» погружали в состояние гипноза, каждый в точности воспроизвёл всё, до малейшей мелочи. То есть, человеческий глаз видит всё, всё увиденное, подвергается умственному анализу, однако, обычное сознание человека выдаёт только часть из обработанной информации, львиная доля остаётся не отфильтрованной, чтобы не засорять повседневную работу сознания. В «службе» этот эксперимент подвергся подробному изучению.
«Ключ», позволяет входить в состояние – «осознания», или, всезнания, когда видишь мир полным, насыщенным, тогда даже случайно попавшийся на глаза газетный лист, мгновенно транслируется в сознании полным объёмом занесённой на него информации. Не читая, уже можно цитировать текст, словно он стоит перед глазами. Да, время, превращается в подобие вязкого сна, киселя, в котором всё происходит очень медленно или быстро, даже не разберёшь, чтобы находиться в таком состоянии достаточно долго, необходимы постоянные и длительные тренировки, «погружения». Мгновенный переход «туда» и выход в обычное восприятие, вот в сущности основной профиль жизни Пластуна. Контроль над своим сознанием, а за тем, влияние на восприятие находящ<

Форум настоящего сталкера » Разная тематика » Книги » Творческая мастерская (Помощь в написании произведений.)
Страница 14 из 14«12121314
Поиск:
Вверх