• Страница 1 из 1
  • 1
Архив - только для чтения
Модератор форума: FAN, [email protected]  
Форум настоящего сталкера » Техническая поддержка » Свалка » мои рассказы
мои рассказы
# 1
Понедельник, 11.05.2009, 19:00:04

Ранг: Новичок
Сообщений: 46
Награды: 9
Репутация: 58 Регистрация: 07.05.2009 Город: Москва    

Без шанса на выбор
3акат давно залил кровью низкие медленные облака и далекие верхушки Рыжего леса. Ночь неумолимо надвигалась и необходимо найти место для ночлега. Двигаться ночью в Зоне не просто опасно. Мало заметные аномалии и животные, ведущие ночной образ жизни многократно увеличивают шанс расстаться с жизнью. До ближайшего бара раньше, чем за два дня не добраться, поэтому эту возможность я отринул сразу. До ближайшей проверенной лежки идти не меньше трех-четырех часов. А ночевать на равнине или в лесу - полное безрассудство.

Мое внимание привлекло недостроенное двухэтажное здание из белого обветренного кирпича. Небольшая недостроенная подстанция, обнесенная невысоким проржавевшим покореженным сетчатым забором, с установленными фундаментами трансформаторов и искореженными поваленными проржавевшими опорами ЛЭП, покрытыми мочалом ржавых волос, колышашемся под порывами ветра. Подойдя метров на триста, я притаился в зарослях кустарника. Оглядев постройку в бинокль, я сделал неприятное открытие. Здание по периметру охраняли люди, вернее те, кто когда-то были людьми. Неуклюжие, неловкие скованные движения и мимика, невнятное бормотание обрывочных бессмысленных фраз, еле слышных, доносимых слабым дуновением ветра. И еще запах... Запах мертвой разлагающейся плоти. Среди зомби легко различались 3е свежих. Смерть не так сильно отпечаталась на их лицах, они держали оружие, которым еще могли воспользоваться. Судя по экипировке и оружию, все трое были новичками. Скорее всего, это они и развели огонь на втором этаже, чьи отблески так хорошо видны издалека. Вот на него и вышел контроллер.

Судя по тому, что он удерживает под своим контролем 12 зомби, он достаточно силен. И передо мной стояла дилемма - ночевка в ближайшем лесу и весьма вероятная встреча с голодной химерой, псами или может даже с бюрером, вышедшим на охоту или отвоевывать ночлежку у контроллера и в случае неудачи добавить еще одну марионетку в его свиту... Да... Учитывая, что я второй день на ногах, без сна и держусь лишь на энергетиках... Шансов на выбор у меня не было... Надвинув по глубже капюшон защитного костюма, с вплетенной в него металлической сеткой гасящей токи работы мозга, проверив заряд батарей на «Брейне», отключив детектор аномалий и детектор жизненных форм, я по кругу начал приближаться к зданию подстанции.

По моим расчетам, контроллер, должен находиться на втором этаже – они любят хороший обзор, позволяющий первому увидеть добычу или приближающуюся опасность. Подкравшись, на расстояние 50метров я почувствовал легкое головокружение, попав в зону действия ментальных способностей контроллера и судя по тому, что зомби не обратили на меня никакого внимания, его обманул «Брейн» и все идет по плану. Вскинув «Вал» я поймал в прицел голову дальнего от меня и выжал спусковой крючок. Легко толкнув в плечо, «Вал» практически бесшумно плюнул смертоносный свинец. Голова старого зомби, от попадания СП-6 - бронебойной пули, лопнула как переспевшая гнилая тыква, с противным хрустом и плеском мертвой мозговой ткани. Остальные зомби встрепенулись, бестолково крутя головами в поисках опасности, неровной походкой двинулись к месту гибели собрата.

Воспользовавшись их перегруппировкой, я бросился к зданию. Через несколько секунд и десятков ударов пульса нырнул в окно первого этажа. Шум в голове, говоривший о близости контроллера, стал еще сильнее. Восстановив дыхание, крадучись, я начал подниматься наверх, убрав «Вал» за спину и вооружившись АПСом из правой набедренной кобуры. Ожидая неприятных сюрпризов, вроде раставленых на этажах зомби-караульных, минуя завалы брошенных инструментов и стройматериалов, проскользнул к лестнице. Бесшумно поднялся на лестничную площадку, и начал медленно подниматься вдоль стены, ни на секунду не теряя дверной проем из виду. На улице уже стемнело, но надевать ПНВ я не стал, отсветы костра довольно сносно освещали дорогу. Медленно поднялся и заглянул в дверной проем. В дальнем углу помещения, напротив окна стояла горбатая фигура в грязных обносках не то рабочего комбинезона, не то арестантской робы, из-под которой проглядывало тело. Мертвенно бледная кожа с трупным синюшным оттенком, покрытая многочисленными гнойными язвами. Огромная гипертрофированная голова, с гигантскими набухшими язвами на месте висков, вздымающихся в такт прерывистому сиплому дыханию контроллера. Практически отсутствующая шея, длинные худые руки, плетьми свисающие вдоль тела, доходящие почти до колен. Он что-то выглядывал в сгущающейся тьме и бормотал себе под нос.

Я медленно двинулся в его сторону, подойти поближе и бить наверняка, только бы он не обернулся. С каждым шагом мое тело словно наливалось свинцом, шум и головокружение становились все сильнее. Последние несколько шагов дались с огромным трудом. Затаив дыхание, обливаясь градом крупного холодного пота, я вытянул руку и резко схватил контроллера за склизкие грязные патлы, практически отсутствовавших волос, подтаскивая к себе, и ткнул АПСом ему в затылок, собираясь спустить курок, как вдруг...

- Стой… Большой.… Не стреляй! – скрежущим глухим дрожащим голосом, выдавил из себя контроллер. - Только дернись, и я снесу тебе башку! – прорычал ему я. Я сгреб его в охапку, перехватив одной рукой сзади за шею, не отрывая пистолета от его головы. – Нет.… Нет, Большой! Кровососы! Идут.… Вот этого мне только не хватало! Контроллеры, не смотря на свои способности, существа трусливые, а с приставленным к голове пистолетом он, врятли, станет лгать. – Возьми их под контроль! – я сильнее надавил стволом ему на голову. – Нет.… Не могу… - опять выдавил из себя контроллер. – Тогда натрави на них зомби! – хотя, и сам знал, что зомби не остановят кровососов, а даже если и задержат, то время на то, что сбежать не будет, да и никуда ты по Зоне не убежишь, тем более, ночью. Вот это расклад! Тем временем, язвы на голове контроллера завибрировали сильнее, а у меня поплыло перед глазами. – Ты что, гад… - Надавливая на ствол еще сильнее, прохрипел я. Но, по доносящимся снаружи редким выстрелам двух ПМов и обреза охотничьего ружья, гаму, который, подняли зомби, я понял, что контроллер повел их против кровососов. Сопротивление их было недолгим. Рев кровососов, бездумное бормотание зомби, хруст ломаемых костей и треск разрываемой плоти наполнили воздух. Через мгновение, все было кончено и, наступила тишина. – Сколько их? Тихо спросил я. – Четверо… - хрипло ответил контроллер. Черт, целая стая! До сих пор никто не знает, какой образ жизни предпочитают кровососы. Стайные они животные, или ведут одинокий территориальный образ жизни.

Контроллер начал медленно оседать на каменный пол, я не смог его удержать его, он сел за грудой кирпичей сложенных на строительных лесах, обхватив колени длинными руками. Только сейчас я смог разглядеть его лицо. Высокий морщинистый лоб, глубоко посаженные бегающие глаза под толстыми надбровными дугами, впавший расплющенный нос, впавшие щеки, почерневшие растрескавшиеся губы, плохо скрывающие гнилые десны и редкие клыкообразные желтые зубы. Похоже, он смерился с тем, что сегодня его сожрут, но меня такая перспектива не прельщала.

Быстро сменив магазин «Вала», снял с предохранителей АПСы и двух ПБ в наплечных кобурах, при этом ни на секунду не упуская из виду контроллера, скинул с плеч рюкзак и достал из разгрузочного жилета последнюю пару РГД-5. Легонько пнув его носком ботинка в бедро, я шепотом спросил: Где они? - Они чуют... Они идут... - не поднимая головы, тихо ответил он. - Сможешь сказать, когда они будут там? - я указал на дверной проем. Он молча посмотрел, куда я показывал и мотнул головой в знак согласия. Пока он переводил взгляд от двери и обратно, лишь краем затронув меня, в голове ужасно зашумело, а ноги подкосились. Груды кирпичей послужат хорошей защитой от осколков.

- Идут, - тихо промямлил контроллер. Дернув чеку, я навесом послал первую гранату и почти сразу вторую, закрыв ладонями уши. Контроллер, видимо сталкивавшийся с таким оружием, сделал тоже самое, вжавшись спиной в груду кирпичей. Грянул первый, второй взрывы, осыпая все градом смертоносных осколков, но, перекрывая их закладывающий, закладывающий уши грохот послышался страшный рев, но рев предсмертный, горестный, переходящий в вой. Я поднялся из укрытия и длинными очередями стал поливать дверной проем, стреляя почти наугад, практически вслепую, все закрывала пелена опадающей известки и поднятой пыли. Расстреляв один магазин, быстро сменил его и дал еще пару длинных очередей.

Известковый снег почти закончился, а пыль оседала. Выбравшись из укрытия, я медленно двинулся вперед, на ходу меняя магазин. Кровососы, обладают бешеной регенерацией, и если их не добить они восстановят силы, залижут раны и вернутся. Я подошел к распростертым на полу телам. Изрешеченные осколками и разорванными бронебойными пулями два лежали без движения, третий дергался в конвульсиях. Я подошел ближе сделать ему контрольный, как вдруг меня кольнуло - где четвертый? И вдруг, из сумрака, на меня метнулась громадная тень, отскакивая назад, я успел поднять ствол и дать короткую очередь. Несколько пуль ударили кровососа в грудь и живот, но это нисколько не замедлило его молниеносных движений. Его левая длинная когтистая лапа метнулась ко мне, рассекая воздух. Основного удара мне удалось избежать, но острые как бритва когти распороли поля капюшона и как нитки вспороли металлическую сетку, оставляя тем самым меня беззащитным перед любыми пси-воздействиями. Два когтя полоснули меня по лицу, ото лба до щеки. Кровь залила мне правый глаз, я почти ослеп, выступившие слезы пеленой застелили второй глаз, в голове звенело от взрывов и близости контроллера, а в мозгу пульсировала только одна мысль это смерть! Но она не приходила. Смертельно удара не последовало. Кровосос нависал надо мной, когтистая лапа протянута ко мне, вторая искалеченная осколками, безвольно, свисала вдоль тела. Он застыл неподвижно, лишь слабо подергивались раскрытые ротовые щупальца, а направленный на меня взгляд был полон ненависти и бессильной злобы. Бугры напряженных до предела мышц, скрипели, но он не мог пошевелиться, а грозный рев застыл комом в горле, выходя наружу лишь зловонным сипом. Меня осенило! Контроллер! Эта жалкая тщедушная тварь покинула свое убежище и попробовала взять под контроль кровососа, давая этим мне возможность его жизнь! Но его сил хватило овладеть лишь двигательными функциями, и, видя, что кровосос сопротивляется все сильнее с каждой секундой, и они на исходе. Я рванул автомат вверх, попав между ужасных щупалец, и выжал спуск.

Последние хлопки длинной очереди потонули в нестерпимом шуме наполнившим мою голову, поняв, что кровосос больше опасности не представляет, контроллер направил свои телепатические силы на меня, последнего представляющего угрозу. Перед глазами все поплыло, стало двоиться и терять цвета. Сколько секунд нужно чтобы взять меня под контроль? Раз... Левая рука метнулась в наплечную кобуру... Два... пальцы легли на рукоять и спусковой крючок... Три... Пистолет покинул кобуру... Четыре... Рука выпрямляется.… Пять… Я поворачиваюсь... Перед моим взглядом появляется лицо контроллера, такое близкое, как если бы до него всего несколько сантиметров, кожей ощущалось его смрадное дыхание! Глаза бешено горят, их взгляд продирает насквозь, хищная ухмылка с выступившей на уголках грязной вязкой слюной. С каждым мгновением силы оставляли меня, они таяли. Крупная дрожь била меня, палец плясал на спусковом крючке. И все-таки я на него нажал...

Тихий хлопок при стрельбе из оружия с ПБСом, грянул в моей голове, громом крупнокалиберного КПВТ, голова чуть не лопнула от звона. Ужасное видение исчезло, контроллер, стоя в нескольких метрах от меня, зажимая прострелянную ключицу. От его злобного взгляда внутри все задрожало, вытянув вперед неповрежденную руку, он решил повторить попытку, но было слишком поздно... Второй рукой, выронив «Вал», я выхватил АПС и дал очередь, прошившую шею и грудь контроллера. Он осел у стены, а я без остановки нажимал на курки обоих пистолетов. С утробным хрипом контроллер сполз по стене, оставляя на ней смазанный темно бурый кровавый след. Не смотря на большое количество ранений груди, живота и шеи, он был все еще жив. Тяжело дыша, дрожащими руками, с трудом перезарядил пистолеты и, шатаясь, подошел к нему и, отвернувшись, разрядил 8ми зарядный магазин ПБ ему в голову. Мои ноги подкосились, и я упал.

С огромным усилием добрался до оставленного рюкзака, вскрыл аптечку и прямо через защитный костюм загнал шприц-тюбик стимулятора в бедро. Затем еще один антибиотиков и, не смотря, на только что сделанный укол потерял сознание...

Очнулся я только утром, от яркого солнечного света, проходящего через почти отсутствовавшую недостроенную крышу. Голова страшно гудела, и было такое чувство, что мозг увеличился и давит изнутри на череп тем самым, причиняя себе острую боль. Все тело ломило. Но я был жив. Видимо из-за запахов контроллера и кровососов никто не решился зайти. Сделал укол обезболивающего и несколько глотков воды из фляги. Сняв перчатки, решил умыть лицо, но как только коснулся правой щеки, ее словно обожгло, я совсем забыл о рваной двойной ране, оставленной мне кровососом. Радовало, что глаз остался цел. Используя в качестве зеркала нож, залил медицинским клеем раны на лице, сделал еще один укол антибиотиков. Привалившись на кирпичи, закурил. Руки подрагивали до сих пор. Разминая их, не торопясь, докурил и начал собирать свои пожитки. Свои «Вал» я нашел под телом последнего кровососа, череп которого рассечен длинной очередью. С омерзением вытащил ствол из вязкой смеси сворачивавшейся темной крови и мозгового вещества, закурив еще одну сигарету, принялся за чистку. Закончив, наскоро перекусил армейскими галетами, превозмогая вонь, начавших разолгаться тел мутантов, глотнул воды, покурил и начал проверять снаряжение.

Проверил, как достаются пистолеты, по удобней сдвинул мешок на животе с гайками и болтами, снарядив магазины, разложил их по карманам разгрузочного жилета, включил детекторы, сверил заряд батарей и их показания, присел несколько раз, попрыгал, убедившись, что ни где не давит, не жмет. Осмотрев в бинокль предстоящий маршрут, и не обнаружив, ничего подозрительного направился к выходу. Возле трупов кровососов я остановился и, выдернув из ножен с левой стороны груди охотничий нож, резкими короткими взмахами отпластнул ротовые щупальца первому, затем остальным. Аккуратно, стараясь, чтобы не капнуть на себя слизью положил их в последний пустой контейнер. Торговец давал не плохую цену за части мутантов, тем более за кровососов.

Время подходило к полудню и нужно поторапливаться, до проверенной ночлежки путь не близкий. Сунув контейнер в рюкзак, я двинулся в путь.

Добавлено (11.05.2009, 18:54:35)
---------------------------------------------
Без одной секунды двадцать
[spoiler]- Куда он ушел?
- Он ничего не сказал. Не знаю, где его искать.
- Но мы пойдем за ним?
- Он бы не хотел... Хотя, ему было бы все равно.
- Пойдем или нет?
- Да. Мы должны. Но ты же знаешь сам... Он не вернется.

* * *

Утро. Холодно. Он проснулся в здании на первом этаже. Стекол в окнах не было, дул ветер. Снаружи моросил дождь... Небо было пасмурным, почти все... Только небольшой кусочек его был синим. Он было ярким... Это небо. Синее небо. Небо, отражающееся в лужице воды, натекшей за ночь. Еще одна капля сорвалась и упала откуда-то сверху прямо в это маленькое скопление воды. По ней пошла рябь, искажая тот светлый кусочек неба.

Человек закрыл глаза. Он почти не дышал. Холод сковал все тело, не давая пошевелиться. Пора вставать.

Улица все так же пустынна и неподвижна. Очень тихо - давит на уши. Никого нету, ничего нету. Ощущение полного одиночества. Кажется, будто какой-то гул исходит откуда-то снизу и пронизывает все тело, но на самом деле это не так. Просто это ощущение редкого биения сердца. А больше здесь никого нет. Ни живых, ни мертвых. Тут просто пусто.
Сюда никто не заходит. Здесь опаснее всего... Опасна эта пустота. Она может затянуть, утащить в себя и ты уже никогда не вернешься. Она оставит тебя здесь одного блуждать и искать что-то, чего ты сам не знаешь. Ты будешь без чувств. Ты не будешь ни напуган, ни спокоен, ни в отчаянии, ни в восторге. Ты растворишься в этой пустоте, каким бы сильным ты ни был. Перед ней все - равны.

Дома... Улица... Фонари... Все это как будто декорации, не выдержавшие этой пустоты. Они гнулись и перегибались, разрушались и рассыпались под этим ничем. Поэтому тут так тихо... А не по какой-либо другой причине.

Надо искать... Надо продолжать поиски. Придя сюда, нельзя повернуть назад. Нужно завершить начатое... Кому это удавалось? Никто не знает. Ты один, ты здесь, значит, так сложилось.

Человек осмотрелся по сторонам и вернулся в здание. Темнота, которую всегда хочется прорезать лучом электрического света. Но свет равен темноте. Не нужно его тратить впустую. Хорошо, что в этой пустоте хотя бы есть темнота... Если бы ничего не было... Было бы гораздо хуже.

Где-то рядом ступеньки. Этаж, еще этаж, и еще... Как будто бесконечный цикл, пять кругов могли никогда на кончится. Прошел наверх. Значит, пропустила.
Последний этаж. Потолок местами обрушился. Лестница, прикрепленная к стене ржавая, одно касание - и она рассыплется в пыль. Но она выдерживает. Медленно открывается люк наверх.

Снаружи очень много серого неба. Еще ближе к нему, еще более пусто. Крыша плоская, черная, вся засмоленная. Искореженные скелеты антенн неподалеку. А вот и поребрики, как ступени. Хорошо видно все вокруг.

Этот пейзаж... Все знают его и никто не знает. Дождь и не дождь: он вроде бы есть, а вроде бы и нет. Не мешает в любом случае. Где-то там, далеко стоит Он. Туда - это конец, это последнее, что можно сделать. Дойти Туда можно только пройдя пустоту. Никто еще не шел к Нему сразу. Да и некому было... Много ли нас? Нет, ни одного.
А вон там еще... Высокая круглая карусель. Тоже ржавая. Как головоломка, как мозаика. Ребра того и гляди выгнутся и переломятся посередине. Но она все стоит и стоит уже очень долгое время.

Дома... Вокруг все в одном и том же - серый. Пустота давит настолько, что забирает все оттенки цветов. И очень скоро ты забываешь, что есть что. Только солнце выделяется ярким-ярким, но... Оно так редко появляется здесь. Даже солнце не хочет быть здесь. Тут чужое царство. Войдя сюда, ты уходишь от прежнего места, где ты был. Тут ты сразу становишься своим. Но ты должен помнить - должен всегда помнить - это не твое место. Ты пришел сюда, чтобы найти выход отсюда.
Все это декорации, все это просто спектакль... Все эти опасности - не более чем ширма, скрывающая нечто... Нет. Ничто.

Куда, куда же идти? Выхода нет... Ничто не ведет отсюда... И ничто тебя просто так не отпустит.

Ищи свою цель.
Человек подошел ближе к антеннам. Все изогнутые, как будто какая-то неведомая сила пыталась сделать из них что-то свое.
Он провел пальцем по длинному куску металла. Едва заметный скрип.
Палец в рыжей пыли. А антенна медленно осыпается... И вот, уже ничего не осталось от нее, кроме горстки ржавчины.
Надо спускаться.

Мокрый асфальт, ржавые люки. Бетонные бордюры.
Где-то пучками вылезла трава, невероятно живая, сочная, зеленая. Как будто ядовитая сама по себе, никому не нужная.
А вот туда идти нельзя. Едва заметное изменение серого на более яркий. Раньше это называлось синим. Теперь это тоже серый. Значит, там в подвалах опять он... Не хотелось сталкиваться.

Человек шел по улице медленно. Торопиться некуда. Впереди целая вечность, позади еще столько же, а мгновение настоящего есть всегда.
В голове не было привычных мыслей. Не было серьезности. Не было чувства опасности. Ничего не оставалось, как будто ничто отняло все, что было человеческого.
И тогда он понял. Придти сюда было равносильно последнему шагу перед походом к Нему.

Едва заметная улыбка тронула лицо человека. Предпоследняя загадка была решена.
Дождь, капающий мелко-мелко и едва заметный прекратился. Резко дождь ударил сильно... А потом начался ветер. Ветер наверху. Он разгонял эту густую массу серости, открывая один маленький кусочек светло-синего неба, делая его все больше и больше. Солнце начинало светить. И цвета возвращались, все больше и больше...

Он закрыл лицо руками и сделал движение, как будто умывался... Или пытался снять маску. Выход был ясен.

Прошел миг. Или же, прошло несчетное количество времени.
Взгляд человека застыл на Нем. Огромный. Страшный. Красное, белое, красное, белое, красное... Каркас. Нет препятствий.
Голова человека чуть повернулась набок. В глазах стояла пустота. Последнее понимание пришло только сейчас.
Загадок не было никогда. Ни одной. Всегда была только пустота...

Добавлено (11.05.2009, 19:00:04)
---------------------------------------------
ну как вам



# 2
Понедельник, 11.05.2009, 19:18:36

Ранг: Новичок
Сообщений: 105
Награды: 17
Репутация: 469 Регистрация: 22.03.2009 Город: Москва    

Неплохо. Мне понравилось.
# 3
Понедельник, 11.05.2009, 19:42:00

Ранг: Сталкер
Сообщений: 458
Награды: 22
Репутация: 582 Регистрация: 28.01.2009 Город: Пенза    

sergevla111, прикольные рассказы



# 4
Понедельник, 11.05.2009, 20:01:57

Ранг: Новичок
Сообщений: 46
Награды: 9
Репутация: 58 Регистрация: 07.05.2009 Город: Москва    

хотите еще


# 5
Понедельник, 11.05.2009, 20:05:34

Ранг: Новичок
Сообщений: 46
Награды: 9
Репутация: 58 Регистрация: 07.05.2009 Город: Москва    

Беглец
[spoiler]…Сейчас он сидел у разбитого окна на третьем этаже заброшенного дома и через прицел своей ВСС наблюдал за боем между группой из четырёх солдат и несколькими зомби. В любой момент он мог нажать на спусковой крючок и указать победителя в этом поединке. Мог также перестрелять их всех и остаться в полной тишине и одиночестве. Однако он не делал ничего. Он просто сидел и отдыхал, не желая привлекать к себе внимания. И так уже последнее время Зона полнилась слухами о нём и его подвигах. У него было множество имён и прозвищ в рядах сталкеров – Ястреб, Одиночка, Изгой, Ассасин, однако сам он предпочитал называть себя Беглецом.

Итак, кто же он – Беглец??? Когда два года назад он прибыл в Зону, опытные сталкеры пророчили ему великое будущее. Ведь парень отличался великолепной реакцией, умел замечать опасности и очень быстро научился ориентироваться в Зоне. Уже через месяц пребывания в Зоне к нему прицепилось прозвище Ястреб, а ещё через какое-то время стали ходить легенды. В баре, за бокалом пива, старые сталкеры рассказывали множество интересных баек про похождения Ястреба. По словам одного сталкера, который клялся, что всё видел своими глазами, ночью Ястреб одним ножом вырезал стаю из 14 слепых псов. Другой рассказывал, как Ястреб уходил от военного патруля. Он заманил военных в «комариную плешь». Однако солдаты были достаточно опытными, и тоже знали Зону. В аномалии погибли двое, а трое выживших продолжали погоню. Однако их постигла ещё более ужасная участь. Ястреб заманил их в заброшенную деревню, где водилось огромное количество голодных зомби. Ястреб хладнокровно свёл врагов, а сам со стороны наблюдал, как толпа зомби разрывает несчастных солдат. Говорили, что он знает Зону как свои пять пальцев. Он абсолютно спокойно разгуливал по Зоне без карты и без каких-либо приборов. Никто не понимал, как ему это удавалось, однако он либо знал расположение аномалий, либо каким-то образом замечал их.

Всё было просто прекрасно, про Ястреба ходили легенды, его уважали и боялись, торговцы давали ему сложнейшие задания, которые не мог выполнить больше никто. Власти объявляли настоящую охоту на него и обещали огромное вознаграждение, однако никто не рисковал идти против него. Все сталкеры предпочитали находиться в хороших отношениях с Ястребом, ибо знали, что его гнев страшен… Говорили, что он состоял одновременно в нескольких кланах, причём об этом не знали даже сами главы кланов. За год, проведённый в Зоне Ястреб стал живой легендой этих мест.

Однако… Около полугода назад Ястреб изменился… Он стал избегать людей и поселился где-то в глубине Зоны, в одной из забытых деревушек. Говорят, что он стал следовать одному тайному учению. Его суть была в том, что все артефакты и другие «произведения» Зоны должны в Зоне же и оставаться. Мало кто видел Ястреба с тех пор. А из тех, кому удалось его повидать выживали лишь немногие. Именно в то время и появились его новые прозвища – Одиночка, Изгой, Ассасин. Он уводил из под носа у сталкеров ценные артефакты, нападал на группы сталкеров, которые возвращались с хабаром из Зоны. Однако иногда он помогал сталкерам в боях с мутантами. Никто не мог объяснить – что же произошло с самым известным сталкером. Одни говорили, что он уединился для того, чтоб самостоятельно найти Золотой Шар. Другие говорили, что он обьявил войну всем – и сталкерам, и властям, и самой Зоне.

Что же случилось на самом деле? Сначала Беглец действительно собирал и уничтожал или прятал артефакты. В своём дневнике он описывал свои действия и давал объяснение. «…Всё дело в том, что я одумался и решил изменить судьбу Зоны. На протяжении многих лет братия сталкеров нещадно расхищала Зону, вынося по частицам всё, что только можно. Зона создавала новые образцы, которые точно так же похищались сталкерами. Однако никто не задумывался над тем, зачем Зона создаёт все эти загадочные предметы. Возможно, они необходимы для существования самой Зоны. Я считаю, что если не выносить артефакты за пределы Зоны, то через какое-то время прекратятся выбросы, а возможно, и вовсе исчезнут аномальные загадки Зоны. Я пытаюсь сделать всё возможное, чтобы помешать расхищению Зоны и уничтожить Её…» Беглец решил уничтожить саму Зону. Однако Зона, словно поняв это, решила помешать ему…

И вот, сейчас, сидя на полу в заброшенной квартире, он почувствовал сильный металлический привкус во рту и лёгкое потемнение перед глазами. «Радиация…» - понял Беглец. Вот уже около двух недель он жил в этой квартире и всё это время радиационный фон был в норме. Однако сейчас счётчик Гейгера резко затрещал, показывая десятикратное превышение допустимой дозы радиации. «Это судьба…» - подумал Беглец. «Ну что ж, от неё не уйдёшь…» - Беглец достал из-за пояса потрепанный ПМ и положил его перед собой. Затем, взяв в руку карандаш, нацарапал в дневнике
«Это мои последние слова. Я знаю, что сейчас умру. Зона убивает тех, кто ей мешает. Вам стоит попытаться собраться вместе и уничтожить Её раз и навсегда. Способы для этого описаны на страницах этого дневника. Искренне надеюсь, что он попадёт в правильные руки.

PS: В самом конце дневника находится подробная карта Зоны, с указанными на ней аномалиями, тайниками и артефактами.
Прощайте.»

Он отложил дневник в сторону и взял в правую руку ПМ. Потом, немного подумав, достал левой рукой из-за пазухи фляжку и залпом выпил всё содержимое. После этого он прижал ствол ПМ к виску, закрыл глаза и, прошептав «Ты хотела меня? Получай!», нажал на спусковой крючок…

Его выстрел был услышан военным патрулем. Именно тем, за боем которого с зомби он наблюдал полчаса назад. Военные нашли тело, однако непонятно почему го лицо было до неузнаваемости обезображено. Дневник его попал к ученым, которые заинтересовались методами воздействия на Зону. Однако правительство запретило эксперименты над самой Зоной… Так как лицо трупа было обезображено, то никто не смог опознать тело. Но все сталкеры сошлись на мнении, что это именно Беглец. Его похоронили на кладбище сталкеров, а на кресте написали «Беглец», поскольку его реального имени никто не помнил.

Однако… Спустя месяц после этих событий опять начали пропадать сталкеры, опять начались нападения на тех, кто шёл с хабаром из Зоны. Говорят, что это власти пытаются воплотить в жизнь планы Беглеца. Однако также ходят слухи, что похороненное тело принадлежало вовсе не Беглецу, а сам он продолжает жить в глубине Зоны и воевать против неё…

Добавлено (11.05.2009, 20:05:34)
---------------------------------------------
Бой с зомби
[spoiler]По борту один за другим прошли несколько ударов. Машина содрогнулась и накренилась на одни борт. Глупо было верить, что это град. Вертолет, крутясь, начал плавно терять высоту. В кабину проник какой-то удушливый дым. Кирилл надвинул колпак своего комбинезона ближе к носу, а потом натянул маску комбинезона. Фильтры с дымом справлялись. Парнишка съежился и, попытавшись врасти в дерево скамейки, стал ждать, что будет дальше. Доставать свой ПМ, который ему выдали под расписку на базе, он даже не стал. Стреляли из пулемета – ясно даже ему, человеку далекому от военного искусства. До этого шла ракета, он видел ее шлейф. Поэтому Кирилл решил оставить войну сопровождающим группу ученых бойцам спецназа. Обстреливали только борт ученых. Ответных выстрелов от спецназа не было. Это насторожило Кирилла, и он открыл глаза.

Вторая вертушка, медленно разворачиваясь, ложилась на обратный курс, так и не сделав ни одного выстрела в ответ. В шлеме через гул помех пробивались тишина. Спецназ уходил, молча оставляя ученых погибать.

- База, база, я борт полсотни третий возвращаюсь назад, как поняли? Прием. Пол сотни второй сбит, я возвращаюсь на базу, как поняли? Прием. Как поняли? – гудела тишина в наушниках шлема ученого.
Вертолет уходил. Вместе с ним и надежда таяла в низком, облачном небе туманной Зоны. И тут до Кирилла дошло, что спасать его никто не будет, что он упал куда-то в глубь периметра, и не узнает куда идти, кто стреляет, зачем стрелял, почему спецназ ушел, не пытаясь сопротивляться. Но ни страха, ни паники в Кирилле не было. Он сам такому своему состоянию порядком удивился. Вдруг до его сознания дошло, что больше он не падает, а лежит на асфальте в нескольких метрах от горящего вертолета. Стреляли все еще в дымящийся фюзеляж. Кирилл прижался спиной к листу железа, что оказался около него. Несколько пуль стукнули в этот лист. Даже в таком шуме нападающие ухитрялись стрелять на звук. Профессионалы.

Кирилл почувствовал толчки от пуль даже через лист. И сразу же сообразил, что его научный костюм может и защищает от радиации и еще каких-нибудь волн или аномалий, но вот от пуль этот костюм его явно не защитит. Кирилл осмотрелся. Теперь через шум помех пробивались не знакомые голоса, Кирилл их разобрать не мог, и не стал вслушиваться. Недалеко от себя ученый нашел тело спецназовца, что был на борту, погибшего, вероятно, при ударе о землю или раньше еще в воздухе. Не высовываясь из-за укрытия, ученый подтащил к себе тело и начал расстегивать разгрузку бронежилета. В его сторону больше не стреляли, и Кирилл, опять к своему же удивлению, справился с разгрузкой довольно быстро. Теперь он рассматривал укороченный «калашников», вспоминая, как в фильмах крутые мачо дергают затворы и поливают свинцом из нескончаемых магазинов всех вокруг.
- Ученый, отдай документы, - донеслось из наушников шлема. – Еще два шага, и я уничтожу все, - отозвался голос профессора в ответ.

Стрельба на миг прекратилась.

- Не дури, ученый.

- Я сказал, не двигаться.

Кирилл щелкнул флажок предохранителя, зафиксировав его в нижнем положении, и стал разглядывать ПДА. Разобраться в нем, Кириллу не составило труда. Профессор находился за кузовом грузовика – как он туда попал – шестеро бандитов окружали грузовик, наверное, решив, что остальной экипаж вертушки погиб. Кирилл оказался с левого фланга этой группировке. Парня насторожило движение за спиной этой группировки. Много объектов, но еще далеко. Можно успеть. Ученый встал в полный рост.

- Надумал, ученый? Что за... левый фланг.

Рожок кончился очень быстро. Это и спасло новоявленного спецназовца. Он упал за прикрытие листа, перезарядить автомат. Очередь прошла аккуратно выше прикрытия, там, где должна быть голова стрелка. Кирилл взвел автомат. Перекатился пару раз за следующий лист и снова открыл огонь, уже из-за него. Остался только один бандит, но зато эфир наполнился монотонными голосами, повторяющими одну фразу: «Я жив». Даже Кирилл, новичок Зоны, понял, что это зомби. А как умерщвлять мертвых, он не знал. Поэтому он зафиксировал бандита на своем ПДА. И быстро и проворно пополз по пеленгу. Несколько раз асфальт около Кирилла подлетал вверх, и свинцовые пули рикошетили обо все. Кирилл дополз. Пуля вошла аккуратно бандиту в стекло маски. «ну, я и снайпер», - пронеслось в голове у Кирилла. Не тратя время, он взял рюкзак бандита и его автомат. Теперь он, поднявшись в полный рост, побежал к грузовику. До прихода зомби, по его подсчетам, оставалось не больше трех минут, а еще надо искать укрытие.

- Ни шагу, или я все уничтожу.

- Что Вы, Степан Никифорович. Это же я, Кирилл.

Кирилл откинул щиток шлема.

- Вижу. А как же бандиты? – Степан Никифорович уставился на два автомата на спине своего ассистента, - это ты?

- Я, но надо бежать. Зомби идут.

- Кирилл, мальчик мой, нужно прорываться на Янтарь, там бункер, - Степан Никифорович отвел глаза.

Прорываться через мертвых, Кириллу совсем не хотелось. Но он так же понял, что делать это было необходимо. Он осмотрелся. Еще один боец спецназа лежал недалеко от грузовика. Кирилл подтащил тело вояки. В мешке нашел два тоника и распаковал аптечку, его интересовал один препарат.

- Сколько до Янтаря? – спросил он Степана Никифоровича.

- Километра три - четыре, - Степан Никифорович опять отвел глаза.

«Врет, шельма, врет», - пронеслось в голове у Кирилла. Из аптечки военного он достал шприц-тюбик.
Времени, сомневаться не было. Кирилл воткнул в себя иголку, посидел, что-то ожидая, секунд пятнадцать, а после двумя глотами выпил «Нон-Стоп». Проблемы с желудком он себе обеспечил, да и не только с желудком, да и не только с желудком. Наркотик запивать кофеином – удар по нервной системе такой силы, что. Кирилл не хотел про это думать. Он попытался разобраться в своих ощущениях – автоматы стали практически невесомыми, рюкзак вообще потерял всякий вес. А голоса в эфире приближались, приближалась и беспорядочная стрельба. Тут Кирилл обратил внимание на оружия спецназовца – это была винтовка. Глаза Кирилла разгорелись.

- Степан Никифорович, прорвемся!

ПДА, который Кирилл по привычки, что досталась ему от мобильного телефона, положил в левый карман брюк, неистово пищать, фиксируя сигналы других компьютеров. Кирилл быстренько глянул на экран своего переносного устройства – компьютер зафиксировал даже несколько личных сообщений, их Кирилл открывать не стал. Он быстро просмотрел краткую информацию о владельцах тех ПДА, что уже зафиксировала его машинка в непосредственной близости от себя. Насколько Кирилл разобрался в показаниях прибора – то, тот зафиксировал только одну живую метку около себя, это был Степан Никифорович. Больше живых обладателей компьютеров вблизи не было, а вот мертвых было уже около двадцати, и они медленно приближались.

Двадцать зомби. Хватило бы и пяти. Так, они стреляют не прицельно, зато много. Как их убивать, если даже оторванные руки и ноги этих монстров продолжают жить и выполнять какую-то программу. Программу, а кто ее задал. И если остановить того, кто контролирует исполнение этой смертоносной программы, то эти марионетки, наверняка, остановятся. Значит надо ждать. И не тратить зря пули.
Кирилл приготовил к бою оба автомата и винтовку; нацепил на спину два рюкзака. Занял позицию около разбитого капота перевернутого грузовика и стал ждать. Зомби приближались и приближались, Степан Никифорович нервничал.

- Выпейте тоника, - очень спокойно сказал Кирилл, - сейчас нам придется бежать. Долго и упорно.

Только бы контроллер не накрыл. Защиты ведь никакой нет, и сделать уже - не успеть. Знать бы заранее.

«Откуда он пронюхал о контроллере и защите от него. Это же закрытая информация», - подумал Степан Никифорович, открывая баку тоника, он не стал протестовать, решив, что человеку, убившему шестерых наемников - а что атаковали именно наемники, Степан Никифорович не сомневался - виднее. Он только не понимал, откуда человек, первый раз оказавшийся в Зоне, так хорошо ее знает и понимает.

Сам Степан Никифорович в Зоне был уже несколько раз. Самый первый раз группу зооинформатиков закинули в Зону, как только она, Зона, да и наука тоже, появилась – почти сразу же после второй аварии. А теоретические основы зооинформатики были заложены чуть раньше - года за полтора до аварии. Были у теоретиков интересные разработки по поводу программирования поведения живых организмов в условиях, которых не возможно за ране предсказать и учесть все факторы. Были достигнуты очень интересные результаты. А потом резко и неожиданно все работы по данной теме исчезли, а потом случилась авария. И задачи зооинформатиков резко изменились, перестроившись от части на задачи смежной науки – изучение влияния психотехники на человека и зашиты от этого влияния. Тогда Степан Никифорович выступал с докладом, отстаивал первоначальные задачи зооинформатики, кричал, бил кулаками об трибуну, плевался, но все эти действия результата не возымели. И был тогда Степан Никифорович первый раз командирован в Зону.

После первой своей командировки и первого выхода за периметр стал Степан Никифорович совсем тихий, как подменили Степана Никифоровича. Отложил он все свои работы, что мог - перепоручил, а сам взялся за предложенную Зоной задачу. И возвращался Степан Никифорович на большую землю только для того, чтобы привести за периметр новых ученых. По какому принципу он их отбирал, никто не знал, но все видели, что не ошибался этот профессор. Вот, правда, результаты его работ знали только в группировки Российского штаба объединенных войск, и делиться не хотели ни с кем.
Сейчас перед группой ученых, к которой должен был присоединиться Кирилл, стояло проблема изучения двух странных объектов – контроллер и так называемый мифический «выжегатель мозгов». Оба объекта подчиняли себе волю и психику людей и не только, коверкали, ломали ее. Про первое, и про второе информация была закрыта. В инструктаже про контроллеров и прочих психокинетиков, которые были выявлены не так уж давно, не было и слова. Но Кирилл знал. Положив палец на спусковой крючок, он ждал.

Зомби маршировали, бестолково вертя головами с пустыми глазами. И вдруг все зомби остановились разом, словно по команде, и медленно, но верно направили стволы своего оружия на позицию Кирилла. Картинка окружающего мира перед глазами поплыла и начала меняться – сбитый вертолет начал трансформироваться в домик с кирпичной трубой, бетонная площадка – в лужайку. Кирилл еле успел перекатиться под прикрытие грузовика, который еще оставался разбитым грузовиком. Свинцовый ливень окатил клочок земли, на котором недавно лежал Кирилл. Степан Никифорович безумными глазами смотрел на своего аспиранта. Вот как они меня вычислили. Не раздумывая, Кирилл ударил прикладом «винтореза» ученого по шлему. Сам почувствовал удар жуткой силы по голове. Окружающий мир потерял только что приобретенные яркие краски. Снова стал серым и неприглядны. Степан Никифорович откинулся на спину, закатил глаза, и почти как по волшебству атакующие зомби потеряли прицел и опять начали беспорядочную стрельбу, но двигались они к капоту грузовика, на старый пеленг – Кирилл залег за кузовом.

Он лежал, не отрываясь от прицела, наверное, целую вечность. И всю эту вечно шли зомби. Кириллу показалось, что Степан Никифорович начал приходить в себя. Парнишка оторвался от прицела. Только показалось. Но за те три секунды, что Кирилл смотрел на ученого, он пропустил в марше зомби самое главное – появилась группа бывших людей, окруженная слепыми псами.

Кирилла начло мутить. Глаза стали врать – все предметы двоись, но оставались серыми, и, как помнил Кирилл, все же реальными. Тогда, нацелившись в кольцо слепых псов, на уровень головы зомби, Кирилл выстрелил. Произошло какое-то движение внутри кольца. Зомби заворочали стволами, но опять ошиблись. Совсем недалеко от грузовика поднялся еще одно тело – Кирилл узнал наемника. Хорошо, что он забрал его автомат – потому, что новоиспеченный зомби начал шарить рукой возле себя, ища оружие, задействовав свой единственный глаз. Если бы этот новобранец в строю зомби заметил позицию ученого, раньше, чем Кирилл его, парнишке пришлось бы не сладко. Но пока его еще не обнаружили. Давление на мозг ослабло. В прицеле появилась голова. Довольно странная, чем-то похожая на человеческую голову, но все же, ее обладатель человеком не был. «Единственный шанс», - промелькнуло в голове у Кирилла, и он нажал на спуск. В прицел было видно, как разлетается голова мутанта, словно взорвавшись изнутри.

Кирилл попал, но картинка в глазах не хотела превращаться в более или менее привычную, а палец продолжал нажимать на спусковой крючок «винтореза». Палец давил и давил на железный язычок спускового механизма, даже когда в магазине кончились патроны. Тремя последними выстрелами он снес головы трем зомби, которые недавно окружали контроллера. Все остальные мутанты замерли на месте, глупо вращая мертвыми головами с умершими, наполовину высохшими глазами. Кирилл из автоматов покрошил авангард зомбированных сталкеров, особо уделив внимание бандиту, постаравшись убить его второй раз, но второй раз наемник умирать явно не хотел. Разрубленный на четыре части автоматной очередью, наемник полз на Кирилла, уставившись на него своим единственным глазом. Перезаряжаясь, Кирилл увидел, что некоторые зомби уже падают сами, некоторые роняют оружие, а некоторые - части тела. Трупный запах стал сочиться даже через фильтры маски. ПДА новых живых организмов не показывал. Кирилл повесил «винторез» и одни из автоматов на спину, где уже висели два рюкзака, взгромоздил бесчувственного Степана Никифоровича на плечо, осушил еще одну банку тоника и побрел на пеленг Янтаря, изредка стреляя в особо не понравившихся ему зомби, хотя те уже рассыпались и сами, и не были серьезными врагами.
Так с профессором на плечах, весь обвешанный стволами, как елка шишками, Кирилл и брел на пеленг Янтаря. Менялись какие-то развалины, где-то рычали псы, разбежавшиеся от убитого контроллера. Кирилл шел, как ему казалось, нестерпимо долго. Он боялся, что наркотик, стимулирующий его организм, вдруг перестанет действовать, и он упадет под непосильной ношей, и не сможет встать. Больше Кирилл не думал ни о чем, да и думать ему особо не хотелось – главное дойти до бункера, а там помогут.

У моста, под которым уютно расположилась электра, сидели двое в комбинезонах «Долга» и о чем-то говорили между собой, спорили, наверное. Кирилл вскинул автомат.

- Ты это чего, сталкер? – «Должники» оказались быстрее.

Кирилл пришлось опустить автомат. Это люди, если и убьют, то не съедят. Почему-то сейчас для Кирилла это было очень важно.

- Вот так бы сразу, - ребята из «Долга» тоже не были настроены воевать. – Чего тащишь ученым, вольный сталкер?

- Трехсотого, - охотно ответил Кирилл и положил Степана Никифоровича на обочину дороги, - может, заштопают, да и мне деньжат отвалят.

- А чего с ним такое? Ученый, вроде, - одни из «Должников» заглянул под колпак профессору.

- Контроллер накрыл, ели ноги унесли, думал, разорвут нас его телохранители.

- Телохранители, - «Должники» весело рассмеялись, - да их здесь такая орава прошла, видели, видели. Самих цепануло, когда он здесь со свитой проходил. И как же ты прорвался.

- Повезло.

- Ничего себе повезло. Герой. Звать-то тебя как? Я Шутник, а это вот угрюмый Маг, - «Должник» протянул руку.

«В самом деле, как меня зовут? Ведь зовут же меня как-то. Не могу я сам всегда приходить. Не может быть сталкер, у которого нет имени. Может, и есть такой сталкер, только я не он, и у меня есть имя. Как меня зовут? – у Кирилла затрещала голова, как тогда под грузовиком, когда его накрыл контроллер. Мир снова надломился, став каким-то зеленоватым. Тогда он и забыл свое имя – Как меня звали за периметром, я помню. Почему я не помню, как меня зовет Зона? Очень просто, смешно и просто. Как?».

«Должники» зашевелились, встревоженные затянувшейся паузой, и полезли за оружием. Кирилл лукаво улыбнулся, и слегка сконфуженно сказал:

- Ботаник я. Смешное имя. Из ученых подался.

- Не надо. Ботаник и Ботаник. А то глядим костюмчик-то у тебя для новичка хороший, да и забрел далеко. Ну, удачной охоты, сталкер.

Двое «Должников» встали и пошли туда, откуда только что пришел Ботаник, к базе группировки «Долг», а куда еще идти двум солдатам, как не домой?

Оставшись опять один, Ботаник сделал запись на ПДА: «Почему я знал, что обязательно должен встретить Мага и Шутника?», потом добавил себе задание: «Встретиться с Ремагом и расспросить об этой парочке – Маг и Шутник». Но сейчас нужно взвалить на плечи профессора и добраться до бункера. Ботаник знал, что у него очень мало времени, да и силы были на исходе, а идти еще не близко. Идти на территорию зомби, только там другого рода зомби. Там их держит под контролем более мощный излучатель, нежели контроллер. Ботаник глотнул в сухую, он понял, зачем ученым понадобился добрый и мягкотелый аспирант Кирилл Васюткин, занимающийся кибернетикой и психологией одновременно.

- Пусть тебе небо будет пухом, ученый, - Ботаник надвинул капюшон ближе к очкам маски, взвалил на плечи тело ученого и побрел под мост, на курс пеленга.



# 6
Понедельник, 11.05.2009, 20:08:32

Ранг: Сталкер
Сообщений: 458
Награды: 22
Репутация: 582 Регистрация: 28.01.2009 Город: Пенза    

sergevla111, прикольно мне второй понравился больше всего



# 7
Понедельник, 11.05.2009, 20:10:26

Ранг: Новичок
Сообщений: 46
Награды: 9
Репутация: 58 Регистрация: 07.05.2009 Город: Москва    

Герой
[spoiler]Космодром Восток Прайм,
Планета Иштар, система Шиватир.

- Па-а машинам! Отправляемся! – весело выкрикнул подполковник Григорьев, командир штурмовых отрядов. Он командовал осназом «Саламандра», то есть двумя батальонами с бронетехникой и усилением.

Цель операции была простой. Мы высадились на небольшой незаселенной пока что планете с кислородной атмосферой под названием Иштар. Планета принадлежала американским союзникам. Наш флот в составе авианосцев «Адмирал Нахимов» и «Адмирал Ушаков» в сопровождении линкора «Москва», крейсеров «Геродот», «Феникс» и «Ключевский» и при поддержке фрегатов «Славный», «Удалой», «Лихой», «Храбрый» и «Победоносный» вышли из X-матрицы, развернулись в боевые порядки и в считанные секунды подавили скудную оборону врага. Флагман нашего флота «Адмирал Ушаков» с десантными флуггерами на борту начал высадку. В кратчайшие сроки десантники типа «Орлан» при поддержке атмосферно-космических флуггеров прикрытия «Громобой» осуществили захват главного космодрома Иштара Восток Прайм, который превратился в оперативную базу наших войск. Второй космодром Восток Альфа и немногочисленные вражеские базы в этой части планеты были уничтожены ракетами типа космос-поверхность и основным калибром «Москвы».

Через некоторое время на главное поле космодрома приземлился танкодесантный флуггер типа «Илья Муромец», который привез «Саламандрам» их броневики и роту танков поддержки Т-100 (3 танка). Вскоре снарядили конвой к лагерю (целью операции было освобождение высших офицеров Российского флота в количестве пяти штук и доставка их в целости и сохранности на борт «Адмирала Ушакова») и вот мы отправились. Впереди в авангарде ехала инженерная машина на случай мин и два БМП, потом наша колонна из пяти БТР-ов, возглавляемая еще одной инженерной машиной, потом один из танков Т-100 (остальные остались на космодроме), наконец, в арьергарде, ехали еще две БМП-шки и броневик. Я был простым пилотом-истребителем, взятым в состав рейда в качестве «консультанта», поскольку сидел когда-то в этом лагере. Из этого можно сделать вывод, что ехал я, конечно, в командирском БТР-ре, шедшим сразу после Т-100 вместе с командующими операцией.

На горизонте начал проступать лагерь. Колонна моментально начала перестраиваться. Наш командирский БТР и Т-100 остались сзади. В тылу для охраны и резерва также остались два БТР-а. Из них высыпало немного стрелков и они заняли позиции. Наш бывший авангард и арьергард ушли вперед (кроме инженерок, разумеется). Все вышли на крышу БТР-а для наблюдения, установили складные визоры. Командование приступило к своим непосредственным обязанностям, отдавая приказы через командирский слабобронированный шлем и наблюдая за обстановкой через один из визоров. Я как раз наблюдал через второй, как из БТРов, подошедших на боевое расстояние повалил осназ. Танк справа нас оглушительно выстрелил. В лагере взорвалась стена.

- Хорошо лупит, правда Румянцев?
- Отлично, товарищ подполковник!! – я пытался перекричать очереди 12,7 мм танкового пулимета.

Все это продолжалось минут восемь, потом все стихло. Бой прошел успешно, почти без потерь. Только двое легкораненых. Америкосы почти не сопротивлялись, мы взяли их тепленькими, и пришел им, как говориться, голубой зверь с ценным мехом. На обратном пути Григорьев пересел в БТР с освобожденными генералами. Когда всех пленных (всего-то двенадцать человек) погрузили на другие БТРы, мы отправились назад.

- Слушай Андрей, я тут спросить у тебя хотел. А вот ты как в лагерь-то попал? – спросил у меня второй «консультант», из гражданской авиации.
- Да было дело… а ты как?

Вдруг в ухе звякнуло:

- Румянцев, тут из штаба на «Ушакове» спрашивают, что это за скала справа от нас, Е-23, ничего о ней не знаешь? Говорят движение какое-то с орбиты засекли, но сразу пропало.

- Откуда ж, товарищ подполковник, я в лагере сидел, а лагерь взяли. Так что я вам вряд ли теперь пригожусь.
- Флуггер мы тебе, конечно, не дадим, но может чем-нибудь помочь и сможешь.
- Помогу, чем смогу…

- Ладно, Румянцев, у меня Иноземцев на линии, давай там, скоро приедем.
- Конец связи, товарищ подполковник.

Мы ехали спокойно и в молчании, каждый думал о чем-то своем. Спокойствие продлилось еще несколько минут, как вдруг спереди что-то взорвалось, впоследствии оказалось, что это был танк. Мы замешкались. В наушнике какое то время было тихо, как вдруг эфир взорвался. Я понял что мы угодили в засаду. Были слышны крики, попытки отдавать приказы, которые проваливались в общий шум. Вдруг в этой суматохе выделился отдельный голос:

-…рит старший лейтенант Освянцев, в силу отсутствия связи с подполковником Григорьевым, как старший по званию, принимаю на себя командование. Приказываю: всем, кто находится сейчас в БТР-ах, срочно покинуть их, взяв только личное оружие. – Шум постепенно начал стихать, как вдруг раздался мощный удар спрва, который сопровождался взрывом и огнем… короче говоря, в нас попали. Все начали выбираться, но Миша (второй «консультант»), сидел на месте в полнейшем непонимании обстановки. «Ну понятно, шок… надо бы его как-нибудь вытащить…» - вихрем пронеслось в моей голове. Я машинально стал действовать:

- Ну, летчик ты гражданский, Михаил Никитин, давай… пролезай, твою…
Летчика гражданского, Михаила Никитина я вытащил, но поздно. По нашему недобитому БТР-у еще раз попали и он закрыл своим телом меня от осколков. Когда я положил его на землю, он был еще жив, но по-прежнему в шоке. Спросив уходящим голосом, что здесь происходит, он отрубился. Я потормошил его немного, понял, что спасать нечего, огляделся. На этом пункте мое относительное машинальное спокойствие мгновенно улетучилось. С дороги открывался замечательный вид: 2 огромных танка, похожих на наши «Повелители», медленно так, лениво двигались прямо на нашу колонну, не забывая постреливать из своих «гаубиц прямой наводки». У наших почти не было тяжелого вооружения, только танк, что подбили. Эти «отличные» мысли должно быть отразились на моем лице, поскольку какой-то (в суматохе не помню) командир роты спросил (от был ранен и сидел на земле, поэтому не видел):

- Что там?! – его голос был еле слышен сквозь шум боя.

- А ты направо посмотри! Направо!

Тем временем я осмотрелся и оценил обстановку: почти все БТР-ы горят, из оставшихся выбегают люди. Саламандры Григорьева развертываются, палят из гранатометов – но без толку. Я отчетливо почувствовал свою беспомощность. Все вокруг горит, взрывается, а я стою и не знаю что делать в общей суете. И тут я понял, что держу в руке гранатомет, который каким-то образом взял с собой из БТР-а. 2 одноразовых гранатомета полагаются на 1 БТР обязательно. Танки ехали мимо меня. Я рассчитал скорость и положение их пулеметов и рванул. Если пальнуть по танку сзади в упор, это наверняка сработает. Лишь обходя танк в своем маневре, я увидел дополнительный боковой пулемет. Его ствол был направлен на меня. Гранатомет у меня в руках. Я не добежал до рассчитанной точки, но что мне мешает пальнуть из этой? Помирать, так подороже продать свою душу врагам. И я пальнул. Пулемет выпустил свой смертоносный свинцовый поток – очередь. Взрыв, резкая боль, туман… и ничего не стало.

***
«…за непревзойденную храбрость и исключительный героизм, грандиозное самопожертвование, спасшее своих товарищей ценой собственной жизни, пилот 1-ого ранга 2-ой степени 1-ого уровня Андрей Румянцев награждается орденом «За Заслуги» посмертно…»
«Дурацкий сон» - подумал я – «хотя и интересный…». Раны в груди все еще болели, хотя выписали уже день назад. Сегодня вечером церемония награждения в 19:30. Как бы не проворонить. Ну а потом… потом неделя отпуска – и в часть.

Добавлено (11.05.2009, 20:10:26)
---------------------------------------------
Возвращение Беглеца
[spoiler]"...Нет. Пожалуйста. Не убивайте. Я ничего плохого не хочу. Просто приехал посмотреть на места." Совсем молодой паренёк сидел на коленях, а перед ним стояла тройка солдат. Бензин лился из проржавевшей канистры прямо на руки, голову и тело молодого сталкера.

"Вас по-хорошему предупреждали? Знаков вокруг понавешали? А ВЫ ГАДЫ ВСЁ РАВНО ХОДИТЕ СЮДА!!!" -заревел один из военных. Другие два даже дёрнулись от неожиданности. Сталкер продолжал умолять о пощаде. Солдат достал спички и чиркнул одной из них по коробку. Пламя на головке вспыхнуло, словно пыталось куда-то убежать, но когда вся сера на головке сгорела, пламя успокоилось и продолжало колыхаться на деревянном стержне спички. "Это будет отличным уроком для вас. Может твой обгоревший труп заставит задуматься других о похождениях сюда. Солдат начал расслаблять пальцы... и вдруг всё его тело напряглось от жуткой боли в голове. Из дыры в бритом виске хлынула тёмная кровь. Солдат упал с продырявленной головой на сырую землю. Его товарищи тут же передёрнули затворы на автоматах и судорожно пытались найти ЕГО.

Буквально в 100 метрах от них красовался двенадцати этажный дом с символом серпа и молота на крыше. Между крышей и этим знаком сидел на корточках ещё один сталкер. Он прищурил один глаз, так как в зубах у него дымилась сигарета. Рядом лежала снайперская винтовка. Сталкер вынул сигарету и немного склонил голову влево, словно любуясь своей работой. Он ухмыльнулся, видя как оставшиеся 2 солдата бегают вокруг как слепые котята. Но тут улыбка исчезла с щетинистого лица воина. Винтовка приятно щёлкнула в его руках. Палец уже был на курке. Небольшое нажатие на спусковой крючок и голова солдатика разлетелась на части. Вдруг сталкер замер. Он почувствовал, что в ветре что-то не то. Он словно волк учуял опастность. Забрав винтовку, он скрылся.

Через несколько минут в небе появился вертолёт. Пилот увидел свысока как кровосос напал на последнего солдата и высасывал из него кровь. Молодой сталкер, облитый бензином вместо тогочтобы бежать, схватил пистолет мёртвого солдата и выстрелил по чудищу. Искра, вылетевшая откуда-то из ствола пистолета попала на кожу сталкера, облитую бензином. Парень загорелся. Кровосос немного посмотрел на корчавшегося от боли человека, что-то крякнул и ушёл в лес. Как только он вошёл в него, послышался металлический звук, а затем звук рвущейся плоти. Через несколько секунд, кровосос лежал с перерезанным горлом. А листья деревьев, слегка качаясь на ветру скрыли сталкера-легенду...



# 8
Понедельник, 11.05.2009, 20:10:39

Ранг: Сталкер
Сообщений: 458
Награды: 22
Репутация: 582 Регистрация: 28.01.2009 Город: Пенза    

sergevla111, прикольно фантастика посмеятся можно



# 9
Понедельник, 11.05.2009, 20:14:20

Ранг: Новичок
Сообщений: 46
Награды: 9
Репутация: 58 Регистрация: 07.05.2009 Город: Москва    

Дневник S.T.A.L.K.E.R.а
[spoiler]Орфография и пунктуация - авторские. Текст редактуре и корректуре не подвергался, сохранив тем самым первозданную целостность и стройный ряд ошибок, внесенных, возможно - кто знает - со стратегическим умыслом.

Дневник S.T.A.L.K.E.R.а

Автор:
Дмитрий "ell Demos" Бессонов

1 день
Пробрался на Зону.
Военные на кордоне перед зоной вели себя на удивление мирно. Улыбаясь встретили меня, спросили зачем иду на зону. Когда узнали, что за артефактами, то обрадовались еще сильнее и даже вручили мне обрез старенькой двустволки. Правда, без патронов. Я спросил, нафига он мне? Военные как-то странно на меня посмотрели и согласились, что таким как я оружие действительно не нужно. Странные они. Когда я отошел от блокпоста метров на тридцать, кто-то начал стрелять. Уток, наверное, подбить хотел. До меня долетел оклик начальника блокпоста: "Хватит стрелять, только пули зря переведешь". В самом деле - какие же тут утки? Радиация кругом!

Изрядно поплутав, набрел на деревню, где мне любезно предложили полуразвалившийся домик на окраине. Но спать мне настоятельно не советовали. Странные они. Как же без сна?

2 день
Не спал. Голова как громадный медный ночной горшок - звенит и какой-то гадостью наполнена.

На протяжении всей ночи кто-то хрюкал и сопел под окнами. Когда я вышел под утро из дома, то оказалось это один из местных, Витек Крыса, в тихую жрал тушенку. Урод.

***

Набираюсь опыта слушая истории про Зону. Когда местный сталкер начал в пятый раз рассказывать одну и ту же байку, я понял, что надо линять. Все, решено - отосплюсь и вперед.

3 день
Всю ночь снилась муть. То какие-то грязные бродячие псы кружили вокруг меня хоровод, то я сидел и болтал с плешивым кабаном о преимуществах монархической системы правления перед демократической. Жуть! Потом появился странный уродец+ То ли карлик, то ли нормального роста - хрен поймешь. Лысый, страшный, в рваных обносках. Смотрит он на меня, и я понимаю, что пошевелится не могу. Ну, а уродец подходит этак с ленцой и спрашивает, мол, как пройти в библиотеку. Я по его сальной морде сразу понял, что он из этих+ Ну, тех, извращенцев+ Короче, явно не библиотека у него была на уме. Хочу в морду ему засветит - и не могу+ А уродец этот улыбается, кокетливо ставит на место свернутый влево нос, остатки волос приглаживает+ Тут уж мои нервы не выдержали и я все-таки проснулся.

***

Рассказал о снах одному из местных. Он сразу дробовик - в руки, проверил патроны и рванул к греющимся у зажженного бака с мусором мужикам. Я особо не прислушивался, потому что в тот момент уронил зажигалку и пытался найти ее в пыли, но даже до меня долетели маловразумительные вопли "Контролер!" и "Совсем твари обнаглели! На Кордон лезут!". Странные они.
Между прочим, зажигалку нашел метрах в четырех от того места, где уронил, у самого забора деревни. Когда я ее поднимал, до меня отчетливо донеслось: "Сука! Опять косяк будет нечем прикурить!". Показалось, наверное.
Мужики вокруг забегали, засуетились, стволы начали проверять. Я подошел к одному из них и спросил, не могу ли чем помочь. Он на меня с жалостью посмотрел и послал+ Куда именно мне идти мужик не сказал, но на дорогу благословил. Наверное, так всегда напутствуют новичков, когда им приходит время уходить за артефактами. Раз такое дело, решил я, то действительно пора отправляться в рейд на Зону. Блин, как классно звучит - "Рейд на Зону". Надо бы запомнить.

3 день

Ушел из деревни.
Впервые увидел аномалию. Выглядит как разлитая прямо по воздуху вода. Кинешь в нее что-нибудь - и это самое "что-нибудь" взрывается, а по аномалии начинают разбегаться мелкие волны. Я когда ее увидел в действии, у меня одна мысль осталась - вот это утилизатор отходов! Была проблема со свалками - кидаем весь мусор в аномалию - нет проблемы свалками! Не забыть кому-нибудь продать идею.

***

Замотался как собака. Целый день бродил, все ноги в кровь посбивал - ни хрена ни единого артефакта не нашел! Только штук пять аномалий видел, но близко к ним подходить не решаюсь - мало ли+ И такая пустота кругом - ни людей, ни зверей. Хорошо хоть тушенку с колбасой взял - не слишком уж сильно голодал. Где ночевать - не знаю.
Ремень от обреза в кровь намозолил шею. Подумываю, куда бы выкинуть это дурацкое ружье.

4 день
Вопрос с ночевкой решился на удивление просто. Не без чужой помощи, но на найденное решение не жалуюсь.

Как? Ну, просто я нечаянно набрел на стаю слепых собак. А может, это они меня нашли+ В любом случае, мы встретились, и, кажется, я им понравился. Псы дружно рванули в мою сторону, но мне показалось, что не стоит проверять, с какой именно целью. Неподалеку росло небольшое деревце, я мгновенно добежал до него и, благодаря внезапно проснувшимся навыкам скалолаза, забрался до середины.

Собакам это не понравилась и они остались, активно пытаясь завести знакомство. Отмахиваюсь обрезом - дерево низенькое и хлипкое, а эти черти прыгают высоко.

5 день
Неудобно вырисовывать буковки - ветер дует, дерево раскачивается и угрожающе скрипит. Стараюсь не делать лишних движений. Собаки не уходят. Падлы.

6 день
Выяснилось, что справлять естественные надобности стоя на раскачивающимся под порывами ветра дереве неудобно, но жутко весело. Псы озверели вконец и начали грызть ствол.

7 день
Глумился над собаками, кидая в них пустые консервные банки. Попробовал при этом кричать: "Я Гендальф, проклятые варги. Гендальф всех спасет!". Понравилось. Орал около часа, пока не сорвал голос. Псы опасливо отбежали от дерева и больше не пытаются меня достать.

8 день
Пытался петь песни. Начал с "Арии" и "Кипелова". На второй песне псы начали подвывать мне. На шестнадцатой перестали. Когда я дошел до "Дьявольского зноя" псы поняли, что тяжелый рок - это не для них и трусливо убежали. Метал суров.

9 день
Пытался вспомнить, в какой стороне деревня. Вспомнилась фраза из мультика: "А мы уйдем на север, а мы уйдем на север!". Такс-с+ Я припомнил все, что знаю об ориентировании на местности. Вроде бы, все справочники всегда советовали найти север+ Ладно, решено - иду на север! Хорошо хоть компас взял.
Заканчиваются колбаса и тушенка.

10 день
Нет нормальных слов - один мат на языке. Аномалий вокруг как лягушек на болоте.

Один раз чуть в какую-то воронку не затянуло. Шел ночью, темно как в котельной у негров. Вдруг чувствую - в сторону меня потянуло. Ну я сначала не волновался, ощущения приятные такие были. Потом как дошло, что это одна из аномалий, так меня холодный пот прошиб. Я в сторону рвусь, а меня не отпускает, назад тянет. Волны при отливе точно так же в море утягивают. Ну что делать было? Я мешок бросил, на четвереньки упал и кое-как отполз+
Теперь вот думаю, что ж мне жрать-то? У меня из вещей остались только компас и красивый полиэтиленовый пакет с нарисованным на нем Дедом Морозом.

11 день
Все еще иду на север. Закрадываются смутные подозрения, что зря я это затеял.
Нарвался на кабана. Деревьев вокруг не было, поэтому пришлось заехать ему бердянкой по голове. Кабан ситуацию просек и теперь плетется в тридцати метрах позади меня. Подходить ближе опасается, но и не отстает.
Очень хочется есть.

12 день
Начал собирать красивые камушки. А что еще делать? Надо же как отвлечься от взявших меня в коробочку кабанов.
Да, кабанов. К весело трусившей за мной свинке добавилось еще пять сородичей. Теперь так мы и идем: двое впереди и по одному с трех других сторон.
Хочу жрать.

13 день
Насобирал полный пакет камней. Куда его теперь девать не знаю. Выбрасывать - жалко, тащить - тяжело.

Кабаны не отстают. Посматриваю ни них с гастрономическим интересом. Они от таких взглядов вздрагивают, но не разбегаются.

С трудом сохраняю курс - качаюсь под порывами ветра.

Одно хорошо - могу более-менее нормально поспать. Кабаны не только сами подходить не решаются, но и никого не пропускают ко мне. Боятся, наверное, что я нанесу непоправимый урон уникальной фауне Зоны.

14 день
Иду я себе сегодня, вдруг смотрю - впереди дерево подгнившее валяется, а на нем человек какой-то сидит, спиной ко мне. Ну, я обрадовался, как будто матери родной. Очертя голову кинулся к нему, даже не подумав о том, почему мои кабанчики его пропустили. В общем, почти подбежал к нему, а он возьми да обернись. Твою ж мать! Это оказался тот самый извращенец из сна. Он махнул рукой кабанам, и они радостно разбежались в разные стороны. Я так понял, поросята были чем-то вроде конвоя, чтобы к извращенцу я пришел в целости и сохранности.

Извращенец поднялся и сделал несколько шагов мне навстречу. От его улыбки меня затошнило. Но я быстро взял себя в руки и решил, что с такими уродами разговор должен быть коротким.

Взяв ружье на изготовку+ Ну, в смысле - перехватив поудобнее за ствол, я начал вспоминать все, чему учил меня наставник по ушу. Извращенцу мои воспоминания не понравились. Отскочив на пару шагов назад, он недоуменно потер отбитые ребра и попытался вставить на место свернутую челюсть. Но я не собирался давать ему передышку. Раскорячившись в стойке "Хрупкая Бабочка, взмахивающая правым крылом", я с размаху долбанул его прикладом в висок+ После такого удара извращенец просветлился и закрыл глаза, чтобы не видеть всю глупость и тщетность этого суетного мира, и рухнул, погребенный несовершенством людей. Не удержавшись, я, как меня учили, сначала принял эффектную стойку, а потом гордо прошипел: "Мое кун-фу сильнее твоего!".

А потом началась моя самая любимая часть - мародерство. Я получил:
1. Отличную джинсовую сумку, почти не рваную
2. Фонарик
3. Зажигалку
4. Папиросную бумагу и весьма интересную коробочку с сушеной травой
5. Консервы
Теперь жить можно, еды денька на четыре хватит.

15 день
Бодро шагаю вперед. На всякие глюки, вроде серых лягушек-переростков в противогазах стараюсь не обращать внимания. А после того, как мы пару раз душевно пообщались, они, вставив на место вывихнутые руки-ноги, тоже стараются не смотреть в мою сторону.

Собак больше не встречаю. Кабаны, уважительно похрюкивая, уступают дорогу. И почему все так боятся Зоны?

16 день
Сегодня повстречался с психом. Он выскочил из невзрачных кустиков и давай мычать. Я подумал, может у него какие-то проблемы и хотел подойти помочь ему. А псих вдруг как начнет палить из пистолета во все стороны. У меня же нервы не железные, в конце концов, вот я и метнул в него свое ружье+ Попал немного выше переносицы+ И вроде не очень сильно кинул, а он+ Того+ Скончался+ Мда, дела-а-а+
Ладно, зато тушенки хватит еще дней на пять.

17 день
Да что ж за твою мать! Положил ночью, когда спать собирался, компас не как обычно - в карман, а в мешок с камнями. Утром встаю, достаю компас, а у него стрелка вечную рулетку изображает - крутится, крутится, крутится+ Пока я на него смотрел у меня закружилась голова и теперь я вообще не понимаю, в какой стороне север.

18 день
Вчера от расстройства пошел куда глаза глядели. Где я? Сколько дней брожу по Зоне? Есть ли где теплые сортиры, или это плод моего воспаленного одиночеством воображения? Существует ли туалетная бумага, или я придумал ее, когда стало совсем невмоготу? А может быть вообще - нет ничего кроме Зоны? Или нет, наоборот+ Зоны не существует, а я лежу в палате для скорбных духом+

Чтобы отвлечься от непонятных и странных мыслей сожрал двухдневную норму тушенки. Потом подумал о том, каким образом обхожусь уже шестнадцать дней без воды+ Съел еще две банки консервов.

19 день
Болит живот. Хреново.

20 день
Вышел к каким-то постройкам. Сначала обрадовался - есть дома, значит люди близко. Потом припомнил две последние встречи+ Спрятал сумку с камнями и тушенкой, перехватил бердянку поудобнее и пошел разведывать обстановку.
Набрел на блокпост довольно быстро. Еще издалека заметил людей в серо-красной форме. Отчего-то вспомнился Спайдермен.
Медленно стал красться по направлению к блокпосту. Спайдермены насторожились и неуверенно направили в мою сторону дула автоматов. Я кинул на них натренированный на кабанах взгляд. Спайдермены поежились, но автоматы не опустили.

- Стой, - кричат, - стрелять будем.
Так, решил я, раз говорят, значит не психи. А почему тогда хотят в меня стрелять?

Я представил себя со стороны. Осунувшееся, покрытое царапинами лицо, почти трехнедельная щетина, грязные и спутавшиеся волосы с застрявшими в них стеблями травы. Рваная черная кожаная куртка, расстегнутая на груди, бывшая некогда белой майка, застенчиво выглядывающая из проплешин этой самой куртки, неопределенного цвета джинсы, превратившиеся пару дней назад в шорты. Нарочито крадущиеся движения, голодный блеск глаз, ружье, удерживаемое как бейсбольная бита+ Кажется, переборщил, - решил я.

21 день
Сижу в каком-то подвале. Вчера доказывал, что я не контролер, потому что не могу взять под контроль даже хомячка.

Сегодня ученые решили, что я - новая разновидность снорка. Кто это, они так и не сказали, но очень просили попрыгать. Чуть ли не на коленях стояли. Ну мне что, жалко? Подпрыгнул пару раз. Видя разочарование на их лицах, я еще пять раз присел, десять раз отжался и уже посматривал, на чем бы можно подтянуться, когда меня грубо схватили и снова увели в подвал.

22 день
Все еще сижу взаперти. Очень хочется в туалет, но на все мои крики о помощи доносятся лишь насмешки.

23 день
Решил проверить музыкальные предпочтения моих тюремщиков. Слабаки! Когда начал девятую песню они пришли и начали угрожать, что если не прекращу, то очень скоро, не без их помощи, заткнусь навсегда. Я лишь нарастил децибелы. Избить не смогут - ключей у них нет, пристрелить не решатся. Что мне терять?

24 день
Выгнали из подвала и дали пинка под зад.

25 день
Итак, я все разведал.
Повязавшие меня козлы называются долговцами. Нахожусь я на их территории, в Баре.

Рассказал местному в баре "100 Рентген" свою историю. Оказывается, большие серые лягушки в противогазах называются снорками, извращенцы называются гомосексуалами, а человекоподобные уродцы называются контролерами. Много думал о том, как человек все любит усложнять.

26 день
Сходил за заныканной сумкой. Показал местному коллекцию камушков. Тот слегка окосел и спросил, где я столько артефактов набрал.

27 день
Сдал все артефакты бармену. Долго мы с ним торговались, сошлись на двух штуках за камушек и бесплатное питание до конца года. И куда мне теперь складывать деньги?

28 день
Все, перекур. Останусь на недельку-другую в Баре, а там посмотрим.

Добавлено (11.05.2009, 20:14:20)
---------------------------------------------
Дорога через смерть
[spoiler]-Кто нибудь отзовитесь! Кто-нибудь!!!
-Это Михаил. Что там у вас.
-Сержант, их двое. Они ворвались и убили всех. Это они! сталкеры!
Радио сержанта разрывалось на части от истеричных криков солдата.
-Они тут всем глотки порезали!!! - не уставал орать солдат
Крик был таким громким, что звук из поцарапанного радио уже казался помехами. Тут Миха не выдержал и рявкнул:

-Молчать! Назвать свои координаты, чтобы мы могли выслать туда подкрепление.
Солдат начал потихоньку успокаиваться. В динамике радио было слышно как дыхание восстанавливается и уравнивается.
-Хорошо. Простите, сержант. Наши координаттыыы.........
В динамике радио что-то треснуло и затихло.
-Андрюх, он не успел? - спросил сталкер в капюшоне. На плече у него была нашивка Гильза.

Второй сталкер вытер окровавленный нож с зазубринами об мёртвое тело солдата. У него было перерезано горло. Из страшной раны лилась алая кровь. Стекая по шее она казалась чёрной. Ведь было уже темно.

-Не. Не успел. Сказала бы эта сволочь наши координаты - нам конец. Щаз тут были бы вертолёты и всё такое. Мы же весь лагерь замочили. - ответил второй воин Зоны в противогазе. Из его руки сочилась кровь, но по человеку этого не скажешь. Он улыбался и совсем не обращал внимания на рану.

-Ну всё. Лагерь разрушен, солдаты убиты, подкрепление они не успели вызвать. Всё складывается очень даже хорошо. Пошли отседова. - сказал Андрей, поправляя свой рюкзак. Гильза окинул горы трупов взглядом и вспомнил как 3 года назад он сюда приехал и научился убивать.

-Ну где ты? Хочешь заночевать тут что ли?! -возмущённо подогнал Андрей.
Два сталкера направились в сторону своей пятиэтажки, где они постоянно ночевали.
Они шли сквозь тьму, так как уже наступила ночь. Резиновые сапоги приятно скрипели по мокрой траве. Неизвестно откуда взявшийся туман, тихо ложился на землю.
-Скоро мы с тобой будем целые блокпосты валить. - сказал Гильза.
-Ага. Мечтай.- Андрей снял противогаз и немного помял его в руке.-Нам с тобой только танка не хватает а так...

Сталкера прервал жуткий рёв где-то вдали. Гильза с Андреем почти одновременно остановились как вкопанные.
-Кровосос? - спросил Гильза.
-Не. Это кто-то больше. - ответил ему напарник слегка дрожащим голосом.
Рёв повторился. Уже ближе. Густой туман стоял вокруг, словно кто-то ОЧЕНЬ сильно накурил.

-Туман - зараза. Ни видно ни фига. - уже встревожанным голосом сказал Андрей.
Сталкеры начали идти. Они понимали, что стоять нельзя. Вдруг рёв повторился уже перед ними. Люди остановились снова и прищурив глаза, пытались что-то разглядеть впереди.
-Он впереди.
-Нет. Я слышал его сзади. Нужно просто идти. - перебросились парой фраз напарники.
Трава снова тихо заскрипела под их сапогами. И тут раздался не рёв, а сопение. Прямо за ними.

-Он тоже движется. Теперь он сзади.- почти шёпотом сказал Гильза. Даже в темноте можно было заметить как с его взмокшего лба стекла капля пота. Он был похож на мокрую губку. Парень понял, что тот кто издавал жуткий рёв стоит позади него.

Вдруг тишину разорвал оглушительный рык. Гильза упал на живот и перевернулся. На него набросился кто-то большой. Теперь округу оглушил крик о помощи и боли сталкера. Зверь рвал его на части. Андрей истерично заорал и бросился прочь. Гильза слышал треск ткани своего костюма. Когда монстр прогрыз его, из сталкера полетели тёмно-багровые ошмётки. Чудовище яростно рвало своими зубами на части грудную клетку сталкера. Вскоре, Гильза напоминал красно-бурую кашу. Псевдо-гигант остановился, поднял свою голово и вдохнул воздух. Он почуял сзади человека, но было поздно. Автоматная очередь пробила мутанта насквозь. Он упал и из него начала фонтанировать кровь с желтоватым оттенком. Монстр попытался встать, но к нему на спину бросился Андрей и начал бешено колотить гада ножом. Заточенное лезвие ножа входило в плоть Псевдо-гиганта как в горячее масло. Когда спина чудовища уже была вся взрыхлена ножом и глаза монстра не двигались, Андрей продолжал наносить со всего размаху удары. Он кричал и сквозь слёзы добивал мутанта. Минут через 10, Андрей перестал колотить ножом и замер. Он вспомнил как убежал, как бросил товарища. Его рука потянулась к автомату. Он без страха направил дуло себе в лицо и... птицы, сидящие на верхушках деревьев разлетелись в разные стороны, испугавшись рокота автоматной очереди.

ЯндексДирект
Дать объявление



# 10
Понедельник, 11.05.2009, 20:16:42

Ранг: Новичок
Сообщений: 105
Награды: 17
Репутация: 469 Регистрация: 22.03.2009 Город: Москва    

sergevla111, конечно.
# 11
Понедельник, 11.05.2009, 20:17:42

Ранг: Новичок
Сообщений: 105
Награды: 17
Репутация: 469 Регистрация: 22.03.2009 Город: Москва    

sergevla111, Молодец! Так держать.
# 12
Понедельник, 11.05.2009, 20:28:47

Ранг: Новичок
Сообщений: 46
Награды: 9
Репутация: 58 Регистрация: 07.05.2009 Город: Москва    

Единственное желание
[spoiler]Огромное помещение реакторной четвертого энергоблока Чернобыльской АЭС. Обгорелые закопченные стены с облупившейся штукатуркой, обнажившей цементные швы между бетонными строительными крошащимися блоками. Сейчас оно загромождено рухнувшими строительными конструкциями, огромными глыбами обвалившегося потолка, потолочных укреплений, арматуры – всего то, что осталось от прикрывавшего энергоблок Саркофага. Здесь же лежала стрела рухнувшего во время второго взрыва башенного крана, поржавевшая с остатками почти полностью облупившейся желтой краски. Тишину в нем нарушали лишь далекое завывание ветра, проникающее через разрушенную крышу и истеричное потрескивание зашкаливающего счетчика Гейгера, предупреждающего о том, что уровень допустимой для человека радиации превышен в сотни раз. В глубине помещения, словно на выросшем прямо из фундамента каменном постаменте, возвышается огромный темный кристалл, светящийся изнутри бледным пульсирующим светом, холодным зловещим мертвящим светом. Свет, переливаясь, играет на его неровных гранях и в темной туманной окутывающей кристалл дымке кажется, что он дышит, что он живой…

Перед кристаллом стоит одинокая фигура... Человек среднего роста, среднего телосложения, облаченный в тяжелый защитный костюм. Неожиданно, он снимает капюшон, отстегивает респираторную маску и делает несколько шагов на встречу кристаллу...

«Твой путь завершен!» Да, мой путь завершен. Цель моих поисков, цель моей жизни находилась передо мной, она достигнута. И этот голос в моей голове… Властный и манящий прав.… То, к чему я стремился, то о чем я грезил, чем я жил последнее время, находилось от меня на расстоянии вытянутой руки. Громогласный зов Монолита в моей голове, стал, почти не стерпим, заглушая мысли и чувства, мешая сосредоточиться на главном, том, за чем я пришел. Время шло, а я стоял и смотрел на гигантский кристалл, Мысли вихрем неслись в голове, ни одну я не мог ухватить, ни на одной не мог сконцентрироваться... Этот голос не давал, мешал и путал... Передо мной проносились воспоминания той другой жизни, которой я жил прежде. Картины прошлого летели передо мной, молниеносно сменяя друг друга... И сейчас все это, кажется, происходило не со мной…

Когда-то я был совсем другим. У меня была совсем другая жизнь. Я жил спокойной жизнью обычного обывателя, на первый взгляд серой и невзрачной, ни чем не отличаемой от жизни миллионов, нет, миллиардов жителей нашей планеты. Но тогда я был счастлив. У меня была семья, неплохая работа. Что еще нужно человеку, кроме спокойной и стабильной жизни? Как же быстро все можно разрушить! Вся моя жизнь резко изменилась всего за один день. Нет, не изменилась, рухнула! Для всех это было очередное ДПС, унесшее несколько никчемных человеческих жизней, очередное ДПС с маршрутным такси, на которые давно перестали обращать внимание, из-за их постоянного роста. А в нем погибли самые дорогие мне люди - жена и дочь, которые были смыслом всей моей жизни. Вместе с ними, в тот день, я потерял себя.

Я не находил себе места. И принял самое простое, и как мне казалось верное решение. Я запил, запил по-черному. Алкоголем я пытался заглушить чудовищную душевную боль, боль потери, потери невозвратимой, боль почти ставшую физической, нестерпимой и непрекращающейся. Я не слушал ни просьб, ни уговоров родных и друзей. Я отгородился от них, сам оставил себя наедине со своей болью. Так не могло долго продолжаться. Один за другим от меня отворачиваться близкие мне люди. Липкий холодный вакуум окружал меня. Никто не знал, что я заглушал мысли о самоубийстве огромным количеством спиртного, но они все чаще стали навещать мой воспаленный разум. И чем ближе я подходил к очередной попытке, тем яснее становилось, что я не могу этого сделать. Я не могу лишить себя жизни, как бы мне этого не хотелось… Страх… Инстинкт самосохранения.… Не знаю…. Просто не мог…

Меня уволили с работы, я начал продавать из дома вещи.… Хватался за любую подвернувшуюся работу или халтуру, с которой меня быстро увольняли.… Бегал, просил в долг, клятвенно обещался отдать и не отдавал.… Как у меня хватило ума не продать квартиру, я не понимаю.….

Однажды вечером, я как обычно был в стельку пьян. Смотрел телевизор, какую-то скучную научно-познавательную передачу и ничего не понимал в происходящем. В качестве гостей было несколько профессоров, сморщенных, лысых, очкастых… Они разговаривали какими-то заумными терминами. Я уже почти засыпал, доканчивая вторую бутылку водки под не богатую закуску, но неожиданно начавшийся ожесточенный спор, привлек мое внимание.

Хотя в пьяной полудреме я почти не понимал о чем они. Но чаще других в споре упоминалось слово «Зона»... Оно словно обожгло мой опьяненный разум, отрезвляя.

Решение созрело сразу, мгновенно, как если бы оно уже давно существовало, где-то в глубине подсознания и ожидало этого мгновения. Если в этом мире и было что-то, что могло бы мне вернуть семью, то оно могло находиться только в Зоне! Только там!

Но, что я знал о ней? Практически ничего! Информация доходила о ней обрывочная, большинство которой скрывали от населения и никто толком не знает о Зоне, начиная с ее появления и о том, что действительно там происходит сейчас, но все знали о найденных в ней необычных вещах.

Тогда, в уже далекий 2006 год, когда Зона только появилась, средства массовой информации словно сошли с ума, это было похоже на массовую истерию. Что творилось с «желтой» прессой передать было просто невозможно. И если официальные СМИ скупо и скучно, но, тем не менее, регулярно, сообщали о пропаже научных и военных экспедиций, необычных находках и новых видах мутирововавшей флоры и фауны, то заголовки «желтой» прессы еженедельно кричали: «Раскрыта тайна Зоны », «Новый ужас, найденный в Зоне», «Крушение НЛО спровоцировало появление Зоны». Да всех и не упомнишь. Ответственность за появление Зоны приписывали то военным, то ученым, то пришельцам, а иногда и тем и другим вместе. Многие утверждали, что причиной загадочного взрыва стало падение метеорита. Но, никто тогда, как и сейчас ничего не знает о причинах, породивших Зону.

Отношение к Зоне также было противоречивым. Одни считали ее проклятием, постоянно растущей раковой опухолью на теле планеты, другие считали ее величайшим подарком человечеству, бездонной кладовой новых знаний и технологий.

Шокирующие и пугающие новости о невероятном количестве погибших или пропавших без вести, павшем скоте, изувеченной природе в 2006году быстро сменились скромными, короткими репортажами. О катастрофе, по своим масштабам превосходящей аварию 1986 года на Чернобыльской АЕС, начали довольно быстро забывать. Зона перестала интересовать население. Новости о ней сменились на очередные скандалы в предвыборных кампаниях, крушения самолетов, природных катаклизмах. Люди скоро забыли о Зоне, переключившись на более насущные и обычные новости. А редкие репортажи перестали привлекать внимание. С момента своего появления. Зона медленно, но неуклонно растет, отвоевывая сантиметр за сантиметром у нашего мира. Вследствие чего, военные были вынуждены отодвигать защитный периметр все дальше, оставляя блокпосты и бросая технику. Но даже такие новости уже не интересовали общественность, и, как и всех, меня, мало волновало, что происходит где-то там, в далекой от Урала Украине.

Интерес к Зоне вернулся только в 2010 году. Крупномасштабная научно-военная экспедиция к центру Зоны, сотни людей и большое количество привлеченной спецтехники. Целью экспедиции стало выяснения причин катастрофы и возможное их устранение. Широкое освещение и агитация были сравнимы лишь с новостями о полном провале экспедиции.

Тогда, в 2006 году Зона была окружена плотным кольцом блокпостов, рядами колючей проволоки, минными полями, патрулями вертолетов и бронетехники спец. батальонов России, Украины и войск НАТО, введенных не смотря на протесты России. На территории самой Зоны постоянно работало несколько научно-исследовательских лагерей, а что происходит там сейчас, не знает никто.

Время шло, а я стоял и смотрел на гигантский кристалл, затуманенный легкой дымкой. Мягкий пульсирующий манящий свет исходил от него. Я сделал еще один шаг и оказался почти вплотную к мутной поверхности кристалла, и, на миг, увидел свое отражение на ней, которое мгновенно затянула туманная дымка. Вместо 27-летнего молодого человека, на меня смотрел 45летний уставший мужчина. Двойной шрам проходил через правый глаз, небольшой тонкий шрам под левым. Недельная щетина, грязные спутанные волосы с седыми прядями. Худой, с впавшими щеками, синяки под глазами, увеличенные зрачки, темных глаз, нездорово бледный. Узнают ли они меня?

Еще несколько раз я про себя, беззвучно шевеля губами, повторил свое желание, прежде чем решился сказать вслух.

– Я хочу, чтобы моя семья вернулась! - громко и четко, наконец, сказал я и начал, затая дыхание, ждать. Несколько секунд ничего не происходило. Тишина и полумрак, рассеиваемый тусклым светом Исполнителя Желаний. Затем воздух наполнился низким нарастающим гулом, а помещение захлестнул нестерпимо яркий слепящий свет. Я не выдержал и прикрыл ладонью глаза, но свет пробивался даже сквозь сжатые веки. Через несколько секунд свечение стало не таким сильным, и я смог открыть их. Вокруг не было ничего, только свет. Издалека ко мне приближались одинокая фигура, что-то державшая в руках. Она приближалась, уплотняясь, обретая черты, в которых, с каждым их шагом, я узнавал знакомые и любимые мной. Я не мог поверить своим глазам! Сбылось! Единственное желание, ради которого я проделал весь этот путь, столько перенес и пережил, сбылось! Радость щемила мне сердце. Необузданный поток эмоции, которые я прятал от других, которые я похоронил в своем сердце, с неожиданной силой захлестнул меня. Отбросив, уже не нужный автомат, я бегом бросился им на встречу. Слезы радости заслонили мне глаза. И лишь одна мысль была в мозгу – они снова со мной! Я бежал им навстречу, бежал уже, казалось, целую вечность. На их лицах сияли улыбки, а глаза были полны слез, слез радости. Они звали, манили меня к себе. Они были такими, каких я запомнил, такими, какой образ навечно отпечатался в моей памяти. И вот когда до моей семьи оставались считанные метры, что-то произошло.

Внезапно, окружавший все свет погас, оставляя нас в недрах разрушенного реактора четвертого энергоблока. Мои близкие потеряли форму, их силуэты задрожали, расплываясь, словно круги на потревоженной глади воды. Опять дрожащая вспышка яркого света. Монолит задрожал начал искривляться и дрожать. На миг от него остался лишь бледно зеленый каркас, как если бы с компьютерной модели сдернули все текстуры. Еще мгновение и контур, замигав, исчез. Я повернулся в сторону моей семьи…. На месте дорогих мне людей стояла страшная пара – контроллер, державший на руках отвратительного карлика – детеныша бюрера. Я отказывался в это верить! Так не может быть! Так не правильно! На отвратительной морде контроллера читалось нескрываемое удивление и страх, гигантские язвы на месте висков бешено вибрировали, в моей голове зашумело, взгляд затуманился. Он смотрел с растерянностью то на меня, то на свою «ношу». Карлик заворочался, что-то ворча, и открыл свои маленькие белесые глазки, глубоко спрятанные под нависшими надбровными дугами, защищающими от яркого света. Контроллер испугано отступил назад, отпуская его из рук. Со шлепком он приземлился на каменный неровный пол, и ошалело заголосил. Именно карлик пришел в себя первым из нас. Мощнейшим телекинетическим ударом он снес контроллера. Пролетев несколько метров, как брошенная детская кукла, отчаянно махая в воздухе руками, он ударился о стену. Противный хруст, с которым он проломил себе череп, эхом отозвался в разрушенном энергоблоке, отстраняя другие звуки. Неуклюже поднявшись на ноги, ворча, бюрер начал поворачиваться в мою сторону, концентрические завихрения пыли, каменной крошки и мелкого строительного мусора, расходящиеся от него, говорили об образовании им защитного гравитационного поля. Я выхватил пистолеты чисто рефлекторно, инстинктивно. Мое тело сработало, не дожидаясь команды разума. На миг наши глаза встретились, его были полны страха и ненависти, а мои... Наверное, безразличия. Ни страха, ни злобы я не чувствовал. Я ничего не чувствовал. Я нажал на спусковые крючки и закрыл глаза. Я жал на спуск, совершенно не заботясь о том, попал я или нет. Жал до тех пор, пока указательные пальцы рук уже не могли шевелиться. Я давно расстрелял обе обоймы, пистолеты издавали лишь глухие щелчки. Устало, я опустился на колени, и огляделся. Изрешеченный пулями труп бюрера, сползший по стене мертвый контроллер с размозженной головой, обломки саркофага прикрывавшего четвертый энергоблок, освещались тусклыми отсветами пламени тлеющего внизу ядерного топлива, погребенного под слоем свинцовых обломков, песка, цемента и обрушившихся кусков саркофага. Через провалы в потолке виднелось ночное небо Зоны. Ясное небо, усыпанное россыпью звезд, далеких, холодных и безучастных к судьбе живущих под ними людей. Ни одного облака.

– ПОЧЕМУ!!! – прокричал я в небо, не зная, к кому обращаюсь. Да и кто может слышать меня? Кому до меня какое-то дело? Я вновь остался один на один со своим горем и отчаянием. Я резко вскинул пистолет к голове и нажал на спуск. Щелк!!! Я совсем забыл, что расстрелял оба магазина, чего ни разу со мной не было. С горечью и злостью, я выбросил разряженные пистолеты. Несколько минут я лишь сидел, пустота захлестнула меня. Из наплечной кобуры я вытащил Пб, трясущимися руками снял с предохранителя и взвел курок. Неторопливо, вставил его себе в рот. Холод металла, его вкус по-прежнему не вызвал никаких эмоций. Я медленно начал нажимать спусковой крючок. И к своему ужасу, не мог выжать его до конца! Проклятый инстинкт самосохранения! Тело отказывалось слушать меня. Инстинкты практически полностью взяли верх над чувствами. Вытащив ствол, я бессильно заплакал. Отчаяние с новой силой накатилась на меня, охватив целиком, овладев каждой клеткой. Неожиданно стены энергоблока содрогнулись и затряслись, куски железобетона и арматуры посыпались с потолка. Падая в нескольких метрах от меня, обсыпая меня дождем осколков. Я медленно встал на негнущиеся не слушающиеся ноги и медленно побрел к выходу...

Я точно не помню, как я выбрался. Я шел медленно, не оглядываясь. Я сделал это единственный раз. Чернобыльская АЭС - гигантский памятник, скорее надгробие человечества, решившего, что покорило атомную энергию, направило ее в нужное для себя русло. У подножия трубы, напоминающей огромный обвиняющий указательный, палец полыхал сбитый военный вертолет. Слышались далекие автоматные очереди, кто-то вел бой и мне вспомнился тот сталкер, кто прошел несколькими минутами раньше меня, того, кто непроизвольно расчищал мне дорогу. Но почему я не увидел его возле Монолита? Может, он знал о нем правду? Хотя, какое это имеет значение сейчас? Я тоже знаю правду. Исполнитель Желаний, впрочем, как и вся Зона рукотворен. Создана она специально, или это побочный эффект эксперимента – это не имело ни какой разницы. Важно лишь то, что когда-нибудь человечество погибнет из-за своего любопытства и неосторожности, так и не увидев в этом своей вины...

Я шел, и под моими ногами умирала Зона. Природа, избавившись от ее власти, бешеными темпами наверстывала упушеное за долгие годы рабства. Прямо на глазах поднималась густая сочная трава, на искореженных искревленых израненных деревьях распускались листья и новые побеги. Природа затягивала раны нанесенные Зоной за долгие годы своего существования. Аномалии таяли, мутанты скрылись, видоизмененная растительность уступала место обычной привычной. Плотная завеса тяжелых серых плотных облаков, постоянно скрывающих Зону, раскрылась, обнажая бирюзовую яркую синеву неба. Солнечный свет ринулся на землю, разгоняя привычный полумрак Зоны, наполняя ее нестерпимо яркими красками. На израненную землю, наконец, пришла настоящая весна, которой здесь не было долгие годы. И стосковавшаяся природа с головой окунулась в нее.

Сталкеры покидали укрытия после недавнего выброса. Они с удивлением и нескрываемой горечью смотрели на происходящее. Все – «Долг», непримиримая с ним «Свобода», свободные сталкеры, даже «Монолит»…

Я шел. Происходящие перемены не трогали меня. Я взирал не них безучастно. Смысл моего существования был потерян, и теперь он был потерян безвозвратно, навсегда. Та мечта, которой я жил рухнула. Она исчезла вместе с иллюзорным Исполнителем Желаний, которой оказался все лишь еще одной из игрушек, созданных человеком.

За все свое время пребывания в Зоне, я привык к ней относиться как к зверю – коварному, вечно голодному. И даже сейчас я не верю, чтобы Зона умерла. Она лишь давала человечеству короткую передышку. Она притаилась, собираясь с силами. Она вернется….

В середине 2012года Зона вновь явила себя миру. Образовавшись из ниоткуда, она захватила площадь, превышающую 90 квадратных километров, практически вплотную подойдя к Киеву, и с каждым днем отбирая новые драгоценные десятки сантиметров нашего мира, разрастаясь с каждым днем. Счет погибших и пропавших без вести людей перешел на десятки тысяч. Сотни оставленных городов, поселков и сел. Существа мутанты начала практически беспрепятственно проникать за границы Зоны, военные не могли контролировать огромный периметр.

2083г. Зона занимает две трети планеты. Выжившие собрались в крупных изолированных мегаполисах, отрезанных друг от друга, защищенных щитами подавляющих аномальное воздействие Зоны. В полуразрушенных метро, под землей, рождались целые города. Сталкеры, стали важнейшей профессией. Они возглавляли экспедиции за так необходимыми припасами, топливом, боеприпасами. Но, несмотря на все усилия человечества, всю его тягу к выживанию, Зона предательски подло повлияла на его гены, повернув вспять эволюционный процесс, изменив фенотип следующих поколений, сделав дальнейшее продолжение рода невозможным. Ученые ни на шаг не смогли приблизиться к решению этой проблемы. Альтернативный вариант, основанный на достижениях в области клонирования, также не принес никаких результатов. Мутанты, рождаемые у людей, напоминали далеких предков - обезьян, и, не смотря на нормальное умственное развитие до 5-6лет, после деградируют и быстро теряют приобретенные навыки, прежде всего речь и способность рационально мыслить, руководствуясь простейшими инстинктами.

2124г. Человек, как вид некогда доминирующий, перестал существовать, уступив свое место существам, более приспособленным к новой среде обитания на планете, называвшейся когда-то "Земля"...

Добавлено (11.05.2009, 20:19:26)
---------------------------------------------
Жизнь в Зоне
[spoiler] Все когда-то были новичками Зоны, но мало кто рассказывает о тех временах, когда только пришли в неё. Обычно рассказывают о том, что совершили, будучи уже опытными сталкерами, но мы расскажем, что происходит с человеком, когда он только приходит в Зону и что с ним происходит, пока он в Зоне. И так начнём…

Однажды тёплым летним утром в Зоне появился человек которого ещё никто не знал, да и кто его мог знать, друзья остались там, на далёком Южном Урале. А он решил узнать, что же такое зона. Единственное что он знал о зоне, так это то, что она даёт выжить только сильным, и конечно именно таким сильным Сталкером хотел стать наш герой. Первое, что он ощутил так это то, что Зона, конечно, нечто другое, не такое место как все, в которых ему довилось побывать за его двадцатисемилетнюю жизнь. Он ощутил это, каким то шестым чувством. Он приехал с небольшим набором вещей. Считая, что глупо будет привозить в Зону много вещей, привёз он конечно с собой и оружие, старую, но верную двустволку, пистолет Макарова, патроны, нож, медикаменты, немного одежды и еду на первое время. Всё кроме оружия было в вещмешке за плечами, ПМ и нож были за поясом, а в руках была двустволка. Так он и начал свой путь по Зоне. Зная по слухам, рассказам, где высадится, чтобы добраться до торговца и места где собираются сталкеры–одиночки. Туда он и направился. Пока шел, натерпелся немало страху, То завоет слепой пёс, или заревёт кабан, или произойдёт еще что-нибудь жуткое. Но он считал, что это Зона проверяет его, так сказать предлагает путь, либо вали отсюда, либо останься и переживи этот страх. Так как он не был из тех, кто отступит перед лицом опасности, он твердо шёл вперёд, осторожно оглядываясь по сторонам…

…Сгущались сумерки, до места назначения сталкера–новичка оставалось не больше двух километров. И тут он услышал свирепый рык откуда-то сбоку. Рык принадлежал слепому псу. По началу Сталкер испугался этого, но потом понял, что бежать бесполезно, нужно давать бой. Развернувшись, он сделал выстрел из одного ствола своей двустволки. Раздался короткий скулёж слепого пса, дробь пришлась ему в бок, Тут же раздался выстрел из второго ствола, и наступила тишина. Дробь просто прошила шею слепого пса, это было первое серьёзное испытание новоявленного Сталкера в Зоне, и он его с честью прошёл, на память он отрезал кусок уха слепого пса, решив, что часть первого поверженного им монстра будет его талисманом удачи. И вот он, наконец, добрался до базы сталкеров – одиночек и до торговца, убрав оружие, он зашёл в лагерь, осмотрелся и подумал, что так хорошо ему не было с самого детства. Подойдя к костру, он присел, его тут же заметили другие сталкеры Зоны, и положили руки на своё оружие, на всякий случай. Волк, а именно так прозвали нашего героя на гражданке, так как он старался держаться в стороне от всех, как волк – одиночка, поздоровался со сталкерами, сказав, что он здесь новенький и что он друг для них. Трое жителей Зоны, которые сидели у костра поздоровались с ним и представились Волку, их звали Лёхой, Костей и Сергеем. Волк тоже сказал своё имя, его звали Владимиром. Так он приобрёл первых своих друзей в Зоне…

…И так прошла неделя, друзья Волка, которые как оказалось уже ветераны Зоны, рассказали ему много интересного о месте их пребывания, то есть о Припяти и о ЧАЭС. Волк запоминал всю эту информацию на лету. По началу он ходил один. Брал у торговца задания, вроде убить сталкера который навредил ему, или вытрясти долг из задолжавшего жителя Зоны, найти артефакт и т.д.
Нужны были деньги на еду и амуницию, а так как это был один из легчайших, да и привычных (кроме поиска артефактов) занятий для Волка, он их выполнял легко и очень быстро. Вскоре он уже ходил с более хорошим оружием, точнее АК–47, а двустволку он продал, как и патроны к ней…

…В такой работе прошёл ещё один месяц, Волк конкретно обосновался в Зоне, стал так сказать своим парнем. Он уже знал абсолютно всех мутантов Зоны, а большинство из них он уже встретил и убил. Он всё также хранил кусок уха слепого пса у себя в нагрудном кармане. И вот в один прекрасный день, Волк пришёл к торговцу. Тот дал ему задание, и что очень сильно удивило, а возможно и обрадовало нашего героя, так это то, что задание было для команды. И Волк знал, кого он позовёт с собой на эту миссию...

…Так прошло ещё какое-то время, сформировалась отличная команда. Торговец давал им коллективные задания, и они их с лёгкостью выполняли. Они уже неплохо вооружились, так сказать по последнему слову, были в броне и с аптечками. Единственное задание, которое было с виду лёгким, но ставшее чуть ли не последним для Волка и для Лёхи. И вот каково было их задание. Команде, как они себя прозвали ВЛКС, дали задание очистить небольшой, бывший склад, базы одиночных сталкеров, где, кстати, и хранил некоторые особые образцы вооружения торговец. Так вот с виду задание было очень лёгкое, на складе засела группа бандитов, около пяти человек. Но ВЛКС вооружилась как всегда очень даже неплохо. Когда они пошли на задание, Волк неизвестно каким образом, потерял где-то кусочек уха своей первой жертвы. Но он на это не обратил внимания. И так они тронулись в путь, он был довольно лёгким, и они преодолели его неожиданно быстро, даже монстрика шального не подстрелили. После того как они добрались до склада, они разработали план действия, Волк и Лёха резко входят через пробоину в стене, которую сделает Серёга, а Костя будет их прикрывать. На том и порешили.
Серёга заложил бомбу с часовым механизмом около стены, внутри было всё тихо, даже подозрительно тихо, но на это тоже не обратили внимания. После того как Серёга заложил бомбу, он отошёл назад к Косте и стал прикрывать, раздался взрыв, и Волк с Лёхой вбежали внутрь, и тут всё пошло всё наперекосяк. Там оказалась засада, и в них полетела порция свинца, их спасло то, что они всё-таки не посчитали, что задание будет лёгким и надели костюмы, они уменьшили мощность пуль, но они нанесли им пусть не очень серьёзные, но раны. Благо Серёга и Костя быстро сориентировались, что ну совсем не пять человек, и кинули туда в даль несколько гранат. Затем Серёга под огнём прикрытия Кости, отправился вытаскивать друзей, дойдя до них, он вытащил их за периметр склада и положил их там. Потом вернулся к Косте, и они вдвоем, уложили всех бандитов, потом, немного отдохнув, и обыскав трупы убитых, они взяли деньги и всё что могли, унесли, с учётом того, что им нужно было вытаскивать друзей. Они обработали им раны, настолько хорошо насколько позволяла им местность и уровень оснащенности. После они, взвалив их на плечи, пошли к лагерю. Добрались только к ночи, при этом снова как нестранно не встретили не одного мутанта Зоны. Принесли их в дом, в котором и жила наша команда ВЛКС, Серёга отправился докладываться Торговцу о выполнении задания, а Костя, принялся снова, забинтовывать и обрабатывать раны, они не были глубокими, но ребята потеряли немало крови, и им придется лечиться, несколько дней, а может и недель. Так закончилось одно из самых опасных заданий их жизни…

…Прошёл год, они также были неразлучной командой, они были Элитой Зоны, новичков пугали ВЛКС, они выполняли задания все возможных сложностей и обычно с успехом, очень редко промахиваясь.

Возможно это не конец, и мы ещё услышим о команде ВЛКС. Может быть когда-нибудь, мы всё-таки узнаем, что произошло с нашими героями после того склада.

Добавлено (11.05.2009, 20:20:18)
---------------------------------------------
Жизнь в Зоне (ч.2)
[spoiler]Прошла неделя после задания со складом, Волк и Лёха восстанавливались как и все сталкеры довольно быстро, неизвестно что на это влияло, может сама Зона. Это было загадкой.

А в это время Серёга и Костя, продолжали работать на «благо Зоны», с выгодой для себя и друзей. Миссии были не сложные, им не хотелось сейчас рисковать…

…Вернёмся туда, в прошлое и расскажем о жизни Волка до Зоны.
Родился в простой советской семье, рос сильным и здоровым ребёнком. Потом школа, самая обычная школа, где он не подружился ни с кем, друзей он там и не искал, они ему не были нужны среди «малышни». У него были более взрослые интересы и друзья. По дурости и по пьяни ввязался в 20 лет в драку, после его посадили на полтора года. В тюрьме пришлось завоёвывать себе место и он, выражаясь языком зеков, «скорефанился» с местной братвой. Ну а с ними было много чего, и долги выбивать приходилось, и народ прикладывать к стенке, чтобы поняли кто хозяин. Но при этом Волк оставался одиночкой. Он держался вместе с двумя тремя людьми, которых считал сильными, на остальных практически не обращал внимания. В колонии он и услышал о Зоне, и решил туда свалить после отсидки. Так он и поступил, отмотал свой срок и отправился…

…Прошло ещё какое-то время, Волк и Лёхой восстановились после того случая, и тут назло или на счастье, торговец дал им очень серьёзное задание, пообещав за него большое вознаграждение. Причём миссию странную и вроде никак не связанную с Зоной. Нужно было отправиться в Киев, и найти и всеми силами вернуть в Зону сталкеров которые задолжали торговцу большие деньги. Так как Волк позже всех появился в Зоне, поэтому команда решила отправить его на это странное задание. Но как не странно через месяц Волк вернулся. Он вернулся в Зону не один, а с этими тремя сталкерами в наручниках. Торговец отдал за них очень большие деньги. Команда ВЛКС очень удивилась этому, но виду они не подали, решив сделать своё маленькое расследование. Вечером, вернее уже ночью пробрались в бункер торговца, они слышали голоса, но где-то очень далеко. Тихо подобрались ближе и увидели в свете фонаря форму наёмников, одно из самых странных группировок Зоны. Они о чём-то разговаривали с торговцем. Как поняли ребята, они говорили о тех троих, что привёл Волк, они оказались беглецами, и членами их группировки. Они требовали, чтобы торговец сказал им, где находится сейчас ВЛКС, так как они представляют опасность для их группировки, и они видели тех троих сталкеров. Попросту говоря, наёмники решили убить команду. Услышав это, ВЛКС выбрались из бункера, вооружились и легли в свои кровати и сделали вид, что крепко спят. Услышав шаги, Волк посмотрел в сторону звука, и увидел, как сверкнула эмблема наёмников, и тихо прошептал команде:
- Пора!

Команда ВЛКС вскочила, и открыла огонь на поражение, в то место где стояли потенциальный противник, их там было семеро. Погибли почти все, кроме двоих наёмников. Один был серьёзно ранен, и ему оказали медицинскую помощь, а второй был ранен в коленную чашечку, ходить он не мог, ему также оказали помощь. Потом допросили, так как он не был столь серьёзно ранен, как другой сталкер допрос провели очень быстро. И они узнали, что их просто заказали, слишком они были знамениты и успешны в Зоне, и как оказалась вне Зоны. Вот из-за периметра Зоны и поступил заказ на их убийство, но теперь заказ будет аннулирован, так как никто не хотел за него браться. И это единственная группа, которая могла бы, да и хотела попробовать выполнить это задание. Наёмник спросил:

-Что вы сделаете со мной теперь, когда я вам всё рассказал?
На что и получил незамедлительный ответ Волка:
-Сначала подлечишься должным образом, а потом мы отправим тебе с твоим другом к твоей группировке, и ты расскажешь им все, что случилось тут. И чтобы никто, никогда не появлялся в этом районе!
На том и порешили, и через две недели в лагере одиночек всё снова возвратилось на круги своя…

Жизнь в Зоне! (часть три)
Вернёмся в то время когда наш герой Волк, только пришёл в зону и познакомился с Лёхой, Костей и Серёгой и расскажем о том кто же эти трое сталкеров, откуда они и как попали в зону. И поведаем о ещё одном захватывающем приключении наших героев…

Волк проснулся оттого, что луч от солнца светил ему в глаза, он встал и, увидев, что его друзей рядом нет, вышел на улицу из домика. И увидел своих друзей, они стояли, курили и вели о чём-то беседу. Курил Серёга и Костя, Лёха не курил, как и сам Волк, но в итоге свою дозу никотина как пассивные курильщики они получили. Когда Владимир (так зовут Волка, для тех, кто не читал первую часть) подошёл к ним и решил поинтересоваться:

- Ребят, а вы откуда?
- Да мы все с Урала – ответил за всех Костя.
- Земляки! – улыбнулся Волк.
- А как ты сам тут оказался? – спросил Лёха.
- Да я вроде как после отсидки, в тюрьме и узнал о зоне Чернобыльской, вот и решил счастье попытать. А вы как мужики, да и чем занимались так сказать на «гражданке»? – решил продолжить беседу Волк
- Я был неплохим механиком, и очень хорошо разбирался в машинах, а попал сюда чисто из интереса, накопил денег на оружие да патроны с амуницией, да и рванул сюда – ответил Лёха (думаю один спорталовец, узнает здесь себя, прим. Автора)
- А я как из армии ушёл так и не знал чем заняться на гражданке, вот и решил уехать в зону, может, денег накоплю, потом уеду и куплю себе домик – вторил Серёга.
- Ну а я просто и ясно по дурости своей! - улыбнулся Костя - , на гражданке был сорвиголовой, вот и решил дальше срывать голову тут – рассказал Костя.
- Ну, тогда за второе знакомство – сказал Волк.
Потом поговорили о всякой чепухе, и разошлись, кто, чем заниматься, кто к торговцу за новостями и заданием, кто оружие чистить, кто ещё что-то. Через десять минут, красный от злости прибегает Серёга.
- Мужики! Торговец задание дал, собирайтесь! – крикнул он.

Команда собрала амуницию и отправилась на миссию. Суть её была такова, где-то в лесу, недалеко от лагеря, осела банда бандитов, они грабят одиночек, да и не только их. Вот поэтому и было в интересах торговца разобраться с ними, и обещал он за их убийство немалые деньги…

Добрались уже к ночи, долго искали место лагеря бандитов и нашли его. Остановились где-то в двухстах шагах от лагеря противника. Лёха залез на дерево со снайперской винтовкой, он нашёл очень удобную позицию для слежения, а остальные стали разрабатывать план действий. Думали и спорили долго, и пришли к выводу, что нужно поступить так, кинуть пару дымовых гранат к лагерю, и постараться нанести просто урон бандитам, не убить бандюков, а ранить, ну или хотя бы нескольких из них.

Так и сделали. Серега, служивший когда-то в сапёрских войсках, закинул дымовые гранаты прямо в лагерь, началась суматоха, и Костя с Волком начали стрелять. Обстрел старались вести по ногам, но иногда попадали и выше, так как слышали предсмертные крики бандитов. Наконец крики стихли, и стало спокойно. Костя и Волк переглянулись и пошли к месту недавней гибели бандитов, дым рассеивался, убитых, как и раненых, было довольно много. Собрав оружие (жить то надо было не только от миссий) и раненых команда ВЛКС двинулась в лагерь. Но случилось то, чего они никак не могли ожидать, команда попала в засаду. Один из бандитов передал сигнал своим соратникам по рации, и они пошли на выручку, но опоздали. Решив перехватить команду бандиты, двинулись дальше, они срезали путь и успели занять линию обороны и видения огня, не по всем правилам конечно, но это лучше чем ничего. И вот команда ВЛКС попалась, это было огромным сюрпризом для бандитов, ведь они им много попортили крови и бандюги жаждали сквитаться, с ними. Сталкеры неожидавшие такого очень серьёзного поворота событий, решили прикрыться ранеными бандитами, как живыми щитами и отступить. Так и сделали, но противнику было всё равно, что там были их соратники и друзья. Они жаждали мести, и они стреляли прямо по своим, надеясь, что хоть одна пуля достанет кого нить из ВЛКС. Отступив и перегруппировавшись, команда решила, что нужно атаковать стан врага. Лёха вскинув винторез, начал убирать снайперов, пока остальные члены команды готовились к бою. И вот Лёха подал сигнал, что, снайперы сняты, и Волк, Костя и Серёга побежали вперёд. Серёга кинул несколько гранат, и началась перестрелка, в которой не было понятно, кто свои, а кто нет, ориентировались, поэтому только по голосу. И с каждой секундой становится всё тише. Было понятно, что бой подходит к концу. И, наконец, шум стрельбы полностью стих, бандиты были все убиты, кроме двоих из первой стычки. ВЛКС же остался полностью при своих бойцах, но все были ранены, даже Лёха который стоял сзади и обстреливал противников из снайперской винтовки, был ранен шальной пулей в плечо. Взвалив тех двух выживших на плечи и взяв самое ценное что, было у бандитов, они направились в лагерь, снова надеясь, что уже ничего не случится. Не зря надеялись, они дошли, хоть и тяжело, но дошли. День был очень жарким. И он запомнился команде ВЛКС надолго. Отдав в руки торговца бандитов и хабар, и получив деньги, они ушли зализывать свои раны и набираться сил для следующих заданий

Вот и закончилась ещё одна история о команде ВЛКС, надеемся, вам она понравится, и в скором времени мы прочитаем продолжение.

Добавлено (11.05.2009, 20:20:53)
---------------------------------------------
Жизнь в Зоне (ч.3)
[spoiler]В Чернобыльской зоне, жизнь текла своим чередом, умирали сталкеры, монстры, военные и просто заблудшие души случайно оказавшиеся там и не ставшие не теми не другими, всех их постигла смерть, от пули, от клыков, от аномалии, неважно, Зона и смерть как считают многие люди, которые пришли сюда, очень близкие родственники.

Шло время и в жизни наших героев группы сталкеров, которые прозвали себя ВЛКС, прозвали они себя, так взяв первые буквы имён, получилось интересно. В лагере одиночек прибывало всё больше и больше сталкеров, и никто не мог чётко понять, что их тянуло сюда, просто в Зоне было что-то жуткое, зловещее и в тоже время очень притягивающие. Опытные сталкеры обучали молодёжь тому, что знали сами, так было всегда, и будет до тех пор, пока в Зону прибывают новички. Зона жила, дышала и тянула в себя всё новых и новых странников.

Был тёплый осенний вечер, команда ВЛКС и несколько других <



# 13
Понедельник, 11.05.2009, 20:30:35

Ранг: Сталкер
Сообщений: 458
Награды: 22
Репутация: 582 Регистрация: 28.01.2009 Город: Пенза    

sergevla111, круто ты пишешь



# 14
Понедельник, 11.05.2009, 20:38:51

Ранг: Новичок
Сообщений: 46
Награды: 9
Репутация: 58 Регистрация: 07.05.2009 Город: Москва    

да я просто много тренировался


# 15
Понедельник, 11.05.2009, 20:41:38

Ранг: Новичок
Сообщений: 46
Награды: 9
Репутация: 58 Регистрация: 07.05.2009 Город: Москва    

Заступник
[spoiler]- Стой! Положи оружие на землю!

В замкнутом пространстве подвала грозный приказ отозвался гулким эхо. Сергей, меньше всего готовый встретить здесь человека, остановился - чисто машинально, раньше, чем до него дошел смысл фразы.

- Don't move! Drop your gun! - прокричал тот же голос.
- Да я по-русски понял, - сказал Сергей. Четырехлетний сталкерский стаж взял свое: он уже оправился от первого потрясения и сейчас пытался выиграть еще несколько секунд, определить по звуку примерное местонахождение противника, чтобы затем руку на автомат, перекатом через плечо влево...
- Земляк, значит, - произнес неизвестный не то с удовлетворением, не то с сожалением. - Только не дергайся, братишка. У меня бронебойные, костюм тебя не спасет. Медленно сними автомат и брось за землю, затем подними руки и сделай два шага вперед.
Сергей медлил, ещё не решив, как ему поступить.
- Чего ты там задумал? - спросил неизвестный. - Мы оба ничего не выиграем, если ты будешь рыпаться. Я лишусь собеседника - а я уже почти год ни с кем не разговаривал. А ты - просто погибнешь, так ничего и не узнав. Давай, бросай пушку, приятель.
Застонав от унижения, от досады, что все кончилось так глупо, Сергей выполнил приказание.

Уже шесть лет Зона затягивала со всего мира искателей приключений, любителей быстрой наживы, смельчаков, жаждущих проявить свою ловкость и смекалку. Многие из них погибали в первые же недели - вляпавшись в аномалию, нарвавшись на засаду патруля, в разборках друг с другом или растерзанные мутантами. Другие, раздобыв десяток артефактов, через пару месяцев возвращались к себе домой - как правило, калеками, импотентами, с сединой в волосах, озлобленные на Зону и на весь мир. Третьи насоздавали всякие кланы и нашли здесь свой второй дом, приспособившись к местным законам существования. Время от времени появлялись слухи, что такой-то сталкер близок к разгадке тайны Зоны - и это всегда было последним, что слышали об этом парне.

Но, как и каждый из них, Сергей надеялся, что именно ему повезет. Как все, он упорно шел к цели. Как большинство, он считал, что Зона - это единый организм, и что где-то должен располагаться Мозг, которые управляет всей деятельностью Зоны, ее регенерацией, выбросами, аномалиями, мутантами. Как очень немногие, он понял, что разгадка таится вовсе не в районе атомного реактора, куда по наивности тянулись многие сталкеры и хватали там смертельную дозу облучения, если не погибали ещё раньше. И, по-видимому, он был первым, кто установил точное положение цели.

Для этого пришлось проделать колоссальную работу, похожую даже не столько на охоту, сколько на целое научное исследование. Одной воли и сталкерской интуиции было мало. Сергей собирал воедино разрозненные факты и слухи. В обмен на добываемые им ценные артефакты он заручился поддержкой двух ученых из разных лагерей, расположенных на окраине Зоны. И вчера его исследования были завершены: запеленговав с двух пунктов источник таинственного сигнала, он провел на карте две прямые линии, и отправился в точку, где они пересеклись - отключив предварительно PDA, чтоб его никто не засек.

И пять минут назад, взглянув на этот заброшенный домик, Сергей понял - здесь! Вот здесь он живет, Мозг Зоны. На периферии, где в радиусе двух километров ни одной аномалии, куда почти не забредают монстры, где никто из сталкеров не рассчитывает найти что-то ценое, где молчит самый продвинутый детектор... Он здесь. Он уверен, что в полной безопасности, что никому не придет в голову искать его здесь.

Сергей торжествующе взмахнул кулаком. Впервые за много дней он расслабился. Самоуверенно, с чувством победителя, он стал спускаться в подвал - и здесь, после всех месяцев упорной борьбы, так по-идиотски угодил в засаду.

- Так, хорошо, - сказал неизвестный. - Теперь сними рюкзак. Отстегни кобуру. Не торопись. Теперь отойди в угол.
Сергей выполнил все, что от него требовали. Повернувшись к неизвестному лицом, он увидел бородатого мужика в ватнике, резиновых сапогах и смешной оранжевой шерстяной шапочке. Держа наготове автомат, мужик левой рукой деловито копался в рюкзаке Сергея.
- Что это? Тротил? - бесстрастно спросил незнакомец. - Зачем?
- Кто ты?
- Ого, тушенка! - оживился мужик, продолжая исследовать имущество Сергея. - Так зачем ты сюда пожаловал, парень?

Сергей глянул в его голубые водянистые глаза и понял, что может ничего не объяснять: этот человек и без того всё знает, наверно, лучше его самого.
- Ты должен помочь мне взорвать эту сволочь, - заявил он. - Чтоб сгинула, рассосалась, исчезла навсегда с нашей планеты эта Зона.
- Не торопись, - мягко произнес незнакомец. - За что такая немилость?
За что?! Он ещё спрашивает!

Четыре года назад студент Сергей Овчаров неожиданно для своих близких бросил учёбу, купил на все свои сбережения билет до Зоны и порвал со всем, что связывало его с прошлой жизнью. Назадолго до этого его отвергла любимая девушка, наполнив сердце Сергея горечью и злым азартом: он решил доказать ей, да и самому себе, что не такой уж он слабак. Он возмечтал, что станет крутым сталкером и когда-нибудь вернётся домой в ореоле славы, с мешком денег, вырученных от продажи хабара. "Дуракам везёт" - в покрытой аномалиями Зоне эта поговорка выполнялась не чаще, чем законы гравитации, но в случае с Сергеем оказалась верна.

Он примкнул к одной из сталкерских группировок, прошёл через насмешки, издевательства и зуботычины, и по истечении полутора лет уже был полноценным сталкером: стрелял навскидку в прозрачный силуэт мимикрирующего кровососа, лечился водкой от радиации, спал на земле с открытым глазами и не чувствовал позывов к рвоте при виде попавшего в "мясорубку" товарища. Он стал таким как все, не хуже и не лучше.

Но вскоре он осознал простую истину: никто не возвращался из Зоны победителем. Зона, искромсав судьбы людей, выплёвывала их сама. А те, кто побеждал - оствавались здесь в стремлении достичь всё новых побед. Они стали наркоманами Зоны и уже не мыслили жизни в другом месте.

И тогда Сергей решил положить всему этому конец. Сквитаться с Зоной за себя, за друзей, которых он приобрёл и потерял здесь. За всех дураков, которых она обманула.
- Я покончу с этим, - ответил он незнакомцу. - Тысячи ребят со всего мира ломают здесь свои жизни, а подлые торгаши делают на этом бизнес. Пора кончать.
- Всё? - коротко спросил мужчина в ватнике.
- Отдай мою взрывчатку, - потребовал Сергей.
- Не торопись, - повторил незнакомец.
- Да кто ты такой?
- Зови меня Заступник.
- И за кого ты заступаешься? - криво усмехнулся Сергей.
- Будто сам не догадываешься, - отозвался незнакомец.
Сергей помолчал. Ему трудно было сразу собраться с мыслями.
- А что ты с этого имеешь?
- Эх, дурачьё... - пробормотал Заступник себе под нос. - Вот ты тоже думаешь, что Зона - это зло, так? А я считаю, что Зона - наше великое благо. Ну, насчёт привнесения в мир хабара, артефактов - здесь ещё можно поспорить. А вот что ты говоришь про сломанные судьбы - так это же несомненный плюс. Ты подумай, кто сюда стекается - в основном подонки, всякий сброд, мечтающий разбогатеть на халяву. Слетаются как мухи на дерьмо. Ну и пусть здесь сгниют, мир чище станет... Ну и что мне с тобой делать? Отпустить я тебя не могу, сам понимаешь. Так что останешься здесь. Пойдём, я покажу твоё место.

Заступник включил мощный фонарь и направил свет в дальний угол подвала. Они направились туда: впереди Сергей, метрах в трёх за ним Заступник, держа его на прицеле.

У дальней стены стояли в ряд три врытых в землю столбика, как каждому была прибита картонная картонка с подписью:
Микола Цемент, 1982-2008
Ян Кузнечик, 1988-2011
Гиви Расчленитель, 1977-2012
- Слышал, - сказал Сергей. - Знаменитые были сталкеры. Вот оно как...
И только теперь до него дошёл смысл последних слов Заступника.
- Они тоже шли сюда с этой же целью, - пояснил тот. - И ещё другие - но те себя не так вели, чтобы их стоило персонально хоронить. Такие вот дела, - с сожалением продолжал он. - Вы все, кто сюда приходит, наверно лучшие парни в Зоне, и мотивы у вас благородны и честны, но во имя высшего блага приходится вас истреблять. Такой парадокс, да.

Сергей, совершенно подавленный, стоял с опущенной головой и тупо слушал.
- Есть какое-нибудь желание? - спросил Заступник.
- Кто он вообще такой? - растерянно спросил Сергей. - Хоть бы одним глазом глянуть на него.
- Нельзя, - покачал головой Заступник. - Он этого не любит, боится посторонних.
- Какой он хоть с виду?
- Маленький и беззащитный, двумя пальцами убить можно... Ладно, покажу, так и быть. - Заступник подошёл к противоположной стене. Там была прислонена ржавая дверца от ЗИЛ'а, он отодвинул её. Открылась глубокая нора, в которую человек мог пролезть только на карачках. - Нагнись и смотри, только близко не подходи.
Сергей присел и заглянул в нору. В её недрах он увидел фиолетовое пульсирующее мерцание. Вот ты какой, Мозг...
- Ну, полюбовался, и довольно. - Заступник опять придвинул дверцу, кинул Сергею обрывок картона и карандаш: - Давай, пиши здесь своё имя и годы жизни.
Сергей написал и обвёл три раза, чтоб было жирнее. Особенно непривычно было писать год собственной смерти.
- Порядок, - поднял автомат Заступник. - Тебе куда: в грудь, в голову?
- Пофиг, - глухо отозвался Сергей. - Отпустил бы ты меня. Я никому не расскажу, домой уеду, клянусь.
Заступник указал автоматом на ровный ряд столбиков:
- Они ведь тоже достойные пацаны были. Почему я должен делать исключение для тебя?
Приговор был понятен. Но Сергея вдруг озарила последняя надежда.
- Послушай, друг, - горячо и проникновенно заговорил он. - Ты ведь уже не молод. Ты когда-нибудь умрешь. Сделай меня своим преемником. Давай, я поселюсь тут, будем охранять вместе?
- А ты знаешь, какая здесь пища?
- Мне не привыкать, - с готовностью сказал Сергей. - Тоже приходилось жрать мутантов, даже сырыми.
- Но не пять лет подряд! Меня ведь никто не снабжает. Сейчас вот доем твою тушёнку, а дальше как обычно - крысы, кабаны... Да и не это главное. Может, когда-нибудь я выберу себе преемника, но ты на эту роль никак не подходишь, уж извини.
- Почему? - запальчиво спросил Сергей.
- Слишком хочешь жить, - объяснил Заступник строго. - И ради этого набиваешься в союзники. А ведь спускался ты в этот подвал с намерениями, противоположными моим. Значит, ты должен будешь предать либо меня, либо свои идеалы. Оно того не стоит, парень, - продолжал он уже сочувственным тоном. - Ты по-своему благороден, не позорься же под конец! А я тебя похороню со всеми почестями.
По-прежнему держа Сергея под прицелом, Заступник боком отступил к стене, подобрал лежащую там саперную лопатку и кинул сталкеру.
- Вот, вырой себе могилу. Я подожду. Прямо здесь копай, где стоишь.
Сергей смачно харкнул на лопатку:
- Пошёл ты!
Заступник пожал плечами.
- Дело твое. Пусть тебя крысы обглодают, мне-то что. Ну, поговорили, пора кончать, что ли...
- Погоди. Ладно, я вырою яму. - Сергею было наплевать, что крысы сожрут его труп, но рытье могилы давало хоть небольшую отсрочку - хоть несколько лишних минут. Нельзя же, в самом деле, так сразу... Надо хоть осознать всё толком...

Грунт оказался очень твердым. За полчаса Сергей углубился всего на полметра. Попадались камни, довольно крупные, а один раз Сергей выкопал тяжелый предмет в форме восьмерки, опознал в нем артефакт стоимостью 40000 местных рублей - достойный венец карьеры среднего сталкера, и, равнодушно отшвырнув сокровище, продолжал свою страшную работу.

Заступник терпеливо и неподвижно ждал, когда Сергей закончит, и лишь изредка бросал голодный взгляд на рюкзак своей жертвы, в котором ещё оставались три банки тушенки.

А Сергей все копал, обливаясь потом. Час, второй... Когда у него не осталось сил держать лопатку, он упал на колени и стал рыть землю руками, ломая ногти. Время от времени он поднимал голову и, наткнувшись взглядом на черный зрачок автомата, с ожесточением продолжал разгребать грунт окровавленными пальцами...
Жизнь Сталкеров

Атака военных бушевала, а группа сталкеров всё также отважно защищала бар. На крыше трещал пулемёт, поливая атакующих пулями. Стреляные гильзы были повсюду. Много сталкеров лежали бездыханными. Много было раненых, но бой продолжался.
Ликвидатор и Кот залегли за одним из тяжёлых дубовых столов у самого входа и отстреливались через огромный проём, который был когда-то витриной бара.
- Ну что, на три? – спросил Ликвидатор.
- Да! – с ухмылкой ответил Кот.

"Раз, два, три", – произнесли два друга и, высунувшись из укрытия с дикими воплями, стали палить по обидчикам. Калаш отважно брыкался в руках Ликвидатора, а два "Пустынных орла", зажатых в руках у Кота, поочерёдно выпускали по пуле. Вся барная стойка и стены за их спиной, были изрешечены пулями. В воздухе повисла бетонная крошка. Ликвидатор и Кот, отстреляв пули, спрятались обратно в укрытие. Ликвидатор полез в рюкзак.

- Чё-то здесь холодно! – сказал он, держа в руке, какую- то маленькую ёмкость на литра полтора,- Ща исправим!

Он поднёс к концу зажигалку, и оттуда тотчас полетели искры. Сталкер высунулся из укрытия, кинул ёмкость в военных и быстро спрятался обратно. Грянул взрыв, жидкость, попав на два БТРа, воспламенилась, накрыв не только машины, но и с десяток военных. Даже сквозь грохот выстрелов были слышны крики умирающих в адских муках людей. Военных становилось всё меньше и меньше. Вот уже один "вояка" неуверенно стоит, опустив руки с зажатым автоматом. Секунда, и, бросив автомат, он, с воплем бросается наутёк. Грянули два выстрела по его ногам, и солдат упал, как подкошенный. По направлению к нему ринулся весь бар. Сталкеры обступили его со всех сторон. То тут, то там из толпы доносились ехидные шуточки. Один из сталкеров, лысый и с серьгой в левом ухе ударил военного по лицу.

- Ты мне за всё ответишь, скотина! – сказал лысый и замахнулся ещё раз…
- Успокойся, Мясник! – произнёс Ликвидатор спокойно, - Может, наш новый друг хочет рассказать о причине нападения его собратьев по оружию!
- Вы ни одного слова от меня не услышите, погань чернобыльская! – заорал военный, - Тем более что вы все подохнете этой ночью!
- Мне это надоело! – резко сказал Мясник и воткнул нож в голень военному, - Ты мне всё расскажешь, если хочешь жить, сволочь!
Военный заорал от боли, но очень быстро отдышался!
- Чёрт, хорошо! – сказал он сквозь оскаленные зубы, - По зоне объявлен план "Зачистка"! Наша цель – ваш бар, и все кто в нём сегодня находится.
Среди заброшенных зданий послышался грохот моторов десятков машин и БТРов.
- Нам надо убираться! – сказал кто-то из толпы.
- Бегите, бегите! Для многих из вас это последняя ночь! – сказал, посмеиваясь, военный.
Мясник достал пистолет:
- Зато я знаю, для кого она последняя!
- Остынь! – оборвал его Кот,- Надо бежать!
Мясник быстро запихал пистолет за пазуху, и вся компания рванула площадке, находящийся за баром!
- Вон моя тачка! – тыкнул пальцем Кот на "Копейку".
- Я поведу! – быстро сказал Ликвидатор.

Кот перебросил ему ключи и, открыв дверь, сел на переднее сиденье. Сзади то же самое проделал и Мясник. Ликвидатор быстро завёл мотор, машина тронулась с места, но тут два сталкера постучали по левому крылу машины. Один из них нагнулся к открытому окну и сказал:
- Ребята возьмите нас собой, мы сюда пешком пришли!
- Залезайте! – сказал Кот, указывая на заднее сиденье.
Два друга рванули к дверям и через секунду сели, обжав с двух сторон Мясника. Машина завизжала покрышками по старому асфальту. Со всех сторон другие сталкеры поспешно покидали стоянку на своих тачках.
На стоянку ворвались военные. Голос из рупора отдавал какие-то приказы, но во всей этой неразберихе ничего не было слышно. За машинами сталкеров рванули военные на своих средствах передвижения. За компанией из пяти сталкеров рванули три военных "Нивы". Из них солдаты поливали свинцом "Копейку" Кота.
- Итак!- сказал один из тех двух сталкеров, которые запрыгнули в машину,- За дело!
- Разнесём в пух и прах! – сказал другой.
Оба высунули дула своих УЗИшек из окон и стали обстреливать военных!
- А мне что делать?! – недоумённо сказал Мясник и осмотрел машину, - О, знаю! – завопил он и выбил люк, так удачно оказавшийся над его головой!
Кот, заметив это действо, сказал, пытаясь перекрикнуть шум мотора и грохот выстрелов:
- Это я специально прорезал! – он подумал, достал из-под сиденья Калаш и договорил,- Для отстрела от недругов! – и сам высунулся в окно.
Машина летела по тёмному шоссе, разрезая ночную мглу светом фар. Ликвидатор вёл её быстро, но аккуратно, а остальные сталкеры отстреливались.
Одна "Нива" шла уже не так уверенно. Из двух её окон свисали руки мёртвых военных! Кот выстрелил из подствольника и окончательно добил военную тачку. Две других колымаги продолжали преследование. Из одной из них высунулась, наглая военная морда со снайперской винтовкой. Выстрел. Мясник охнул, и поспешно спрятался в машину.
- Чёрт, плечо! - закряхтел он.

Обстрел продолжался, хорошо, что вместо заднего стекла в машине стоял толстый лист стали. Кот достал гранту, выдернул чеку и кинул её на дорогу, взрыв едва задел военных.
- Пора кончать с этим! – сказал Ликвидатор и кивнул Коту, - Держи руль!
Кот мёртвой хваткой вцепился в руль, а сам Ликвидатор высунулся из окна с двумя пистолетами. Выстрел - в одной из машин вылетело стекло, второй – в ней мёртвый водитель, ещё два выстрела – мимо, ещё два – у одной и второй машины пробиты колёса. Две "Нивы" сцепились вместе и закружились на скользкой, после дождя дороге. Обе тачки с диким скрежетом и грохотом врезались в стену какого-то здания у дороги.
- Стой! – скомандовал Ликвидатор Коту, который ещё вёл машину,- Стой! – Ликвидатор сам надавил на педаль тормоза.

Кот уселся обратно на своё место. Ликвидатор крутанул руль и развернул машину. Доехав до груды металлолома, которая недавно была двумя "Нивами", он остановился и сказал:
- Надо проверить, остались ли у них запасы оружия!
Все двери открылись, и сталкеры пошли обыскивать военных. Все кроме Мясника, который что-то мудрил со своим раненым плечом.
Обе машины были сильно покорёжены, выжить в этой аварии было невозможно. Бензин и кровь военных смешались вместе. С большим трудом из багажника удалось вытащить большой железный ящик. Сталкеры открыли его, там не было оружия, но там лежали разного рода Детекторы аномалий и какие-то неизвестные приборы.
- Так возьмите три вот этих детектора, и пять Альфа-блокаторов, - сказал Ликвидатор, указывая пальцем на приборы.

- Что это за альфа-блокаторы? – спросил Кот.
- Когда я был военным и служил на одной из военных баз, здесь, в Чернобыле, то нам выдавали такие приборы. Они защищают мозг от воздействия психического воздействия! А вы чего молчите? – сказал Ликвидатор, обращаясь к их новым знакомым, которые запрыгнули у бара.

- Я Гвоздь, а это мой брат, по кличке Кость! – представился один из братьев, только сейчас стало заметно, что они близнецы.
Сталкеры стали разбирать приборы. Тут подоспел Мясник, его плечо было туго перевязано. Кость протянул ему блокатор. Мясник, не спрашивая, надел полу обруч на затылок. Разобрав нужное оборудование, сталкеры направились к машине. Последним шёл Ликвидатор.

- Стой! – раздался голос.
Ликвидатор обернулся, из-под машины высунулся окровавленный военный с отрубленными ногами.

- Я не дам тебе уйти! – закашлявшись, произнёс он.
- Ложииись! – истошно завопил Мясник.

Ликвидатор упал, как подкошенный, а Мясник выстрелил в полумёртвого солдата. Пуля попала в дверь машины и выбила искру. Бензин воспламенился, а через мгновенье раздался оглушительный взрыв. Куски металла разбросало вокруг, Ликвидатор чудом спасся, лёжа в пяти метрах от полыхающих машин. Кот и Мясник быстро затащили его в машину, и посадили на заднее сиденье. Гвоздь сидел за рулём, а Кость на переднем сиденье. Как только двери захлопнулись, машина рванула с места. В воздухе уже был слышен рокот вертолёта. Машина гнала на огромной скорости, подальше от места взрыва. Лучи выхватывали из тьмы дорогу, но света было всё равно мало.
Сзади очнулся Ликвидатор.

- Что случилось? – спросил он.
- Некогда объяснять! – сказал с переднего сиденья Кость.
Машина набирала скорость, фары уже совсем не справлялись со своей задачей, а на дороге из тьмы возник силуэт Снорка. Гвоздь дал по тормозам, но было уже поздно. Существо перелетело через капот, забрызгав лобовое стекло неестественно тёмной кровью, а машина потеряла управление и на всех парах влетела в кювет.
- Все живы? – спросил Гвоздь.
- Да вроде все! – ответил Мясник.
- Надо выбираться отсюда.

Компания быстро перебежала дорогу и побежала к леску, который находился в метрах пятистах от дороги. Добежав до леса, они остановились.
- Так, надо свериться с компасом! – сказал Кот.
Он достал компас и открыл пластиковую крышку. Стрелка компаса кружилась на месте. Все молча смотрели на танец компаса.

- Это…! – замялся Гвоздь.
- Да, это выброс! – перебил его Ликвидатор,- И по скорости стрелки и количеству альфа-излучения, - он сверился с каким-то прибором,- У нас часа полтора – два.
- Но выброс был три дня назад! – заступился за брата Кость.
- В зоне в последнее время происходит много странных вещей. Я слышал о новых аномалиях, артефактах, да вы посмотрите вокруг, фосфорный дождь теперь не проходит один раз в год, как раньше, теперь он идёт очень часто! – подытожил Мясник.
- Мы здесь! – указал на монитор карманного компьютера Ликвидатор, - Ближайшее укрытие здесь! Это старый наблюдательный пункт военной базы "Гром – 5", саму базу хорошо видно со склона холма, так что нас не застанут врасплох. Вот предполагаемый пут,- он провёл магнитной ручкой по экрану, и на нём высветилась траектория,- Путь проходит через этот лес, "Могильник номер 40", военная трасса Е-51 и вот этот небольшой луг. В общем 12 километров. Путь опасен, мы можем не дойти. Кто идёт?

- Друг я тебя не брошу! – отозвался первым Кот.
- Трудности…тьфу! Я привык к ним! – хлопнув Ликвидатора по плечу, сказал Мясник.
- В хороший компании и погибнуть не страшно! – в один голос сказали Кость и Гвоздь!
Сталкеры один за одним включили портативные наплечные фонари. Мясник включил портативный детектор, который они "позаимствовали" у военных. Его писк ещё больше напрягал атмосферу. Мокрые ветки шелестели под ногами. Тусклый свет фонарика, как мог, разрезал полуночную тьму. Мясник сделал звук детектора потише и, теперь он был еле слышен. Сталкеры – близнецы по очереди передёрнули затворы своих новеньких M – 16. Ветки всё плотнее обступали дорогу и идущих по ней сталкеров. Слева показалась обширная поляна. В её середине воздух бешено плясал, в свете кусков студня, которые проступили из земли.

Неожиданно из тьмы показалась разъяренная морда кабана, который на всё скорости бежал на сталкеров. Ребята вскинули оружие, и стали стрелять по мутанту. Кабан, спасаясь от обстрела, ломанулся через кусты к поляне, и вляпался в ближайшее пятно студня. От сильной боли, монстр потерял рассудок и упал на землю. Ещё пару кусков прилепились к загривку мутанта. Его тело окутало странное свечение, огромную тушу потащило по земле и резко подбросило вверх. Воздух кружился вокруг кабана. Лапы беспомощно брыкались в воздухе. Раздался громкий свист, сверкнула вспышка, и мутанта с размаху припечатало к земле. Сверкнуло второй раз, и на месте бывшего существа осталась лишь большое пятно крови и останков.

- Комариная плешь! – с горечью в голосе констатировал Кот.
- Идём дальше, не касаться кустов – это чернобыльский плющ.
Дорога всё глубже уходила в лес. Все звуки исчезли, кроме тихого писка детектора аномалий и треска счётчика Гейгера. Ликвидатор остановился, и, прищурившись, сказал:
- Там мясорубка.
- Так давайте обойдём! – сказал один из близнецов.
- Не выйдет! – сказал Мясник.
- Почему? – не сдавался близнец.
- Смотри! – сказал Ликвидатор, и, подняв с земли камень, швырнул его в кусты.
Кусты зашипели, и из-под земли вырвался густой, ядовито- зелёный дым. Камень, не долетев до земли, растворился.
- Наши костюмы расплавятся, а потом и мы! – сказал Ликвидатор, - Только если попробовать…

Он порылся в кармане, и достал оттуда контейнер, открыл его и достал кусок ржавой арматуры. Потом сильно ударил ею о большой камень на земле. Вокруг неё образовалось красное сияние, и задрожал воздух, как от комариной плеши.
- Гравитационный артефакт! – с улыбкой сказал Кот.
- Да! – кивнул Ликвидатор, - Так, всем отойти!
Все попятились назад, а Ликвидатор достал кусок шпагата, и привязал артефакт к гранате.
- Свет, пожалуйста! – попросил он.
Все направили лучи фонарей в сторону аномалии. Ликвидатор выдернул чеку и швырнул гранату. Достигнув аномальной зоны, она повисла в воздухе. Грянул взрыв, но осколков не было. На месте взрыва образовался шар, метра три в диаметре. Он медленно пошёл к основанию аномалии, и, дойдя до земли – исчез. Через мгновенье грянул небольшой хлопок.
- Всё, можно идти! – сказал Ликвидатор, - Но там образовалась небольшая гравитационная аномалия. Так что поосторожнее.
- Сколько лет тебя знаю, но не перестаю удивляться! – хлопнув Ликвидатора по плечу, сказал Кот.
Ликвидатор подошёл к тому месту, где была аномалия, тут же он оказался в тридцати сантиметрах над землёй и, пролетев над аномалией, оказался на той стороне.
Близнецы, взявшись за руки, с воплями, прыгнули в аномалию. Их подбросило метра на три, и, сделав в воздухе сальто, они благополучно приземлились.
- Надо будет ещё раз попробовать! – сказал Гвоздь.
- Ага! – согласился Кость.
- Идём дальше. Немного осталось, – сказал Мясник.

Путь по лесу оказался относительно спокойным. Ребята вышли на опушку. Перед ними стояла высокая ограда из колючей проволоки. Надпись на старой ржавой табличке, качавшейся на ветру, можно было едва прочесть.
- Это сороковой могильник. Место захоронения мутантов, артефактов и особо радиоактивных элементов. Поначалу думали, что если ЭТО захоронить, то все беды исчезнут. А нет! Теперь это самые опасные места в зоне. Осталось три могильника, остальные "ожили" или были разворованы!

- Что значит, ожили? – спросил Кот.
- Дружище, тебе лучше этого не знать! Корче, тут хоронили не только мутантов, но и людей и однажды один из таких могильников встал, повинуясь какой-то невидимой силе, но встали не люди или обычные мутанты, а некие новые подвиды жизни. Их назвали Коллосами. Надо идти. Всем включить блокаторы!

Все по очереди надели серебряные обручи на голову и включили их. Внешний звук стал тише, немного заболела голова.

Друзья переступили через часть поваленной ограды и оказались на территории могильника. Тучи расступились, и всё вокруг было хорошо видно. Счётчик Гейгера затрещал сильнее. В некоторых местах из земли вылил густой пар. Кругом земля была выжжена, ни одного растения, только полуразложившиеся останки. Заасфальтированная дорожка кончилась, было такое ощущение, что тут поработал кто-то массивный.
- Идём дальше, до выброса у нас чуть более часа, мы не успеем обойти это поле! Идём, и не звука, чтобы кто-то или что-то нас не заметило! – сказал Ликвидатор.

Никто не захотел узнать, кому они могут попасться. Быстрым шагом группа сталкеров двинулась по мёртвой земле. Напряжение нарастало. Детектор аномалий запищал сильнее.

- Стоп! – тихо, но резко сказал Мясник.
Все замерли на одном месте, Кот и Ликвидатор сзади, Кость и Гвоздь в середине и Мясник во главе группы.
Послышался тихий гул и из-под земли вырвались маленькие лиловые молнии.
- Не двигайтесь, это аномалия Перст грозы!
Молнии летали вокруг сталкеров. У Гвоздя дрожали колени!
- Нет, только не это! – сказал ему Кость.

Глаза Гвоздя бешено метались из стороны в сторону. Дыхание становилось всё чаще и чаще. Минута прошла без движения, и Гвоздь не выдержал напряжения. Бросив оружие на землю, он побежал изо всей силы во тьму. Молнии на секунду остановились, и все вместе ринулись за ним. Сталкер не успел пробежать и пятнадцати метров, как молнии, соприкоснувшись с ним, вспыхнули ярким шаром. Свет слепил глаза, но никакого звука не было. Спустя мгновенье свет рассеялся, и сталкеры поспешили к телу Гвоздя. Первым подбежал к нему Кость, он перевернул его на спину. Капюшон защитного костюма оплавился и бесформенной массой налез на шею, лицо обгорело до мяса, глаза залились кровью. Гвоздь приподнялся и, зацепился за шею брата, зашептал судорожным голосом:
- Прости меня, я не смог…это было выше моих сил…я…я…я люблю тебя, брат…если б не ты…
Глаза потеряли выражение и бессмысленно уставились в одну точку на небе. Рука расслабилась, и тело сталкера упало обратно на землю. Кость обнял тело брата и, прислонив его к своей груди, и, заплакав, закричал во всё горло:

- Брат, за что!?
Отовсюду раздался злобный рёв. И из-под земли стали медленно выползать какие-то существа.
- Это Коллосы, пойдём, Кость, ему не поможешь! – сказал Ликвидатор.
- Вы бегите, а они мне за всё заплатят!
- Но, Кость… - не отступал Ликвидатор.
- Бегите, я останусь здесь. Так надо… - сквозь слёзы проговорил Кость.

Колоссы приближались. Ждать было больше нельзя и Ликвидатор, Мясник и Кот рванули через поле. Колоссы были метра два высотой с длинными костлявыми лапами.
Кость достал два шестиствольника и зажал гашетку. Треск пулемётов заглушил рёв существ.

Со всей силы оставшиеся сталкеры бежали. Этот четырёхсотметровый путь под гору показался им вечностью. На пригорке не было ограды, и друзья без проблем вышли за пределы могильника. С пригорка было хорошо видно сражение Кости с Коллосами. Хоть было и темно, но огонь из двух пулемётов хорошо освещал битву.

Два шестиствольника в его руках, плевались пулями. Десятки существ лежали бездыханными. Неожиданно из-под земли за спиной Кости вылез ещё один Коллос. Кость обернулся, но существо ловко перехватило сталкера за шею, и подняло высоко над землёй. С пригорка этого не было слышно, но в последний момент Кость достал гранату из кармана, выдернул чеку, и, метко кинув гранату существу в пасть, прохрипел: "Это тебе за моего брата, скотина!"

Грянул взрыв, больше не было слышно ни треска шестиствольников, ни отважного крика брата-близнеца.
- Спи спокойно, друг! – сказал Ликвидатор.
- Нам надо идти! – со слезами на глазах, сказал Кот.
Дорога вниз оказалась простой и лёгкой, но у ребят был тяжкий груз, груз потери друзей. За тот короткий промежуток времени, они успели хорошо сдружиться с Близнецами.
Вертолёты совсем близко стрекотали в воздухе. Они бежали по полю, впереди виднелась трасса – ещё один ориентир на их пути. Сырая земля чвакала под ногами. Из высокой травы были видны лишь головы сталкеров.

Не доходя метров двадцати до дороги, они притаились. На мосту, под которым сталкеры должны были пройти, стоял военный в полной амуниции с калашом в руке. Он что-то напевал себе под нос низким голосом. Вдали на дороге показались фары какой-то машины. Сталкер отвлёкся на машину, а ребята тихо, чтобы не шуметь, прокрались под мост. Обшарапаные стены поросли мохом, кое-где, через мох, проглядывал студень. С той стороны, откуда ребята прибежали, в трёх метрах от свода моста притаилась ещё одна опасность – аномалия Солнце Припяти. Земля вокруг неё была как стекло. Из эпицентра аномалии в воздух поднимался дымок, пахло гарью.
Пока сталкеры спрятались под мостом, к военному подъехала машина, фары которой они видел. Мост был невысокий, метра два, так что всё было прекрасно слышно.
Из машины послышался весёлый голос:

- Вадя, привет! Ну, как ты тут? Всё стоишь? Никого не видел?
- Да вроде никого, - зевнув, сказал Вадя.

Послышались шаги по мокрому асфальту, а потом первый голос спросил:
- Хочешь пивка, пока начальство не видит!
- Давай!
Послышался звук открывающийся банки с пивом, а потом на некоторое время голоса затихли.
- Ну, так как ваша операция? – после паузы спросил Вадим.
- Поймали мы пятнадцать человек! – сказал первый голос, - Улов, в принципе неплохой, но как представишь, сколько этих сталкеров ушло…
- Да уж! И что им дома – то не сидится, а Серый?
- Нормальной работы сейчас мало, вот и идут они в Зону! Тут артефакты, работу можно найти у торгашей, да ещё эти лабораторные крысы… Учёным, видишь ли, на руку, что сталкеров много, военные, мол, не сдают существ, а сталкеры сдают, - с издёвкой проговорил Серый.

- Мдяя!
- Кстати, сейчас допьём и на "Гром", ожидается выброс!
- Выброс, он же недавно был! Что-то в Зоне неладное творится. Сначала одну из наших колонн накрывают фантомы, потом, по очереди, оживают пять могильников, сегодня ожил ещё один, мне по рации передали, что видели Коллосов. Новые аномалии, существа, чего только стоит Арахнид…

Банка из-под пива полетела с моста и угодила прямиком в Солнце Припяти. Земля накалилась добела. Банка в миг расплавилась, притаившихся сталкеров обдало жаром.
- Зря ты играешь с Зоной! Она ведь и отомстить может! – сказал Вадим.
- Ребята, давайте в машину! Я не хочу из-за вас в выброс попасть!
- Ладно, поехали! – сказал Серый.
Военный выбросил вторую банку на асфальт, хлопнула дверь, машина завелась, развернулась и поехала по дороге.
- Так, у нас примерно пятнадцать минут! Бегом! – прикрикнул Ликвидатор.
Сталкеры побежали через обширный луг к пригорку. Бежать было тяжело. На востоке заалело небо. Загремел необычайно сильный гром. Счётчик Гейгера захлебнулся в треске. Начался достаточно крутой склон пригорка.
Ветер дул всё сильнее и сильнее. Красные тучи уже были над головами сталкеров, когда они добрались до двери. Она была приоткрыта и ребята без труда забрались во внутрь наблюдательного пункта.

Последним зашёл Мясник, он с трудом навалился на дверь, и, закрыв её, уселся на сырой пол. Кот, тем временем, достал переносную лампу из рюкзака, и теперь она хорошо освещала тесную каморку.
- Закройте оконную переборку! – запыханным голосом сказал Ликвидатор.
Кот поднялся, подошёл к окну, нащупал ручку лебёдки и с трудом прокрутил её. Окно закрылось.

Снаружи начался ураганный ветер. Трава волнами гнулась на лугу. Сверкали яркие зелёные молнии, и это было необычайным контрастом с кроваво-красными тучами. Пошёл фосфорный дождь. Неожиданно необычайно яркая вспышка озарила все окрестности. Потом послышался низкий гул, земля дрожала, а сталкеры сидели в своём укрытии.
- Хорошо, что мы добрались во время, это очень сильный выброс! – сказал Кот.
- Да, - подтвердил Мясник, - а всё-таки жалко близнецов.
- А у меня тост! – Ликвидатор достал три банки пива, перебросил две своим друзьям и открыл свою, - За близнецов, Гвоздя и Кость. Не оставивших друг друга, даже в конце своего пути. Мы вас будем помнить. Спите спокойно, братья.

Добавлено (11.05.2009, 20:37:00)
---------------------------------------------
Зона
[spoiler]Что такое Зона? Зона – это греческое слово означающее пояс. А про что думает большинство обывателей при слове "Зона"? Место, не столь отдаленное, где за колючей проволокой томятся люди преступившие закон. А что всплывает в головах у всех при словосочетании "Зона отчуждения"? Так много значащие слова "Чернобыль", "АЭС", радиация, а у иностранцев ещё и страну в которой этот самый Чернобыль находится. Достопримечательность, блин. Для уже не многих эти слова вызывают боль в сердцах от пережитых эвакуаций, ликвидации последствий взрыва и смертей ликвидаторов и последствий от полученных доз облучения радиацией. Все это было тогда, до 2006 года, до второго взрыва. Взрыва растянувшую Зону отчуждения еще больше. Взрыва, который откликнулся во всех сейсмически нестабильных районах планеты. Взрыва, породившее, в некогда просто радиоактивную Зону отчуждения, нечто необъяснимое до сих пор.

***
– Стоять! – сказал по внутренней связи мужчина с детектором аномалий, в герметичном защитном скафандре зеленого цвета с полупрозрачным стеклом на пол шлема и с массивным рюкзаком за спиной, людям идущим за ним цепочкой в таких же костюмах.

– Что там? – спросил кто–то из группы.

– Здесь аномалия, вроде птичья карусель, по прибору метра 10 в диаметре, обходим слева, за мной. – ответил ведущий группы орудуя компактным детектором аномалий ДА–5М1, размерами чуть больше КПК, и сворачивая влево, сходя с дороги с потрескавшимся асфальтом, обходя невидимую смертельную ловушку.

Группа состоящая из 9 человек, вооруженная штурмовыми винтовками «Вепрь–М2» и обвешанная по разному разн



# 16
Понедельник, 11.05.2009, 20:43:23

Ранг: Сталкер
Сообщений: 458
Награды: 22
Репутация: 582 Регистрация: 28.01.2009 Город: Пенза    

прикольно а нельзя в одной теме



# 17
Понедельник, 11.05.2009, 20:48:41

Ранг: Новичок
Сообщений: 46
Награды: 9
Репутация: 58 Регистрация: 07.05.2009 Город: Москва    

Зона Салам!
[spoiler]"Они имеют власть затворить небо, чтобы не шел дождь на землю во дни пророчествования их; и имеют власть над водами, превращая их в кровь, и поражать землю всякою язвою, когда только захотят. И когда кончат они свидетельство свое, зверь, выходящий из бездны, сразится с ними, и победит их, и убъет их, и трупы их оставит на улицах великого города...." (Откровение от Иоанна)

Экспертно-криминалистическое отделение ГУ МВД Украины

Справка эксперта №20212
Представленная на экспертизу биметаллическая гильза от патрона 9Х18мм ПМ, имеет на наружном дне цифры 138 и 88, соотвествующие номеру завода-изготовителя и году изготовления, соответственно.

Проведенным анализом, был выявлен ряд характерных признаков: веерообразный след скольжения, расположеный на корпусе гильзы на расстоянии 7мм от дна, ориентированный на 4 часа по циферблату (данный след образуется от касания гильзы о правую губу магазина при эжекции), а также характерные следы от бойка ударника и отрожателя, соответствующих определенной модели оружия (ПМ).
Что в совокупности позволяет сделать заключение: данная гильза отстреляна из пистолета "ПМ" 9мм.

По архивным данным криминалистической гильзотеки МВД Украины, индивидуальный след ударника на гильзе, характеризующий определенно-зафиксированое оружие из которго был произведен выстрел, не был ранее отмечен, как аналогичный представленному на экспертизу.
Вывод: оружие из которого был призведен выстрел, в экспертно-криминалистическом отделе МВД Украины, фигурирует впервые.

Зона Салам!

Май 2005 года

&襏 «Салам Бача!»
Человек смотрел дерзким веселым взглядом, однако в глазах читался опыт прожитых лет.
Сергей вздрогнул и медленно обернулся. Выцветший тельник, под вытянутым свитером, обветренное лицо, коричневый загар. Лицо чужое, но в то же время такое узнаваемое.
&襏 «Ну, салам&褽. Шурави», &襏 помедлив немного ответил Сергей. «Бача» &襏 малыш, «шурави» &襏 друг, это фарси. Или пушту, &襏 язык далекого Афганистана, пришедший в наш мир с друзьями и братьям, побывавших ТАМ, с их песнями и стонами, тостами и болью. Той первой по-настоящему большой болью после Великой отечественной войны.

Глаза незнакомца на миг сузились, а потом вспыхнули тем особенным огнем, что характерен для них &襏 «подранков войны», птенцов всех «точек» бывшего Союза.

&襏 «За речкой был&褽. или так просто?» Человек, мужчина лет пятидесяти, медленно достал початую пачку Примы, щелчком ногтя выбив папиросу.
&襏 «Таджико-Афганская застава. Погранец я&褽» &襏 устало ответил Сергей, достал спички и в свою очередь вопросительно посмотрел на собеседника. Тот же, неспешно продув конец папиросы, прикурил от протянутой спички и пряча табачный огонек в ладони, сказал &襏 «Смотрю стоишь, а дождик вон как зарядил, автобус &襏 когда он теперь будет? А я могу подбросить&褽&褽» И опережая вопрос Сергея, добавил &襏 «ну а раз Афганец, точно договоримся!» Они сели в помнивший еще брежневскую оттепель, «москвич», дворники уныло скрипнули смахивая крупные капли со стекла, и прежде чем тронуться, водитель протянул Сергею широкую ладонь, &襏 «Николай!».
Потом Сергей Сокольских, со звучным армейским погонялом «Птица», долго еще думал об этой встрече. Как бы оно тогда обернулось, не опоздай он тогда на автобус и не застрянь под майским дождем на одинокой, продуваемой холодным весенним ветром, остановке. Все могло бы быть иначе, но как известно, лучше жалеть о том, что сделано, чем о том, чего ты так никогда и не смог. И Сергей не жалел. Старался не жалеть.

До города ехали долго, раскисшие поля, асфальт «царя Гороха» и непрекращающийся дождь располагают к неторопливой беседе. Говорил в основном Николай, вспоминая то неурожай, то бывшую жену, добрался и до последнего «генсека». А оттуда на Афган. Газни, Шинданд, Кандагар и Баграм &襏 полный набор. Потом о том, что после было. Как «рыжье» мыл на золотых приисках Магадана, пытаясь скопить на кооперативную квартиру, как чуть не сгинул там, от лихого «босяцкого» пера. Как все шло не в лад, &襏 «хоть жилы рвал и трудностей не боялся». А потом был срок. За спекуляцию. Уже находясь под подпиской «о невыезде», продал все что имел, и таки откупившись, ухитрился получить «условно». А через полгода, Союз развалился, как не обожженный глиняный горшок, и вчерашние «спекулянты» стали «предпренимателями», ловко войдя в новую, дикую жизнь рыночного капитализма. И тогда он, Николай, фактически бомжом, поехал в Чернобыль. «Там как раз все начиналось».
-«А что начиналось? Чернобыль-то в 86-ом был&褽» &襏 автоматически подумал Сергей, но вслух ничего не сказал.
-«Вернулся оттуда, чудом или нет, но кое что привез,» &襏 Коля афганец загадочно подмигнул, -«вобщем мало-мало, а на домишко хватило, машина опять же&褽 Можно и поболее конечно было, да как говорится &褼жадность губит фраера&襋, мне хватает, а больше и не надо.»
Так и доехали до города. Заночевали у Николая, &襏 деньги за подвоз брать с Птицы, он категорически отказался, а вот в дом пригласил.
-«Уважь браток, один я межуюсь, поболтать и то не с кем. А так хоть поговорим, выпьем. Тебе ведь все равно наверное идти некуда. Сергей вопросительно вскинул бровь, а потом махнул рукой, &襏 дела шли совсем хуже некуда, даже незнакомые люди безошибочно определяли его бедственный статус. Не так чтоб сразу конечно, но все же.
Всех перепитей свой судьбы, Сергей Сокольских рассказать не мог, да и не хотел. Одно верно, перспектив нет, нормальной работы тоже. В кармане денег &襏 только на билет, на номер в самой задрипанной гостинице, да пара бумаг-поручений, из-за которых, в надежде заработать, он и мотался уже вторую неделю. По незнакомым местам и неприветливым людям. Все началось с месяц назад, когда и так, не располагавшая к нему удача, окончательно повернулась к Сереге задницей. Проблемы накапливались одна за другой, толпились на пороге, а потом бесцеремонно вваливались в его жизнь. Долги, внезапно разросшиеся до чудовищных размеров, смерть отца, увольнение из НИИ, где достаточно долго проработал электриком, а вот теперь еще и из редакции поперли. Не то чтобы там большие деньги платили, но все-же, на хлеб без масла зарабатывал. Чтоб как-то выкрутится, он устроился курьером, исполняя занудные и зачастую, какие-то темные поручения своих работодателей. Впрочем выбирать не приходилось.

Было уже около трех ночи, когда первая бутылка стояла пустой, а вторая не заканчивалась. И тогда, посуровевший Николай, опершись на край некогда, полированного стола, спросил &襏 «Помнишь, я тебе сегодня про Чернобыль рассказывал? Про землю украинскую , многострадальную?» Сергей, внезапно прояснившейся головой, словно почувствовав что-то, осторожно кивнул. Глядя ему в глаза, бывший воин-интернационалист Николай, внезапно трезвым голосом сказал -«В Зону тебе , Сережа, надо!» И глядя на обалдевшего от такого абсурдного заявления Птицу, разлив водку по стаканам, добавил &襏 «Вот о ней, я тебе сейчас и поведаю» &襏 закончил свою фразу Шурави.

&褽Так, не «РД-54» конечно, но тоже сойдет. Расправив пустой, небольшого размера рюкзак, он стал укладывать вещи. На дно упали солдатские ботинки &襏 «берцы, ношеные и стоптанные, но тем и лучше, в новых &襏 пока разносишь, нога быстрее сотрется и устанет. Дальше теплый свитер, спортивный костюм попроще, шерстяные носки( стопа не преет и не мерзнет) и подумав&褽 добавил портянки. Отдельно, завернув в мятый пакет, положил туристическую штормовку с брюками, из плотной непромокаемой палаточной ткани. К сожалению, армейский костюм &襏 «горку», незаменимую как предмет снаряжения для таких вот случаев, достать не удалось. Так что пришлось ограничится ее гражданским аналогом. Впрочем, автоматные и гранатный подсумки, пока ему были ни к чему , поэтому можно было обойтись и тем что было. По крайней мере на первых порах. Далее последовал дачный гамак миниатюрного размера, в свернутом состоянии помещавшийся в пивную, жестяную банку. Кусок клеенки и бухта хорошей альпинистской веревки. Она, да еще и видеокамера, обошлись ему дороже всего. Менеджер дорого магазина «Экстремальный туризм» сообщил, что несмотря на небольшую толщину, данным тросом можно буксировать трактор, &襏 «такие нынче технологии», заявил многозначительно продавец, заметив удивление и недоверчивость покупателя. Последней легла аптечка, внутри обычного набора медикаментов и бинтов, лежали новенький стетоскоп и полОтна лобзика.
Плотно набитый рюкзак, в свою очередь, улегся в более вместимую, объемистую спортивную сумку, с выцветшей надписью «Олимпиада 80». С ее левого бока грустно улыбался облезлый олимпийский мишка, а с правого, краской почему-то накарябано «Фергана». Сумку, Сергей приобрел за бесценок на ближайшей барахолке. Это здесь она бросалась в глаза своей ущербностью, а там куда он ехал, она была обычной и непримечательной вещью. В предстоящей поездке, чужой интерес ему был совсем не нужен.

В сумку же, положил рыболовную сеть, моток с леской, крючки и колокольчики, поплавки и другую рыболовную снасть. Потом добавил малую саперную лопату, матерчатый чехол которой, скрывал остро заточенную миллиметровую сталь, таблетки сухого спирта, фонарь с самодельным светофильтром &襏 куском прозрачного синего пластика, свет такого фонаря не виден издали, но вполне удобен для личного пользования.
Уложил нехитрый запас продовольствия &襏 чай, кофе, шоколад, упаковку с перловой крупой, галеты и сушеный овощи. В отдельный карман &襏 охотничьи спички, которые горят даже под водой, соль, сахар и пакет, содержимое которого представляло собой молотый черный перец, густо перемешанный с дешевым табаком.

Затем, он спрятал в глубине вещей нож, купленный в магазине охоты и рыбалки. 12-ти сантиметровый клинок, толщиной в два миллиметра , по длине явно превосходил ширину ладони, &襏 неофициальное мерило для отечественной милиции, в отношении холодного оружия. Также нож имел упор для пальца, иначе &襏 гарду, и ко всему прочему &襏 обоюдоострую заточку, что явно подводило владельца под уголовную статью. Оружие не имело ярко выраженного устрашающего вида, &襏 ни страшной пилы-стропореза, ни хищного изгиба на конце клинка. Но профессионал сразу бы оценил всю опасность, от невзрачного своею простотой инструмента. Сталь, как уверял воровато оглядывавшийся торговец, была одной из лучших. Таким ножом одинаково удобно резать хлеб, людей, строгать древесину. А от Ментов всегда и откупится можно, решил тогда Сергей и приобрел себе «средство последнего шанса».

Сокольских аккуратно уложил завернутую в полотенце полупрофессиональную видеокамеру «Sony», с комплектом запасных батареек и зарядным устройством.
Осталась не менее важная часть. Документы «прикрытия», &襏 папка бланков с нанесенными печатями, липовые направления с реквизитами, &襏 все краденое Серегой на «дембельский аккорд» с родного НИИ.

Отдельно положил «удостоверение корреспондента», также заполненное самим Сокольских , и таким же образом похищенное из стопки незаполненных ксив «пресса», в редакции, где он когда-то промышлял «внештатным спортивным обозревателем».
Все вещи были тщательно упакованы и уложены, можно было двигаться в путь. Он взял сумку, прошелся с нею по комнате. Потом придирчиво осмотрел себя в зеркало. Обычный парень 27-ти семи лет, уроженец своего города, устало-серьезный взгляд какого-нибудь работяги с оборонного завода. Старенькие кроссовки синие вылинявшие джинсы с лохматыми нитками, вязаный свитер и спортивная куртка с капюшоном. Ничего особенного, лицо толпы, одежда масс.

Птица вздохнул, подтянув на поясе ремень, и незаметно пробежался пальцами по талии, там, где джинсовая ткань шва, скрывала обернутую вдоль тела гитарную струну, потом пощупал строчку заднего кармана, в вспоротой бритвой складке, лежал ключ от наручников, &襏 обычно типовых ментовских браслетов. Береженого Бог бережет.
Сергей огляделся напоследок &襏 в пустой квартире, из мебели осталась только старая рухлядь, все остальное было вынесено и продано. За немалый процент, его жилплощадь, в реальности принадлежащая государству, в кратчайшие сроки была неведомо-темным образом приватизирована, и продана новым, ничего не подозревающим об этой махинации владельцам. Данное «мероприятие» квалифицировалось в УК РФ как «мошенничество», и каралось сроком до восьми лет. На вырученные деньги, Сергей рассчитался с долгами, где уже во всю бандитскую мощь тикал кабальный счетчик, закупил снаряжение и амуницию, а также приобрел билеты на сегодняшний поезд. Он не обирался больше сюда возвращаться, так как чувствовал, что в его жизни произошел какой-то поворот. Еще не зная, что его ждет ТАМ, он уходил отсюда навсегда. В последний раз окинув взглядом квартиру, он закинул сумку за спину и вышел на лестничную клетку. Бросив ключи от входной двери в почтовый ящик, человек с лицом «толпы», не оборачиваясь, зашагал к железнодорожному вокзалу.

«&褽Вот такая брат, штука, эта Зона». &襏 Николай устало мял желтыми от табака пальцами, папиросу. &襏 «И колючка там есть и заборы. И солдаты &褼вертухаи&襋, и уголовный элемент встречается. Да только там все наоборот, в тюрьмах хода нет &褼оттуда&襋, а в эту нет &褼туда&襋. А она тянет родимая, манит и завлекает, привязывая к себе навсегда. Много там непонятного и оттого страшного, сколь народу сгинуло &襏 не счесть. Но и желающих попасть туда &襏 не меньше. И обретаются вокруг нее разные&褽. Одни, как волки в одиночку ходят, другие гиенами в стаи сбиваются, кто честно промышляет, кто шакалит, всякие есть. И дураки и умники, и фанатики и сектанты, одни безобидны, а другие&褽 много жутких слухов, впрочем чего сам не видал, брехать не буду, поедешь &襏 сам наслушаешся».

Он взял две спички, сложил головками одну чуть ниже другой, и чиркнув о коричневый бок коробка, прикурил. Серные спичечные навершия вспыхнули поочередно, так, что хоть дождь, хоть ветер, &襏 прикурить успеешь, и выжидающе посмотрел на Сокольских.
Сергей задумчиво рассматривал водочную этикетку, словно надеясь найти и прочитать в ней ответ. В этот вечер на него, словно селевой лавиной обрушились откровения сидящего перед ним человека, и как бы ни бредово звучали его слова, как ни мутил хмель сознание, сказанное вытряхнуло, переворошило молодую, но уже покалеченную душу бывшего пограничника.

-«А почему я?» &襏 наконец спросил он.

-«А ты, Сережа, фартовый» &襏 ничуть не смутясь ответил Николай.

-«Да уж&褽.» &襏 Сергей с сомнением бросил взгляд на свои протертые штаны и стоптанные мятые кроссовки, с двумя разными шнурками.

«Нет парень, я конечно тебя лично не знаю, тут твоя правда, а вот людей вообще &襏 насквозь вижу! И о тебе, как человеке, многое сказать могу. Вот ты думаешь, это я тебе случайно говорю, о Зоне-то? Вот может я и сам думаю, что &襏 случайно, ан нет! Это Зона тебя к себе зовет, &襏 через меня. Она моими глазами видит и знак подает. &襏 Этот!. Все кто там побывали, в себе ее печать несут, хотят они того или нет. И рыщут по миру гонцы её горемычные, волю исполняют, слово Её несут.»
Было уже светло, когда майский ветер ворвался в окно, стукнул о стены раскисшей от старости форточкой и разметал по столу все ночные запахи и папиросный пепел.
-«Ну так что», -внезапно нарушая долгую тишину, спросил Николай, &襏 «поедешь Туда, или я тебя не убедил?».

Сокольских посмотрел на такую же пустую и мятую, как и его жизнь, пачку «Примы», и глухо, как в пересохший колодец, ответил -«да хоть завтра».
Афганец удовлетворенно кивнул и торопливо начал прибирать со стола.
В Зону Сергей поехал только через три месяца. В течении лета, он ругал себя за торопливо принятое решение, но жизнь словно сама подталкивала его к той пропасти, что корнями уходила в Чернобыльские события далекого 86-го года. Дела шли все хуже, концы надежд поочередно лопались, как стальные тросы во время шторма, и осенью, в ее золотую, ласковую пору, он принял решение отдаться в руки судьбы. Спорить с нею он уже не мог, да и просто, по-человечески устал.



# 18
Понедельник, 11.05.2009, 20:49:12

Ранг: Знаток Зоны
Сообщений: 726
Награды: 59
Репутация: 791 Регистрация: 24.04.2009 Город: Сраныя планета!!!!!    

это в другую тему запизать надо


Я ГАВНО!!!
# 19
Понедельник, 11.05.2009, 20:54:05

Ранг: Новичок
Сообщений: 46
Награды: 9
Репутация: 58 Регистрация: 07.05.2009 Город: Москва    

Зона Салам!
[spoiler]Сентябрь 2005 года

Границу он пересек без особых проблем. Поезд уныло тащил кишку вагонов, набитых пассажирской требухой, проводники разносили серое белье и мутный чай, «челноки» таскали набитые сумки, хлопала тамбурная дверь.
Личность Сокольских не заинтересовала, ни хмурых пограничников, ни вечно хмельных сотрудников милиции, сопровождавших поезд, ни уголовный элемент, если таковой конечно же имелся.
Все шло обыденно и без происшествий, лишь только утром, случился единственный эксцесс, да и то, напрямую Сергея не коснувшийся. Ехавший на нижней полке молодой парень, &襏 украинский дембель десантных войск, собрав свои нехитрые пожитки, кивнув на прощание Сереге, двинулся на выход. Состав подъезжал к станции. Неожиданно, спавший на соседней с десантурой, полкой, мужчина &襏 владелец необъятного пивного брюха, по-детски наивно улыбаясь, загородил своим сапожищем, пареньку проход.
&襏 «Служивый, а ты мне сумочки не поможешь вытащить? Подсоби, я отблагодарю». Амебой перелившись с койки, он занял вертикальное положение. -«А то шибко тяжелые, умаюсь. На пиво дам, будь спок!» И с этими словами стал вытаскивать свои клечато-полосатые баулы. Видимо барахла там было не мало. Парень в дембельской парадке ничего не ответил, но нагнувшись подхватил одну из сумок и потащил ее на выход. Следом, крякнув и захватив вторую, за ним утопал пивной мужик.
Сергей меланхолично смотрел в мутное окно, наблюдая как утренее солнце, робко пыталось разогнать низкие облака, но они рваной ватой, угрюмо плыли за горизонт и неохотно пропускали настойчиво белые лучи. На замызганном перроне лежали первые увядшие листья, лужи не спешили подсыхать, &襏 осень сменила летние дни и напоминала о себе все чаще.
Неожиданно раздался женский крик, потом послышались какие-то голоса, и Серега увидел, как из поезда, на вокзальный перрон вылетела большая полосатая сумка. Она шмякнулась в сентябрьскую лужу, но не успели брызги закончить свой полет, как рядом же, завалившись на бок, приземлилась вторая.
После короткой паузы, с невероятным для своего веса ускорением, вылетел давешний мужик, пивное пузо заставило его сделать хитрый пируэт, и он с размаху въехал лицом в наждак асфальта. После этого, на платформу вышел запыхавшийся десантник, и поправив ремень, не оглядываясь пошел прочь. Лихо сидевший на затылке берет и вещевой мешок с солдатскими вещами, спустя мгновения, затерялись в недрах вокзала. Запоздало разлился трелью милицейский свисток, зашумел народ, но боец был уже далеко, спеша куда-то по своим, неотложным дембельским делам.

Сокольских посмотрел на часы, допил остывший чай и вспомнил прошедшую ночь.
&褽. В ночном тамбуре, вполнакала горела лампа, освещая крашеную суриком дверь и клубы серо-голубого сигаретного дыма. Птица курил, выпуская никотиновую струю в разбитое окно, но та, словно живая, цеплялась за сколы острого стекла и змеею заползала обратно.
Ухнула входная дверь, в тамбур зашел Серегин сосед по плацкартному вагону, только-только отслуживший парень, десантник, с нашивками «самостийной Украины», но почему-то в советском голубом берете.
&襏 «Угостишь?» &襏 спросил парень кивнув на сигарету.
-«Кури» &襏 Сергей протянул ему открытую пачку «Золотой Явы».
Дембель посмотрел на пачку, взял сигарету и чиркнул зажигалкой. Пламя осветило его сосредоточенное лицо и глаза, взрослого, тертого жизнью человека.
-«С России?» &襏 спросил парень. Птица кивнул и в свою очередь, дежурно, хотя ответ был очевиден, задал свой вопрос &襏 «На дембель?»
-«Ага», &襏 улыбнулся десантник и представился &襏 «Доцко Захар».
-«Сергей», &襏 Сокольских пожал протянутую руку.
-«Домой еду, поверить не могу», &襏 парень усмехнулся, -«вот от волнения все свои скурил». Захар прятал огонек сигареты в ладони, как это делают «участники», и Сергей, тот час же отметив этот жест, спросил &襏 «Воевал»?
Парень сперва насторожился, но поймав взгляд на сигарете понимающе ответил &襏 «А, это? Нет, так &襏 привычка. Бог миловал!»
Птица закурил вторую &襏 «А что на контракт не остался?»
Десантник в последний раз затянулся, затушил бычок и сунул его за «стоп-кран», сделал пару глубоких вдохов осеннего ночного ветра, что рвался в битое стекло и произнес &襏 «Хватит. Сыт я армией, по самые гланды. Долг отдал и баста! Теперь друга жизнь начинается! Он улыбнулся неведомо чему, поблагодарил Сергея &襏 «Спасибо за курево, извини, &襏 утром моя станция так что я спать».
Уже стоя в дверном проеме, Захар вдруг обернулся и подмигнув, произнес &襏 «Невеста меня дома ждет, живого и трезвого!» И закрыв дверь исчез в сумерках спавшего плацкарта.
Сокольских задумчиво докурил вторую сигарету, до самого фильтра, и долго еще смотрел в окно, в проносящуюся, грохочущую сырую темноту.

«17 октября 2005»
Первая городская больница
«Уведомление»

«Настоящим сообщаем, что не смотря на оказанную медицинскую помощь, от полученных во время автокатастрофы травм, несовместимых с жизнью, Ваша супруга, Доцко Ольга Игоревна, в 17.32 по Киевскому времени, скоропостижно скончалась.
Персонал больницы г. Донецка приносит Вам свои глубокие соболезнования.
Как ближайший родственник, тело Доцко О.И., Вы можете забрать с 9.00 до 14.00 во втором отделении городского морга, по адресу…»

«5 ноября 2005»
Районный военный комиссариат

«Заявление»

Я, Доцко Захар Николаевич, младший сержант запаса, гвардии десантных войск Украины, прошу принять меня на воинскую службу по контракту.
Формуляр личных данных, к заявлению прилагаю.
P.S. Против службы в «горячей точке» не возражаю.

Доцко З.Н.

Сентябрь 2005 года

Сергей прислушался, &襏 где-то в глубине вагона тренькала гитара. Потом раздался сухой кашель, недалеко заплакал ребенок, послышался и голос матери, сердито успокаивающий свое дитя. Спустя пару минут, Птица услышал песню. Незнакомую, но слова были о Чернобыле, и Сергей напрягся, вслушиваясь в голос поющего.

«Не «бубонная зараза»,и не СПИД, и не чума,
Но уводит эшелоны из Чернобыля страна,
Проважают семафоры, тех кто жив, в последний путь,
Кто еще пока не умер, тот умрет когда-нибудь&褽

Здесь и запахи другие, и другие небеса,
И с лица природы каплет, зараженная слеза
Треск дозиметра, как эхо погребального костра,
За ошибки человека платит мертвая земля.

Жизнь лампадой тихо тлеет, слышишь? &襏 ангел твой поет!
Жертвы «атома» уходят, все быстрей из года в год,
И бетон беду не спрячет, и «колючкой» не запрет,
Воском свечка в церкви плачет, &襏 отпевание идет.

Нет урока для державы, лучше чем мильон смертей,
Оглянитесь, право-слово, посмотрите на детей.
Тех, чьи семьи потеряли, и кормильца и отца,
Тех чье сердце оказалось, не из стали и свинца«&褽

Радиации пылинки,- костей напильники,
Черно-белые картинки, могильники&褽&褽«

Птица дослушал, потом свесился с койки в проход и попытался разглядеть лицо игравшего. Тот сидел где-то в середине вагона, и из-за соседних полок можно было видеть только рукав старой камуфлированной куртки, с расцветкой, что на жаргоне называют «вертолетной». Пальцы поддерживающие гриф ловко зажимали струны на ладах, но голоса было уже не разобрать. Певец что-то тихо говорил, тюкали эмалированные кружки, да лишь не умолкая плакал ребенок.

Через три часа, Сергей собрался и протолкавшись сквозь узкий «штрек» вагона, вышел к дверям тамбура. Там уже столпился народ, состоящий в основном из пенсионеров, с рюкзаками, тележками и разнообразным садовым инструментом. Прямо пред Птицей, расположился пожилой мужчина, одетый в серый пиджак, брюки, и осенние ботинки на толстой подошве. В левой руке он держал дерматиновую овощную сумку и почему-то, строгий черный дипломат, казавшийся на ее фоне довольно нелепым, а правой отстукивал замысловатую дробь по рифленой стенке дверного проема. Судя по аккуратно выбритому канту затылка и удивительно прямой спине, &襏 бывший военный.
&襏 «Простите», &襏 обратился к нему Серега, чтобы не задавать это вопрос на перроне, -«до пансионата автобус во сколько отходит?» Одна из стоявших впереди женщин, немедленно обернулась и ответила -«да после обеда, не ранее»
&襏 «В четырнадцать ноль-ноль», &襏 не оборачиваясь поправил «военный», и тут же добавил -«как дачниками набьется, так и отправится». Несколько человек из «дачников» обернулись и неприязненно позыкали на говорившего.
Двери лениво шипя разъехались и народ, как десант из «вертушек», устремился из поезда на платформу. Сергей вышел в город и сориентировавшись по толпе, направился к автобусу.
Спустя двадцать минут, старенький ПАЗик, укомплектованный своими пассажирами, глухо пердя и чихая, увез Птицу от железнодорожной станции к той цели, ради которой он и предпринял свое рискованное путешествие.

Сентябрь 2005 года.

В принципе он знал, как попасть к пансионату, Николай подробно объяснил ему. Как работает канал по доставке "сталкеров" на базу-отстойник любителей "экстремального туризма". Но для этого, по прибитии, надо было связаться с людьми, на которых ему указал Коля - Афганец, а это в свою очередь, означало "засветиться", чего делать ему сейчас очень не хотелось. За время сборов и дороги, Серега разработал свой, самостоятельный план знакомства с Зоной, и посвящать в него, он никого пока не собирался.

Суть же состояла в том, чтобы в одиночку пробраться Туда, увидеть и услышать Ее, и тогда уже решить - "Да", или "Нет". Были у него и еще кое-какие, не оформившиеся пока мысли, относительно всего, вокруг Зоны происходившего, так что рискнуть стоило. Он подошел к "начальному кольцу" препятствий. Самый первый периметр ограничивал въезд в фильтрационную зону, попасть туда можно было только по спецпропускам различных категорий, самая простая из которых - "для местных жителей". Посложнее - сотрудники различных организаций, и совсем уж недоступная - для военных и иже с ними работающих.
Понаблюдав с полчаса за процессом перехода "границы", Сергей отметил одну особенность, - пропуска выписывались в маленьком окошке, и судя по тому, как долго человек ожидал заветную бумажку, - лишь после тщательной проверки документов.

Его "липа" из НИИ, якобы направивший Сергея за образцами чернобыльской флоры и фауны, здесь бы не прокатила. Удостоверение сотрудника "Прессы" только привлекло бы к нему внимание, - в общем все сопроводительные документы были полнейшей лажей, тем паче, что официальных формулировок регламентирующих его поездку, он просто не знал. Резюмируя, - такую ерунду можно было показывать только леснику, застукавшему его за разведением "кострищ" и незаконной "вырубкой леса".

Но в то же время, людей получивших пропуск, на КПП из белого кирпича, проверяли, что называется "сквозь пальцы", - то через одного, то вообще не смотря соответствия фамилии в паспорте, с выписанным пропуском. Солдаты, по виду - срочники, откровенно скучали, разглядывая очередного "клиента" больше от безделья, чем от профессионального интереса.
Пару раз, к КПП подъезжал армейский УРАЛ, тогда из "дежурки" выходил прапорщик, проверял протянутые документы и давая водителю расписаться в каком-то журнале, без лишних вопросов пропускал автотранспорт. Из под кузова тента, была видна пара бойцов с автоматами, так что мысль о том, чтобы на подъеме транспорта в гору, перевалиться через кузов грузовика, отпадала начисто. Народ прошедший "проверку" толпился метрах в пятидесяти от КПП, и когда людей набиралось человек десять, с асфальтового пятака выруливал УАЗ-"буханка", который и развозил пассажиров по конечным пунктам.

Поразмыслив и что-то прикинув, Сергей вернулся на автобусную остановку. Водитель равнодушно жевал какую-то бурду из стеклянной банки и одновременно разгадывал кроссворд, судя по виду, в него ранее были завернуты бутерброды с маслом. Отряхнув с подошв прилипшую мокрую листву, сбив грязь о торчавшую из земли ражавую арматуру,
Сокольских подошел поближе.

&襏 «Приятного аппетита!» Водитель не поднимая головы и не прекращая пережевывать пищу, кивнул.
&襏 «В город скоро тронешься?» &襏 повторил попытку завязать разговор Птица.
Шофер не отрываясь от кроссворда показал три пальца, а потом импровизированный нолик.
Сергей подошел поближе и склонился над кроссвордом, &襏 «мифический город Платона,
девять букв» &襏 вслух произнес он, проследя за пальцем водителя, &襏 «Атлантида!»
Водитель оторвал взгляд от газеты, равнодушно посмотрел на Сергея и, подцепив из
банки кусок мяса, стал разгадывать следующее слово.
&襏 «Тут такое дело&褽» &襏 снова начал Птица, водитель снова кивнул и выплюнул
попавшийся на зубы хрящ, &襏 «мне в город срочно надо!». Сокольских потерял терпение и
положил на газету перед шофером, денежную купюру.
&襏 «Если прямо сейчас поедем, я тебе новый сборник шарад куплю&褽. или даже два!» &襏 и
добавил еще одну, не самую маленькую бумажку.
Водитель вытер руки о спортивные штаны, покрутил в руках деньги, и спросил уже
заинтересованно &襏 «Спешишь?»
&襏 «Да, жена рожает» &襏 немедленно ответил Птица, &襏 «Та что, едем?»
Шоферюга попинал скат, посмотрел на часы, потом бросив делано-сердито &襏 «Залезай!»,
сел за руль. Сергей забрался в кабину, хлопнул дверью и автобус покатил обратно к
городу.
&襏 «А что народу так мало едет?» &襏 спросил Сокольских, наблюдая как старенький ПАЗ
поглощает льющуюся разметку асфальта. Стрелка спидометра дремала на 70, но иногда
просыпалась и на особо ровных участках разбитого шоссе, дотягивалась до восьмидесяти.

&襏 «Так ведь среда сегодня, в будни всегда так. Вот послезавтра, в субботу, попрут как
красные на Перекоп, это уж будь спокоен». Водитель ловко объехал глубокую выбоину на дороге, от лихого маневра лишь тренькнули китайские колокольчики, висевшие на зеркале заднего вида.
&襏 «Нда» &襏 Птица подвел разговор к интересующему его вопросу, &襏 «и очередь у КПП,
небось с утра выстроится?»
&襏 «А то как же, ребята с парка по де машины за раз гоняют» &襏 видимо водитель имел
ввиду ту машину, что развозила прошедших пост.
&襏 «И не лень же людям в очереди стоять?» &襏 притворно удивился Сергей, &襏 «Если так уж
надо, вжик через забор и все!»
&襏 «Да хрен там!» &襏 заспорил водитель, &襏 «Ты что, не видел, там же колючка в три ряда,
три метра высотой. Все под током&褽»
&襏 «Так уж и под током?» &襏 возразил Сокольских
&襏 «Ну не вся конечно» &襏 согласился шофер, &襏 «последний ряд только, земля там горелая
и птахи мертвые вдоль забора лежат».
Мимо промчался армейский ГАЗ &襏 66, судя по кузову, &襏 радиорелейная станция «Сорока».
Вероятно вояки тоже спешили, на большой скорости они окатили ПАЗик грязной волной из
лужи и скрылись за поворотом. Разглядеть водителя или бортового знака Сергей не
успел.
&襏 «Вот мать их!» &襏 шофер зло дернул рычаг передачи, &襏 «за колючкою поле шириной в
километр, под контрольно-следовую полосу перепахали! Знаешь что это? Вот-вот, и так
вокруг всей зоны. Не поленились,мдя
! Зато поля убирать нечем, ни тракторов, ни
соляры, гниет все нахрен, никому ничего не надо!»
Что такое «контрольно-следовая полоса», КСП, бывший пограничник Сокольских конечно знал, и даже был в курсе, как она преодолевается. Были-Ли в пограничной полосе зоны еще какие-нибудь, скрытые сюрпризы, Сергей знать не мог, а спрашивать у шофера не хотел, подозрения водителя были ему не нужны. Но неожиданно, тот сам озвучил интересующий Птицу вопрос &襏 «Да только ерунда все это, народ понапрасну &褼режимностью&襋 своей замордовали. Кому надо &襏 тот туда и так попадет, хватает желающих. Ясен день, на КПП они не стоят, может дыры где в заборах знают, &襏 попробуй
весь &褼карантин&襋 проверь по периметру, может ход где подземный вырыли, а может&褽» &襏 он
помолчал и добавил многозначительно &襏 «а может их сами вояки, в кузовах-то, крытых и
возят!» он сбросил передачу, автобус въехал в город и покатил вдоль обветшавших пятиэтажек.
&襏 «А что, откуда там тогда шушеры столько разной? Мародеры, мать! Сталкеры!
Сергей не отреагировал, продолжая рассматривать бегущую мимо улицу.
&襏 «И тащут, прут отуда что-то, чего до них растащить не успели&褽.»
&襏 «У дачников что ли?» &襏 изобразил непонимание Птица.
-»Да у каких, едрён, дачников?! Я тебе про Зону говорю! Про саму Нее, а не про «карантин» &襏 водитель впервые оглядел Сергея с ног до головы и поинтересовался &襏 «А ты сам-то откуда? Вижу ж, вроде не местный&褽»
&襏 «А, вот здесь тормозни» &襏 оборвал его Птица, &襏 «я тут и выйду, спасибо, удружил!»
Автобус остановился и Сокольских улыбнувшись, соскочил на асфальт.
&襏 «А на каком месяце-то?» &襏 вдруг спросил у него водитель. Сергей непонимающе
обернулся.
&襏 «Ну говорил, &褼жена рожает&襋, месяц-то какой?»
&襏 «Ааа..» &襏 протянул Птица, &襏 «да как положено, девятый» &襏 добавил он и вытащил из кабины свою олимпийскую сумку.
&襏 «Слушай друг, если на карман подкинешь, могу тебя до самого роддома подбросить, время есть» &襏 шофер наблюдал, как Сергей перекидывает сумку через плечо.
&襏 «Да нет, спасибо, мне надо еще позвонить и цветы купить. Будь здоров!» Сокольских размял ноги и зашагал вглубь городка.
&襏 «Как знаешь» &襏 водила дал задний ход, развернулся и уехал делать свой нелегкий, рабочий план

Добавлено (11.05.2009, 20:53:46)
---------------------------------------------
[spoiler]Итак, - думал Сергей, нужно перекантоваться три ночи, - сегодня, завтра и с пятницы на субботу. на вокзал идти не стоит, во-первых там больше всего милиции, будут задавать вопросы, а во-вторых все равно выгонят, так как зал ожидания на ночь закрывают. Если останавливаться, - то у "частников". Но сначала, пожалуй стоит основательно подкрепиться.
Небо заволокла серая пелена, осенние деревья тревожно шелестели листвой, рваные облака на бегу латали просветы, а землю просеивал моросящий дождь. На городской площади хлопали тентом каркасные платки продавцов, рябью шевелились растущие ужи, где-то из хриплого динамика магнитофона пел "Таркан".

Рядом с Сергеем уселась бродячая собака, один глаз гноился, но второй смотрел вполне бодро, да облезлый хвост в сыром воздухе, приветливо выписывал восьмерки. Птица поглубже натянул капюшон куртки, встал отряхиваясь от дождевых капель, и бросил псу недоеденный чебурек. "Питайся брат, раз в день горячая пища необходима!" - назидательно произнес он, глядя как пёс тотчас подхватил угощение.
В ходе недолгих опросов, стоя в очереди, Сокольских удалось выяснить следующее.
Комнаты в городе сдают многие, но судя по всему, ему оптимально подходила семья железнодорожника, живущая в частном секторе на достаточном удалении от центра города.

Это только кажется, что никто не обращает на тебя внимание и никому нет дела, - чужой человек в небольшом городе сразу на виду, все тебя видят и всё примечают. А спустя некоторое время, неожиданно появляется какой-нить экипаж ППС, и спрашивает у тебя документы.

Спустя час, Сергей вполне удачно договорился с хозяевами о комнате и решив лишний раз не шастать по улицам, оплатил трое суток постоя и расположился на отдых.
Делать было откровенно нечего, поэтому почти сутки он проспал, набираясь сил, в остальное время еще раз проверил снаряжение, а потом просто стал бесцельно ходить по комнате и разглядывать пятна на старых обоях.

К вечеру пятницы, он обнаружил, что запас сигарет заметно иссяк, к тому же надо было докупить кое что из продовольствия. решив заодно размять мышцы и подышать воздухом, Сергей принял решение отправится в ближайшую круглосуточную палатку.
Чтобы не будить заснувших хозяев, он аккуратно прикрыл дверь, - ключи покоящиеся в тяжелом металлическом цилиндре, Птица подумав сунул в карман. Замком скрежетать не хотелось, а в порядочности обитателей дома, он не сомневался.
Сокольских натянул поглубже капюшон, и старясь не скрипеть калиткой, вышел на улицу.
Дождь не прекращавшийся за это время ни на час, продолжал дробно барабанить по жестяной крыше крыльца, где-то брехали осипшие собаки, да на ветру раскачивалась цепь белых, подуставших фонарей.

Сергей шел вдоль железнодорожной насыпи, - слева, в ночном свете лакировано блестели мокрые шпалы, справа тянулись разномастные гаражи. самый высокий из которых, венчал остов ржавых Жигулей.
Спустя минут пятнадцать, кроссовки начали жалобно хлюпать и Сокольских, матерясь, взял поближе к гаражам, где земля было посуше и темней. Свет железнодорожных фонарей слишком хорошо освещал насыпь, и вздумай он идти по ней, его одинокий силуэт выделялся бы за сотню верст.

По соображениям Птицы, до заветной палатки оставалось еще минут десять, как вдруг он услышал разговор. Видимо кто-то, до этого говоривший тихо, неожиданно повысил тон, половина услышанной фразы прозвучала зло и пронзительно - "Ленок, не борзей!" глухо звякнуло металлом, потом кто-то шумно выдохнул, - по ту сторону автомобильного бокса, явно разворачивались какие-то недобрые события. Сокольских разобрал чей-то женский голос, который без конца обрывался на полуслове, периодически что-то шуршало и перекатывалось.

- "Подсоби же!" - владелец первого голоса обратился к кому-то еще. Чавкнула автомобильная дверца, возня за гаражом усилилась. Сергей медленно пошел дальше, - вмешиваться в происходившее он явно не хотел, хоть и чувствовал себя сейчас
унизительно.
- "Да помогите же кто ни будь!!" - неожиданно громко закричала женщина, буквально прорыдав последние слова.
Сергей беспомощно замер. В нем боролись противоречивые чувства, меньше всего он хотел сейчас попасть в какую-нибудь сомнительную историю. Но злобный смех по ту сторону событий, внезапно подстегнул его, и сжав в кулаке стальной цилиндр с ключами, он влез в узкую щель гаражного ряда.

Стоявшая "Вольво" освещала фарами молодую женщину, на которой сидел коротко стриженный крепыш и пытался выкрутить ей руки. Рядом суетился долговязый приятель, не зная с какого бока лучше зайти и помочь сопящему здоровяку. Длинная юбка была задрана выше колен и ноги в осенних сапогах, беспомощно елозили по черной сырой листве.
Птица не стал кричать и взывать о совести, надеясь привлечь их внимание, он знал, что если останется лицом к лицу с этими двумя парнями, шансов у него не будет. Вместо этого, он с разбегу прыгнул на спину крепко сложенного бугая, и ударил его кулаком с ключами по выбритому рыжему затылку.

Тяжелый цилиндр с лежащими в нем ключами, - прихваченный в свое время хозяйственным железнодорожником с проходной родного депо, со страшной силой обрушился на голову здоровяка. Бывший боксер, неоднократный чемпион области, а ныне старший сержант патрульно-постовой службы "не при исполнении" Михаил Бобков, ухнул и обмяк, грузно завалившись на женщину. Он только что проиграл первый, и свой последний в жизни раунд. Однако его приятель, несмотря на внешнюю нескладность, среагировал мгновенно и вскочившего Птицу встретил удар в солнечное сплетение...

...На кафельном полу сортира, арамвирской учебной роты, лежал молодой боец, месяц назад призванный на службу Родине в пограничные войска. Перед его глазами плыли красные круги, воздух в один миг испарившийся из вселенной, не поступал в лёгкие, сжавшиеся в булавочную головку от удара кирзового сапога. Вошедший сержант, бегло посмотрел на ни в чем не бывало умывавшихся "дедов" и присел рядом с лежащим парнем.
"Что Сокольских, дЫхало простудил?" - дежурно поинтересовался контрактник с тремя лычками на погонах. "Ндааа", он посмотрел на дышавшего, как водяная помпа Сергея, и указав на старослужащих, спросил - "Это они тебя так?" Отслужившие по полтора года солдаты, словно не слыша, продолжали плескаться у кранов. Сергей не ответил, лишь только дышать стал чуть медленнее. "А ну-ка встааать!!!" - рявкнул сержант и пнул мыском берца, Сокольских в плечо. "Душара", как называли молодых солдат, держась за стенку, с трудом поднялся и с ненавистью посмотрел на контрактника. "Пошли!" - совершенно спокойным голосом произнес тот, и не оборачиваясь вышел из туалета.
Яркий солнечный свет бился сквозь огромное стекло и хромыми зайчиками, плясал на стенах "ленинской комнаты".

Сержант сидел на стуле, закинув ногу на ногу и пальцами левой руки, раскручивал солдатский жетон на гранулированной металлической цепочке. - "Запомни, Сокольских, мамки тут нету, сопли тебе вытирать никто не будет! Если ты, желторотый, думаешь что это дедовщина, то нет. Ты еще ни хрена дедовщины не видел." И оторвав равнодушный взгляд от окна, внимательно посмотрел на Сергея. Тот угрюмо стоял перед сержантом и разглядывал свои большие, не по размеру "кирзачи". "Залупнуться решил? А силенок то хватит? Ты, обморок, сперва в зеркало на себя погляди, а потом решишь - "летать" тебе, или поперёк традиций что-то вякать". Птица, поведя худыми плечами, неопределенно мотнул головой, но ничего не ответил. "В армии правило простое - если боишься, не говори. А если сказал - не бойся! Раз рыпнулся - так кушай! Теперь тебя каждый день будут в дыхалку прессовать, пока не сломаешься... или пока не надоест." За окном дробно прошагал строй, послышался смех, где-то вдаеке засигналила машина. Сержант встал, вплотную приблизился к Сокольских и глядя ему в лицо, вдруг зло процедил, - "что не очканУл перед ними, - молодец!", и сгребя "духа" огромной, крестьянской ручищей за отвороты кителя, неожиданно выдохнул - "а вот если зачмонеешь, я тебя лично в нарядах, на параше сгною!" И с силой оттолкнув, вышел из комнаты неспешной, полной сержантского достоинства, походкой.

Ад для Птицы начался на следующий день и продолжался пять месяцев. Избивали его так, что он впадал в полуобморочное состояние и находился в нем по нескольку суток.
Продолжая тем не менее шагать по плацу, разбирать автомат и чистить бесконечные тонны грязной картошки. И всё же, когда побои становились совсем невыносимыми, он всегда ловил на себе взгляд стоявшего в стороне сержанта и стиснув зубы, не выпускал из саднящих рук свое человеческое достоинство. Мышцы его огрубели, он уже не валился на пол от каждой плюхи, а лишь ловил всем телом удар и разгонял по стонущим клеткам организма. Со временем, гнобившие его деды успокоились, а потом и вовсе "дембелями" разъехались по домам. Приближался "год", и Птица осмелев стал тайком ходить в спортзал, где до крови сбивал костяшки рук о старую пыльную грушу. Постепенно плечи выпрямились, мышцы перевились в упругие жгуты, а через месяц, он худым, но твердым кулаком разбил в кровяную кашу нос, одному из зарвавшихся "дембелей". От расправы его спасла граница, - через день их прИзыв погрузили на борт "горбатого" ИЛ 76Д и перекинули в далекий Таджикистан.

.... Долговязый, с хеканьем засадил этому, невесть откуда взявшемуся "гоблину", тяжёлым канадским ботинком, точно в солнечное сплетение. Он размахнулся, чтобы ударом по шее добить урода, и так и не понял, как тот, секунду назад переломившийся пополам,- вдруг выгнулся стальной пружиной, и нестерпимо полыхнувшей наковальней удара, подбросил его подбородок в ночное небо. Затылок громко стукнулся о капот автомобиля, и "поплыв", Серёгин противник потерял сознание.

Птица лежал на боку и пытался восстановить дыхание. Сердце громко стучало, за шиворот съехавшего капюшона падали холодные капли дождя. Сергей отряхнул голову, медленно поднялся на корточки, а потом держась за машину и во весь рост. Взгляд постепенно прояснялся, земля перестала плясать перед глазами и он, наконец отдышавшись, оглядел поле боя.
Крепыш лежал в неестественно обмякшей позе, его шея нехорошо подвернулась вбок и намокшая одежда резко очерчивала контур тела. Долговязый выглядел не лучше, - челюсть уехала далеко вправо, зрачки закатились, оставив пустые белки таращится в дождливую темень, отчего он стал походить на жуткого вурдалака, яйца которого, вдруг защемило кладбищенской плитой.
Сергей подобрал выпавшие ключи и поискал взглядом женщину - та, вся подобравшись, сидела в стороне, крепко обхватив руками колени. Ее трясло, не столько от холода, сколько от стремительно развернувшихся событий. Птица нагнулся над рыжим здоровяком, пощупал его пульс. Как ни странно, тот мягкими толчками прощупывался на широком запястье.

- "Уходи отсюда!" - бросил он женщине, та лишь нервно тряслась и всхлипывала, даже не делая попытки подняться, она только наблюдала за его действиями.
Сергей подошел к долговязому, рывком приподнял и прислонил его к решетке радиатора, чтобы лёжа в бессознательном состоянии, тот бы не захлебнулся собственной слюной. Под полой его куртки, мелькнула плечевая кобура, из которой характерной, коричнево-вишневой рукояткой, отсвечивал девятимиллиметровый ПМ. Птица нахмурился, аккуратно отвернул чужую ветровку, и вытащил из замшевой кобуры "макарова". Покрутив его в руках, Сергей снял оружие с предохранителя и отвел назад затворную раму. В глубине ствола, тускло блеснул боевой патрон.
Не "газовик"! - Сокольских мрачно сплюнул в сторону, - "Всё-таки же вляпался в какое-то дерьмо!" Потом подумал, нашарил в кармашке кобуры запасную обойму и сунул ее в свой карман.

Пристраивая пистолет за ремень джинсов, он внутренне понимал, что делает большую глупость, но неведомая сила событий уже набирала свое бешенное ускорение и отступать было поздно.
Всё это время, наблюдавшая за ним, женщина не проронила ни слова, продолжая лишь не мигая смотреть за действиями невесть откуда взявшегося Птицы. Преодолевая глухое раздражение и стараясь не смотреть на нее, он крикнул - "Да вали уже отсюда!". И когда она наконец встала и медленно качаясь пошла прочь, быстро втиснулся в щель меж гаражного пространства.

В продовольственную палатку, он конечно не пошел. Рваным темпом бега, перепрыгивая через лужи и торчащую проволку, Сергей за семь минут добежал до дома железнодорожника. Поднявшись на крыльцо, аккуратно открыл дверь и зашел внутрь.
Нервничая и суетясь, он зацепил ногой лязгнувшее ведро, и неведомые предметы с глухим дробным перестуком раскатились по полу. Чертыхнувшись, он чиркнул зажигалкой в язычке ее пламени увидел металлические гайки, маслянисто блестевшие на деревянных
досках прихожей. В дергавшемся свете пропана, Птица собрал, безусловно ворованные, гайки и покидал их обратно в ведро. Лежавшей тряпкой протер пальцы от машинного масла и внимательно посмотрев на увесистые шестигранники металла, вдруг отобрал несколько штук и завернув в платок, сунул за пазуху.

Ключи он оставил на столе, и подхватив собранную сумку, уже через минуту быстрым шагом покинул приютившую его "гостиницу".

Недалеко от автобусной остановки, с которой утром отходил транспорт к карантинному КПП, на запасном железнодорожном перегоне, стоял состав железнодорожного поезда. разгрузка закончилась, и с двух сторон раздвинутые двери, обнажали пустое содержимое вагонов. Выбрав один, Сергей подтянувшись на торчавшей скобе, перевалился внутрь.
Прислонившись к стенке, он вытянул уставшие ноги и подложив под спину сумку, стал рассматривать ночное сентябрьское небо.

"Возможно меня уже ищут, дружки тех бандюков. А может милиция. не исключено, правда, что все вместе." Он смутно чувствовал тревогу, опасность глухим, вязким туманом разливалась вокруг, пытаясь невидимыми щупальцами найти, дотянуться до Сереги.

"И что меня дернуло его пушку взять? Может так бы и обошлось, ведь скроют же, что девчонку хотели оприходовать." Птица снова достал трофейный пистолет и внимательно осмотрел его.
Пистолет системы "Макарова", пятьдесят лет неизменно состоящий на службе армии и милиции, как в самой России, так и в странах СНГ. Говорят, его принимали на вооружение при личном контроле Лаврентия Берии, а в те далекие времена, это говорило о многом. Нынче, незаслуженно ругаемый многими "горе-стрелками", девятимиллиметровый ПМ, между тем показывал неплохие результаты стрельбы, и расстоянии в 25 метров, в хороших руках. уверенно и четко поражал цели. Самым главным его достоинством, была абсолютная надежность автоматики и лучший, в своем роде предохранитель. Пистолет был живуч, отлично сбалансирован и безопасен для своего владельца. Недостатком же, был пожалуй "пээмовский" магазин, - как неудобство его извлечения, так и малая емкость обоймы.
Сергей перевернул пистолет, нажал защелку магазина и со второй попытки, извлек его из рукоятки. Пистолет был новым, несмотря на характерные "залысины" трущихся частей, воронение еще не поблекло, металл не стерся, из стальной горловины магазина смотрели равнодушные головки пуль. "Восемь штук. Еще столько же в запасной обойме. Немного, но и не мало, это смотря как расходовать. Конечно если придется, не дай ты Бог!"

Сокольских вставил магазин обратно, но патрон досылать не стал. не смотря на расхожесть мнений, от этой дурной привычки, в армии отучают очень быстро, и Сергей не стал нарушать традиций. Если поначалу, он еще раздумывал, - не избавиться ли ему от этого случайного ствола, то подержав оружие в руках, почувствовав его силу и вес, окончательно решил оставить. Конечно, это добавляло большого риска на КПП, если кому-то придет в голову его обыскать. Ибо в этом случае, на всей его поездке ляжет большой крест, но с другой стороны, в самой Зоне, "макаров" мог бы ему очень пригодиться. Так как он еще не знал, что или кто ожидают его Там.

Сергей извлек полиэтиленовый пакет, тщательно завернул в него пистолет, обмотал поверх тряпкой и вспоров изнутри боковую стенку сумки, сунул сверток между внутренностей кожзама. Удостоверившись, что со стороны его тайники в глаза не бросаются, он докурил сигарету и попытался заснуть. Сна долго не было. Пасмурная ночь расплосовала воздух, в открытую дверь вагона залетал дождь и холодный осенний ветер.

Мысли путались, пытаясь сложиться в причудливый узор калейдоскопного узора, но каждый раз встряхиваемые невидимой рукой, вновь перемешивались в неясно-тревожном танце разума.

Будильник часов, мерзко-пронзительный звук которых, видимо вел свое родство от Иерихонских труб, разбудил задремавшего к утру Сергея. Он не спеша размял затекшие мышцы, согрев тело и стряхнув остатки липкого одуряющего сна, "перекусил" шоколадом и привел себя в порядок. Если он собирается пересечь КПП без вопросов, ему не стоит походить на человека ночевавшего в товарном вагоне. Сменив гражданскую куртку на штормовку, в коих ходит большинство грибников и дачников, он причесал короткие волосы, отчистил от грязи джинсы и кроссовки, и подхватив сумку спрыгнул на насыпь.
К КПП Сокольских приехал в полдень. Заступившая утром смена уже утратила бодрость и "бдительность", народу, в очереди желающих попасть за периметр не убывало, и солдаты уже прикидывающие время до обеда, откровенно зевали, следя лишь за тем, чтобы не было давки. Сергей обратил внимание, что на этот раз на посту дежурил и милиционер, в основном без конца куривший и о чем-то лениво препирающийся с армейским прапорщиком.

Добавлено (11.05.2009, 20:54:05)
---------------------------------------------
[spoiler]Наличие милиции несколько насторожило Птицу, но он предположил, что это видимо в связи со скоплением народа в выходной день. Сокольских подошел к одинокому старику пенсионеру, тот только что отстоял очередь и теперь, закурив папиросу, задумчиво смотрел из под козырька мятой кепки, на уходящее вдаль шоссе. Сергей остановился рядом, демонстративно похлопал себя по карманам, ища зажигалку, и не найдя - попросил "огоньку". Старичок вытащил коробку спичек и протянул Птице. Тот прикурил, кивнул поблагодарив, и словно бы только сейчас заметив на пиджаке ветерана, две орденские планки, спросил - "Простите, а вы на каком фронте воевали?"

Вопрос прозвучал настолько искренне и уважительно, что старик сначала удивленно посмотрел на Сергея, а потом расправив плечи, не без гордости ответил - "На втором Украинском, а что?" Птица восхищенно посмотрел на плексиглас наград, и сказал, - "Да Вы на деда моего очень похожи, он в пехоте воевал, только на Белорусском направлении". Старик посмотрел на Сокольских уже несколько иными сглазами, морщины возле глаз, несмотря на возраст разгладились, и затянувшись папиросным дымом, он ответил - "А я танкист, всю войну прошел, горел дважды, - под Харьковом и озером Балатон, слыхал про такое?"

&襏 «А как же! Венгрия&褽», &襏 Сергей покивал и помолчав, спросил &襏 «На дачу едете?».

Пенсионер усмехнулся и махнув рукой на очередь, произнес &襏 «Это они на дачу едут, нашли тоже место для отдыха. Хоть т



# 20
Понедельник, 11.05.2009, 21:03:05

Ранг: Новичок
Сообщений: 105
Награды: 17
Репутация: 469 Регистрация: 22.03.2009 Город: Москва    

sergevla111, отлично, но тему закроют.
Форум настоящего сталкера » Техническая поддержка » Свалка » мои рассказы
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Вверх
Правила чата
Мини-чат
+Мини-чат
0