СИМБИОГЕНЕЗ (Часть 7) | Работы от участников
Работы от участников [112]

Статьи » Второй литконкурс от stalker-gsc.ru » Работы от участников

02:18:16

СИМБИОГЕНЕЗ (Часть 7)

Проехав несколько километров по проселочной дороге, машина заехала в лесной массив и остановилась у старого, мощного дуба.
- Мы приехали. Отсюда идем пешком.
Пассажиры стали покидать транспортное средство, как один из них вдруг выгнулся дугой, захрипел и забился в конвульсиях, тут же рухнув на землю.
С кривой ухмылкой на устах, сидящий за рулем машины молодой парень положил на торпеду электрошокер.
- Братва, скоренько шманаем его и сваливаем.
Кто-то взялся потрошить сумку незадачливого путешественника, кто-то выворачивал его карманы.
- Браслет снимай, это такой мобильник, типа трансформер. А это что у него? Паспорт. Выбрось.
- О, пацаны, у него тут пекаль.
- Шо?!
- Ствол говорю у него есть.
- Не трогай его! Нам проблемы не нужны. Оставь!
- А может…
- Че, дурак что ли?! Оставь говорю, не то потом хрен отмоемся. Кто его знает, какого рожна он в Зону лезет. Может скрыться хочет! Делов натворил, сраный деловар, и теперь бежит. Бабки нашли?
- Да!
- И сколько там?
- Две пачки в банковской упаковке. Тысяч десять не меньше.
- Все пацаны, сваливаем!
Заурчал мотор машины, хлопнули дверцы, и автомобиль плавно откатилась с места происшествия.

---//---
Киев. 23 июля 2015 года 15:10
В трех комнатной квартире на окраине города героя Киева, кипела работа.
Две женщины снимали мерки с мужчин, собирающихся пересечь границу Зоны отчуждения при новых, не благоприятных условиях, и по меркам делали выкройки на плотной, прорезиненной ткани.
- Слышь, Десятник. Самым трудным, оказалось, пронести эти два рулона через охрану.
Иван Сергеевич надел рубашку и сел на диван. – Расскажи-ка по подробней.
- На наше счастье, во дворе тачка техперсонала стояла. Мы аккуратненько положили эти два рулона на ее дно, а сверху забросали мусором.
- Ага, а тот толстолобик, что на проходной, - почему не в мусорный бак на территории? А мы ему…
Жена Карпыча, снимающая размеры с любителя похвастать, возмутилась. - Паша! Не вертись, герой, не то ошибусь и поджаришься в Зоне своей, как в печке.
Иван Сергеевич подошел к Маше, чертившей мылом выкройку на прорезиненной ткани.
- На что это будет похоже?
- На комбинезон. Необходимо полностью все скрыть. Малейшая дырочка, или помилуй Бог, какой проводочек будет торчать, сразу же нарушается герметичность для СВЧ излучения. Даже ваши рюкзаки нужно будет обшить этой тканью, так как любые металлические предметы при этом излучении очень быстро нагреваются, а приборы выходят из строя.
- Понятно. Жаль что ткань, черного цвета, - они посмотрели друг на друга, - жарко в ней будет очень.
- Да, только вот… Как решить проблему смотровой щели. Ткань то, не просвечивается. А слепыми, мы далеко не уйдем.
Иван Сергеевич потер подбородок. – Карпыч, у тебя микроволновка есть?
- Есть, тока она не работает. А шо?
- Новую себе купишь. Нам стеклышко с лицевой панели нужно.
- Да не вопрос, забирайте. Она на балконе стоит.

К позднему вечеру этого же дня костюмы были готовы.
Чтобы не отрывать жену от работы, хозяин квартиры лично приготовил ужин и накрыл стол.
- Так, други мои, давайте-ка трапезничать. Девчата, давайте родненькие, давайте поужинаем рукодельницы вы наши. Что бы мы без вас делали?
После того, как все насытились, сам собою потек плавный, деловой разговор.
- Десятник! Слышь, Иван Сергеич, когда будем выдвигаться? И всей ли артелью пойдем?
- Пойдем все. Только разделимся на две группы по четыре человека. Предлагаю пересекать границу Зоны, одновременно в двух разных местах. А уже как пройдем, на той стороне соберемся у развалин старого зернохранилища.
- Да-а, мелкими группами, будет сподручней.
- Согласен.
Иван Сергеевич откинулся на спинку стула. – После того как условимся, где будем осуществлять переходы, считаю необходимым отправить по разведчику с каждой группы. Пусть проверят обстановку, время прохода патруля, их количество, есть ли транспорт. В общем, все как обычно. Необходимо знать примерный диапазон временного окна для прохода.
- Это дело понятное и привычное.
- Вот этого я как раз и боюсь, Паша. Группа Копача, как раз и шла на обум! Как же, дело-то привычное.
- Хорошо-хорошо, командир. Когда выдвигаемся?
- Думаю, завтра после двенадцати, основные группы. А разведчики, с четырех утра. К часу дня, они уже должны будут определиться с точками перехода.
Сталкеры согласно кивнули.
Иван Сергеевич ненадолго задумался, затем, встав из-за стола, вдруг замер у выхода из комнаты. Развернувшись, окинул присутствующих усталым взглядом. – У нас есть конкретная работа, как при переходе через границу Зоны, так и на ее территории. Первое, можем хорошо заработать, переправив на ту сторону груз, брошенный людьми Копача. Это два объемных тюка со спецодеждой и средствами индивидуальной защиты. Второе! В принципе, это и есть основная цель нашего путешествия. Мы должны сыграть роль курьеров, по доставке живительных снадобий Багиры на Большую землю. Есть конкретный заказ, для конкретных и очень не бедных людей. Они исчерпали все возможности официальной медицины, и теперь решили прибегнуть к нетрадиционной. И по понятным причинам, не хотят это афишировать.
- Да, снадобья Багиры, достают людей с того света.
- О ней ходят легенды далеко за пределами Зоны отчуждения.
- Только не рассказывайте, пожалуйста, из какого дерьма она их готовит.
Иван Сергеевич поднял руку, останавливая диалог товарищей, но тут же, на него посыпались вопросы.
- Шо нам платят за доставку?
- Два тюка на кордон, шесть штук. За курьерскую доставку «колдовского зелья», в течении следующих трех дней, дают пятьдесят штук, минус десять процентов Багире. И, каждый день опоздания, минус десять процентов.
- Заказчики уже в конец обнаглели! Они что там себе думают, в Зону сходить, будто в парке погулять?!
- Ладно Павел, не заводись. – Иван Сергеевич прокашлялся. – На той стороне я вас покину други мои, по личным, но очень важным делам. Старшим остается Карпыч, и это… всем гуртом нечего там пузырьки Багиры тягать. Два сталкера, вполне достаточно для выполнения этой задачи….
- Так это, Сергеич…
- Может, остальные с тобой?
- Ладно ребята, завтра будет день, будет пища. Разберемся уже на той стороне. А сейчас всем спать. Завтра у нас тяжелый день.

---//---
Киев. 23 июля 2015 года 23:30
Резкий телефонный звонок разорвал гробовую тишину.
- Оперативный дежурный Чередниченко…
- Беспокоит дежурный врач реанимационного отделения 12-й горбольницы…
- Слушаю Вас!
- Согласно последних инструкций, мы непосредственно вашей службе должны сообщать о подобных случаях, несмотря на то, что соответствующие органы, уже извещены…
- Что там у вас?!
В трубке послышался легкий вздох. - Сегодня в 22:10 к нам поступил неопознанный больной в состоянии клинической смерти. Предварительный диагноз, сердечная недостаточность. При обследовании, во рту пациента был обнаружен чип, который обычно вживляется в кисть правой руки. Сканирование выявило третий уровень…
- Я понял вас! В какой он палате?
- Двенадцатой.
- Спасибо, информация принята. Обеспечьте ему наилучшие условия!

---//---
Странная, безмерно живая темнота. Она огромна и в тоже время неимоверно теснит, заставляя сжиматься в маленькую точку, превращая в одинокий атом посреди бездны мироздания. Что это?.. Где я?... Кто я?...
Как шорох сухих листьев, слышалось какое-то невнятное бормотание. Будто бы приближаясь, оно становилось все четче, но все также оставалось загадочно. В какой-то момент, неопределенный шорох принял смысловую форму, превратившись в сладостный, плавный поток. Нет, не слов. Видений! Или все-таки образов!, рождающих узкие и компактные, но тем не менее, реалистичные картины. Они недолговечны, скудны и в какой-то степени наивны, как и ты сам… Но, кто ты?...
Словно звенья цепи, тонкой струйкой потек чей-то мягкий голос, в очередном, новоявленном образе призрачной картины.

«…В камине уголь догорал
И, потухая, обливал
Багряным светом потолок,
И я читал... но я не мог
Увлечься мудростью страниц...
В тени опущенных ресниц
Носился образ предо мной
Подруги светлой, неземной,
Чей дух средь ангельских имен
Ленорой в небе наречен,
Но здесь, исчезнув без следа,
Утратил имя -- навсегда!»…

С каждым словом, все более проявлялась волшебная нить, и тут вдруг пришло осознание того, что обнаружив некую связь, обретаешь почву под ногами.

…«И в этот миг казалось мне,
Как будто в сонной тишине
Курился ладан из кадил,
И будто рой небесных сил
Носился в комнате без слов,
И будто вдоль моих ковров
Святой, невидимой толпы
Скользили легкие стопы...
И я с надеждою вскричал:
«Господь! Ты ангелов прислал
Меня забвеньем упоить...
О! дай Ленору мне забыть!»
Но мрачный ворон, как всегда,
Мне каркнул: «Больше никогда!»…

Внезапно подключился какой-то дополнительный шум, принесший с собой тошнотворное головокружение. Фантом одинокого атома, приобретал физическое тело.

…«Итак, храня угрюмый вид,
Тот ворон все еще сидит,
Еще сидит передо мной,
Как демон злобный и немой;
А лампа яркая, как день,
Вверху блестит, бросая тень-
Той птицы тень - вокруг меня,
И в этой тьме душа моя
Скорбит, подавлена тоской,
И в сумрак тени роковой
Любви и счастия звезда
Не глянет -- больше никогда!!»
---//---
- Игорь Борисович! Он пришел в себя.
- А что это он там бормочет?
Медсестра склонилась над больным, и вслушавшись, удивленно констатировала.
- Он читает Эдгара По.
- Даже если это своеобразный бред, все равно чудненько, кризис миновал.

---//---
Солнце только показалось из-за горизонта, осветив параболические антенны на крышах высотных зданий, как молодой мужчина, одиноко лежащий в просторной, комфортабельной палате, внезапно открыл глаза.
Очень хотелось пить и есть. С полчаса он еще лежал неподвижно, уставившись в потолок, стараясь разобраться с бушующими чувствами и возникающими в сознании вопросами, - где он?, что с ним?, кто он такой?. Постепенно, память возвращала его к реальности.
Осторожно поднявшись с постели, мужчина переместился к входной двери, за которой открылся небольшой коридор, граничащий с вестибюлем, где за столом, дремала дежурная медсестра.
Обмотавшись простыней, он быстро осмотрелся и как невесомая тень выскользнул в коридор.
Чтобы избежать лишних и не столь приятных вопросов, необходимо было быстро ретироваться, тихо покинув поликлинику.
- Господи, здесь какой-то лабиринт, - всплеск одинокой мысли растворился в предрассветной тишине множественных больничных переходов.
Справой стороны, на ламинированной поверхности промелькнувшей было мимо широкой двери, красовалась узкая зеркальная табличка - «Главврач». Кабинет оказался не заперт и тихонько прикрыв за собой дверь, - вдруг как громом пораженный, мужчина замер от неожиданности.
- Я уже заждался Вас. Проходите, не стесняйтесь… мы здесь одни…
Осторожно развернувшись к источнику звука, пациент сбежавший с больничной койки, обнаружил в дальнем конце комнаты, старого знакомого, одиноко стоящего у окна, его улыбка вспыхнула холодным бриллиантовым светом в лучах восходящего солнца. – Почему он все время улыбается?, - молнией промелькнувший вопрос, исчез где-то в темной периферии сознания.
- Вы начинаете удивлять нас!.. и доставлять немало хлопот. Поверте на слово, это не есть хорошо. – Он указал на сумку, стоящую на столе. – Здесь одежда, новые документы и новый чип. На этот раз мы перестраховались, и дали Вам урезанную версию. Этот чип только позволит беспрепятственно миновать высокочастотный барьер по периметру Зоны отчуждения, отключив один из его секторов.., на время вашего перехода. Но только это, и все. Пойми же наконец!, наше внимание на твою персону… все одно что перст Божий, указующий на счастливчика… То что тебе поручено.., дело необходимое и важное… Будь осторожен, и думай только о себе… не упусти свой шанс.



---//---
Тоже время, где-то на территории Зоны отчуждения.
Владимир оступился, и от неловкого движения под ногой громко хрустнула ветка.
Эльвира остановилась, долго прислушивалась, а затем бросила на спутника укоризненный взгляд.
- Мы здесь не хозяева, вести себя нужно очень осторожно не то, не успеешь понять откуда смерть пришла.
Смутившись, Володя виновато пожал плечами и отвел взгляд в сторону... В пяти метрах от путников, на суке тонкого, чахлого деревца, висел обрез старой винтовки. Владимир посмотрел на Эльвиру, и молча указал рукой на кем-то брошенный раритет.
Сталкер с минуту находилась в раздумьях, затем дала знак своему спутнику - «оставаться на месте». Осторожно достала из нагрудного кармана толстые, старомодные очки, внимательно осмотрела их и передвинув какой-то рычажок, - очки издали тонкий писк, - водрузила на нос. Ее рука легла на пистолетную рукоять автомата, а через пару минут уже обследуя местность, она скрылась в низкорослом кустарнике.
Время начало растягиваться как венгерская резина. Минуты текли медленно, погружая сознание в густую патоку безмятежности. Неожиданно, Владимир почувствовал чье-то легкое прикосновение.
Приложив палец к губам, Эльвира жестом руки поманила его за собой.
Володя сделал всего пару шагов за ней, как гулко ухнув, прямо перед ним на уровне глаз, в ствол дерева впился обоюдоострый нож… Резко обернувшись он увидел в шагах десяти от себя… Эльвиру?! Она стояла с оружием наперевес и зорко смотрела сквозь него…

- Что… Что это?.. Или, кто это был?
Эльвира вытерла грубым рукавом и так уже грязное лицо. – Тот, кто это узнал, навряд ли уже сможет нам об этом рассказать. Вариантов много, ровно на столько, на сколько фантазии хватит…, но гадать мы не будем. – Она положила у своих ног цилиндрический предмет. – Там за кустами, все что осталось от нашего с тобой старого знакомого. Если судить по косвенным признакам, это дело, приключилось с ним, около шести часов назад. И контейнер пуст… Куда же он шел? На Вильчу?.., или на…
- А мы?
- Что?
- Мы, куда идем?
- К людям…
- Это я слышал. А поточнее!
- Не ори…
- Я хочу знать, где мы вообще находимся?, и куда идем? Я чувствую с твоей стороны недоверие, не смотря на то, что я не единожды помог тебе избежать гибели. Пусть даже и случайно.
- Только что, я тебе тоже помогла. Или… Тебе уже все равно?
Мужчина выдержал паузу, - Нет, не все равно. Но мне не хотелось бы, чтобы меня пользовали без моего на то разрешения.
- Этого никто не любит. - Женщина из-под плаща извлекла планшет. – Смотри сюда. Мы у края области сильных электромагнитных завихрений, поэтому электроника, здесь плохо работает. – Она ткнула в карту тонким и изящным, но довольно грязным пальцем. – Мы с тобой встретились здесь, у бывшего поселка Журба, ныне территория «Дикого Леса». А путь мы с тобой держим вот сюда, - она переместила свой пальчик по карте в восточном направлении, - на Бук. Там меня ждут мои товарищи. Там…, хорошие и честные люди. Думаю, они помогут тебе.
- В чем?
- Хотя бы разобраться в себе. К тому же, ты ученый, а образованные люди, сейчас высоко ценятся. Идем же, и я познакомлю тебя с людьми, которых ты на Большой земле, не встретишь.
- Дураков везде хватает. – С издевкой и саркастически заметил Владимир, но его реплика осталась без ответа.
Сталкер прислушалась к внутренним ощущениям и попыталась что-то услышать во внешней среде… и очевидно учуяв что-то неуловимое, засуетилась. – Здесь очень странное место.., давай живее за мной, уходим.

---//---
Среди стволов высоких деревьев, плотно укутанных в зеленые одежды из дикого винограда, кучно стояло несколько брезентовых палаток. Пахло дымком, жареным луком и слышался тихий размеренный говор нескольких человек.
Статный, широкоплечий мужчина, что называется косая сажень в плечах, слушая тихий рассказ молодой женщины, что-то ковырял ножом в столешнице разборного стола, изредка поглядывая на сидящего в сторонке молодого парня, в старых и грязных лохмотьях, усердно уплетающего гречневую кашу.
Время от времени, на лице командира отряда читалась сосредоточенность, изредка проступала суровость, но по большей части оно казалось удивленным. Вдруг, передернув плечами, он заглянул в глаза женщины.
- Ты, веришь всему, что он тебе наговорил?
- Он казался мне искренним. Иначе, я бы не привела его сюда.
- Иначе… ты обещала, что не будешь далеко уходить. – На этот раз, он с укоризной заглянул ей в глаза.
- Ты же знаешь, я не послушная девочка...
- Жена!, играешь с огнем, хоть изредка думай о своей дочери. Не то я на время забуду все нормы приличия и морали, и отхожу тебя вожжами по мягкому месту.
- Если только захочешь расстаться со мной навсегда!…
Они долго бодались друг с другом взглядами. Женщина сдалась первой.
- Ладно, муж… я больше не буду.
- Что… признаешь себя виновной?
- Нет! Виноватых наказывают, а я просто.., больше не бу… - она надула губки.
- Что не бу?
- А ты не дави на меня!... Ишь, важный какой!. Что с парнем-то решаем? Нутром чую, недаром мы с ним встретились.
Пауза затянулась. Глядя в глаза своей любимой женщины, Капитан искал возможные варианты решения сложной ситуации. – Доверять можно, полагаться нельзя. Сделаем так. Я скину весточку своим друзьям на Большой земле, пусть разузнают о нем все что смогут. Потом, когда его информация будет подтверждена или опровергнута, уже будет видно, что он за птица. А пока, думаю отправить его в лагерь новичков. Пусть подучится, свыкнется с новыми условиями жизни. Посмотрим, как он поведет себя… хм, бессмертный значит.
- Он еще говорил, что знает Десятника. Говорит, что был с ним в Зоне, когда зародился аномальный мир. Он и его жена…, которая, кстати сказать, должна скоро пересечь границу Зоны, вместе с Десятником и присоединится к нему. У них назначена встреча возле какого-то моста. Он описал мне местность, я практически поняла где это… но моста там нет, насколько я знаю.
Мужчина ненадолго задумался. – Я конечно, не суеверный но... Практически он объявил себя Вестником. Ты это понимаешь?.. Нашим людям об этом говорить не следует, и так обстановка гнетущая и напряженная. И его упреди чтобы языком не ляпал. – Он демонстративно почесал себе шею. – Не подозревая того, вместе объединяются три Вестника Апокалипсиса, возможно, в Зоне зреет что-то невероятное. – Он поднял глаза к небу, и на мгновение задумался. - Вот что Эльвира, пошлем по сети сообщение, пусть Десятник подойдет к нам на базу. Или нет!, лучше в условленное место на нейтральной территории. Этого мы отправим в лагерь новичков, чтобы они раньше времени не встретились. А в сообщении Десятнику мы сформулируем краткую фабулу, чтобы только ему все понятно было, без дополнительных разъяснений. И если все что ты мне поведала, подтвердится. Думаю, что этого товарища, нам нужно будет свести с Отшельником.
- А говоришь не суеверный. Я, кстати, тоже об этом думала… ученый… Вестник… Думаешь, Рыцарь поддержит нашу игру?
- В последнее время, наши дела идут не очень… По любому нужна встряска.
Женщина хитро улыбнулась, - я тоже так думаю.
Мужчина улыбнулся ей в ответ и придвинулся к женщине вплотную. Он нежно обнял Эльвиру за плечи. – Теперь, что касается неизвестного, с обрезом. Ты уверена, что там, на поляне, были именно его останки.
- Без сомнений. Первое, я нашла контейнер, который он у меня забрал. Второе, с обрезами старой трехлинейки, сейчас никто не ходит. Кто-то может самопальное оружие сделать, лишь бы что-то в руках было, но только не обрез допотопной винтовки.
- Почему контейнер оказался пуст? Его встретили конкуренты?
- Не знаю. Никаких следов пребывания людей, я не нашла. Почему-то я тогда была уверенна, что его атаковали сверху…, с дерева. И скорее всего, также ушли. Деревья там, просто могучие стоят.
- Итак, подведем итог. Слава Богу, на настоящий момент, все остались живы. Но, этот рейд, можно считать неудачным. Даже по предварительным подсчетам, расходов мы понесли больше, чем сможем заработать от реализации добытых нами безделушек. В общем, я принял решение Эльвира. Мы возвращаемся на базу...


---//---
Большой черный жук с серповидными рогами гулко приземлился на капот паркетного джипа, стоящего в тени, посреди небольшой поляны окруженной молодым кустарником столетней лесополосы.
Иван Сергеевич, было задремавший, встрепенулся и прислушался.
- Все нормально Десятник. Все спокойно. Ждем.
В состоянии режима ожидания, вместе с Иваном Сергеевичем, в машине находилось еще четыре человека. Машина второй группы, находилась в другом крыле этой же лесополосы.
Карпыч посадил за руль черного джипа свою жену, чтобы та, после того как они уйдут, отогнала авто в гараж.
Иван Сергеевич открыл двери и покинул машину, его примеру последовали остальные.
Со стороны грунтовой дороги проходящей вдоль всей лесопосадки, послышался гул мотора тяжелой машины. Подняв облако пыли, мимо них промчался бортовой КАМАЗ.
Во внутреннем кармане легкой армейской курточки Десятника, тихо завибрировал мобильник.
- Слушаю.
- Груз нашли, с точками перехода определились. Выдвигайтесь к волчьей балке.
- Отлично ребята! Будем через полчаса.
Выключив телефон, он улыбнулся своим друзьям. – Что ж, други мои… правила знаем?, оставляем мобильники в машине, нам… пора.

---//---
- Хорошенько обмотайте тюки защитной тканью. Уверен, на той стороне, нам эта ткань пригодится, да и сбережем содержимое груза.
Десятник присел на пень, наблюдая за работой своих людей. Посмотрев на Машу, он жестом пригласил ее присесть напротив него, на ствол старого, поваленного дерева.
- Вот что Машенька, раньше, как-то у нас не получилось, ну да я сейчас, кратко введу тебя в курс дела, чтобы ты хоть немного понимала, что происходит там, за периметром Зоны отчуждения.
Девушка согласно кивнула головой, и молча, продолжала слушать.
- Первое, особый статус в сталкерской среде занимают люди, которые присутствовали при рождении нового, аномального мира и при этом остались живы. Таких людей как мы с тобой, в Зоне отчуждения не много, можно по пальцам пересчитать, но здесь, в Зоне, нас называют Вестниками Апокалипсиса. Причинить вред Вестникам, считается очень плохой приметой, поэтому нас не трогают, но и держатся от нас на расстоянии. В Зоне сложилось стойкое поверие, что мы приносим с собой, если мягко так сказать, неудачу. Но, Слава Богу, есть такие сталкеры, которые ни во что не верят, даже в черта на зло всем. – Он посмотрел в сторону своих напарников, которые упаковывали тюки в спец ткань. – Всякое может произойти, всякое может случиться, но лучше всего Машенька, открыть свой статус, только в самой безвыходной ситуации. Даже враги помогут безвозмездно, потому как боятся обидеть и разгневать Зону, но в дальнейшем, все будут дистанцироваться от тебя и избегать встречи с тобой. Ты станешь самым не желанным гостем. Понимаешь?
Глядя в глаза своему собеседнику, Маша молча кивнула. Ее переполняли сильные, божественные чувства неизведанного и одновременно чего-то родного, как тогда.., во время служебной командировки.
- Второе… кроме невиданных аномалий, в Зоне появились невиданные звери, еще их называют монстрами. Они умные, сильные, ловкие, парою хитрые, и кроме всего прочего, на вид очень страшные, а бывает что и на людей похожи. Поэтому от меня ни на шаг. Оружием владеешь?
- Нет.
- Придется научиться. И запомни, никто в Зоне, ни в кого просто так не стреляет. Можно навлечь на себя большие неприятности, а то и в нужную минуту, может патрона не хватить. В большинстве случаев, на звук выстрела или запах пролитой крови, либо на шум идущего боя, стягиваются близ промышляющие хищники, а затем и падальщики. Бывает так, что даже выигравшему бой, очень трудно уйти от преследующих его монстров. Обычно, безбоязненно и довольно часто постреливают на тех территориях, которые контролируются человеком. А так… Зона, она всех мирит. Сто раз подумаешь, перед тем как… но если уже приняла решение, сразу дави на спуск. Пугать оружием здесь никого не нужно, это на оборот, приводит всех в бешенство.
- Десятник, мы закончили.
Иван Сергеевич кивнул головой. – Хорошо ребятки, выдвигаемся на исходную.

---//---
Десятник со своей группой расположился в кустарнике лесополосы в пятистах метрах от заграждения из трех рядов, блестящей на солнце колюще-режущей проволоки.
Все были сосредоточены на предстоящих действиях и находились в состоянии сильного нервного напряжения.
По грунтовой дороге, вдоль заграждения, прошел пеший наряд патрулирования.
Иван Сергеевич поднял к глазам бинокль и наблюдал за удаляющимся патрулем, попутно осматривая прилегающую местность.
Поднимая за собой облако пыли, по грунтовой дороге промчалась штабная машина.
Десятник опустил бинокль. –Так, первая группа уже пошла. Всем приготовится. Маша, считай от ста в обратном порядке, на ноль, выдвигаемся. – Снова поднеся бинокль к глазам, он наблюдал, как его люди из первой группы, почти бегом приближаются к проволочному ограждению.
- Девяносто пять, девяносто четыре, девяносто три…
Быстро и слаженно работая клещами и кусачками, сталкеры сделали внушительную брешь в проволочном заграждении первой линии. Затем была преодолена вторая линия, и вот уже губки кусачек коснулись режущей путанки третьего ряда ограждения.
В промежуточной зоне между первой и второй линиями колюще-режущей проволоки, на хорошо утоптанной тропе, показался пеший войсковой наряд.
- Семьдесят два, семьдесят один…
Десятник хорошо видел, как заметив копошившихся у заграждения людей, наряд войсковой охраны замедлил шаг, а затем и остановился.
- Пятьдесят, сорок девять, сорок восемь…

Старший наряда снял с пояса и поднес к губам компактную, симплексную радиостанцию, его палец было лег на тангенту, но задумавшись, солдат вдруг передумал выходить в эфир. Оставаясь незамеченными для первой группы лазутчиков, они ожидали увидеть незабываемое представление обреченных на скорое задержание сталкеров, попавших под излучение высокочастотных электромагнитных пушек. – Они так начинают дико орать, - увлеченно рассказывал один другому, - кто хаотично бегает туда-суда, кто падает на землю и хныча как ребенок, обсерается от страха…

- Два, один, ноль.
Развернувшись, Десятник опустил забрало защитного комбинезона и почти наугад ухватился за веревочную петлю плотно увязанного тюка. – Вперед!
Маша бежала за мужчинами тянувшими груз и удивлялась их выносливости. Почему-то ограждение приближалось медленно, а ее ноги уже начинали подкашиваться от усталости.
Ловко орудуя клещами и кусачками, сталкеры миновали первую и вторую заградительную линию. На коротких остановках, пока делалась брешь в заграждении, Маша, мокрая как мышь, тяжело дыша опускалась на землю, переводя дух и стараясь, восстановится.
Десятник оборачивался, бросал на нее мимолетный взгляд и зло кричал. – Не сидеть, не сидеть! Ходи туда-сюда, пока мы снимаем заграждение.

Наряд войсковой охраны удивленно наблюдал, как поле, укрытое плотным покрывалом высокочастотного излучения, спокойно пересекается людьми в черных комбинезонах.
Старший наряда снова поднес рацию к губам, как его окликнул напарник.
- Ты смотри что делается!
Все обернулись, сразу же выхватив из общей картины, еще одну, такую же группу сталкеров, как та, которая только что скрылась в лесополосе Зоны отчуждения.
- По-моему, эти установки притягивают к себе сталкеров, как электричество тараканов.
- Однако, они свободно и беспрепятственно пересекают высокочастотный луч.
Ожила радиостанция старшего наряда. – «Балта двадцать десятому связь!»
Старший наряда чертыхнулся, понимая что обе группы нарушителей уже не досягаемы. – «На связи!»
- «Почему молчите?» «В вашем секторе сработала ОПСка! Как меня поняли!? Группа задержания выехала!»
Один солдат из караула, изготовившись к стрельбе, вскинул автомат.
- Навряд ли попадем, но для приличия пошуметь нужно. Как-то оправдываться надо будет.
Старший шмыгнул носом, - точно! Сань, ты тех попугай, а ты пали туда, где первая группа прошла.
Под грохот ружейной канонады караульный вышел в эфир.
- «Обнаружено проникновение! Как поняли? Принимаются меры к задержанию!»
- «Почему ведете огонь?» «Двадцатый, почему ведете огонь?!» «дайте номер подгруппы вторжения!»
- Хорош! Прекратить стрельбу!
- Шо там? Кричи пусть подвозят патроны!
- Нам сейчас станок привезут… догадываешься какой? Запрашивают подгруппу.
- Монстров нам сейчас давать нельзя, подымут воздух все имеющиеся вертолеты и звездюлей нам не избежать.
- А людей как мы дадим? Они спокойно перешли поле.
- Ну, ты сам ответил на свой вопрос. Все хорошо. Они перешли его, это уже нехилое ЧП. И здесь, извините, не наша вина и не наша головная боль! Раз так спокойно пересекается луч, то вся эта дорогостоящая идея с излучателями, накрывается медным тазом. Понимаешь? Мы здесь не причем. О нас вообще забудут.
- Может там что-то поломалось?
- Возможно, но я снова повторюсь, мы это не трогали, а значит это не наша головная боль. Смело давай людей на проникновение, хай сами разбираются.
- Точно, мы сделали все что могли. Их общее число… восемь? Я правильно рассмотрел?
- Да, восемь, по четыре человека в каждой группе.
Старший нажал на тангенту. – «Подгруппа двадцать восьмая!, как поняли? Проникновение на объект с повреждением заграждения в секторах сто два, сто восемь. Код ситуации десять!»
- «Двадцатый!, десятка!, я тебя правильно понял?»
- «Да!»
Солдаты увидели столб поднимающейся пыли, а затем послышался рев двигателя приближающейся машины.
- Вот и «ГЗ» подоспело. Ну, держитесь ребятки, сейчас начнется долбежка.

---//---
- Фух! Все! К-ха, к-ха. Снимаем комбезы!
Зашуршали молнии, заскрипели липучки. Люди снимали с себя самодельные защитные костюмы, оставаясь в мокром от пота, легком обмундировании армейского образца.
- Что й та?
- Кровь.
- Плохо дело. Куда тебя?
- Да не пойму, вроде нигде не болит.
- А ну, скидавай все с себя. Ох и кровище.
Десятник передал комбез девушке. – Маш, собери и сверни все костюмы, потом застираем их.
- Слышь, друг, да тебе ляжку прострелили. Ты что, не чувствуешь?
Мужчина побледнел. – Вот ты сказал, и теперь чувствую. – Его голова безвольно упала на грудь, и закручиваясь по спирали, поддерживаемый товарищами, он мягко завалился на спину.
- Этого еще не хватало.
- Вот что, вы двое, давайте-ка к развалинам старого зернохранилища, встретитесь с остальными, сразу дуйте на хованку. Как опустошите тайник, к нам. А мы, с Машей, обработаем ему рану и сделаем перевязку.
Двое молодых людей, грациозно и тихо скрылись в низкорослом кустарнике.





Дата: 24.07.2011 | Категория: Работы от участников | Просмотров: 968
Добавил: Dozer | Рейтинг: 4.0/4
avatar

Комментарии к материалу СИМБИОГЕНЕЗ (Часть 7)

Всего комментариев: 1

avatar
1 Позитив • 00:59:25, 20.07.2012
Так у меня уже нет слов но самое главное скажу в конце. А так класс +5


Рекомендуем:

Вверх