Вероломник (Часть 1) | Работы от участников
Работы от участников [112]

Статьи » Второй литконкурс от stalker-gsc.ru » Работы от участников

01:53:31

Вероломник (Часть 1)

Зона, зона, зона... Только о ней и разговоры! А кто знает, где она эта Зона? За Периметром, неприкасаемость которого собрались охранять мало не все представители мирового сообщества? И все чего-то берегут, призывают к порядочности и законопослушности, дабы не проникать за границы разрешенного. А при этом, сами не знают, что они так пристально оберегают от посягательств посторонних...
Э нет, Зона это нереальная реальность. И чем больше в ней нереального и того, что недолжно бы поддаваться здравому смыслу, тем больше мы в нее верим...
Я проснулся от сильного сотрясения и рева грузовика. Долго не мог понять, где нахожусь? Что со мной? И как минимум навести резкость в глазах, чтобы оценить окружающую обстановку. Из всех поставленных перед собой задач за час грядущий удалось только последнее, протереть глаза, снять туманную пелену, которая мешала мне объективно смотреть на мир.
Я лежал в кузове грузовика, который мчался на всех парах в неизвестном направлении. Снаружи серело – рассветы в Зоне никогда не отличались яркими красками. Бледный солнечный луч прорезался сквозь подранный местами брезент кузова. Металлический каркас, что составлял нижнюю основу кузова, в котором меня везли в неизвестном направлении, очень напоминал клетку. А брезентовое, местами рваное покрытие, просто скрывало окружающий мир, как чехол на клетке экзотической птички, что вместе с тьмой поглощал ее замечательный голос.
С большим усилием повернув голову в сторону выхода я увидел, что покой могущественных, стальных врат надежно охранялся засовом с колодкой. Но упрямство и любопытство победило, и я решил лично убедиться в прочности клетки, поэтому начал подниматься на ноги. Сделать это оказалось более трудным, чем ожидалось. Тело не слушалось вообще. Каждая мышца стонала и просила смилостивиться над ней и просто оставить в покое. Но и сегодня внутренний садист не дремал и уже проявил насилие над телом, заставив его встать и донести меня к решетке.
- Давай, давай... – сказал я сам к себе, и пришел в изумление незаконченностью фразы. Напряг свой мозг и попробовал еще раз подать голосовую команду, которая должна была закончиться моим именем...
- Давай, давай... Выверт тебе в грудь! – сквозь зубы процедил я, - Как же меня Зона окрестила?!
Я не мог вспомнить ничего, чтобы свидетельствовало о том, почему я сейчас в этом грузовике, куда направляюсь, и как умудрился в него попасть. Четко осознавал, что нахожусь в Зоне. Помнил об опасностях, которые ждут на каждом шагу, об аномалиях, монстрах и болтах, но не мог вспомнить, какой же была моя роль в этом таинственном мире.
Сбитый с толку собственной анонимностью я встал на ноги и стараясь удержать баланс, побрел по палубе кузова грузовика в направлении решетки. Но не успел сделать и шага, как зацепился за что-то мягкое и повалился вперед. Приземление оказалось таким же мягким, как и препятствие, которое попало мне под ноги. Быстро обследовав руками теплые мешки понял, что подо мной живая плоть. В тот же миг, когда ко мне пришла эта гениальная догадка, грузовик колесом попал в яму, что заставило всю вместимость кузова, вместе со мной, подпрыгнуть на пол метра и на долю секунды ощутить на себе прелести свободного падения. На одном из бортов кузова оторвался кусок брезента и затрепетал как осиновый лист то открывая, то снова закрывая свет от моих глаз.
В резких вспышках света, которые наполняли мою обитель, я увидел множество тел, которые неподвижно валялись по всему кузову. Это были такие же сталкеры как и я, хотя некоторые отличались униформой. И все же, я чудесно понимал, что всех этих сударей, вместе со мной, объединяет что-то общее, раз нас собрали в таком узком круге.
Мои кратковременные размышления прервали фразы, которые стали доносится из кабины водителя.
- Уууу ммать! –послышался обозленный голос - Косой, на дорогу смотри, ты так все образцы истолчешь!
- Где ты здесь дорогу видишь? – раздраженно ответил водитель – Не нравится, сам садись за баранку!
Такая неожидаемая забота, со стороны незнакомцев в кабине грузовика, прибавляла энтузиазма, но вместе с тем, удручал тот факт, что нас назвали образцами. Образцами для чего?
Я почувствовал, что скоро буду иметь возможность удовлетворить свое любопытство.
Спор в кабине грузовика продолжался, где было множество аргументов относительно дороги в Зоне, водительских навыков Косого и детальное разъяснение с использованием лексики преисполненной местным колоритом, относительно того, почему Косой получил такое прозвище.
Честно говоря, было даже интересно слушать словесные баталии двух незнакомцев в кабине грузовика, но все оборвалось в одну секунду, после того как снаружи прозвучал пронзительный визг и хрипение.
- Косой, кабан! – в последний раз услышал я вопль незнакомца в кабине, - Вправо давай! Да куда же ты...!
Грузовик сделал резкий рывок вправо, что заставило меня быстро переместиться по кузову, но в противоположном направлении, подчиняясь законам физики. Потом послышался свист, резкий хлопок и что-то тяжелое ударило об левый борт кузова. Это заставило меня вернуться на свое прежнее место пребывания, причем вдвое быстрее и жестче.
Последний полет поглотил меня в тишину и тьму. Я потерял сознание...

Пришел в чувство от света, что прорезался сквозь мои веки, а со временем к числу внешних раздражителей, прибавились еще и голоса, которые сначала звучали где-то далеко и невыразительно, но с каждой секундой становились все четче и громче.
Не открывая глаз, я быстро припомнил все предыдущие события, которые зафиксировались в памяти, попробовал пошевелиться и вспомнил полет по кузову и удар головой. Теперь осталось только открыть глаза и увидеть, кто олицетворял все те голоса, доносящихся ко мне вместе с дневным светом.
Полностью открывать глаза не рискнул, а лишь чуточку приоткрыл их, наподобие того, как это делает ребенок, если хочет подстеречь своих родителей, когда они кладут подарки под подушку, тем самым, развеивая все легенды о Дедушке Морозе.
Сквозь тоненькую щель между веками я увидел трех монолитовцев, что стояли возле открытой решетки кузова и деловито рассматривали его вместимость. Потом, взгляд самого деловитого из них остановился на моем соседе, в долговском комбинезоне.
- Он что мертвый?! – продолжая вглядываться в полутьму кузова, выдал монолитовец.
- Нет - возразил другой, - С чего ты взял?
- С чего я взял?! - инспектор развернулся к виновнику лицом и злобно глянул ему в глаза – Ты посмотри какой у тебя здесь бардак Косой. Ты что помидоры возишь. Где вас, мммать, носило, что все образцы разбросаны по кузову как гнилая капуста?!
Косому и его коллеге стало явным образом не по себе. Они виновато посматривали то на инспектора, то на кузов с образцами.
- Дорога была тяжелая, Зодчий, - начал оправдываться Косой, - клянусь Монолитом, с такой передряги выбрались, что чуть сами головы не положили.
- Ну, о головах это ты в самый раз и уместно вспомнил – спокойно, но с ноткой иронии сказал Зодчий. – Видишь того долговца, у которого кровь изо рта пошла? Наверняка не зуб потерял, а скорее всего позвоночник переломали и ребра.
Оба монолитовца побледнели. Зодчий продолжал:
- А знаете, для чего он нужен Хозяевам? – и командир снял своего Калашникова с плеча. – Из этого ствола он мог сделать все, от зажигалки до зенитно-ракетного комплекса. Один из лучших оружейников Зоны, который должен был послужить воле Монолита и стать находкой для клана. А теперь, глянь на него. Кого он больше напоминает? Выдающегося механика или кусок туши, которая уже несколько часов гниет в кузове этого проклятого грузовика?!
При этих словах меня затошнило, поскольку я понял, что упираюсь своим носом в плечо трупа. Хотелось чуточку отползти назад, но не следовало радовать монолитовцев своей резвостью, поэтому пришлось продолжать притворяться дальше.
Косой и его напарник по кабине уже совсем погрустнели, вообразив себе, какой ценный кадр они потеряли, и что за это грозило.
Зодчий не промолвив ни слова, кивнул в сторону солдат, которые стояли с носилками, явным образом ожидая на команду для начала разгрузки. Видя, что командир не в настроении шутить, они быстро бросились к грузовику, заскочили в кузов и приступили к осмотру тел так называемых образцов.
- Этот живой – констатировал молодой монолитовец, впопыхах осмотрев парня в униформе Свободы – Грузите его!
Ребята быстро закинули свободовца на носилки и вынесли его из машины. На смену им прибежала другая двойка волонтеров, которые также бережно производили осмотр тел и поочереди, складывая их на носилки, выносили. Так длилось до тех пор, пока очередь не дошла к моему покойному соседу, в прошлом, со слов Зодчего, одаренного механика из группировки Долг.
- Что с ним делать будем? – спросил один из «волонтеров» своего напарника.
- Ну не оставлять же его здесь, - констатировал напарник, - Эх, жаль Монолит теряет таких последователей. Представляешь, как он мог нам помочь в борьбе за веру.
- Что уже теперь говорить, - опустив голову, подытожил монолитовец, - будем искать других.
С этими словами, волонтеры схватили труп долговца, закинули его на носилки и подались прочь из кузова. На смену им прибежала уже знакомая пара фанатиков, которые делали первую ходку. Они приблизились ко мне.
- А это что еще за кадр? - спросил первый у своего напарника, внимательно рассматривая меня.
Напарник приблизился ко мне и начал обыскивать карманы моей куртки. Обнаружив ПДА, он включил его и глянул на имя пользователя.
- Тааак – протянул монолитовец – одиночка, Шмель. Слышал о таком. Перспективный снайпер среди нейтральных сталкеров. Зону еще даже года не топчет, а слава о нем расходится как кола по воде. А еще говорят что сам...
- Эй, вы чего там копаетесь?! – прозвучало за спинами монолитовцев. – Мародерствуете, сволочи?
- Нет Косой, ты чего! – начал оправдываться первый, - Здесь просто ПДА сталкера выпал, вот мы и хотели назад положить. Мы и подумать не могли что-то присвоить.
- Давайте щенки двигайтесь! – скомандовал Косой – Мне и так не сладко из-за этой партии, еще здесь с вами должен возиться. Бегом за работу!
Двое юнцов схватили меня, один под руки другой за ноги и относительно бережно положили на носилки. Вскоре меня вынесли наружу из кузова грузовика. Открывать глаза я не осмелился, чтобы случайно кто не увидел, что я уже в сознании, но зато четко ощущал, как дневной свет пробивается сквозь сомкнутые веки, стуча в них и напрашиваясь в гости к зрачкам. От напряжения веки задрожали. Все это сейчас напоминало как в садике, во время тихого часа, маленький мальчик, который никогда не спал в эту пору, но, увидев воспитательницу, крепко закрывал глаза и замирал, имитируя глубокий сон. Хотя ее этим было не одурачить! Женщина просто улыбалась и, поправляя его одеяло, шла дальше.
Идиллию счастливого детства нарушил гром, который будто ударом топора расколол небо пополам. Двое юнцов, что несли меня, вздрогнули, а вместе с ними на носилках подскочил и я. Левый глаз раскрылся и мне открылась панорама: огромные сферические здания, а над ними небо, цвета алой крови, которое постепенно менялось на цвет пламени.
- Сейчас жахнет! – крикнул ведущий боец.
- Успеем! Остальных заберут без нас, - сказав это, парень, что был позади подтолкнул носилками ведущего и они оба ускорили темп.
Приближался выброс...
Судя из того, куда направлялись носильщики, стало понятно, что меня несут в те зловещие сферические здания, которые на мгновение оказались в поле моего зрения. И я откровенно начал переживать, чтобы они успели туда добежать до того, как выброс достигнет своего апогея.
Мне уже становилось не по себе, а ребята бежали в прежнем темпе и даже немного прибавили еще. Создавалось впечатления, что выброс, который вот-вот грянет над нашими головами, их вообще не волнует.
Вдруг, я почувствовал как в животе все собралось в один тугой комок и начало двигаться в направлении головы. Еще мне этого не хватало...
Это были главные признаки при попадании в район действия выброса. Сначала тошнота и рвота, а дальше выброс берется за голову, и тогда, в наилучшем случае, пуля в висок, в худшем потеряешь сознание, а проснешься в новом амплуа. И при чем это амплуа не понравится ни тебе, ни окружающим.
Это уже была не шутка. Вот-вот и вся моя конспирация, благодаря которой я так удачно косил под человека без сознания, сойдет на нет. Что мне сказать монолитовцам: „хлопцы не гоните, меня укачивает?!”
Свыше, от громовержца, донесся еще один выстрел, который сопровождался пронзительным писком и внезапно оборвался взрывом грома.
Это была последняя капля... Я не выдержал издевательств над организмом и начал биться в конвульсиях. Долгожданные эмоции, которые так настойчиво пробивали себе путь от желудка к гортани, в конце концов вырвались на волю. Я перевернулся и упав с носилок на холодный асфальт сразу вырвал.
- Грот, загнется чувак, не донесем до лаборатории! – панически начал кричать фанатик что шел впереди.
- Кончай сопли распускать, гони сыворотку! – гремел голос напарника.
Я ничего не видел. Тело продолжало биться в конвульсиях. О какой сыворотке и лабораториях шла речь, мне сейчас было все равно, но я прекрасно понимал, что требуется и то и другое, и вдобавок немедленно.
Как вокруг меня бегали монолитовцы, я уже не ощущал. Выблевал все что находилось в желудке, следующими на очереди был сам желудок и остальные внутренности. Но, Шухов миловал, организм немного успокоился, или же выброс внезапно прекратился.
Я приоткрыл глаза, и увидел уже знакомую спину монолитовца. Красного неба над головой уже не было, его заменил бетонный потолок, на котором через определенный интервал появлялся источник освещения коридора. Шорох кирзовых ботинок по асфальту теперь изменился на стук по керамической плитке, которой, наверное, был выстелен пол, а в ушах постоянно звучало эхо от маршевого хода моих проводников.
Через некоторое время, я услышал как открывается гидравлическая дверь с присущим шипением, мой кортеж проследовал к конечной станции, поскольку экипаж остановил состав и надо мной появилось лицо явно интеллектуального профиля. Это был ученый в белом халате и с не менее белой короткой бородкой, блестящей лысиной, интересными серыми глазами.
- Здравствуй мама... - прошептал я к доброму дяденьке, зная, что вся конспирация уже давно развенчана, а жизнь, какой бы она не была короткой, должна быть преисполнена ноткой юмора.
- Вы что-то ему кололи? – не ответил взаимностью добрый доктор, сразу переведя взгляд на монолитовцев.
- Сыворотку СЕ-11 – в один голос отрапортовали двое.
- Странное поведение, – почесав бороду, сказал доктор и погрузился в раздумья. - Так, несите его в капсулу!
Ребята схватились и понесли меня в соседнюю комнату, которая приятно грела взгляд белым и мягким светом. По помещению бегали такие же добрые дяденьки в белых халатах, но не с таким интеллектуально-вытертым чубом как у доктора. С правой стороны, возле стены, были выстроены капсулы из прозрачного стекла с зеленоватым оттенком. В одну из таких капсул положили меня, при этом я еще был в сознании и видел, как персонал пристегивает мне толстыми ремнями руки и ноги.
По левую сторону от меня одна капсула еще ждала своего пациента с высоко поднятой крышкой. Вскоре появился и он.
- Где вы с ним носились? – недовольно буркнул доктор к фанатикам, которые промедлили с последним образцом.
- Там выброс начался... – виновато выдавил из себя молодой монолитовец, будто принимая на себя всю ответственность за непредвиденность катаклизма Зоны.
- Сыворотку кололи? – коротко и уже на сниженных тонах спросил доктор
- Так точно – по уставу ответил монолитовец.
- В капсулу его.
На этом прием моего соседа по капсуле закончился и его плавно передислоцировали в прозрачную колбу по левую сторону от меня.
Последним что я помню был обход доктора каждой из капсул. Он сосредоточенно рассматривал мониторы, которые были размещены внизу капсулы, и делал какие-то заметки в своем блокноте. Все данные сохранялись в главном компьютере, и записывать те же показатели в блокнот было лишним, но доктор был человеком старой закалки и искусственному интеллекту не доверял, по старой привычке проходился между капсулами, убеждаясь, что все под контролем и в норме.
Подойдя к моей капсуле он взглянул на показатели монитора, потом на мое лицо, снова на показатели монитора. Сделал себе какие-то пометки в блокнот. Позвал к себе одного из лаборантов, которому указал на меня и на моего соседа по левую сторону. Их разговора я не мог услышать, но на лице доктора отчетливо читалось беспокойство. Он постоянно тыкал ручкой в блокнот, будто указывая лаборанту на важность своих слов и самой ситуации.
После непродолжительной дискуссии, которая разгорелась возле моей капсулы, доктор и лаборант удалились в другую комнату, находящуюся за стеклянной перегородкой, продолжая ненадолго прерванную работу.
А дальше все как в тумане. Воздух в капсуле стал тяжелым и даже вязким. Было тяжело вдыхать, а когда выдыхал, казалось, что я выдыхаю в самого себя. Тела я уже не ощущал, хотя до сих пор его видел, с каждым выдохом «в себя», голова надувалась как воздушный шарик. По крайней мере, таковыми были ощущения, хотя и не знаю как это все выглядело со стороны. Со временем я снова погрузился в мир легкости и невесомости...


Дата: 24.07.2011 | Категория: Работы от участников | Просмотров: 495
Добавил: Dozer | Рейтинг: 0.0/0
avatar

Комментарии к материалу Вероломник (Часть 1)

Всего комментариев: 0



Рекомендуем:

Вверх