Вероломник (Часть 2) | Работы от участников
Работы от участников [112]

Статьи » Второй литконкурс от stalker-gsc.ru » Работы от участников

01:59:47

Вероломник (Часть 2)

Придя в чувство, я понял что нахожусь уже не в капсуле, а спокойно лежу на кровати. Да-да, настоящей кровати. С пружинами и матрасом, и с характерным скрипом, который напоминал казарменные будни. Белая постель, синий плед... Как не удивительно, жизнь до Зоны я помнил, и службу помнил, а вот что творилось в самой Зоне, никак не мог вспомнить.
Осмотревшись по сторонам, я увидел, что возле моей кровати была размещена небольшая тумбочка, на которой заботливо была сложена форма грязно-коричневого цвета хаки. Внизу, возле тумбочки, стояла пара, хорошо начищенных с приятным ароматом кожи, ботинок. Эту форму ни с чем не перепутаешь. Униформа монолита. Что же, добро пожаловать в новую жизнь!
В комнате, кроме моей кровати находились еще штук двадцать таких же, на каждой из которых кто лежал, кто сидел, держась за голову и стараясь припомнить кто он и как сюда попал. А кто-то принимал реальность таковой, какой она есть и просто примерял новенькую униформу.
Никто ни с кем не хотел заводить разговора, наоборот, с подозрением смотрели на своих соседей и осматривали свои апартаменты.
Что же, я решил долго не терзать себя в догадках кто я и кем был до того, а просто примерил реальность цвета хаки, которая лежала передо мною на тумбочке. Как оказалось, реальность эта была не такой уж и страшной, а даже наоборот, пришлась мне по размеру.
Остальные, которые еще разделяли со мной данную комнату и не отваживались примерить новенькую униформу, последовали моему примеру и стали облачатся в новые цвета.
Не успели мы еще покрасоваться собою, как в казарму вошел высокий ростом, с седыми коротко стрижеными волосами и бородкой, монолитовец. Мужчина, своим видом, вселял ужас и уважение, как бывалый ветеран на новобранцев. Его серые глаза не выдавали никаких эмоций, а глубокие морщины на лице напоминали русла пересохших рек, которые когда-то изобиловали молодостью. Состарившееся лицо значительно прибавляло ему возраста, но крепкое телосложение убеждало, что он еще может положить на лопатки любого юнца.
За ним вошел уже хорошо знакомый мне доктор, который оказался ростом ниже монолитовца на целую голову. Он еще раз окинул взглядом всех нас, мы при этом замерли, будто готовились к фото на паспорт. Затем в помещении прозвучал командный баритон монолитовца.
- Здравья желаю, воины монолита! – поздоровался седоволосый – Я командир спецотряда „Буран”, Полковник Крук Александр. Мое подразделение состоит из наилучших воинов, которые посвятили свою жизнь служению Монолиту и выполнению его воли. Кроме моих ребят в клане есть еще несколько спецгрупп бойцов, которые следят за тем, чтобы ни одна душа не подобралась к нашей святыне, но если вы встретитесь, то не советую вам искать с ними диалога. Почему? Уверен, что кто-то из вас сможет со временем удовлетворить любопытство. Вы, были избраны Монолитом, и он позвал вас за собою. Каждый из Вас является уникальной, боевой единицей, а все вместе средством распространения нашей веры в Зоне.
Казалось, что командир говорил уже хорошо заученные фразы, поскольку все это происходило на автомате, и было видно, что он даже не задумывается над тем, что говорит. Но расслабляться было нельзя. Крук, во время своего пылкого монолога, пристально рассматривал каждого из нас, будто проверяя на профпридатность и верность делу.
- Итак, воины, все что я от вас хочу так это верности клану и преданности монолиту. Любое нарушение дисциплины или невыполнения команды будет наказываться смертью. И вдобавок, могу порадовать любителей своеволия, что смерть за измену это отнюдь не расстрел. У нас есть более интересные способы убедить в том, что вы сделали последнюю ошибку в своей жизни. А сейчас, мы отведем вас в столовую, где можно будет подкрепиться, для того чтобы хватило сил увидеть всю культурную программу нашего клана. - С этими словами нас всех выстроили в шеренгу по двое и вывели из помещение наружу.
Здания вокруг напоминали какие-то научные комплексы и лаборатории, но отнюдь не военную базу. Наверное, здесь базировались только специальные группирования монолита, которые охраняли ученых, таких как доктор и его подопечных, что я видел в лаборатории. Небо над головой было пасмурное, а тяжелые тучи, что плыли не спеша по нему, напоминали клубы дыма, которые обычно образовываются над местом пожара. Походу осматривая окружающие здания, глаза натолкнулись на панораму, которая будто ножом врезалась мне в мозг и нанесла ужасную и резкую боль. В нескольких километрах от базы виднелась труба ЧАЭС. Те кто из сталкеров видели ее собственными глазами не могли забыть этого зрелища. Даже издали она отдавала какой-то зловещей атмосферой. Казалось, что ветер там гудел сильнее, тучи обходили это место, куда направила свой пустой взор труба, а солнце даже не старалось проходить мимо нее. Фотографии, что были сделаны учеными, а также результаты аэросъемки военных, которые могли видеть за периметром, совсем не передавали то уныние и ужас, как увиденный собственными глазами маяк Зоны. Этот маяк не задавался целью предупредить об опасности, которая ждала каждого кто отважится приблизиться к электростанции, наоборот, он подло заманивал в свои владения голосом, что звучал из недр четвертого энергоблока.
- Эй! – послышалось позади, и кто-то положил свою руку мне на плечо. – С тобой все в порядке!
Я осмотрелся и увидел молодого парня, в той же форме что и я. Это был первый человек среди „избранных”, который отважился на контакт. На вид обычный мальчуган, выше среднего роста, худой и что самое странное, очень молодой как для того чтобы оказаться в этом проклятом месте.
- Да все нормально, совесть прорезается – ответил я парню, который пристально вглядывался мне в глаза. – Меня кстати Шмелем звать, ну по крайней мере я такое слышал о себе...
- А я Вадик – быстро ответил мальчуган, будто куда-то спеша, при этом он постоянно осматривался не услышал ли кто его имени. – Вадик Клей, так меня назвала Зона, а не эти фанатики. И это то, что мне удалось вспомнить после промывания мозга.
- Промывания мозга?! – вскрикнул я.
- Тихо, если жить хочешь! – дернул меня Вадик за рукав костюма. – Я вижу, что тебя они также не смогли зомбировать. Что же, будем считать, что нам повезло... или не повезло вообще, и скоро об этом узнают.
После этих слов Клея я начал так же панически осматриваться по сторонам, хотя прекрасно понимал, что этого делать не следует. Теперь мы держались вместе, хотя старались не разговаривать друг с другом, или делать это тогда когда никто не обращал на нас внимания.
Уполномоченные Круком монолитовцы, отвели нас в столовую, которая ничем не отличалась от больничных столовых. Довольно просторное помещение, стены которого вымощенные белой кафельной плиткой, потолок побелен в такой же цвет, а пол уложен огромными полуметровыми довольно потертыми серыми плитами. Вдоль столовой тянулись металлические столы, наподобие тех, что я видел в школе, в классе по обработке металла. Столешница такого предмета интерьера была покрыта цельным листом из нержавеющей стали, для удобства уборки и строгости дизайна интерьера. По обе стороны столов тянулись скамейки, которые скорее всего, также были прикручены к полу как и столы.
Пасмурный и чуть ли не тюремный интерьер столовой меня нисколечко не пугал, поскольку сейчас все мое внимание было сконцентрировано на той части помещения, где находилась кухня, куда каждый подходил с подносом за своей законной порцией.
Новобранцы быстро определили место нахождения пустых подносов и разобрав себе по одному, выстроились вдоль стены в ожидании вкусного и питательного. Я с Клеем также не тратил времени и вскоре занял место в очереди.
Когда настал момент и я протянул свой поднос к огромной кастрюле, в которой что-то булькало и поднимался ароматный запах, то понял что мое воображение про вкусное и питательное немного было гиперболизировало, что за ним часто замечалось. Еще в детстве, приходя в детсад, я всегда испытывал удивление, почему утром так вкусно пахло, но то что нам приносили есть, было совсем с другим ароматом. Как правило, пахло какао и омлетом, а давали нам почему-то манную кашу и яблоки. Если яблоко я мог себе позволить отложить и позднее съесть, то с кашей никак не хотел мириться. Это было насилие против моего желудка. Я ненавидел ее, всегда хотел омлет, а здесь непонятная масса белого цвета, которая еще иногда радовала сюрпризами в виде комочков. Словом, с того времени я возненавидел манную кашу всей душой.
И тут на тебе, из рук грубоватого повара, обвязанного белым фартуком, на мой поднос направлялась металлическая тарелка с белой кашеобразной смесью.
На протяжении определенного времени я еще таращился на тарелку и её вместимость, пока не почувствовал как Вадик толкнул меня в бок, таким образом подгоняя, чтобы я не задерживал очередь. С опущенной головой я пошагал дальше, и потащил свой поднос по блестящим металлическим «рельсам». Вскоре, к моему богатому меню еще прибавились тарелка с гречкой и отбивной, а так же граненый стакан с кофейным напитком.
Я было обрадовался куску мяса с и которого начал свою трапезу, но укусив его понял, что или оно живое и не хочет отпускать мои зубы, или настолько жесткое, что я еще буду жевать его до ужина.
Во время обеда, Клей также составил мне компанию, тем не менее мы и в дальнейшем старались сохранять конспирацию, и только изредка встречались взглядами. А вот чужие взгляды нас не обошли вниманием. И принадлежали они не кому-либо, а командиру спецподразделения „Буран” и достопочтенному Доктору. Они стояли в уголке столовой и пристально всматривались, как проголодавшиеся новобранцы уминают свои порции. А когда взгляд Крука остановился на нас с Вадиком, то Доктор начал что-то очень вдохновенно нашептывать полковнику на ухо, время от времени переводя свой взгляд в нашу сторону. Потом он достал из нагрудного кармана халата свой блокнотик и показал свои записи Круку.
На лице командира практически ничего не изменилось, но то, что он так заинтересовался нашими персонами, настораживало.
- Так, воины! – командно объявил Крук – Трапеза закончена, следующая остановка «Живодерня».
После слова „живодерня” кто-то среди новобранцев закашлялся и чуть не подавился не пережеванной отбивной.
- Без паники, это местный аттракцион, - слегка улыбнувшись, отреагировал на кашель командир, - так что с вас шкуру драть не станут.
Всех быстро вывели из столовой и повели по звонким коридорам, которые захлебывались отголосками стука кирзовых ботинок об пол. Большинство новобранцев еще до сих пор старались прожевать обеденную отбивную, и таким образом громкую арию маршевого шага удачно дополняло энергичное чавканье. Ничего не предвещало беды, пока за стеной не начали слышаться пронзительные вопли, рычания, и прочие неприятные человеческому уху звуки. Новобранцы насторожились и начали нервно пересматриваться между собою, при этом уверенный шаги заметно замедлились. Это заметил Крук, который шел впереди.
- Чего испугались, воины монолита? – с насмешкою спросил Крук – Испугались рычания ободранного пса? Как вы собираетесь защищать святыню Монолита, если боитесь щенка. Ну что же, сейчас я вам устрою спектакль, который станет для вас уроком.
Еще немного пройдя по коридору мы уперлись в большие металлические двери с тюремным окошечком, что закрывалось на засов. Оттуда слышались вопли и хохот болеющей публики. И именно возле этой двери приглашающе остановился полковник.
- Что же господа, добро пожаловать на спектакль, который вы никогда не забудете – командир постучал в окошко откуда вскоре появилось лицо охранника, который мгновенно оценил обстановку и открыл дверь. Вопли, хохот и скандирования которые еще недавно сдерживали металлические двери, сейчас хлынули на нас бушующим потоком.
Народ начал заходить вглубь огромной арены, которая по периметру была обтянута металлической сеткой, отделяя зрителей от дуэлянтов. Каждый старался стать поближе к сетке, чтобы ощутить весь задор обещанного действа, что вскоре должно начаться. Я с Клеем был последним в очереди на арену, поэтому мог только краем глаза оценить атмосферу, что властвовала внутри. И вот, когда подошла очередь и мы должны были пройти внутрь, могущественная рука Крука преградила нам проход.
- А вас господа, я попрошу остаться – спокойным тоном промолвил Крук. – Для вас приготовлены VIP места, где вы действительно сможете насладиться всей красотой сегодняшнего действа. Пройдите за мной...

*****

Ворон был прав, нам действительно достались наилучшие места с лучшим углом обзора. Вот только волновал тот факт, что сетка арены тянулась вокруг нас и все зрители находились по другую ее сторону. Прозвучал торжественный голос комментатора.
- Воины Монолита, приветствую вас на «Живодерне»! – публика взорвалась бурными аплодисментами и овациями – Сегодня для вас мы приготовили ваш любимый аттракцион ”Ловля на Живца”. В центре арены вы видите двух отважных новобранцев, которые хотят посвятить свою жизнь служению Монолиту! Но смогут ли они доказать на деле свою веру?! Смогут ли своими руками побороть бесконечную жажду крови нашего зверя?! Удастся ли им, двоим сегодня покинуть арену, или кто-то вынужден будет пожертвовать своим напарником?! Сейчас мы узнаем ответы на эти вопросы. Итак, мясники, впускайте зверя!!!
Когда звучали последние слова комментатора мы с Клеем испуганно переглянулись друг на друга, потом сосредоточили свое внимание на решетке в противоположном конце арены, которая начала подниматься.
Сама арена, была засыпана песком, и на ней лежали разного размера куски бетонных плит, металлических контейнеров и другого хлама, который должен был послужить блиндажом, или, как в случае с металлическими контейнерами, будущим гробом.
Из темного коридора, который уже не закрывала решетка, доносилось пыхтения и тяжелый стук лап. Казалось, что тварь, которая вот-вот вырвется из тьмы, в порывах злости просто разбивает все стены во тьме. Все задержали дыхание и ждали появления главного игрока. И он появился...
Гигантских размеров, метра полтора роста плоть, вырвалась из тьмы, вонзая свои острые смертоносные конечности в песок арены. Этого мутанта, наверное, специально вырастили для подобных боев, поскольку в Зоне таких экземпляров мне не приходилось видеть.
Я почувствовал, как электрический сигнал зародился в моей голове и спускаясь по рукам, вплоть до кончиков пальцев, отразившись тревожной вестью в сердце. Мы же безоружные!
Когда перед тобой стоит смертельное творение Зоны, а руки не обнимают холодной рукоятки ствола, то поневоле, начинаешь готовиться к наиболее худшему сценарию. Вот так и мы с Клеем стояли как вкопанные, меряя взглядом нашу смерть и в душах сожалея, что это не старушка с косой, так хорошо известная нам из библейских сюжетов и гравюр. Но вдруг, кто-то позади окликнул нас. Одновременно обернувшись, мы увидели командира Крука, который возвышался над нами за изгородью. Он протиснул свою руку сквозь небольшое отверстие в сетке и бросил нам нож.
Клей и я продолжали стоять как вкопанные, никто не отважился наклониться за ножом, как не рискуешь наклониться за палкой перед злобно рычащей собакой. Вот только эта собака была на порядок крупнее и весила не мене полутоны. После непродолжительной паузы я первым отважился наклониться за ножом. Собственно, это и послужило сигналом для плоти, чтобы начать атаку. Я схватил нож и на арене разразился дикий визг плоти, которая начала разгребать под собою песок, будто бык на корриде. Разъяренного мутанта поддержали воплями зрители, которые, не меньше чем он жаждали крови. Еще мгновение нерешительности и бой начался, многотонный локомотив радиационного мяса бросился на нас...
Первое что нам с Клеем пришло в голову, это разбежаться в разные стороны, чтобы хоть немного запутать плоть. Но как оказалось, мутант не был разборчив в еде, поэтому сразу бросился за мной, оставив Клея в стороне.
Обрадовавшись такой перспективе незапланированной кончины, я будто загнанный заяц, начал метаться между бетонных обломков, стараясь всячески запутать плоть. Но мутант, кажется, хорошо знал здешнюю расстановку, поэтому местные лабиринты не составляли для него трудности.
Я слышал, как плоть своими тяжелыми боками обивала бетон и обтирала стенки металлических контейнеров, а ее единственный, противный глаз, будто компас, суетливо крутился по орбите, указывая этой груде радиоактивного мяса, куда направить всю свою злость и жажду расправы с незнакомцем.
Пробежав половину круга по арене под громкие призывы и овации зрителей, я услышал встревоженный визг плоти позади себя. По неосторожности, она заскочила между двух контейнеров и застряла там. Но пустые ящики долго не могли сдерживать взбешенного мутанта и накренившись в стороны выпустили разъяренную плоть.
И тут я вспомнил о своем напарнике Клее, который должен быть где-то рядом, и кстати, заметил его на огромном контейнере, который стоял на двух бетонных блоках. Он энергично махал руками над собою, стараясь привлечь мое внимание. Ответить ему я не смог, ведь времени на проявление благонравных манер совсем не было. За мной бежала обозленная плоть, которая хорошенько изодрав себе бока, теперь стремилась отомстить прыткому незнакомцу.
Я бросился бежать в направления контейнера на котором стоял мой напарник, Клей старался жестами что-то объяснить мне. Услышать его я не мог, поскольку крики возбужденной толпы глушили Клея. Но со временем я и сам понял, о чем так настойчиво сигналил мне напарник. Он, наверное, также стал свидетелем того, как плоть чуть не застряла между двух металлических контейнеров, но те не смогли удержать мутанта. И на этот раз мы решили загнать тварь в более тесную и прочную ловушку. Пространство, которое образовывалось между двумя бетонными блоками и контейнером, что перекрывал их сверху, должно было послужить мне спасением и гибелью для плоти.
Я остановился и стал ждать, когда плоть максимально близко приблизится ко мне, чтобы убедить её, будто путей для отступления у меня нет. Похоже мутант купился на мою уловку, обрадовавшись загнанной жертве, изо всех сил бросилась на меня. Этого момента я не мог упустить. Развернувшись спиной к мутанту, который дышал мне в затылок, я бросился в проем между двух блоков, а тварь последовала моему примеру. В то же мгновение, на всю арену прозвучал пронзительный вопль плоти, которая под своим собственным весом загнала себя в узкую щель, как пробка в горловину бутылки.
От мощного удара Клей свалился на землю, схватил кусок арматуры, что валялась неподалеку и с диким энтузиазмом начал ею избивать плоть по задней части, которая торчала с проема и пыталась вырваться из заточение. Я в то время находился с другой стороны конструкции и решил поддержать публичную акцию наказания мутанта, которую затеял Клей. Именно тогда я вспомнил о том, что до сих пор находилось в моей правой руке и еще не нашло своего применения. Я не колеблясь, приблизился к голове плоти, которая в порывах ярости и отчаяния рвалась ко мне, но тем самым только больше загоняла себя в ловушку. Передние лапы мутанта очень неудобно подогнулись под огромной тушей мутировавшего мяса, что делало невозможным любые маневры со стороны плоти. Она могла только злобно брыкать задними лапами, отбиваясь от Клея, который поймал азарт расправы и сейчас из-за всех сил лупцевал по «филейной» части плоти куском арматуры.
Спереди, плоть не представляла такой опасности как сзади, поэтому, вооружившись ножом и импровизированным копьем состоящим из другого куска арматуры, которою нашел неподалеку, я ступил навстречу мутанту. Первым делом я вонзил нож в огромный и отвратительный глаз мутанта. От боли гигантская туша дернулась и закричала во всю глотку.
Глазное яблоко лопнуло и из него полилась желтая, вонючая жидкость. Я вытянул нож из остатков глаза, под сопровождение криков плоти и скандирование публики. Не возможно было выдержать ее пронзительного визга и я замахнувшись вонзил в отверстие, где раньше находился глаз плоти, металлическое «копье». Плоть начала вырываться обдерая до костей свои бока, но я продолжал экзекуцию.
Мое импровизированное орудие для смертной казни натолкнулось на кость в черепе монстра. Я стал искать другие пути проникновения в мозг плоти. Изо всех сил выдернув металлический прут, я вновь замахнулся чтобы прекратить страдания мутанта, а вместе с ними и этот невыносимый визг, который заглушал даже шум толпы, что почувствовала скорый конец спектакля, и переходил в недовольное гудение.
Размах и удар. Еще одна попытка была остановлена той же преградой что и в первом случае. «Копье», которым я так отчаянно старался покончить с монстром, оказалось слишком легким и тупым, чтобы пробить крепкий череп твари, но вдруг, я ощутил руку у себя на плече...
Я осмотрелся и увидел Клея, который стоял позади и хищно улыбался. Он кивнул мне головой, будто спрашивая, как у меня дела и почему я здесь так долго вожусь, и прытко подбросив в руке здоровенный кусок арматуры, загнал его мутанту в голову... Хладнокровия моему напарнику не занимать. С мутантом он повел себя как профессиональный мясник, а ведь перед столовой, когда говорили о зомбировании, был как напуганный маленький мальчик. Вот что с некоторыми людьми делает смертельно опасная ситуация. Проявил свои наилучшие качества мальчуган.
Невыносимый вопль плоти угасал вместе с тем как Клей прокручивал здоровенную металлическую ломаку в голове мутанта и резким движением, навалившись всем весом своего тела, наклонил её вниз. Из отверстия, где недавно красовался глаз плоти, фонтаном ударила горячая кровь вперемешку с кусками мозга. Плоть еще несколько раз судорожно дернулась, а потом испустила дух, тяжело выдохнув в окровавленный песок.
Толпа зрителей поздравляла нас аплодисментами, а Крук и испуганный Доктор, который прятался за могущественными плечами командира, развернулись и покинули арену, время от времени бросая на нас недовольные взгляды.
Клей и я наслаждались славой, которая внезапно хлынула на нас потоком бушующих аплодисментов переходящих в бурные овации. Победа всегда поднимает боевой дух и побуждает к дальнейшим подвигам, но кто станет нашим следующим испытанием? Оставалось загадкой. И что-то глубоко внутри подсказывало, что это будет уже не мутант, охваченный жаждой поживы, скорее всего, это будет человек умный и жестокий, а точнее верующий ... HOMO FANATIKUS.



Дата: 24.07.2011 | Категория: Работы от участников | Просмотров: 498
Добавил: Dozer | Рейтинг: 0.0/0
avatar

Комментарии к материалу Вероломник (Часть 2)

Всего комментариев: 0



Рекомендуем:

Вверх