Дневник подснежника (часть 6) | Работы от участников
Работы от участников [112]

Статьи » Второй литконкурс от stalker-gsc.ru » Работы от участников

00:22:30

Дневник подснежника (часть 6)

Специально:

Сайту stalker-gsc.ru от пользователя Вождь

ФИО: Скачков Владислав Сергеевич

 

Дневник подснежника. Часть 6 

Звучал один из хитов Black Sabbath – Children of the Sea. Как раз в тему – текст песни повествовал об апокалипсисе, обрушившемся на человеческие головы. Медленная и мелодичная, песня буквально разливалась по комнате. И в мою голову полезли разные мысли…

Первая – смерть Вити. Резать вены – извините, это не в его стиле. Гопники не вскрывают себе вены, ни при каких обстоятельствах. Да и вчера он был довольно жизнерадостный, несмотря на наше затруднительное положение.

Кто-то сказал: «О людях начинаешь думать хорошо лишь после их смерти». Выражение полностью соответствовало ситуации. Витя – любитель выпить, заядлый курильщик, придерживался патриотически-националистических взглядов. Я же, вел здоровый образ жизни, состоял в местном отделении Комсомола. Витя – четкий пацан, слушал рэп. Я же был фанатом рока, и метала. Можно и дальше было продолжать в сторону различий – до манеры одеваться и причесок. Мы были двумя полюсами, однако в этот момент мне казалось, что я нес серьезную утрату…

Но даже если тебя окружает смерть, ты должен продолжать жить. Главное – избежать паники, конформизма, и бороться. До конца.

И со мной пойдут еще люди…

За этой мыслью пришла сразу вторая – о катакомбах и все, что с ними связано.

Их существование – мысль была довольно правдоподобной, однако до конца не верилось, что они существуют. Шесть лет отшагал во Дворец, и оба-на! – оказывается, это центр подготовки каких-то там кадром. Столько важный, что под землей даже бункер построили!

Самое страшное, что могло произойти с нами – то, что мы не найдем никаких катакомб. В противовес ставилась карта, которую Проф только что показывал нам. Ва-банк, в общем, если мы спускаемся вниз, то под страхом смерти должны отыскать вход в эти подземные постройки. Иначе – гибель…

«Кто не рискует, тот не пирует», - вспомнил я. Еще

 Еще ни разу, за свою недолгую жизнь, я не оказывался в столь беспомощном положении. С одной стороны – мы погибнем от произошедших катаклизмов, с другой стороны – погибнем, глупо понадеявшись на бумажку, на который якобы указан путь к спасению.

«Если мыслить логически, то теоретически мы можем попасть на вокзал с помощью катакомб мы могли достичь нужной нам цели».

На одном листе был указан план-схема бункера под Дворцом, а на другом листе – вся карта подземного города.

«Кто сказал, что будет легко? Придется шагать довольно приличное расстояние…»

Прямой дороги от ж/д вокзала до Дворца не было. Однако если верить карте, то можно было добраться через Автовокзал – там стояла тоже точечка, показывающая наличие бункера.

Я перевел взгляд на первый лист бумаги, и, поджав губы, с глупым выражением лица разглядывал план-схему бункера под Дворцом. Посередине был нарисован огромный эллипсоид, на котором были указаны параметры убежища. Я был сражен наповал. Если это – размеры одного подземного сооружения, то выходит, что под городом существует еще один город.

Если масштабы верны, то бункер размером со стадион! Да, именно стадион, настоящий футбольный стадион! Более 200 метров в длину и 100 в ширину – это не могло не поражать! Только на такой площади могли одновременно разместить складские помещения, столовую, энергоблок, жилые помещения, душевую, туалеты, а также киноконцертный зал… Поначалу даже хотелось обвинить строителей в бездарном растрачивании средств… Но лишь так люди могли смотреть кино и слушать живую музыку. Рядом была библиотека, связист и штаб управления подземной станцией. Самое удивительное, что существовала даже станционная милиция и тюрьма. Как я понял, в бункере можно было жить месяцами, даже годами. Водой станция обеспечивалась хорошо – стояли аккумуляторы по добыче артезианских вод. Строили с размахом, на широкую ногу, значит… Но ведь это того стоило – теоретически, что могли бы сделать 3-6 тысяч получивших образование детей, (такое количество занималось во Дворце ежедневно) после Конца Света? Да, в принципе, захватить мир и установить диктатуру пролетариата.

Третья мысль – Жак. Мне стало настолько жалко этого хорошего человека. Ведь он попал фактически в безвыходное положение. Никуда не денешься…

Сам для себя, я неожиданно заснул… Это было вполне объяснимо – организму нужно отдохнуть, накопить сил. На морозе энергия довольно быстро расходуется, поэтому требовалось ее как можно больше.

…На этот раз обошлось без кошмаров. Видимо спал крайне глубоко, что снов не видел…

Когда я проснулся, комната была погружена в темноту. Осветив комнату зажигалкой, проверил – все ли на месте. А то пошла мода – совершать суициды пока я сплю… Нет, вроде все. Саня улегся на мой стол (бывшую лежанку Вити), и оперся ногами на мою этажерку. Жак растянулся аж на два стола в противоположном конце кабинета. Хорошо, что еще поместился. При моем росте в метр восемьдесят, я ютился на пятачке, длиною чуть более метра. Но были в моем положении и свои плюсы. Я считал, что чем выше нахожусь от пола, тем теплее. Проф поступил довольно оригинально (ему это было свойственно) – засунул голову в коробку, создав альтернативную подушку.

«Интересно, что у него там? Пенопласт?»

Погасив огонь, и укутавшись потеплее, я отвернулся к стенке. Было еще рано.

…Я был наполовину где-то в царстве Орфея, наполовину – в суровой реальности. Как вдруг…

Раздался раскат грома. Стены Дворца задрожали, почувствовалась вибрация.

-Какая к черту гроза? На улице 29 декабря! – закричал я.

Быстрее всех проснулся Саня.

-Гроза?!

Раздался еще один раскат грома. Еще громче, чем предыдущий.

-Но ведь…

-Саня, - одернул я собеседника. Хватит мыслить, как крайний рационалист. Я сам прекрасно разбираюсь, отчего происходит гроза. Как-никак, по географии у меня всегда было «отлично». И физика тоже не страдала. И если продолжать мыслить нормально, то самый лучший способ – присоединиться к компании Вити. Понимаешь, что имею ввиду я?

-Конечно. Но все равно это остается крайне непонятным…

Во время моего монолога проснулась остальная часть кабинета. Повернувшись к ним, я оповестил:

-Вот такие у нас тут дела творятся.

-Что будем делать? - спросил Проф.

-Так, наверное, есть, - усмехнулся Жак.

Я спустился на пол, и вытащил из-под стола генератор.

-Саня, с тебя свет от фонарика. 

Залив порядочную часть от новой канистры, я попытался его завести.

Генератор не заводился.

«Промерз, видно» - предположил я.

 

Вторая попытка. Генератор все равно не заводился.

-Да что ты будешь делать-то! – воскликнул я.

Третья попытка. Прогресса нет.

«Вот хреновина!» - зло сказал я про себя.

Четвертая попытка, результат нулевой.

Нервы были на пределе. Внутри перемешалось два чувства, которые разрывали меня на части. Первое – это агрессия. Когда тебе кто-то или что-то не повинуется, то обычно это вызывает бурю негатива. Вот так происходило и сейчас. Второе чувство – отчаяния. Как я уже говорил, генератор серьезно повышал наши шансы на жизнь. Без него – мы будем трупами уже к завтрашнему утру…

Я рванул, сколько оставалось сил. Генератор тихонько «забурчал», будто нехотя, а потом нормализовал свою работу…

-Если бы он сейчас, не завелся, то можно было выписывать себе смертный приговор, - переводя дух, ответил я.

Сначала Проф включил лампу, а потом Жак поставил чайник.

-Что делать будешь, когда мы уйдем? – поинтересовался Ваня у афро-кировчанина.

-Пока не знаю. Да и зачем вам знать, чем я тут буду заниматься? – рассмеялся он.

Я сразу разгадал, что у Жак почувствовал свою близкую смерть, несмотря на все запасы еды, воды топлива. Это  видно по человеку, когда он попадает в состояние фрустрации.

Немного утрамбовав торбу, я попрыгал. Я всегда так поступал, когда шел в поход, - чтобы во время передвижения, рюкзак удобно висел и ничем не стучал, и не болтался из сторону в сторону – сейчас это было очень важно. Чуть что – и унесет в сторону, пролетишь ты мимо люстры, Владислав. Банальная физика.

Мысль о физике зацепила. Сразу вспомнил школу. Родная школа №40. Розовое трехэтажное здание. Наверняка стоит сейчас с пустыми окнами, наполовину занесенное снегом. Интересно, а где сейчас мой класс? Сумели спастись? Может быть. А может и нет.. Мыслить надо позитивно. Школьные годы – чудесные…

-Извини, что прерываю мозговой штурм, - обратился ко мне Саня, протягивая тушенку с бобами.

Взяв в руки вилку, я принялся убивать голод. Набрав полную ложку аппетитного мяса, как вдруг…

Громыхнуло еще раз. Только куда сильнее, чем раньше. Стены дрожали, а я, к своему несчастию, слетел с этажерки, ударился коленями о стол (повезло, что Саня в этот момент сидел, а не лежал, а то бы и его досталось) и лишь выставив руки вперед, спас себя от сотрясения мозга. Колени заныли, я тут же улегся на пол… Холодно… Черт, как же холодно!

-Ребята, помогите…

Я сумел увидеть лишь ботинки Жака. Через секунду я уже сидел на столе рядом с Саней.

-Что за черт?! – возмутился Проф, осматривая лампочку.

Лампа барахлила, вместе с ней барахлил и генератор.

-Нет, только не это! – умолял я, - нельзя!

Прошло буквально тридцать секунд, как генератор замолчал… Я смотрел с обезумевшими глазами вниз. Руки тряслись, казалось, что сейчас я буду, предан самосожжению.

-Без паники. Бензин еще остался. Может надо еще завести разок? – попытался всех успокоить Проф.

-Да я его сейчас на куски раскочегарю!!! – проревел Жак, и дернул так, что мне показалось, будто он ее вырвал.

«Ф-у-у-х» - подумал про себя я, услышав знакомый рокот генератора. Лампа вновь стабилизировалась и стала светить, как прежде.

Лоб жгло так сильно, что понять меня мог лишь Гарри Поттер из серии «Кубок огня». Посмотрев на свои ладони, я понял, что удалось избежать столкновения лишь частично. Из головы шла кровь.

-Саня… - устало произнес я.

Похоже, что Саня заметил травму раньше меня, и тихо ругаясь по поводу консервированных в сумку медикаментов, разматывал бинт.

-Сразу забинтую. Грязи никакой не видно. А если загноиться, то…

-Молчи. Меньше слов – больше дела. А что это у тебя? – спросил я, глядя на Санину голову.

-Сварочные очки. Свет, проходящих сквозь такие очки, частично поглощается. Когда сумеем выбраться на поверхность, то меня беспокоит снег, который сверкает на солнце. А вот и тебе, - извини, что поломанные, - Саня протянул узкие солнцезащитные очки.

На скорую руку Саня перебинтовал мне голову. Бинт был холодным, потому меня захлестнула целая волна новых ощущений – не каждый день ледяным бинтов тебе перевязывают окровавленную голову.

-Настолько замерз, что даже захрустел, - сказал я, трогая повязку.

Дворец тряхнуло еще раз. Проф сейчас схватил лампу, а Жак ухватился за генератор. Я сидел на столе, и ровно сидел на своей заднице.

-Что опять-то?

Дальше последовал раскат грома.

-Гроза? – спросил я вновь сам себя, - Конечно, давайте еще и грозу! Лавина, подземные толчки, гроза!

-Хе, - усмехнулся Саня

-А теперь по секрету: все это закончится йети и террористами-снеговиками, - с обезумевшими глазами шепнул я, - который час?

-Почти семь.

-Это плохо. В темноте передвигаться будет сложнее.

-Ты уверен, что пойдем ночью? – спросил Саня.

-Я не собираюсь ждать утра. Говорю: мне порядком надоели эти природные неожиданности, идем ночью и точка. Кто-то не согласен? Пожалуйста, оставайтесь здесь.

-Да нет. Будет посложнее, но идти все равно надо, - поддержал Проф.

Раскаты грома прекратились примерно через полчаса. В это время я рассматривал градусник, который остановился на температуре в -5 градусов.

-Уверены, что все собрали? – переспросил я, наверное, в двадцатый раз.

-Да… - простонали мои спутники

-Молодцы. У нас два фонарика, это хорошо. Было бы неплохо найти там какое-нибудь электричество, или изготовить какой-либо факел, потому что на весь путь батареек не хватит.

-Там должно быть электричество. Если бункеры были пригодны для жизни под землей, то были путь получения электроэнергии. Вот только как? Это уже вопросы к инженерам, физикам и строителям данного бункера.

-Это и уже понятно, что там должно быть электричество. Но он не использовался уже много лет, и оборудование могло сильно стареть и испортиться.

-Я думаю, что следует учитывать всякие проверки и прочая чушь. Максимально на сколько могло устареть оборудование – это 20 лет, не больше.

-Ладно, не суть, - прервал беседу товарищей я, - мы там жить не собираемся, нам надо добраться до вокзала, а там видно будет. Надеюсь, что там мы сможем получить еду и койко-место. Ну и само собой, первую медицинскую помощь, если потребуется.

Я откупорил бутылку с минералкой. Спасибо Жаку, он немного оттопил воды, и теперь я мог утолить жажду… Чем ближе был выход из кабинета, тем больше я волновался.

«Это нормально» - подумал про себя я, - не каждый день приходиться прыгать с высоты в десяток метров.

Часы Жака тихонько пикнули, оповестив нас о том, что пора выдвигаться. Встал, поправил торбу, перешнуровался, натянул шапку, застегнул воротник.


конец 6 части





Дата: 24.07.2011 | Категория: Работы от участников | Просмотров: 600
Добавил: Dozer | Рейтинг: 5.0/1
avatar

Комментарии к материалу Дневник подснежника (часть 6)

Всего комментариев: 0



Рекомендуем:

Вверх