Из дневника сталкера… (Часть 7) | Работы от участников
Работы от участников [112]

Статьи » Второй литконкурс от stalker-gsc.ru » Работы от участников

01:16:01

Из дневника сталкера… (Часть 7)

Часть VIІ

Из дневника сталкера...
Краснознаменский

Зона приветствовала гладиаторов, которые только что преодолели один из ее непроходимых лабиринтов - Тропу покаяния, и смогли продолжить свой путь к её сердцу. Конечно, такой поступок не будет вознагражден ею, ведь то, что они остались живыми, уже и есть той наибольшей наградой, которой удостаивается сталкер от матушки-зоны. И кто знает, какие еще испытания приготовила она для наших героев, ведь они ещё сами до конца не осознали цель своего похода в центр Зоны.
А она знает... и едва ли ждет их с раскрытыми объятьями...

На смену холодному и пасмурному осеннему утру Зоны пришел на чудо погожий день. Будто решив наградить за незаурядное мужество двух сталкеров на тропе покаяния, Чернобыльское солнце пригревало как никогда раньше. Земля, которая напилась достаточно влаги за последнюю дождевую ночь, выделяла пар будто мокрое полотенце на батарее, от чего аж перехватывало дух. Все вокруг плыло и колебалось как бывает в пустыне, когда вот- вот увидишь мираж.
Но то, что ожидало Трыню с Хищным впереди, миражом было назвать тяжело.
Трыня, как всегда, шел впереди, а я шел за ним вслед, стараясь не отставать. Если раньше у меня в руках был МП5, то сейчас я чувствовал себя голым. Поэтому отступать хотя бы на шаг от Трыни было смерти подобно. Я даже пожертвовал несколькими ценными артефактами по дороге. Наверное в этом плане мои сталкерские ощущения чуточку притупились, раз я пренебрег жывым хабаром, но с другой стороны, отклонения хотя бы на полметра от курса, могло обернуться для меня трагически. Или, как говорят у нас в Баре: «Зона приютила, Зона и разместила». Земли на всех хватит, вот только похоронить некому. Разнесут твои сталкерские косточки слепые псы по Зоне и поминай как звали.
- Слушай Трыня, - решил я поддержать разговор в дороге, - а что там в Краснознаменском, раз нам туда так срочно надо?
Трыня скорее за все был готов к такому вопросу, поскольку долго не задумался над ответом, а сразу изложил все как есть:
- Да вот, решил чуточку отоварится, - ответил Трыня, - схрон у меня там есть...
- Схрон?! – удивился я, - А в еще более безопасном месте ты не додумался его припрятать? Может, лучше было сразу его под монолит положить? И вообще, когда ты успел здесь побывать, а тем более выбраться живым?
Трыню все время веселили мои вопросы в стиле „Каким образом...?”, „А как ты смог...?” и „С каких это ты пор...?”. Конечно что на большинство из них он и сам не знал ответов, но то, что я его постоянно выпытывал, он находил смешным. Вот так я выполнял роль шута, который не давал нашей честной компании грустить в нелегком пути.
- Ну Хищный, - начал Трыня, - вопросов у тебя как всегда больше, чем у меня ответов. Начнем из того, что еще до приключения с жемчужиной Зоны я побывал в многих местах Зоны и рядом с Краснознаменским также.
- Ты сказал рядом, - перебил я Трыню.
- Именно так, - продолжил Трыня, неужели ты думаешь, что мне Зона совсем мозг выжгла чтобы я полез в тот ад?! Мне и на окраине аномалии хорошо перепало. Затуманился мозг, начали мерещиться какие-то знакомые лица из внешнего мира. Словом поплыл тогда я... Если бы не Горан, напарник мой, хрен псевдособачий я бы здесь с тобой говорил.
- Старый Горан? - снова я вмешался в разговор, - Ты ходил вместе с ним в вылазки? А я думал, что этот бродяга, - одиночка...
- Одиночка, - ответил Трыня, но за тридцать штук его взгляды радикально поменялись.
- Тридцать штук деревяних??? - с насмешкою заявил я, - А я то думал, что у этого сталкера хоть какая-то гордость есть, а он продался как последняя псевдособака!!!
Трыня глянул на меня с выражением непонимания в глазах, и я снова ощутил себя маленьким пацаном, который хотел повыпендриваться перед старшеклассником, но с успехом провалился. Я ничего не смог ответить на этот взгляд.
- Тридцать штук зеленых! – подчеркнул Трыня, - это тебе медузы с гравиями в Зоне пришлось бы круглый год таскать Зубру на продажу. Но я не пожалел о солидном куше которой мне пришлось перевести на счет Горана. Поскольку дело у нас было на четверть миллиона, все тех же бумажек с президентами.
У меня от этой реплики Трыни, чуть ли забрало не лопнуло от выпученных из орбит глаз. Это же на что они подписались чтобы такую сумму сорвать.
- Вы что, решили одну из труб что над четвертым блоком спилить? – другого сравнения я придумать не мог, хотя знал, что эта реплика натолкнется на искреннюю улыбку на устах Трыни.
- Да нет брат, - вдохнул глубоко Трыня, стараясь сейчас вспомнить события того времени, - подписались мы с Гораном достать Зубру одну тайную разработку ботанов, которая находилась в заброшенной лаборатории на окраине мертвого города.
Документы, которые включали в себя детальные записи хода эксперимента, а также конечные формулы препарата, касались какой-то регенерационной сыворотки. В Зоне ходят слухи, что ботаны за поддержки военных, давно ищут эту сыворотку чтобы вывести ее из Зоны, но аномальные поля в той местности будто засели и никуда не двигаются. Если в других местах Зоны после выброса, местность кардинально изменяет свою проходимость, за счет смещения аномалий, то там они будто заколдованные. Ни тебе техникой проехать, ни вертолетом залететь.
Только наш брат сталкер со своим сталкерским чувством, ползя на пузе мог добраться к месту назначения. И только двум сумасшедшим пришло в голову это сделать.
- А зачем же вы поперлись мимо Краснознаменского? – решил поинтересоваться я,
- Это же смертный приговор самому себе!!!
- А зачем мы сейчас идем к нему? – решил ответить вопросом на вопрос Трыня.
- ???
- Потому что Зона нас туда гонит! – констатировал сталкер, - А мы, следуем ее голосу. Потому что, если уже сейчас начнем идти против ее воли, то не дойдем даже к злосчастному мертвому городу, а про Чертово колесо Припяти можешь и не мечтать!!!
Ну что же, аргумент Трыни был более чем убедительный. Будем идти на клич Зоны как тупые мутанты которых она бросает под горячие стволы пулеметов на Периметре.
- Но, что-то я не помню, чтобы ты за последние годы выезжал в санаторий сердечко подлечить, водички Трускавецкой попить. Также не замечал твоего нового Феррари, на стоянке возле Бара. Это что же все таки помешало Вам заработать за одну ходку то, что не могут заработать другие на протяжении нескольких лет ползания в Зоне между аномалиями и трупами?
- Так вот я и помешал этому, - с досадой сказал Трыня, - не послушался я Горана. А он говорил мне, чтобы я даже не дышал с той стороны, где находится колхоз. Вот так топал я вслед за ветераном, пока не услышал очень знакомые мне голоса из стороны Краснознаменского. Тогда я повернулся...
И все... Дальше все припоминаю только со слов Горана, который пожалел дурака и бросился мне на выручку.
Горан рассказывал, что он, как и всегда, шел впереди, вглядываясь в детектор аномалий, который хоть как-то отвлекал его от смерти, которая караулила по правую сторону. Следует, стоило лишь осмотреться, - и все. Он так увлекся самоотвлечением, что совсем забыл обо мне, а когда осмотрелся, то увидел, что меня уже не было.
Я уже брел мелкими шагами навстречу смерти, которая ждала меня, маскируясь под замечательными видами сельскохозяйственных угодий.
Горан собрался с силами, сосредоточился на моей фигуре, будто вычеркнув все то, что меня окружало. Наверное это его и спасло. Хотя он сознался, что также слышал голоса в голове которые будто иглы впивались в мозг все глубже и глубже в поисках нервного центра, обезвредив который, они смогли бы преодолеть его защиту и сопротивление.
Но этого не произошло.
Долго не церемонясь, он ударил меня прикладом по голове и я упал будто срубленное дерево, к его ногам. После этого, он оттянул меня на безопасное расстояние от влияния аномалии, где сам чувствовал себя в безопасности, и устроил привал.
К чувству я так и не приходил. Наверное Горан хорошенько приложился, спасибо Шухову череп не проломал, но это уже поставило нашу ходку под вопрос. Продолжать путь своими силами значило оставить сталкера на растерзание монстрам, а пройти аномальное поле без навигации напарника было невозможно.
Итак, Горан решил отложить ходку к лучшим временам. А поскольку мы были хорошо нагружены амуницией, а нести меня на спине с груженым рюкзаком, надежд на дальний поход не вселяло, было решено прикопать часть амуниции. Место Горан выбрал под корнем поваленого дуба.
Тогда моя жизнь обошлась ветерану в четверть миллиона! И я дал слово напарнику, что отработаю ему эти деньги, даже если придется пойти в отдаленные уголки Зоны.
Собственно это и было одной из основных причин, почему я подписался на Жемчужину Зоны.
Трыня закончил, и по выражению его лица было понятно, что этот долг перед ветераном Гораном, лежит у него камнем на душе, который постоянно давит и не дает свободно дышать на полную грудь. Ведь если бы им удалось тогда прокрутить это дело, то старый Горан давно уже доживал бы года греясь на Крымском солнышке, или попивая целебную водицу Карпат.
Местность вокруг нас начала изменяться в более урбанизированную в сравнении с дикими неопрятными лесистыми местностями, которыми мы брели еще час назад. Дорога, асфальтовое покрытие на которой пробивалось только небольшими островками, скорее напоминали лужы, чем остатки крепкой дороги по которой курсировали когда-то рейсовые междугородные автобусы. По обе стороны дороги высились две стены, которые формировали гигантские тополя. Ничего аномального в них не было, как это не удивительно, это были те же тополя в которых раньше гудел ветер и находили приют кустарниковые грибы паразиты и вороны.
Только сейчас эти деревья вселяли ужас, наверное из-за того, что все в Зоне изменилось, а они как стояли с 86-го, так и сейчас невозмутимо стоят. Сколько они видели за то время выбросов и трансформаций Зоны, сколько бы они могли нам рассказать, если бы они умели говорить…
На краю дороги, между тополями нас встретила до боли знакомая, выполненная в традициях советского примитивизма, автобусная остановка. Это была бетонная конструкция, которую украшали обгорелые и порослые мхом узоры пионеров, выложены из цветной смальты. Над головами пионеров, которые парадно салютовали, красовалась надпись из двух слов „МИРУ МИР!”
А увенчало все это, рэтропейзаж в виде дорожного знака, который сообщал название автобусной остановки:
„Краснознаменский колхоз”
- Мы уже близко, -почти прошептал Трыня.
- Да не слепой, - заявил я, - читать ещё не разучился!
Трыня, не осматриваясь на меня, направил свой взор куда-то в противоположную сторону от остановки.
- Я о схроне! Он должен быть за теми деревьями. Так рассказывал Горан.
Я снова неуместно решил выпендриться и вновь облажался.
Мы двинулись в направлении сваленного дерева. Трыня вел себя странно, все время оглядывался будто за нами кто-то следит. Конечно такое поведение сталкера полностью естественно, но в этой ситуации оно выдалось мне очень странным. Наверно Трыня почувствовал опасность, но не был полностью уверен в своих догадках.
Но, не глядя на все предостережения, мы приблизились к выдранному из почвы корневищу дерева. Огромный корень с огромным куском почвы образовывал что-то наподобие блиндажа за которым весьма возможно было обустроить засаду.
- Где копать? – с энтузиазмом спросил я у Трыни.
- Копать не придется. Укромное место в синем, металлическом...
Внезапно рассказ Трыни оборвался на самом интересном месте. Он таращился на меня, будто пытаясь в настоящий момент сосредоточить все мое внимание на себе.
- Ты с баллистикой СВД знаком, Хищный? – ответа на вопрос Триня не дождался. Зато он резко ринулся ко мне и в последний момент ударом ноги провалился слева от меня.
Я почувствовал как воздух сзади меня приобрел объём и вес, а тогда резко отдалился от меня. И только астматической хрип выдал мне невидимое существо – Кровосос...
Монстра отбросило от удара Трыни к стволу ближайшего дерева. Режим невидимости растопился и перед нами в угрожающей позе появился гуманоидный воин Зоны.
То что монстр лишился последнего прикрытия свидетельствовало о его крайне агрессивных намерениях. Кровосос расставил лапы и угрожающе зарычал на меня. На мгновенье мне показалось, что объектом его расправы был только я, а не Трыня, который еще секунду тому назад пригрел его ногой в грудь.
Долго не колеблясь кровосос ринулся в мою сторону, приподняв свою правую лапу для смертельного удара. Но то, что он игнорировал Трыню, совсем не значило, что Трыня ответит ему тем же. На половине дороги между мной и кровососом Трыня перехватил могучего хищника за горло и бросил на землю.
Кровосос резко сорвался на ноги, но не осмелился наброситься на Трыню, который находился всего за метр от него. Монстр только зарычал на него, будто предупреждая, что ему нет до него дела, его цель – я.
Необычная симпатия кровососа меня очень взволновала и я начал отступать за корневище сваленного дерева.
Будто прочитав мои намерения, кровосос немедленно перевел на меня свое внимание.
Отступать было некуда.
Кровосос исчез из поля моего зрения. Единственное, что я услышал, так это тяжёлое хриплое дыхание, которое как локомотив приближалось ко мне. Мои ноги отнялись от страха, у меня не было ни оружия, ни сверхъестественных способностей, как у Трыни, чтобы остановить монстра. Я уже даже забыл о Трыне, который должен был быть где-то рядом.
Тяжелое хрипение внезапно оборвалось и изменилось на протяжный крик, которым кровосос извещал о считанных секундах моей жизни в этом грешном мире. Марево исчезло и в метре от меня появилось сухожильное тело монстра в античной позе.
Вдруг кровососа рвануло назад и он свалился на спину. На его месте появилась другая античная скульптура героя, который все больше и больше приходился мне по душе. Трыня наклонился над кровососом, который еще не успел прийти в себя после подлого удара в спину, и резким движением, ухватив монстра за щупальца, оторвал тому голову.
Поверьте, чтобы сделать такое с тварью, которая только силой собственных мышц может разорвать обшивку Нивы, нужно было владеть уникальными способностями. Собственно их Трыня только-что мне продемонстрировал.
Определенное время я заворожено смотрел на Трыню, который держал в руке голову кровососа, а ногой придерживал обезглавленное тело, которое до сих пор содрогалось в судорогах.
- Я вижу Трыня, - сказал я, не отводя глаз от трофея в руках Трыни, - ты замахнулся не только на место Черного сталкера, но и Янтарной царицы. Кто следующий - Болотный Доктор?
Трыня улыбнулся в своей манере, а тогда оттолкнул тело монстра, которое уже не подавало признаков жизни.
- Да мне и моей славы хватает, от поклонников отбоя нет, - ответил Трыня, принявшись отрезать щупальца из головы кровососа, - тебе больше скажу у меня даже свой фан-клуб образовался, и в его фанатичности ты имел возможность недавно убедиться.
Достойный ответ, достойного оппонента в этой словесной баталии.
- Ты лучше скажи мне, за что кровосос тебя так...
Вопрос резко оборвался потому что мы оба сразу же нашли на него ответ, и прочитали об этом в глазах друг друга.
Метка Серого. Она уже не действовала. А это был действительно тревожный и грустный знак.
Следовательно все-таки Доктору не удалось спасти Серого. Мы оба опустили головы и окунулись во временную молчанку будто чтя минутой молчания память погибшего друга.
- Надеюсь он погиб в поединке, как и надлежит кровососу-вожаку! – нарушил молчанку Трыня. – Что же теперь без покровительства Серого нам будет еще тяжелее, но это не значит что мы должны отступать от намеченной цели.
Закончив этими словами, Трыня обошел корневище с другой стороны и принялся разгребать листья и верхний слой почвы под стволом.
После недолгих раскопок рука Трыни прошлась по металлической поверхности синего ящика. Осталось проверить, что сокровище ещё до сих пор в сундуке.
Трыня немножко приподнял крышку ящика, насколько это позволял сделать ствол дерева и опустил туда руку. Потом, словно маг-иллюзионист, Трыня начал доставать из него то, что миловало глаза любого сталкера. Первым, что он достал, были два АКСУ и один АК-47. Замечательная находка особенно в мало приветливых условиях Зоны.
Но, к сожалению, не все оружие продемонстрировало исправность и готовность к ведению боя. В одном из АКСУ была сильно изношена затворная рама, что никоим образом не гарантировало бесперебойное ведение огня. Поэтому мы решили положить его на место в ящик. Возможно, когда-то найдется время заменить неисправную деталь, и гляди он ещё не одного слепого пса или чернобыльского кабана угостит свинцом.
Мне начинало нравиться то, как Трыня, раз за разом, доставал что-то ценное и необходимое из схрона для выживания в Зоне. За двумя исправными калашами пошли несколько рожков патронов, по четыре на брата. Конечно этого было мало и я уже было хотел упрекнуть за это Трыню, но сдержал себя и моя выдержка была вознаграждена.
Следующим, что вытянул Трыня из-под крышки металлического ящика, была переносная патронташная сумка, которая, на мою радость, была набитая свинцовым гостинцем для наших автоматов.
Кроме боеприпасов, Трыня достал из волшебного сундучка две армейские натовские аптечки и восемь шприцев с антидотом в герметичной упаковке. Но более всего я обрадовался увидев два пакета армейского сухпая и пять банок тушонки.
Желудок сразу скрутился в узел в предчувствии не очень вкусного, но питательного ужина. Слюна наполнила рот так, что я не успевал ее глотать, и едва не захлестнулся, стараясь укротить естественной рефлекс.
- Слушай Трыня, решил я отвлечься от мыслей о пище, - а что ты мне рассказывал о снайперской винтовке, перед тем как дать взбучки кровососу?
- А, ты об этом, - Трыня прикрыл крышку ящика, - это будет нам на десерт.
Сказав это, Трыня заходился ощупывать нижнюю часть ствола дерева, так как-будто искал там какую-то щель. Потом он за что-то ухватился, дернул на себя и его лицо осенила детская искренная улыбка.
- На месте, - удовлетворенно констатировал Трыня.
За миг в его руках оказалась длинная снайперская винтовка Дегтерева. В Зоне среди сталкеров её ещё называли Дальнобойщиком. Прекрасная вещь, если ею уметь пользоваться. Конечно так можно сказать о любом оружии которое попадало в руки умелого стрелка. Ведь даже известнейший снайпер среди одиночок Копейка, пользовался снайперской винтовкой Енфилд старого образца. А кличку свою получил потому что, мог из нее, из расстояния ста метров попасть в копейку.
С ним по меткости не могли стать в один ряд даже стрелки монолита из Мертвого города. Знаменитый был сталкер. Но пропал бесследно.
Последний раз сигнал его ПДА фиксировали на военных складах, а потом ни слуху ни духу. И ПДА молчит...
Мы с Трыней собрали весь реманент в старый вещевой мешок, который также лежал в ящике, и отправились на встречу краснознаменской аномалии.
Трыня любезно доверил мне тяжелую СВД и Ак-47, а сам взял АКСУ и вещевой мешок с провиантом и медкомплектами. Хотя я себя постоянно спрашивал, зачем ему автомат, если его руки сами по себе смертельное оружие? Но лишний автомат с боезапасом в Зоне никогда не бывает лишним, тем более если его тянет на своем горбе твой напарник.
- А теперь слушай меня внимательно, - серьезно начал Трыня, - место, мимо которого мы будем сейчас проходить, не отличается безграничным количеством монстров, аномалий и всей присущей Зоне флоры и фауны. Вместе с тем - это спокойная и, даже побоюсь этого слова, уютная местность. Но именно это и есть самым опасным во всем этом абсурде присутствия пейзажей из внешнего мира.
- Ну ты загнул Трыня, - перебил я собеседника, - это тебя доктор научил так академически высказываться?
- Надеюсь твое чувство юмора сохранится на протяжении следующих полчаса, когда мы будем проходить мимо этого ада. А пока что слушай меня и не перебивай, поскольку здесь тебе придется рассчитывать на самого себя. Я не знаю, как себя поведет мой организм в этой аномалии, поэтому не уверенный, что смогу тебя вытянуть с того ада если ты надумаешь вернуться на родное село.
Я понял важность лекции Трыни и не стал нему возражать. Больше того ему даже удалось нагнать на меня страх теми словами, что там будет каждый за себя и я буду лишенный его поддержки.
- Не переживай, - успокоил Трыня, - главное иди за мной след вслед, как это собственно было и до того, и ни в коем случае не смотри в сторону Краснознаменского. Даже не думай о нем, в Зоне есть множество вещей о которых можно подумать в настоящее время, поэтому постарайся себя отвлечь.
- А о чем ты будешь думать? – решил я поинтересоваться в Трыни.
- Точно не о тебе! – маска серьезности на лице Трыни изменилась на искреннюю улыбку.
Мы прошли еще чуточку между тополями и вышли к дороге.
- Ну что же, можем начинать, - сказал Трыня не оборачиваясь ко мне.
- Что именно? – переспросил я Трыню не поняв приказа.
- Думать, начинай думать! –подчеркнул Трыня, - От этого следующие пол-часа будет зависеть твоя жизнь.
- Извини. Я понял. – виновато ответил я.
Трыня успокоился, убедившись, что я правильно понял его приказ, и тронул вперед.
Я старался не отводить глаз от затылка Трыни и думать о чем угодно, только не о том, что находилось сейчас по левую сторону от нас. Пять минут хода в таком состоянии выдались для меня вечностью. Мне казалось, что взглядом я уже давно просверлил затылок Трыни и сейчас внимательно рассматриваю ее вместимость.
Еще через минуту я начал в уме считать пятна от крови и грязи на плаще Трыни, а со временем вцепился количества швов на том же таки плаще и вещевом мешке.
Мне казалось, что я схожу с ума. Еще минутку и я начал бы пересчитывать волосы на голове Трыни, но слава Семецкому - он был в Капюшоне.
Никогда бы не подумал что так тяжело отвлекать свое внимание от кажется простых вещей.
Время-от- времени я посматривал налево, но каждый раз больше боялся что когда буду разворачивать голову в первичное положение, чуточку перекручу свое поле обозрения и увижу то, что Трыня строго - настрого запретил мне видеть.
А может это все россказни? Может Трыня просто подвергает испытанию мое терпение?
Что может быть страшного в том если я посмотрю направо?
Возможно Трыня просто сомневался в моей силе воли, поэтому для уверенности запретил мне даже смотреть в ту сторону, чтобы я не докучал ему глупыми вопросами, в стиле „а что это?”, „а как это?”…
Хотя, наверное, он прав относительно моей силы воли, ведь даже сейчас я начал в себе и в нем колебаться, значит, его предостережения были уместные.
Ну что же, пусть так. Потерплю еще пятнадцать минут, а там все и закончится.
- Трыня, долго еще? – решил я поинтересоваться.
Ответа не прозвучало. Я повторил свой вопрос, но результат был аналогический. Тогда я просто остановился и крикнул к Трыне.
- Ей брат, ты меня слышишь!
Ответа снова не было, но Трыня продолжал идти вперед. И здесь меня будто прошила насквозь невидимая сила, и я резко повернул голову направо...
Ничего не произошло...
Ничего особого. Колхоз как колхоз. Старый, разваленный, усеянный проржавевшей сельскохозяйственной техникой. Таких пейзажей в Зоне множество...
- Трыня взгляни, - не отрывая глаз от старых облупленных коровников сказал я, - это же обычный Чернобыльский колхоз. Что же здесь не так?
Я повернул голову в прежние положения, когда мог видеть Трыню, и не обнаружил никого...
Трыня за считанные секунды исчез.
- Трыня! – с надеждой крикнул я в пустоту, где еще миг тому был мой брат.
А тогда я снова повернул голову в сторону Краснознаменского и увидел его...
- Трыня! Ты куда?! – прокричал я вслед Трыне, который двигался прямо на Краснознаменский.
Но он не слышал меня.
Как мне этого не хотелось, но я собрался с мужеством и ступил первый шаг навстречу Трыне. Первый же мой шаг сразу же удостоился внимания аномалии. Воздух передо мною всколыхнулся как мембрана огромного динамика на рок-концерте и ослепительный солнечный свет залил все вокруг.
Когда я чуточку пришел к себе, и пятна в глазах разошлись, я увидел совсем другой пейзаж перед собою чем минуту тому.
Все вокруг помолодело и преобразилось. У меня под ногами шелестела на ветре и переливалась зеленью на солнце трава. Настоящая трава. Сочная, душистая что в Зоне заменяла смесь грязно желтой, полузасохшей и перегнившей травы вместе с не менее привлекательной листвой.
Впереди красовались выстроенные в ряд плодовые деревья, с тщательно отбеленными известью стволами. Строения коровников также были опрятными и казалось в них буйствовала жизнь, а разбросанная по территории сельскохозяйственная техника будто призывала к началу рабочего дня в колхозе.
Среди всего этого прекрасного абсурда, который нашел место в Зоне, я увидел Трыню, что не останавливаясь брел в направление коровников. Поняв, что криком здесь не помочь я решил применить более громкий инструмент. Сняв из плеча автомат я дал очередь вверх.
Никакой реакции.
- Трыня, твою мать! – в порыве злости вырвалось у меня. - Как же это так?! Это же кто за кем должен глядеть? Кто у нас супергерой из сверхъестественными способностями? Я или ты? Это ты должен был бы меня спасать, а не я!!!
В порыве злости я кричал Трыне вслед все, что думал о нем, но наталкивался на нулевую реакцию. Тогда я осмелился пойти на суицидальный шаг.
Оглядевшись по сторонам на всю эту красоту, которая пугала меня больше чем потусторонний мир Зоны с ее мутантами и аномалиями, я медленно пошел вслед Трыни.
Пусть это будет мой самый безрассудный поступок, и я уверен что Трыня бы его не одобрил, но тем не менее я должен был своей жизнью Трыне, который неоднократно вытягивал меня из самых безвыходных ситуаций.
Я ступал по мягкой сочной траве с такой осторожностью будто шел по минному полю, все вокруг цвело и пахло замечательным летним днем, но я старался не обращать на это внимания, а сосредоточить свое зрение на спине Трыни, который постоянно отдалялся от меня. Когда в конце концов натолкнулся на первое препятствие...
На самом деле препятствие не было уже таким не преодоленным - прямо впереди меня лежала человеческая рука. Скорее за все военного, поскольку на ней был фрагмент рукава полевой формы и командирские часы.
Я решил не переступать ее, а обойти по радиусу, так как это всегда делал при встрече из смертельной аномалией.
Я сошел из предыдущего курса на два метра влево при том стараясь не терять Трыню из поля своего зрения.
Когда вдруг что-то привязало мою ногу к земле и не отпускало. Я глянул под ноги и онемел.
За прорезиненный сапог моего скафандра крепко держалась человеческая рука...
Я захотел освободиться от нее, но она не отпускала держа меня в крепкой, будто в питбуля, хватке.
Тогда я приложил ствол автомата к ее запястье и выстрелил одиночным...
Сразу же за выстрелом последовала естественная реакция. Рука обмякла и отпустила мою ногу.
А потом земля задрожала и из нее начали доноситься ужасные вопли боли и агонии. И они полезли наружу...
Передо мной из земли начали вылазить зомби…
Гнилые мышцы и фрагменты кожи вместе с одеждой были одинакового темно-серого гнилого цвета. Некоторые из зомби, а их я уже успел насчитать больше десятка вокруг себя, разваливались ещё не вылезши полностью из земли. Перегнившие мышцы не могли держать вместе трухлявые кости, которые с трещанием ломались. Из ободранных и облезлых голов сочилась черная гнойная жидкость. Те, которым все же удалось вылезти и освободиться от объятий земли, последовали ко мне, хромая и тащя за собою поломанные конечности. Кое-кто вообще суетился на месте переваливаясь с ноги на ногу, и ища потерянные головы.
Вокруг стоял такой смрад, что я быстро забыл о привлекательных пейзажах краснознаменского колхоза. Собственно это и сыграло мне на руку, поскольку я ощутил себя в своей стихии. Хотя и грязной и вонючей, но она была для меня более родной, чем нереальные пейзажи Краснознаменского.
Калаш, что был у меня на наготове с тех пор как я ступил на границу аномалии, дал о себе знать, поливая густо свинцом и так растерзанные тела зомби. Сначала я отстреливал всех зомби вокруг стараясь не обделить никого, но со временем понял, что это напрасная трата патронов. Зомби все больше прибывало изо всех сторон, а зеленой сочной травы уже давно не было видно поскольку все вокруг меня было покрыто частями зомби и черной гнойной кровью.
Я сосредоточил огонь впереди себя чтобы пробить путь к Трыне и побежал в направления где ещё несколько минут к стычке с зомби он был в моем поле зрения.
Несколько раз я чуть не упал поскользнувшись на мокрой от остатков зомби траве, но сумел удержаться.
Одолевая препятствия из остатков тел зомби, мне удалось вырваться вперед и оставить мертвую армию позади, и именно тогда я снова увидел Трыню, который на секунду остановился возле ворот коровника, и не оборачиваясь ко мне зашел во внутрь.
Потеря Трыни с поля своего зрения в кое произошла за последние время пребывание в аномалии. Поэтому я ускорил свой шаг и совсем потеряв бдительность и осторожность ворвался в ворота коровника, куда ещё миг тому назад зашел Трыня.
Моя неосторожность была наказана тупым ударом в затылок после чего я моментально потерял сознание и провалился в бездну.
Пришел к чувству я под куполом огромного железобетонного здания. Вокруг была безалаберщина, всюду лежали металлические кровельные листы, а также огромные металлические балки. В середине было тихо будто в склепе, а солнечные лучи, которые пробивались сквозь дыры в кровле прибавляли ситуации потусторонней и загробной атмосферы.
Я осмотрел помещение и увидел в дальнем углу единственный внутренний источник света. Это был огромный камень высотой в два человеческих роста, который сиял мягким светом что время от времени вздрагивало будто огонек свечи от дыхания ветра.
А тогда я увидел фигуру которая стояла на коленях перед камнем и монотонно колебалась вокруг своей оси. Руки безжизненно повиснули наземь, автомат лежал рядом на земле, а голова была опущена на грудь.
Я приблизился к Трыне, который, будто зомби, колебался вокруг центральной оси тела не обращая ни на что внимания, и опустил свою руку ему на плечо...
Сталкер прекратил свою молитву к очарованному камню и повернулся лицом ко мне.
Сухое, побледневшее лицо с пустыми глазами смерило меня с головы до ног, и улыбнулось...
- Люфа? Ты...? – я не мог поверить своим глазам, передо мною был не Трыня за которым я бежал забыв о всей опасности в мире, а покойный Люфа. Хотя то, что он покойный сейчас также было под большим знаком вопроса.
- Как ты...? А где Трыня? – я заикаясь выдавал свои вопросы один за другим.
Люфа встал на ноги, не отводя своих пустых глаз от меня, и остановился передо мной.
- Хищный! Брат, давно не виделись! – говорил Люфа.
- Где я? Что со мной произошло? И как... – я выдавал вопросы один за другим как пулемет подает патрон в патронник.
- Молчи и слушай сейчас меня, Хищный! От этого будет зависеть твое будущее?
- Мое? – я никак не мог прийти в себя.
- Ты никогда не умел слушать других, - продолжал Люфа, - и в этом твоя наибольшая проблема. Потому послушай хотя бы сейчас то, что я тебе скажу.
Я не задавал больше вопросов, так как не мог. Язык провалился в глотку и я, как рыба, жадно хватая воздух пробовал выдавить из себя слово. А Люфа продолжал свой монолог.
- Не повторяй моих ошибок, Хищный. Не дай Зоне поглотить тебя из внутри, как она поглотила меня. Ты несешь с собою в её сердце гибель, но к кому она обернет свое лицо будет зависеть от тебя. Я свой шанс потерял, и Зона подвергла наказанию меня. Теперь вся надежда на тебя, и я хочу, чтобы ты продолжил мою миссию. Ты согласный продолжить мою миссию?
Этот вопрос прозвучал будто гром под сводом крыши склепа, и я ощутил как мой язык развязался и я смог говорить.
- О чем ты говоришь Люфа? – сразу начал я из повышенного тона, - Что в беса я здесь с тобой делаю, мне нужно спасать Трыню!
Наверное эти слова Люфа расценил как ответ и скорее за все отрицательный.
- Дурак ты, Хищный! – крикнул на меня Люфа, - Был дураком им и остался! За тобой придут другие, а ты можешь только навредить. Ну бывай, ты свой шанс упустил.
Люфа развернулся ко мне спиной и вошел в жертвенный камень к которому только что сносил молитвы.
Я остался сам.
Вокруг все начало трястись будто во время землетрясения, над головой заскрипел металлический свод крыши, а тогда все рухнуло.
Огромные металлические балки, куски железобетона, арматуры и бляхи полетели с горы на меня. А потом я ощутил сильный удар в спину который прибил меня к земле. Я снова потерял сознание.
Пришел к чувству на пожелтелой траве среди деревьев, а надо мною плыло пасмурное серое небо Зоны. Как я был рад снова его увидеть. Наверное именно так выглядит рай для сталкеров и сейчас я оказался именно в таком месте. И вдруг надомною появилось лицо Трыни.
- Живой? – спросил меня Трыня.
- Трыня?
- Меня помнишь, это уже хороший знак, - подметил Трыня.
- Где ты был, Трыня? Я же за тобой пошел, - начал я объяснять Трыне, - Тебя спасать!
- Ну, кто кого спасал, вопрос спорный! – сказал Трыня, - Но сейчас уже все позади, поэтому пора в дорогу.
- Что ты хотел этим сказать? – переспросил я Трыню.
- Говорил я тебе, не смотреть в сторону Краснознаменского, хорошо что аномалия меня обошла своим вниманием, а то бы ходил бы ты там среди зомби солдатов.
- Оказывается что не я, а ты меня....
- Ну не надо благодарности, - начал подкалывать Трыня, - ты же знаешь, что я все записываю, так что потом рассчитаемся!
Все это время я находился под воздействием аномалии. Я снова подвел Трыню, и ему пришлось рисковать своей жизнью ради моего спасения. А я уже подумал, что это я проявил героизм в спасения друга.
- Не переживай у тебя еще будет шанс! – успокоил Трыня, прочитав мои мысли. - Нас еще ждут подземелья лаборатории, так что не задерживаемся здесь надолго! – поторопил он меня.
- Какой лаборатории? – переспросил я Трыню, - А как же мертвый город?
- Это все со временем, а сейчас мне надо вернуть старый долг бывшему напарнику...



Автор: Деникевич Роман


Дата: 24.07.2011 | Категория: Работы от участников | Просмотров: 426
Добавил: Dozer | Рейтинг: 0.0/0
avatar

Комментарии к материалу Из дневника сталкера… (Часть 7)

Всего комментариев: 0



Рекомендуем:

Вверх