Из дневника сталкера… (Часть 4) | Работы от участников
Работы от участников [112]

Статьи » Второй литконкурс от stalker-gsc.ru » Работы от участников

01:13:28

Из дневника сталкера… (Часть 4)

Часть ІV

Из дневника сталкера...
Грех

Темно то как на болоте, хоть глаз выколи. Под ногами хлюпает, ботинки промокли насквозь, а сырость такая, что даже вдыхать больно. Такое впечатление, словно с каждым вдохом тебе вливают в легкие пол-литра вонючей болотной жижи. Вот такая вот это романтика гулять ночью по болоту. Единственным источником света в такую пору могут послужить разве что глаза монстров, которые огоньками бегают вокруг тебя выжидая удачной возможности для атаки.
Говорят, что под болотами кроются пустоты. Такие себе резервуары с воздухом. А слухи появились вот откуда...
Ходил когда-то по Зоне сталкер Люфа. Похабный был человяга, никто с ним дел не хотел вести и даже в вылазку с ним не ходили, но ему везло всегда возвращаться живым из Зоны. К тому же, возвращался всегда порожняком, разве что пару медуз да гравий приносил, чтобы было на что продовольствия закупить и снова в Зону. А так, чтобы достойное что-то принести, ради чего сталкеры жизнью рисковали, такого за ним не замечали. Складывалось впечатление, что в Зону он на прогулку ходит. Короче странный был сталкер.
Так вот, однажды приполз он в БАР еле живой, весь ободранный и грязный с головы до ног. Якобы обычное явление для сталкеров, которые приходят из дальних рейдов в Зону, но не для Люфы. Этому сорванцу постоянно везло, а возвращался из Зоны как со светского раута, весь при параде и без единой царапинки. Еще тогда среди сталкеров возникли сомнения относительно Люфы. Что-то с этим бродягой было не так. А здесь он в таком состоянии! Конечно, это вызывало удивление.
После часа реанимации народными средствами, сталкер пришел в чувство и рассказал все как было.
А было так.
Поперся он какого-то черта на болота, сказал, будто искал там артефакт один, который очень хорошо от радиации спасал. Учитывая то с чем приходил Люфа в Бар после таких ходок, в его слова меньше всего верилось. И тем не менее, искал он все-таки свой таинственный артефакт и вдруг натолкнулся на двух кровососов возле большой трясины. Отстреливаться он от них не стал, а забежал в трясину по хорошо известным ему тропам.
Дело в том, что через эту трясину лежит кратчайший путь к Болотному Доктору. Поэтому сталкеры нашли безопасные тропы в самой трясине и таким образом пробирались через нее. Монстры туда не лезли, поскольку знали опасность таких мест, вот и паслись в сторонке, не соблазняя судьбу.
Кровососы только дико рычали и суетились на берегу, но не рисковали следовать за сталкером. И вдруг сталкер потерял опору под ногами.
Очнулся он в полной темноте.
Быстро достал из рюкзака фонарик, который принес с собою еще с внешнего мира. На нормальный фонарь, которым пользовались все сталкеры, цепляя его на голову, Люфа пожлобился раскошелиться. Просветив туман вокруг себя, он увидел, что находится в мокрой болотной пещере. С потолка постоянно капало, а в воздухе стоял ужасный затхлый запах, от которого аж в голове дурманилось.
Поднявшись на ноги, Люфа побрел в глубь пещеры, освещая себе путь в полной темноте метр за метром. Пройдя так по его меркам метров сто, он вдруг почувствовал странный шорох позади. Казалось, будто что-то плескается в болоте за его спиной, и восприняв это за плеск воды которая капала с потолка пещеры, сталкер решил проигнорировать тревожный сигнал.
Пройдя еще пару метров, он услышал уже знакомый шорох впереди, а потом снова позади. Это уже насторожило сталкера, и он достал из кобуры свою беретту. Приложив фонарик к пистолету, Люфа прицелился во тьму и выстрелил.
Вспышка пламени, которая вырвалась из ствола пистолета, на миг выхватила из тьмы чудное создание. Оно было похоже на зародыш малыша, с большой головой, маленькими ручками и ножками, которыми оно перебирало глинистую поверхность под собою и ярко выраженным позвоночником из-под тоненькой кожи на спине. Сталкер сразу перевел на малыша свет фонаря, но замешкался и не выстрелил.
Сразу было понятно, что создание слепое, поскольку никак не отреагировало на свет, а только с любопытством завертело головой, стараясь распознать незнакомца. Люфа был чудаком, но такого от него никто не ожидал. Мало того, что он сразу не выстрелил по неизвестному монстру, так он еще и приблизился к нему чтобы лучше разглядеть чудо катакомб.
Сталкеры, слушая этот рассказ Люфы в Баре, то и дело плевались и говорили, что ему Зона окончательно мозг выжгла. Но, тем не менее, всем было интересно чем закончилась невероятная история с Люфой и маленьким чудом Зоны. Поэтому сталкер продолжил...
Присев возле монстренка, Люфа начал вглядываться в его анатомическое строение. Кожа на брюшке существа была практически прозрачной и видно было как внутренности пульсируют, обеспечивая жизнедеятельность малыша. Его глаза были белые, как и его кожа, а рот такой маленький, что сразу сталкер его и не разглядел.
Люфа протянул руку к монстренку, стараясь ощутить теплокровное ли это создание или наоборот холоднокровное. Но малыш резко отскочил назад от руки сталкера и выдал звук похожий на трещание гремучей змеи.
Это был тревожный сигнал, на который Люфа снова не обратил внимания, увлекшись исследованием неизвестного человеку в Зоне.
Только после того, как он ощутил шипение позади, вся жажда к познанию неизвестного куда-то вдруг пропала. Люфа развернулся и луч фонаря выхватил из тьмы ужасного гуманоидного монстра. Наверное это была взрослая особь.
Перед сталкером стоял монстр, опираясь на четыре конечности, он шипел и готовился к нападению. Из пасти твари потоками лилась густая слизь. Единое чем этот монстр напоминал малыша, с которым еще пару секунд назад хотел поиграть сталкер, были большие белые глаза.
Пасть, в отличие от маленького предшественника, теперь занимала половину головы. Усеянная острыми зубами, через которые просачивалась слизь, всем своим видом давая понять, что монстр настроен крайне недружелюбно. Позвоночник на спине монстра вырос до гигантских размеров и теперь скорее напоминал гребень стегозавра – динозавра, который жил миллионы лет тому назад.
И такое чудо Зона может приготовить сталкеру.
Монстр согнулся готовясь к прыжку и с шипением бросился на Люфу.
Беретта выдала на гора три выстрела, которые гостеприимно встретили монстра в голову. Фонарь сталкера выпал с его рук и упал в болото, лишив Люфу последней светлой надежды.
Пещера снова погрузилась в полную тьму, но не для монстров что жили там. Люфа развернулся в противоположную сторону от только что нападающего монстра и бросился убегать, ничего не видя перед собою. Единственное что давало стимул не останавливаться и даже не осматриваться это шипение монстра позади, который уже отошел после казалось бы смертельного гостинца в голову.
Не долго продолжалась погоня, поскольку в полнейшей темноте человек не может долго бежать быстро теряя ориентацию в пространстве. Вскоре Люфа ощутил как острые когти вонзились ему в спину. Вместе с монстром он повалился в болото и начал борьбу за свою жизнь.
Монстр всячески старался добраться к шее сталкера, чтобы закончить мучения жертвы, но жертва не поддавалась. Мало того, даже старалась оказать сопротивление агрессору.
Сталкеру удалось осуществить еще несколько выстрелов с береты в живот монстра. Монстр заревел от боли и холодные внутренности из разорванного живота твари вывалились на руки Люфы.
Ощутив временное преимущество, Люфа оттолкнул ногами холодное и скользкое тело умирающего монстра и быстро бросился убегать в противоположном от монстра направления. Но, не пробежав и нескольких метров, сталкер снова потерял ощущение опоры под ногами...
А дальше... Дальше рассвет на болоте...
Люфа оказался на болотах. На поверхности. В уже знакомых ему местах.
Он еще никогда не был так рад видеть Зону. Все ту же опасную Зону с ее опасными болотами и не менее опасными монстрами, которые жили на нем. Складывалось впечатление, что Зона проглотила его на миг. Но то ли не пришелся он ей по вкусу, то ли может еще что-то сыграло свою решающую роль, и она выплюнула его наружу.
Оказавшись на поверхности, сталкер пошел в БАР, где его встретили удивленные лица, шокированных такому стечению обстоятельств с самым везучим сталкером в Баре.
Вот такая вот история послужила причиной слухов, якобы под болотами есть пустоты на манер катакомб с не менее опасными жителями, чем наверху.
Но проверять достоверность этих слухов нам с Трыней и раненным Серым не было времени. Нужно было как можно быстрее добраться к Болотному Доктору, который, я уверен, нам поможет. Точнее Трыни и Серому.
Теперь у меня уже есть два пациента для Доктора. И в отличие от второго, жизнь которого с каждой минутой покидала, первый еще мог разобраться со стаей мутантов в считанные минуты.
- Далеко нам еще к Доктору? - поинтересовался я у Трыни, поскольку уже окончательно потерял счет времени и пространственную ориентацию в полнейшей темноте.
- На рассвете выйдем к дьявольскому дубу, а там уже прямая дорогая к Доктору -
Трыня говорил шепотом, словно боялся привлечь беду.
- А почему бы не пойти через большую Топь, - продолжал я, но теперь тоже уже шепотом, - так мы смогли бы сэкономить пол дня?
- Я не поведу Серого через топь, - Трыня продолжал идти не останавливаясь ни на секунду, а с течением времени только прибавляя в своем темпе, - кровососы не знают троп которые ведут через трясину. Тем более они очень узкие, а Серый раненный, я не смогу провести его даже если он будет идти за мной след в след!
Можно было и самому догадаться, что монстры не знают троп через большую трясину. Но я как-то забыл, что Серый монстр...
Мать моя Зона, неужели я это сказал!
Я привязался к этому великану, который на раз может сломать меня как сухую хворостинку. Но мне действительно хочется довести его к Доктору и чтобы все обошлось как можно лучше для их обоих.
Возможно это из-за Трыни?
Трыня в Зоне мне заменил родного брата и отца. А новый друг, который у него появился, хотя и не такой как все, но удачно вписался в нашу семью.
Это же надо, теперь я называю его частью нашей семьи. Возможно, это его слюна так на меня подействовала? Может в ней были какие-то ферменты, которые разбудили во мне такие чувства...
А возможно я и сам становлюсь монстром?
- Ты не монстр! - прозвучали из тьмы слова Трыни.
- Ты снова читал мои мысли? – ответил я, но в моем голосе не было уже нотки недовольствия, наоборот, радость из того, что теперь не нужно будет задавать Трыне глупых вопросов и снова злить его. Тем более в такой ситуации.
- А что же тогда означал весь тот спектакль с поцелуем кровососа?
- Поцелуем? – я хотя и не увидел, но точно ощутил ироническую улыбку на лице Трыни. - Ну пусть будет поцелуй, думаю, Серый не обидится. Он тебя пометил, чтобы обезопасить от себе подобных. Видишь огоньки, которые время от времени загораются на расстоянии? Это они, кровососы. Чуют твари, что гигант умирает, ищут возможности, чтобы его добить.
Я осмотрелся и действительно увидел как несколько огоньков засветились и внезапно потухли вдали. За несколько минут я смог насчитать их два десятка.
- А зачем им убивать Серого? – решил я поинтересоваться у Трыни.
- Такой у них закон, - в голосе Трыни была ощутима ненависть к хищникам, которые покушаются на Серого, - самый большой кровосос до тех пор есть вожаком, пока он здоровый и может отстоять свое место в иерархии...
Иерархия у кровососов? Это же надо, а я думал, что эти твари тупые машины для убийства. А у них оказывается и порядки, и вождь свой есть.
… потому, как только вожак слабеет, - продолжал Трыня, - его сразу уничтожают, а на его место приходит новый, который избирается путем поединка. Поединка сильнейших кровососов. Серый стал вождем, разорвав своего предшественника, когда тот был подорван военными в подземельях Припяти. Тот кровосос не имел таких гигантских размеров, хотя и отличался габаритами среди своего вида. Серый тогда в изнурительной кровавой бойне смог тяжело ранить вожака и разломить тому череп. Съев мозг противника, он автоматически стал сильнейшим кровососом в Зоне. Вот уже два года Серый удерживает это звание и ни один кровосос не осмелился бросить ему вызов. А после боя с амебой я и сам убедился, что это именно тот кровосос которому судилось быть вождем.
История Трыни поражала. Я никогда не мог подумать, что мутанты в Зоне живут по своим порядкам. Для сталкера это были бездумные твари, которых порождала Зона для того, чтобы расширить свои владения.
- А чего же они тогда ждут? Почему не нападают на Серого?
- Боятся, – ответил Трыня, - нас с тобой и боятся. Но они своего шанса не упустят. Они будут нас преследовать постоянно, пока не выпадет возможность напасть на Серого.
- Это что же значит, мы ведем с десяток кровососов за собою к Болотному Доктору?
- Там мы будем в безопасности, - уверил Трыня, - и Серый тоже. Кровососы никогда не осмелятся зайти во владение Доктора. Тем более что и доктор в хороших отношениях с монстрами Зоны. Ну, разве что с химерой в нейтралитете. Это кошка, которая гуляет сама по себе. Она не трогает его, а он ее. Главное нам не пересечься с этой тварью.
- А что, с химерой никак не выйдет договориться? - я на миг сам понял абсурдность своего вопроса. Просто я так привык что нахожусь под защитой Трыни, который покоряет кровососов и контролеров, что на миг стал весьма беспечным. А в Зоне это непростимо. Осторожность – вот основной закон выживания в Зоне.
- Химеры это не просто монстры, - решил ответить на мой вопрос Трыня, - это высшая иерархия существ в Зоне. Химеры не поддаются общим законам жизни Зоны. Ими руководит высший разум...
- Монолит?! – перебил я Трыню.
- Ну, пусть будет монолит, - ответил Трыня, - дело в том, что этот монстр не призван быть боевой единицей в армии Зоны, он скорее военачальник. Химеры появляются там где есть наибольшая угроза безопасности Зоны. Именно тогда высший разум, или как ты говоришь монолит, отправляет на встречу своего самого ужасного слугу. И так как наш путь лежит в центр Зоны, рано или поздно наши пути пересекутся с этим монстром. И тогда... А тогда будет видно.
Довольно оптимистичное окончание в исполнении Трыни. А то наслушавшись об этом чуть ли не бессмертном слуге Зоны, мои ожидания добраться до монолита исполнились пессимизма даже будучи в сопровождении Трыни.
А пока лучше решать проблемы по мере их поступления.
Заслушавшись историй Трыни про странный и невероятный мир Зоны я даже не заметил как настал рассвет.
Вокруг все посерело. Я уже смог ясно видеть впереди себя Трыню и могущественного Серого, а также с десяток кровососов, которые взяли нас в круг и держась на расстоянии следовали за нами.
Со временем показался и наш ориентир – дьявольский дуб.
Название свое он получил также благодаря странному обстоятельству. Ветераны рассказывали, что постоянно наталкивались на трупы сталкеров, которые висели на развесистых ветвях этого тысячелетнего великана. Хотя сколько ему на самом деле лет никто не знал. Тем более что после второго взрыва на ЧАЭС можно было смело начинать новый отсчет всего в Зоне.
Так вот, тела сталкеров там появлялись не случайно – это был знак. Знак того, что скоро кто-то из сталкеров умрет.
Именно так. Сталкеры, которые проходили рядом с дьявольским дубом иногда видели трупы своих друзей, которые до сих пор топчут Зону. Но появление трупа живого сталкера на дубе означало, что в ближайшее время сталкер встретит свою смерть в Зоне.
До сих пор эти мистические знаки сбывались. Случались случаи, когда ветераны возвращались в БАР и видели там «живого мертвеца».
Так было и со сталкером Глиной.
Ветераны, которые вернулись из вылазки на болото стали свидетелями того, что Глина висел на дьявольском дубе. Все его тело было ужасно изуродовано, будто асфальтовый каток проехал по нему. С этой вестью они вернулись в БАР.
Но там их ждал Глина...
Живой и целехонький. Сталкер сидел себе за барной стойкой, попивал водку и шутил с друзями-сталкерами.
Ветераны решили не рассказывать о том что увидели на дьявольском дубе ссылаясь на то, что труп был очень истерзан и возможно они ошиблись в его идентификации. Потому они просто присоединились к сталкерам, чтобы выпить вместе водки.
Как оказалось, выпили они за упокой Глины.
В тот же день Глина попал в огромный гравиконцентрат. Его тело раздавило до невозможности опознания.
Вот такая вот история. Вот потому, если Зона подает какие-то знаки, нужно к ним прислушиваться. Кто знает, возможно, через мгновение это тебе спасет жизнь, или предупредит об опасности.
Сейчас я больше всего боялся увидеть на дубе наши с Трыней тела. Ведь учитывая настроенность кровососов покончить с длительной диктатурой Серого, мы также могли попасть под раздачу. Точнее не мы, а я. Трыня с ними разберется, а моя защита от кровососов, которую любезно мне предоставил Серый, перестанет действовать после его импичмента.
Но вдруг кровососы начали отступать...
Монстры перешли в режим невидимости и исчезли из поля нашего зрения. Вместе с тем мы услышали выстрелы, которые прозвучали у нас за спиной.
- Грешники, - выдал Трыня, - проклятые стервятники! Только их здесь не хватало!
- Так что для нас грешники, - с уверенностью заявил я, - главное, что кровососы отступили, а с этими мы разберемся.
- Так в том то и дело, что кровососы не отступили, - с сожалением ответил Трыня, - теперь мы заперты с обеих сторон. Кровососы почуяли грешников и спрятались из их поля зрения. Они ждут, когда грешники нападут на нас, чтобы мы ослабили свои оборонительные позиции и тогда сразу же нападут на Серого. Убежать от грешников мы также не сможем поскольку Серому все хуже и хуже, он слабеет и боюсь боя он не выдержит.
- Что же тогда нам делать?
- К сожалению, не знаю, – Трыня не смог найти ответа на мой вопрос, - оба варианта проигрышные для нас. Вступим мы в бой с грешниками, или будем убегать от них - закончится для нас трагически, а в первую очередь для Серого.
Да, ситуация действительно казалась безвыходной, ведь к Болотному Доктору еще надо было идти несколько часов, мы не сможем все это время убегать от грешников. Ну что же, тогда остается только одно...
- Трыня, помнишь кота Ваську?
- К чему здесь это? – Трыня нахмурился, пытаясь уловить мою идею.
- Тот, который говорил что безвыходных ситуаций нет, – я старался прояснить ситуацию Трыне.
- И что ты предлагаешь?
- Ты иди вперед с Серым, а я отвлеку грешников, - теперь на моем лице появилась улыбка удовлетворения тем, что я смог найти выход из ситуации, - кровососы меня не будут трогать пока на мне метка Серого. И на Серого они также не нападут, пока ты рядом с ним. А грешников я возьму на себя. Это единственно возможный вариант.
Трыня призадумался над моим предложением.
- Но это очень рискованно, - решил отговорить меня от моего замысла Трыня, - грешники - это же самая большая мразь в Зоне. Эти уроды не знают сожаления к сталкерам.
- А что мне сделают грешники? - я дальше гнул свою линию. – Они всегда берут пленных, когда попадают на небольшие группы сталкеров, так что максимум что мне перепадет, это многочисленные побои. Трыня, это наш единственный выход и времени у нас мало. Потому решай быстрее.
На лице Трыни явилась дилемма перед выбором, или спасать своего давнего друга Хищного из лап сумасшедших грешников, или же спасти раненого Серого который за последнее время не раз спасал ему жизнь и также имеет право называться другом.
- Я долго у Доктора не задержусь и обязательно вернусь за тобой! - принял решение Трыня. - Ты только продержись брат к моему возвращению!
- Обещаю много с ними не пить, - пошутил я, отправляя Трыню в дорогу. - И ты у Доктора не задерживайся, чтобы я там с теми уродами не нагрешил!
Я подождал пока Трыня с Серым отойдут на безопасное расстояние, а тогда бросился в противоположном направлении к небольшому холму, который возвышался над камышом. Вся моя идея состояла в том, чтобы забраться на тот небольшой холм и оттуда произвести несколько выстрелов в камыши, а потом броситься бежать.
Я был убежден в том, что грешники среагируют на такой сигнал и погонятся за мной, и чем дольше будет длиться погоня тем лучше, ведь мы будем отдаляться от Трыни. А что будет потом меня интересовало меньше всего. Сейчас я думал лишь об одном, чтобы грешники не догнали меня прежде времени и чтобы не попасть в аномалию, которая могло удачно замаскироваться в камыше. Ведь путешествия под руководством и покровительством Трыни на некоторое время выбили меня из колеи, и заставили ощущать себя в безопасности на опаснейшем участке земли на этой планете.
Пришлось рассчитывать только на свои сталкеровские ощущения и нюх.
Выбежав на холм, я увидел как неподалеку зашевелился камыш. Судя по площади камыша, которая хаотически двигалась, я насчитал приблизительно 7-8 человек проклятой сталкерами группировки.
Говорят, что эти уроды в Зоне появились не просто так. То есть не тем путем, которым сюда попали сталкеры и члены других группировок. Эту сволочь сюда завезли специально.
Основой группировки Грех стали бывшие зєки, которые были приговорены к смертной казни еще во время Советского Союза, а после его распада, меру наказания заменили на пожизненное заключение. Также большую часть группировки составляли бывшие военные, которые попали под трибунал за преступные действия во время проведения военных операций в горячих точках. Словом все те уроды, которые пользуясь тем, что им доверили оружие в руки, использовали его для уничтожения гражданского населения воюющей страны.
Насильников, убийц, психически больных в Грехе хватало, и всю эту сволочь военные вывезли в Зону, чтобы она их подвергла наказанию и судила своим антигуманным судом.
Но Зона решила по-другому распорядиться ими. Она разрешила им выжить, таким образом пополнив свои ряды новыми монстрами.
Конечно грешники не имели прямого покровительства Зоны, но они быстро научились выживать в ней и сформировали группировку, которая стала костью в горле не только свободным сталкерам, но и народной милиции Долгу, и анархистам из Свободы.
Если бы не вражда между этими группировками, то они бы давно выжили из Зоны этого паразита, но, к сожалению, Долг больше заинтересованный в уничтожении мутантов и Свободы, а Свобода старается активно противостоять этому. Поэтому своеволие Греха в Зоне не имело границ.
Сейчас благоприятное время, чтобы отвлечь на себя эту сволочь. Я снял с плеча МП5 и пустил очередь в камыш в противоположном направлении от грешников.
Стрелял в противоположную сторону, чтобы создать впечатление будто сталкер спасает свою жизнь отстреливаясь от болотных жителей.
Это должно было сработать, ведь именно сталкеры-одиночки чаще всего становятся жертвами грешников. Поэтому я был уверен, что через мгновение грешники круто изменят траекторию своего движения в мою сторону.
Результат не заставил себя долго ждать. Грешники как стервятники бросились ко мне, а я соответственно побежал в противоположном направлении следя, чтобы прежде времени не попасть в аномалию.
Грешники быстро настигали меня, и я уже слышал как они между собой перешептываются, согласовывая план перехвата. И более всего меня порадовала фраза, которую я услышал от главного, поскольку прозвучала она в командном тоне: „Брать мальца живым!”
Да, к тому времени для меня это действительно была выигрышная фраза, которая означала, что они не начнут стрелять мне в спину. Итак, нужно было продолжать выполнять миссию Сусанина и водить грешников по болоту пока они окончательно меня не поймают.
Вдруг тропа, которой я бежал, нырнула в воду и передо мною открылось просторное плато водоема.
Нырять в воду было самоубийством, ведь облучится можно было так, что потом ящик водки не поможет. Поэтому я просто развернулся лицом к своим преследователям и стал ждать очной ставки.
Со временем появились семь стволов, которых направили на меня грешники. Ехидная улыбка на лице главного давала понять что он удовлетворен сложившимися обстоятельствами, и ему не нужно будет бегать за мной по камышам.
- Ну привет, беженец! – опустил ствол главный и по-хозяйски поставил руки на пояс. – Собрался покупаться?
- Да нет, вода сегодня холодная, - спокойно ответил я, стараясь не подавать вида обеспокоенности ситуацией. - А вы ребята места забивали на пляже, поэтому прибежали?
- Блин, сталкер ты язык то придержи пока зубы целые! – в порыве злости вырвалось у грешника, который стоял сзади предводителя. – Череп, давай мы его здесь оприходуем!
На миг мне показалось, что я чуточку переборщил с юмором, и планы грешников относительно того брать ли меня живым, могут резко измениться в худшую сторону.
- Отставить Крук, - не отрывая от меня взгляда обратился Череп к грешнику, - нам такие герои пригодятся на «тропе покаяния». Пусть все развлекутся!!!
«Тропа покаяния». Звучит намного оптимистичнее, чем бабах из обреза.
- Ну что сталкер, давай собирай шезлонг, или что там у тебя, и пойдешь с нами, - слова Черепа поддержали смехом остальные грешники.
- Да я по сути уже собрался, - сохраняя спокойствие в голосе заявил я, - куда отправляемся?
- Ты что за дураков нас держишь! - с насмешкою сказал главарь. - Куда мы сейчас пойдем для тебя останется тайной, которую ты заберешь с собой в могилу. И как быстро ты туда отправишься, будет зависеть от твоего поведения. Завяжите ему глаза!!!
Двое грешников амбалов с АКСУ подошли ко мне. Один из них заломил мне руки за спину, а другой набросил повязку на глаза. Гостеприимностью ребята не отмечались, поэтому прикладывались со всей страстью. На миг мне показалось, что повязку задернули так туго, что глаза вдавились в мозг.
Я решил не жаловаться грешникам на нечеловеческое отношение к пленному, поскольку прекрасно знал, что эти ребята могут со мной сделать если им вдруг надоест мой юмор в стиле крутого полицейского. Потому покорно отреагировал на удар в спину прикладом автомата, который должен был послужить мне сигналом к движению вперед.
Грешники очень часто брали пленных среди сталкеров-одиночок, но не с целью получить выкуп, а ради развлечения. У себя на базе, о существовании которой кстати никто не знал, они устраивали смертельные игры на выживание. Поэтому им нужны были игроки, которыми преимущественно становились бродяги. Скорее всего, меня ждала та же участь – стать гладиатором.
Вода в такт плескала под моими ботинками, когда я шел под дулом автомата, которое ударом меня направляло в правильном направлении. После моего последнего разговора с грешниками я не услышал ни единого слова от них. Они оказались на удивление тихими. Возможно, хотели всячески засекретить дорогу к своему лагерю.
Я шел впереди процессии как отмычка, но нисколечко не переживал за свою безопасность, поскольку прекрасно осознавал, что грешники будут идти по проложенной тропе где они знают каждую аномалию и даже каждую тварь, которая где-то рядом охотится. Поэтому смело ступал, не боясь незапланированной смерти.
Единое что заставляло меня ощущать дискомфорт - это повязка на глазах, которая была очень туго завязана. И вдобавок меня снова погрузили во тьму. Не успел я еще привыкнуть как следует к дневному свету после черной ночи, как мне снова пришлось идти на ощупь в темноте.
Запомнить дорогу было невозможно. Единственным приблизительным ориентиром для меня оказалась гигантская мясорубка мимо которой мы проходили. Гудения от нее так и било по ушам как от огромной трансформаторной будки. Я только мог себе представить габариты этой аномалии. Это будто пройти рядом с высоковольтными линиями.
Шли мы довольно долго, где-то часа три, поскольку я уже начал ощущать усталость в ногах и даже чуточку сбавил темп, что сразу заметили грешники и незаковыристым способом подогнали меня.
Вдруг, один из грешников приказал мне остановиться. Скорее всего, это был один из тех амбалов, которые вязали меня, поскольку я ощутил его „нежную и легкую” как у кузнеца руку у себя на плече. Другие грешники принялись что-то разгребать передо мною, судя по звуку, это был огромный люк бункера удачно замаскированный дерном.
Вот он, вход на базу Греха. И все так просто, а я то думал, что это будет что-то наподобие сим-сим откройся, скалы разойдутся, водопад остановится и вот он – оплот Греха. А оказалось, что все это буйная фантазия сталкеров после выпитого стакана в Баре. На самом же деле, грешники - это просто крысы Зоны, которые забились подальше от всех, и только надоедают своими нападениями на свободных бродяг.
Далее последовало то, что в который раз доказало неосведомленность Греха с законами гостеприимности. Тот же приклад АКСУ, который уже осточертел мне за всю дорогу постоянно колотя меня в спину, снова дал о себе знать. Резким ударом по голове меня сбили в яму, которую только что открывали передо мною грешники.
От сильного удара мои ноги обмякли, и я повалился вперед. Пролетев в невесомости какую-то долю секунды, я приземлился на сырую землю и уже тогда окончательно потерял сознание.
Когда пришел в себя, то первым делом снял повязку и увидел, что нахожусь отнюдь не на базе Греха, а в холодной мокрой яме свет в которую чуть-чуть пробивался через щели в люке над моей головой. Я решил встать на ноги и осмотреть свои апартаменты, которые мне временно предоставили грешники. Почему временно? Так как едва ли я здесь долго задержусь. Скорее всего, у грешников возникли какие-то неотложные дела, или они не ведут пленных на свою базу, поэтому оставили меня здесь. Тем не менее, умирать здесь мне все равно не дадут.
Я уперся руками во влажную стену ямы и пошел по часовой стрелке, пробуя стену на наличие выступов или углублений, которые бы могли помочь мне выбраться отсюда.
И вдруг я ощутил, что наступил на что-то мягкое...
Я наклонился, чтобы пощупать рукой то на что наступил, и был ошеломлен. Я резко отдернул руку на себя. Возле моих ног лежал сталкер...
Я еще раз наклонился к телу, чтобы проверить пульс на шее сталкера, хотя и не надеялся что он живой. Но на мое удивление тело было теплое, и ощутим пульс. Значит еще живой!
Я принялся приводить сталкера в чувство, приподняв его и прислонив спиной к стене. Я не видел выразительно черт его лица, поскольку освещение в яме не позволяло мне этого сделать, но прекрасно слышал его тяжелое дыхание и приглушенный стон. Видно бедняге перепало больше чем мне.
- Эй брат, ты живой? – слегка потрусив сталкера спросил я.
Сталкер медленно раскрыл глаза, без энтузиазма взглянул на меня, а потом снова закрыл их и отвернул голову.
- Тебя как звать брат? – продолжал я допрос бедняги. - Я свой, меня сюда грешники бросили, как наверное и тебя!
- Балда! – просипел стакер.
- Да сам знаю, умный бы так легко не попался, - с досадой сказал я.
- Да не ты балда, - недовольно просипел сталкер, - а я балда!
- Ну довольно тебе брат – успокаивал я, - что может сделать один одиночка против десятка вооруженных грешников.
- Ты тупой, или придуриваешься?
- Непонял, - я и действительно не понял враждебности сталкера.
- Балда - звать меня так!!!
Таааак Хищный, видимо последний удар АКСУ дал свой результат. Я совсем забыл какие у сталкеров клички бывают. Это же надо столько времени дурачка включать что бедняга и сам не выдержал. Совсем остатки ума в Зоне растерял.
Это что, вот я знал одного сталкера, так тот придурок взял себе кличку Кабан – ну здоровый он просто был вот и решил подчеркнуть свое эго соответствующим прозвищем. Так вот пошел он как-то в вылазку в Черную долину со своим другом Косым. Зашли на одну заброшенную ферму, говорят там после выброса густо артефактов. Так вот остался значит Кабан у двери фермы следить чтобы бандиты их не накрыли, а Косой полез внутрь, за артефактами. И вдруг, голос Косого из тьмы выдал: „кабан!”. А Кабан только и успел что сказать: ”Шо?!”
Острые клыки мутанта разорвали ему всю спину. Не успел сталкер среагировать и вытянуть обрез, тем более что спиной к входу стоял. Вот из того времени больше никто не придумывает себе прозвища созвучные с жителями Зоны.
- Извиняй, Балда, я сильно головой ударился, - я чувствовал себя полным идиотом, - Ты вообще как себя чувствуешь?
- Так будто по мне стадо чернобыльских кабанов пробежало – сквозь скрежет зубов проговорил Балда.
- Надо отсюда выбираться брат пока не поздно, - решил проявить я инициативу, - Ты сможешь идти?
Балда чуточку помолчал, а тогда поднял голову и уставился на меня.
- А ты далеко собрался, брат?
- Непонял?
- Неужели ты думаешь, что они оставили нас в этой яме черт знает где, без какого-либо контроля, чтобы мы могли себе сгруппироваться и выбраться отсюда?
Возможно, я и действительно отупел после последнего сильного удара, но я никак не мог понять к чему ведет Балда.
- Брат, не знаю как там тебя, - продолжал Балда, - но мы здесь ненадолго. Потому придумывать как отсюда выбраться также не нужно, поскольку нас и так скоро вытянут. Я тебе так скажу – мы с тобой смертники.
Пессимизм Балды относительно ситуации меня отнюдь не устраивал.
- Ты слышал о тропе покаяния? – дальше продолжал Балда. – Ты хоть понимаешь, что нам вынесли смертельный приговор!
- А что, могло быть по-другому? - с удивлением спросил я.
- Сталкер, тебе совсем мозг Зона выжгла. Эти дикари бросают нас на тропу покаяния! Ты что никогда не слышал о такой?!
- Да нет, что-то не приходилось, - спокойно ответил я, - это что, нужно будет пройти по раскаленному камню?
У Балды чуть глаза на лоб не вылезли после услышанного. Был бы хороший каламбур, если бы я сказал, что после моих слов Балда обалдел!
- Тропа покаяния, - решил объяснить мне Балда, - это что-то наподобие испытания верой. Где-то на окраине болота в земле есть огромный разлом. Он наполнен аномалиями и монстрами, большей частью кровососами. Но кровососы это ничто в сравнении с тем, что будет ждать тебя на финишной прямой, если ты конечно преодолеешь разлом по колено в радиоактивной воде.
- Так что там будет меня ждать? – спросил я восхищаясь рассказом Балды.
- Смерть!
- Подумаешь, удивил, - с насмешкою ответил я, - да в Зоне на сталкера смерть на каждом шагу ждет. Ты лучше скажи как ты попал сюда?
- Также как и ты, - уже на сниженных тонах сказал Балда, - пошел на болото за артефактами. Пересидел выброс на Агропроме, а тогда сразу отправился в обход Янтаря на болото. Там то они меня и поймали.
- Чего же они на тебе живого места не оставили?
- Да, решил показать им чего стоит сталкер одиночка, - с гордостью сказал Балда!
- Вижу по тебе, что они долго приценивались, - решил в саркастической манере Трыни пошутить я.
- Да, уже не поскупились на комплименты!
Вдруг земля посыпался нам на головы, яркий солнечный свет залил яму и в открытому люке появилась фигура Черепа.
- Ну что, уроды, с вещами на выход...


Автор: Деникевич Роман


Дата: 24.07.2011 | Категория: Работы от участников | Просмотров: 451
Добавил: Dozer | Рейтинг: 0.0/0
avatar

Комментарии к материалу Из дневника сталкера… (Часть 4)

Всего комментариев: 0



Рекомендуем:

Вверх